Боевые будни четвероногих

Боевые будни четвероногих

Боевые будни четвероногих

172-й отдельный кинологический отряд борется с терактами и диверсиями в Чечне.

В 2001 г. в 42-й гвардейской Евпаторийской Краснознаменной ордена Суворова мотострелковой дивизии, которая дислоцируется на постоянной основе в Чечне, для ведения инженерной разведки был создан 172-й отдельный кинологический отряд (око). С тех пор боевые расчеты этой уникальной для Вооруженных Сил части обезвредили десятки фугасов, спасли сотни человеческих жизней, непрестанно и эффективно противодействуя чеченским бандам.
Вожатый рядовой Алексей Иванов на занятии с собакой Айдой.
Фото Юрия Иванова

Как рассказал командир 172-го отряда капитан Александр Солодухин, вначале 42-я дивизия имела в своем составе всего лишь отделение караульных собак комендантской роты под его (тогда еще прапорщика) командованием. Отряд же начал формироваться сравнительно недавно - в декабре 2001 г. - для поиска самодельных взрывчатых устройств и взрывчатых веществ в зонах ответственности частей и подразделений 42-й мсд. Решение о создании "собачьей" части обусловлено тем, что обоняние собак незаменимо при обнаружении взрывоопасных предметов. Сказано - сделано: четвероногих саперов поставил 470-й методико-кинологический центр служебного собаководства ВС РФ в Дмитрове, и уже в сентябре следующего года специально обученные псы открыли свой боевой счет.
В настоящее время в отряде 109 человек, в том числе 66 вожатых служебных собак - по одному на каждое животное. Все люди служат по контракту, с 1 августа 2004 г. ни одного "срочника" в кинологическом отряде нет. По штатному расписанию в 172-м око должно быть 66 собак: 42 - для минно-розыскной службы, 18 - для розыскной и 6 - для поисково-спасательной службы. В наличии же только 52 собаки, правда, вышестоящее командование обещало Солодухину в скором времени этот некомплект восполнить. По следу и задержанию в отряде работают, в основном, немецкие овчарки-розыскники, для проведения поисково-спасательных операций на случай каких-либо техногенных катастроф или природных бедствий кинологи подготовили лабрадоров и ретриверов, а вот минно-розыскные обязанности выполняет более интернациональный коллектив: русские спаниели, лабрадоры, ротвейлеры и, опять же, немецкие овчарки.
Хотя место постоянной дислокации 172-го око - Ханкалинский гарнизон, работать собачкам и их вожатым приходится почти по всей территории Чечни, преимущественно в зонах ответственности частей и подразделений дивизии. К примеру, в районы расположения полков 42-й мсд в Калиновской, Шали, Борзое регулярно направляют по 2 расчета для ведения инженерной разведки. Каждый расчет - это вожатый с собакой. Продолжительность таких командировок - от 20 до 40 дней в зависимости от степени подготовленности вожатых и их четвероногих напарников, после чего на замену уже поработавшим прибывают свежие расчеты. Делается это, в первую очередь, для отдыха собак. По словам капитана Солодухина, сейчас в Чечне каждодневно совершают боевые выходы 14 расчетов его отряда.
Основная нагрузка, конечно же, ложится на минно-розыскных собак, которые занимаются, в основном, инженерной разведкой дорог перед проводкой автомобильных колонн и проверкой железнодорожных составов, прибывающих в Ханкалу. Но кинологи уже неплохо изучили основные элементы тактики боевиков, например, на дорогах большую часть фугасов бандиты закладывают в местах узких проездов - чтобы в случае успешных подрывов создавать "пробки", в которых потом безнаказанно расстреливать или захватывать людей. Именно на таких вот участках расчеты 172-го отряда обезвредили 115 взрывоопасных предметов в 2001 г., 230 - в 2002-м, 165 - в 2003-м, 118 - с января по декабрь 2004-го.
География взрывоопасных территорий за эти годы нисколько не изменилась. Как правило, больше всего фугасов обнаруживают в Шалинском районе, близ Новых Атагов, Старых Атагов, Чечен-Аула, в Итум-Калинском районе, а также на дорогах от Калиновской до Червленной и от Калиновской в сторону Наурской. В то же время боевых потерь ни среди собак, ни среди личного состава, к счастью, не было за все годы существования отряда. Хотя и собаки розыскной службы успели попортить нервы бандитам, работая по следу с подразделениями спецназа в горах, неоднократно обнаруживая их лежки и схроны. Лишь собаки поисково-спасательной службы все еще в основном " простаивают" - не было достойной работы - не происходило в Чечне ни техногенных, ни природных катаклизмов, - однако и они находятся в полной боевой готовности в ожидании своего часа.
Живут военнослужащие 172-го отряда пока в палатках, но надеются справить новоселье в трех специально для них построенных домах и казармах уже в начале нового года. А вот животным, вероятно, еще долго придется ютиться во времянках, сколоченных из подсобного материала - некая строительная организация заложила фундаменты под настоящие добротные вольеры, но когда этот долгострой закончится, кинологи не знают.
