Собака – телохранитель

Помните мой пример с динамическим стереотипом? Вы можете дать собаке одну-единственную команду «вперед», и она пройдет, не останавливаясь, все три снаряда в привычной последовательности. Если же в дальнейшем после команды «вперед» вы всякий раз будете заставлять ее садиться, перед тем как преодолеть лестницу, она и это вскоре усвоит.

Интересно, что подобная собака-охранник поздно приобретала истинного хозяина. Месяцев до 6—8 ее выращивали в какой-нибудь немецкой семье, которая затем, надувшись от гордости, выполняла патриотический долг – передавала ее армейцам. В питомнике с ней работали разные инструкторы. И лишь на последнем, заключительном этапе подготовки она начинала работать со своим новым хозяином, да и то под руководством инструктора.

Вы спросите: как же она определяла, кто ее настоящий хозяин? Сохраняла ли она какие-то чувства к прежним? Нет. В процессе поэтапного воспитания прежние хозяева, инструкторы отходили на второй план, в создании собаки им отводилась та же роль, что и помощникам, на которых она натравливалась.

В бывшем СССР первое время собак для армии и внутренней службы готовили в питомниках, начиная с щенячьего возраста. После 1945 года почти все питомники начали скупать молодых собак у населения. Это было более выгодно экономически, упрощало работу питомников, давало более быстрые результаты. Но обычай дарить собак пограничникам сохранялся в стране до перестройки.

Старшее поколение помнит знаменитого пограничника Карацупу с его суперпсом Индусом. В те времена лошадь и собака были на границах чуть ли не основными «коллегами» воинов в нелегкой работе по задержанию нарушителей. И работа эта шла достаточно успешно.

Известен такой почти фантастический факт, имевший место на Дальнем Востоке.

Группа диверсантов, наткнувшись на отряд пограничников, рассеялась под вечер в болотистом, заросшем густыми кустами овраге. Овраг оцепили, решили ждать до утра. Но собаковод с разрешения начальства пустил на поиск свою собаку. За ночь пес вывел из кустов 15 нарушителей. У всех были изуродованы кисти рук.

Пес подползал к человеку, бросался, кусал за руку с оружием, если сопротивление продолжалось – перегрызал вторую, и недвусмысленно показывал, куда следует идти. В сущности, гнал бандита, загонял к пограничникам, как загоняли его дикие предки лося или бизона.

Карацуповский Индус при задержании нарушителей в поезде, в купе, обезоружил трех человек, пока его хозяин справлялся с одним.

Об использовании собак в НКВД писать в целом неприятно. Хотя погранвойска тоже находились в ведомстве наркомата внутренних дел и все, что касалось работы с собаками, было правильно. И все-таки надо признать, что большая часть псов работала в ГУЛАГе. 75% – охрана лагерей, 10% – погранвойска, 8% – вневедомственная охрана, 5% – уголовный розыск, 2% – контрразведка.

В первые годы войны деятельность собаководов частично контролировалась СМЕРШем. Это вынуждало готовить собак поспешно, грубо. Собаки-подрывники, например, взорвав танк, погибали. Их просто приучали есть только под танком: сначала когда мотор не работал, потом – с включенным двигателем, потом – под ползущей на небольшой скорости машиной. Когда собака подбегала к нему спереди, танк останавливался, и ей давали миску с едой.

Такая простая истина, что собака может сбросить взрывчатку с минутным замедлением детонатора, почему-то не приходила инструкторам в голову.

Сейчас школьники, занимающиеся дрессировкой, демонстрируют этот прием. Песик подбегает к макету танка, дергает ремень, свисающий с небольшого закрепленного на спине рюкзачка, сбрасывает этот рюкзак и со всех ног мчится к хозяину за лакомством.

Во время войны собаки служили связистами, саперами, санитарами. Роль их была достаточно высока, статистика только обезвреженных с их помощью мин ошеломляет.

О применении собак в нашей армии в период Великой Отечественной войны написано много. Рассказывать же о «лагерных» собаках, в сущности, почти нечего. Их дрессура не отличалась оригинальностью, возможность притравливать псов на живых людях использовалась нквдешниками задолго до фашистов.

Собаки, охраняющие зеков, всегда ориентированы на один запах. Любой зек в любом лагере пахнет специфически.

Как уже отмечалось, собака 75% информации получает через нос, благодаря своему уникальному обонянию. И только этой информации она по-настоящему доверяет.

Поставим небольшой опыт: завяжем собаке глаза, подошлем к ней товарища с магнитофоном, на котором записан ваш голос, ваши команды. Собака принюхается и не станет подчиняться, моментально «вычислив» чужого.

Перед войной в Англии возникла необходимость ликвидировать одного высокопоставленного немецкого дипломата. Доказательств, что он разведчик, у англичан не было, портить международные отношения не хотелось. И тогда на помощь пришли ученые.

Они разработали состав, который на некоторое время изменял запах человеческого пота, кожи. В магазине, создав искусственную толчею, немцу сделали мгновенный укол этого состава в ягодицу.

Естественно, немец тут же помчался в посольство, где его тщательно осмотрели, сделали различные анализы, но никакого яда не обнаружили. Жил немец в отдельном коттедже, и была у него великолепно обученная, свирепая овчарка – первейший его друг. Когда он вернулся домой, собака его загрызла.

Люди, живущие скученно в бараках, камерах, питающиеся однообразно, носящие одну и ту же одежду, пахнут специфически. Запах зека резко выделяется из всех прочих. Любой человек, впервые попадая в зону, ощущает этот своеобразный запах тюрьмы.

Охрана лагерей – это прежде всего пронюхивание всех грузов, вывозимых из зоны. Тут собаки незаменимы. В грузовиках, железнодорожных вагонах, контейнерах, среди опилок, металла, различных изделий пес безошибочно найдет заключенного. Множество попыток к побегу удается предотвратить именно благодаря собакам.

А вот когда дело касается «выборки», то есть поиска конкретного человека среди других людей по запаху его вещи, – тут в зоне собаки часто подводят. «Запах толпы», зоны, на который они сориентированы прежде всего, мешает им идентифицировать запах конкретного человека.

Кинологи Интерпола давно имеют собак, работающих по так называемому «усилителю запаха». В составе этого вещества содержится множество компонентов, среди них – – выделения течкующей суки. А для того чтобы унюхать течкующую суку, кобелю достаточно одной молекулы запаха на квадратный метр. О научных достижениях западного полицейского собаководства мы еще расскажем.

Принадлежащие НКВД псы, конвоировавшие заключенных, были практически лишены сдерживающих рефлексов. Они буквально висели на поводках, сжигаемые одной страстью: разорвать зека на части. В книгах, написанных заключенными ГУЛАГа, мне ни разу не попадались подробности, связанные с собаками. И о том, что в северных зонах собак кормили человечиной, я сперва узнал от спившегося пенсионера, в комнате которого висели портреты Сталина и Берии.

В Комсомольске-на-Амуре, который, как известно, строили «комсомольцы», я получил подтверждение этим фактам.

Один из строителей-комсомольцев, за кружкой пива вспоминая о трудностях стройки, рассказывал: – Тяжело было. Ты же сам видишь, какой тут ветер. А зимой! Поверх шинели тулуп наденешь – все равно продувает. Не поверишь, винтовка к рукам сквозь рукавицы примерзала, а эти, сволочи, в одних телогрейках пашут – и ничего: аж пар от них идет. Но мерли. Все равно мерли, куда ж тут денешься. На хоздворе порой штабелями их складывали, не хоронить же – земля-то мерзлая, рвать надо взрывчаткой. Отрубишь, бывало, там от туш что помягче: лопатку, ягодицы хорошо увариваются. Хоть и тощее мясо, но собаки ели с удовольствием.

Начальник небольшого концлагеря в Прибалтике герр Вольф Штаунберг каждое утро выводил своего холеного дога на плац. Дог сам выбирал в строю заключенного, загрызал его и с аппетитом поедал в обед мягкие части. После освобождения лагеря заключенные распяли пса, брошенного спешно ретировавшимся хозяином, на деревянном заборе, невольно «прославив» этот скорбный факт.

Защищая честь собак, я хочу дополнить эту историю небольшим отступлением. В подобной же ситуации точно такой же дог, только в другом лагере, покалечил своего хозяина-фашиста.

Это было в период отступления. Вагон с русскими детьми, следовавший в Германию, был поломан, и дети провели ночь в концлагере. Утром их построили отдельно. Хозяин решил побаловать пса-людоеда и подвел его к маленькой девочке. Я живо представляю эту картину. Дог, сверху вниз смотрящий на изможденного ребенка, который еще не научился бояться собак и потому доверчиво тянется к огромной пасти ручонкой, поворот пса к хозяину, короткий вопросительный взгляд, команда раздраженного хозяина «фас» – и бросок к горлу, затянутому высоким воротничком формы с эмблемой свастики.

Заканчивая короткий рассказ об использовании собак службой НКВД, я должен добавить ложку меда в бочку дегтя.

В какой-то мере именно стараниями НКВД и погранвойск войну помогали выиграть подготовленные собаки. Собак демобилизовывали, как и людей, массово. На них даже присылали ПОХОРОНКИ их бывшим хозяевам. И юные друзья пограничников, члены всеобщих кружков ГТО (готов к труду и обороне) вырастили и передали в армию много отличных псов.

Да и милиция тех лет с уважением относилась к собакам-ищейкам. Знаменитый Султан из уголовного розыска, послуживший прообразом героя известного фильма «Ко мне, Мухтар!», вернул государству украденные ценности на общую сумму 14 миллионов рублей (в деньгах до 1961 года).

Сейчас роль собак в МВД сведена к минимуму. В основном – это помощь патрульным милиционерам. Плохая выучка, неправильное питание, низкий уровень кинологов – все это способствует регрессу.

А ведь был до перестройки период, когда милицейских псов натаскивали на работу по СП – отечественная разработка усилителя запаха. Коврики, пропитанные им, бросали в сельских, районных магазинах на ночь. В случае взлома преступник, ничего не подозревая и не чувствуя запаха, наступал на него. Собака могла идти по следу такого преступника в сельских условиях спустя три-четыре дня, а в городских – через сутки. Смена обуви и одежды не всегда помогала: запах впитывался в кожу, волосы, под ногти. Если были подозреваемые, достаточно было построить их перед собакой, обученной на СП. Она могла учуять запах и через неделю.

Интерпол всегда широко использовал последние научные достижения. И кинологию полицейские службы западных стран не отделяли от истинной науки.

Так, в 1971 году Пентагон выделил своим ученым 1 миллиард долларов для выведения суперсобаки. Больше ни в печати, ни в специальной литературе сообщений на эту тему не было. До сих пор мы не знаем – увенчались ли эти исследования успехом.

Только не надо думать, что подразумевалась обычная генетическая разведенческая деятельность. Несомненно, имелось в виду прежде всего развитие одорологии (науки о запахах) на органическом, электронном и других уровнях.

Доберман может идти по следу велосипедиста спустя 10—12 часов. Самец бабочки-капустницы улавливает запах самки за 10 километров! Медоносные насекомые – пчелы, осы, шмели – четко дифференцируют сотни запахов растений, совершая полеты то на гречишное поле, за много километров, то к цветущим липам.

Свиньи используются во Франции для поиска подземных грибов – трюфелей. Таможенная служба давно пользуется обученными свиньями, чтобы не допускать провоза наркотиков. Оказывается, чувствительность к запаху наркотиков у хрюшек выше, чем у собак.

Одорологи рекомендовали Интерполу новый метод поиска преступников – забор воздуха с места преступления для выборки собаками среди подозреваемых. За короткий период пребывания в помещении, на открытой местности с земляной почвой преступник все равно оставляет запаховые следы. Молекулы запаха оседают на земле, стенах, ткани. Специальным вакуумным шприцем с этих мест, особенно если есть и видимые следы-отпечатки, воздух засасывается в герметический контейнер. В присутствии понятых, объяснив подозреваемым ситуацию, собаке дают занюхать консервант воздуха с места преступления, и она безошибочно находит человека с идентичным запахом. (А запах столь же индивидуален и неповторим, как и отпечатки пальцев, дактилоузор.)

При нахождении на месте преступления вещи, возможно, оставленной преступником, задача кинолога значительно упрощается. Спичка, волос, ниточка ткани с одежды, помещенные в герметичную упаковку, сохраняют запах разыскиваемого несколько месяцев.

Запах несет в своем составе огромную информацию о личности человека. Даже психическое состояние влияет на запах. В гневе человек добавляет к своим выделениям адреналин, в страхе – другие химические и гормональные вещества.

Здоровье человека, его питание, цвет кожи, злоупотребление определенными медикаментами, наркотиками – обо всем этом может рассказать запах.

К сожалению, проект электронного носа, который все равно будет значительно уступать носу животных, невозможно пока реализовать технически. Предположительно, когда он все же будет завершен, размер установки превысит пятиэтажное здание.

Почему обычные цепные собаки редко нападают на пьяных? Пьяные не выделяют запах страха. Если же человек не боится, пес, по своей собачьей логике, не считает его опасным. Именно поэтому многие псы кидаются на совершенно вроде бы нейтральных прохожих, которые на самом деле тщательно стараются скрыть подсознательный страх перед собакой. А пес мыслит прямолинейно: боится, значит, задумал что-то плохое.

Научиться по поведению собаки определять особенности запаха, воспринятого ею, – одна из задач содружества одорологов и кинологов. То, что собака не умеет говорить, должно быть большим препятствием. В какой-то мере собака обладает речью жестов, звуков; да и умело снятая энцефалограмма, комплексный анализ ее физиологического состояния (нечто вроде детектора лжи) могут помочь контакту человека и животного.
Страницы:
1 2 3

Добавить свой комментарий без регистрации

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  • Яндекс.Метрика