Контингент военнослужащих-контрактников в 172-м око разный: кто-то раньше служил во Внутренних или Пограничных войсках и уже имел дело с собаками, то есть знаком с азами кинологического дела, кто-то просто пришел в часть по велению сердца. Но и тех, и других приходится учить-доучивать. По мнению отрядного командира, "здесь человек только тогда становится настоящим профессионалом, когда выполняет конкретные задачи". Но, по большому счету, капитан Солодухин своим нынешним личным составом как никогда доволен. Ведь за прошедшие 3 года, когда в подчинении у него находились солдаты-"срочники", нередко бывало, когда собаки или не принимали вожатых ввиду их непрофессионализма, или вовсе ими руководили - люди шли у животных на поводу.
Кроме того, по сравнению с военнослужащими по призыву, контрактники служат дольше, а значит, и текучесть кадров меньше, и животные сильнее привязываются к своим хозяевам, тем более, что обычно предельный возраст работы служебной собаки - 10-12 лет. А когда образуется крепкий тандем: собака - вожатый, - это идет только на пользу делу. В отряде уже бывали такие случаи, когда собаки при увольнении в запас вожатых-"срочников" более не признавали никого, кроме прежних "хозяев", и тогда военнослужащие, уходя на "дембель", забирали четвероногих служак с собой. Придерживаются кинологи и другого правила: если вожатый, увольняясь, пожелает забрать с собой преданного ему питомца, то командование, как правило, идет ему навстречу. Ведь для большинства солдат и сержантов собака не просто "казенное" животное, а боевой друг.
Так же, как и люди, собаки прибывают в отряд уже чему-то наученные, взрослые: по возрасту - до трех лет, с устоявшимися кличками, с пронумерованными документами. Перед отправкой в 172-й отряд эти животные проходят тщательный профотбор, систему своих "собачьих" тестов, но так же, как солдаты-контрактники, в условиях Чечни требуют особой доподготовки. Если, например, псов-розыскников в учебном центре тренировали лишь на имитаторах, то в отряде их уже натаскивают на реальных взрывчатых веществах и смертоносных устройствах, в том числе и самодельных, только без взрывателей. То есть на тех предметах, которые могут быть заложены местными боевиками где-нибудь на дороге, под железнодорожное полотно или в какой-либо транспорт. А порой четвероногие служаки и вовсе имеют "узкую специализацию" - в частности, умница от рождения русский спаниель Ким работает только по взрывчатым веществам внутри помещений и автомобилям. Одаренный незаурядным обонянием, этот пес обнаруживает тротиловую шашку даже при закладке ее в горловину бензобака, после чего подает знак голосом! (При обнаружении закопанного в землю взрывчатого вещества или взрывного устройства собаки ложатся рядом с местом закладки тротила или мины.)
Как говорят кинологи, суки обычно трудятся лучше кобелей, "так как мальчик всегда отвлекается на девочку, особенно, если у последней "дни", а "девочка работает во всех случаях, меньше отвлекается на посторонние запахи". Вязать собак отрядным кинологам категорически запрещено, поскольку в этом случае животное выходит из строя, как минимум, на 2-3 месяца, и частично теряет свои рабочие качества. Кормят четвероногих служивых хорошо - по 2 раза в день согласно существующим нормам довольствия по этой статье. Для этого в отряде имеется специальная кухня для животных. Однако если собаку тренируют, то дают ей еду лишь один раз в сутки после занятий - на сытый желудок животное не будет работать. После восьмилетнего срока службы любая собака должна ежегодно подтверждать свое мастерство в ходе испытаний, после которых ее допускают или не допускают к выполнению боевых задач.
За все время существования 172-го отряда трое солдат по призыву были награждены медалями "За воинскую доблесть". На сегодняшний день представлены к наградам 11 военнослужащих по контракту. Этим парням есть на кого равняться - их командир Александр Сергеевич Солодухин, будучи всего 4 года назад прапорщиком, в Чечне дослужился до капитана, имеет 9 медалей.
Собак же бойцы-кинологи поощряют едой или же апортом - игрушкой. У разных собак они разные: либо пластмассовая косточка, либо выструганная палочка, либо мячик. Потрепал вожатый питомца за шерсть - тоже поощрение. Однако капитан Солодухин считает, что боевая работа животных помимо традиционных видов поощрений должна быть соответственно отмечена пускай и "собачьими", но боевыми медалями. Во времена существования СССР в кинологических службах погранвойск и милиции такие награды собакам давались. А если российские Вооруженные Силы столь активно и эффективно используют в боевой обстановке естественные возможности четвероногих, то почему бы не придумать и медали для них? Уверен, что любой военнослужащий 42-й гвардейской мотострелковой дивизии, а также частей и подразделений Объединенной группировки войск в Чечне скажет, что служивые псы заслужили и не такую малость.

 

 

Вадим Удманцев
Ханкала-Москва
Опубликовано в выпуске № 1 (68) за 12 января 2005 года
Газета Военно-промышленный курьер vpk-news.ru


При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru