История создания породы немецкая овчарка

История создания породы немецкая овчарка

История создания породы немецкая овчарка

Подготовлено по материалам журнала Немецкая овчарка /Россия/ и дополнено Т.Черняковой
Статья рассказывает о становлении породы в Германии, о ее формировании в России, о восточно-европейской овчарке и заблуждающемся направлении в СССР, о возрождении после 70-х, о развитии немецких овчарок в Эстонии.


От истоков
То обстоятельство, что данная порода довольно поздно заняла свое достойное место в кинологическом ряду, можно объяснить тем, что эта собака была тесно связана с овцеводами, которые в течение длительно времени пользовались дурной славой, так как часто в их ведении находилась живодерня и они да и сейчас еще занимаются знахарством, что наводит на мысль, что они знаются с нечистой силой. Поэтому на выставках предпочитали выставлять другие породы собак. Только в 18 веке император Йозеф I специальным указом предоставил овцеводам право на создание собственной гильдии со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Как свидетельствуют многие авторы, в том числе, Штефаниц, все скольнибудь пинадлежащие к нашей породе собаки имели своими предками крупных сторожевых овчарных псов - рюденов, во множестве охранявших дворы и отары в средневековье, которых пастухи позднее стали приспосабливать для пастьбы овец.
В 1882 году на выставке в Ганновере впервые были показаны два кобеля породы немецкая овчарка. Эти собаки принадлежали егермейстеру, барону фон Книгге. Одного кобеля звали "Кирас", он был серо белого цвета, 1878 года рождения, другого кобеля звали "Грейф", он был белого цвета, 1879 года рождения. Через три года на выставке в Нейбранденбурге был выставлен кобель этой породы по кличке "Мере", желто-коричневого цвета, 1878 года рождения, владелец г-н Дудерштадт Дернбург. В 1887 году на выставке в Ганновере кроме выше названного кобеля по кличке Грейф, был выставлен кобель по кличке Фос, 1884 года рождения, коричнево-желтого окраса, владелец капитан первого ранга Дейнхард из Киля, а также была выставлена дочь кобеля Грейфа по кличке Руссин, 1876 года рождения, владелец старший овцевод Фремлинг Бен. В 1888 году на выставке в Гамбурге выставлялись Фос, Руссин, а также Грейфа, владелец барон фон Книгге, эта сука была белого цвета.
В этом же году на выставке в Берлине выставлялись Грейф, владелец Гевальд Фогельсдерф, бело желтого цвета; также кобель по кличке Франц Флек, черно желтого цвета, владелец Флек Берлин, и кобель по кличке Петер, владелец Шюце Гейнодорф, рыже черного цвета. В 1889 году на выставке в Касселе выставлялись Грей II, белого цвета, владелец барон фон Книгге, а также кобель Штуммель, желтого окраса, владелец г-н Рихельманн.
В конце 80-х годов, начале 90-х годов 19 века наши овчарки благодаря их своеобразию привлекли на себя внимание нескольких серьезных любителей собак. Отечественные породы тогда еще мало что означали в Германии. Все любительское разведение находилось еще в более или менее зачаточном состоянии, обращались поэтому преимущественно к ранее выведенным и более "знатным" иностранным породам.
Приверженцы красивых собак возлагали свои надежды на так называемую тюрингскую овчарку, у которой они чаще всего находили то, что им казалось самым желательным: стоячие уши и волкосерую окраску. Впрочем, этот пес был жилистым и грубым, часто несколько маловат и коренаст. В качестве потребительской рабочей собаки - сплошной нерв, что в безработном любительском содержании часто превращалось в невыносимые невоспитанность и необузданную дикость. Отдельные тюрингские чабаны проводили массовое разведение и делали хорошие деньги, в ущерб конечного "товара", которому выпал недостаточный заводской уход. Другие же оставались верными разумному разведению потребительских собак, как, например, Арнольд на Бирненской овчарне у Бланкенгейма, Энерт в Рыдене, Гойманы в Клостерманнофельде и Веблер в Гойснице.
Вюртембергские собаки не были такими популярными. Дающее в те времена единственное блаженство, стоячее ухо у них часто отсутствовало, хотя эти собаки и превосходили в надежности ношения хвоста тюрингских, у которых кольцо часто приносило переживание серьезным заводчикам. Однако, вюртембергские собаки имели и некоторые преимущества, которые тогда, конечно, не смотря на рост, еще мало учитывались. Это чаще всего были большие, сильнокостные, пространственно устроенные псы с хорошими задними конечностями и быстрым ходом. Однако, как это чаще встречается у крупных верзил, возможно не с такой полнотой шипучей жизни и темперамента.
В окрестностях Франкфурта тоже показали себя два питомника овчарок: в самом Франкфурте - питомник Шпарвассер, чисто любительский, остававшийся односторонне приверженцем "роскошного пса".
Особенно выделялся Васмутский питомник в Ганау, один из выдающихся питомников того времени, крови которого вошли в историю немецкой овчарки и откуда приобретал и Шпарвассер свой исходный материал для разведения.
В качестве лучших производителей этого питомника, прародителей почти всех немецких овчарок следует отметить Поллукса и Приму.
Они породили 18 потомков лучших собак, победителей на выставках и состязаниях того времени. По описаниям, Поллукс был прекрасно сложенной и крепкой собакой зонарно-серого цвета, крупного роста. Своим видом и особенно грубой головой он напоминал волка, и по мнению отдельных специалистов, противников Поллукса, "больше подходил для зоопарка, чем для пастьбы стад".
Прима была в том же типе, крупной, крепкого и сухого сложения серой сукой.
Ганауский питомник скоро вырос в "перевалочный центр" для овчарок. Крови питомника Ганау скоро вышли за пределы Тюрингии, и вюртембергские собаководы стали скрещивать своих пользовательских сук с потомками Поллукса и Примы и других, отмеченных на выставках и состязаниях производителей, на которых с каждым годом все больше и больше появляется немецких овчарок. Объяснялось это особым интересом к ним мелких фермеров, нуждавшихся в помощниках при пастьбе стад.
Итак, в то время было два типа овчарок. Тюрингская овчарка обладала в массе зонарно-серым окрасом, короткой шерстью и стоячими ушами. Хвост у нее был загнут в кольцо, что доставляло немало забот и неприятностей заводчикам.
Вюртембергская овчарка обладала более длинной и грубой шерстью, полустоячими или висящими ушами. Большинство собак имело черный или рыжий окрас и опущенный вниз саблевидной формы хвост. В смысле использования она стояла значительно выше тюрингской, обладая большим ростом, крепким костяком и здоровой нервной системой.
"Вюртембержец находит радость в разведении, не может без этого жить. Радуется своим успехам, но должен постоянно делать место для новых, - писал фон Штефаниц - Как бывалые собаководы вюртембергцы скоро обнаружили, чего не хватало их собакам и что требовали северонемецкие потребители. Так они начали со своей стороны ввоз стоячеухих волкосерых собак и этим было спасено для овчароводства известное “яйцо Колумба”: в скрещивании северо- и южно- немецких собак, в соединении и закреплении имеющихся у собак у обеих сторон хороших признаков, и в искоренении принятых за недостатки. Для свойств овчарки это скрещивание уже дало отличное сочетание, и прежде всего, потому, что почти все приобретенные из Вюртемберга собаки были отобраны, являясь здоровыми потребительскими собаками, полученными в твердом, здоровом разведении.”
Так, приобрел г-н Шленкер в Швененгеме от Вахсмута своего Фрица ф. Швененгем, везде в то время имевшего успех. Так г-н Эйзелен для своего ставшего общеизвестным питомника приобрел сначала одну тюрингскую племенную пару: Макс ф.д. Кронне и Зали ф.д. Кроне.
Так появились в вюртемберском питомнике ф.д. Кроне привезенные из Тюрингии собаки, в том числе Гектор ф. Линкерейн, выведенный в питомнике Шпарвассер, родной брат Люкса Шпарвассер, приобретенный по обходным путям.
Смешанный тип был создан больше для специфической работы - пастьбы овец, которая изначально сформировала немецкую овчарку как породу. Различные природные типы, имевшиеся в стране смешались в один основной тип, который мог работать в равной мере хорошо при любых условиях. Когда эта цель была достигнута, спаривались различные собаки этого смешанного типа с уверенностью, что это будет, в пределах разумного, хорошо работающая овчарка. Кроме того, имела место народная селекция, основанная на опыте собаководов и их интуиции.
Мысль об использовании овчарок на службе в армии и полиции возникла раньше чем началось разведение породы “немецкая овчарка”. Вначале для этих целей использовали шотландских овчарок и они вроде бы неплохо себя зарекомендовали. Отрицательным качеством был их действительно длинный шерстный покров и то обстоятельство, что они быстро становились нервными.
Вопрос о применении овчарок в германской армии был поднят впервые в 1884 году, а в 1886 году уже германский полевой устав упоминал собак, приученных к службе на передовых постах. Для службы этой особенно рекомендовалась немецкая овчарка, каковая "обладает такою же понятливостью, как и пудель, а ее выносливость, бдительность и внимание к приказаниям хозяина особенно годны для исполнения обязанностей военной собаки. Единственным затруднением в деле военного воспитания овчарки может до некоторой степени, служить ее недоверчивый характер".
Так говорило об овчарке, рекомендуя ее для армии вместе с легавой (!?) и пуделем "Германское Руководство Инспекции егерей и стрелков о воспитании, дрессировке и употреблении военных собак".
В 1887 году известный военный писатель, генерал фон Гольц уже любовался в Любеке "полевой работой" собак 3-го стрелкового батальона. В германской армии отпавшие вскоре пудель и легавая заставили поискать овчарке новое применение и новые профессии.
"Посыльный", "подносчик патронов" и "санитар" вот первые специальности овчарки в армии, а после 1896 года, когда начали работать ищейки при полицейских управлениях, вскоре появилась овчарка и там, заняв сразу же чуть ли не самое почетное место среди четвероногих детективов.
Первый клуб по разведению породы немецкая овчарка был создан 16 декабря 1891 года по инициативе графа Гана и г-на Рихельманна. Клуб носил название "Филакс". К сожалению, эта организация просуществовала недолго, всего несколько месяцев, однако, она принесла свою пользу, так как обратила внимание на ценность качеств, содержащихся в пастушьей собаке, и выработала определенные взгляды на требуемый тип служебной собаки. Рихельманн взял разведение немецкой овчарки в свои руки и ему мы обязаны тем, что эта порода не исчезла с выставок в Германии. Число собак этой породы возросло значительно.
На той ранней стадии развития немецкой овчарки нашелся человек, взявшийся придать форму глине, которая становилась породой, и превратить ее в великолепное животное, которое мы сегодня знаем. Этим человеком был ротмистр кавалерии Макс Эмиль Фридрих фон Штефаниц. В 1899 году, фон Штефаниц, позже называемый "отцом породы", начал свой крестовый поход к стандартизации немецкой овчарки. Это благодаря его усилиям популярность этой малоизвестной породы окончательно распространилась далеко за ее природные границы и во всех уголках мира.
3 апреля 1899 года ротмистр фон Штефаниц и его друг Артур Мейер развлекались в Карлсруе и посетили выставку собак. Осматривая выставку как обычные посетители, они обратили внимание на средних размеров кобеля, желто серого окраса, величиной с волка, который стоял возле своего хозяина. Оба приятеля давно интересовались отечественными овчарками и понимали в них толк, но нигде не встречали такого совершенного их представителя. Он был в типе первобытной собаки, сильной и пружинистой, выдержанной и умной (в оригинале "интеллигентный", в нашей терминологии характеризовать так собаку не принято, однако это наиболее точная характеристика сдержанной, умной, самостоятельной и послушной собаки).
Хозяин - уже упомянутый г-н Эйзелен - объяснил, что кобель, хоть и представлен на выставке в экстерьерном ринге, но является рабочей собакой с большими способностями и, несмотря на сходство с волком, имеет врожденную склонность к служению человеку. Это был также вышеупомянутый Гектор ф. Линкерейн.
Фон Штефаниц и его друг нашли в этой собаке воплощение своих мечтаний. Это был идеал служебной собаки, ожидавшей прикосновения руки заводчика для создания нового типа собак, красивых и целесообразных в службе человеку. Фон Штефаниц купил Гектора для своего питомника в Графрате и переименовал в Хоранда ф. Графрат, позже зарегистрировав его под номером 1 в родословной книге немецких овчарок.
После небольшого обсуждения друзья организовали Общество Немецкой Овчарки (Verein fur Deutsche Schaferhunde, SV).
Создание общества финансировал Эрнст фон Отто, но первым президентом был Артур Мейер, ближайший друг и помощник фон Штефаница. Адвокат Артур Мейер трижды подтверждал титул мастера по пастьбе овец, имея большой опыт практической работы с немецкой овчаркой. Так же, как и фон Штефаниц, он был предан любимому делу и до последних своих дней был секретарем "Союза для немецкой овчарки" (дословный перевод названия SV).
В 1901 году Артура Мейера на президентском посту сменил Макс фон Штефаниц.
Он стал президентом и в невероятно короткий срок завершил систематизацию форм и стандартизировал тип, который имел небольшие различия с существующими.
Ротмистр Макс фон Штефаниц был непререкаемым авторитетом. Овчаристы подчинялась его диктаторскому командованию в отношении к породе без вопросов, поскольку это был пример к которому они стали привыкать. Таким образом SV стал руководителем породы, а фон Штефаниц смог сформировать породу, по своему собственному признанию, в изумительно короткий период.
Ротмистр жил для породы, соединив гениальные организаторские способности и талант разведенца, а его жесткий контроль над судьбой немецкой овчарки был абсолютным. Он написал стандарт породы, основывающийся на умственной устойчивости и пользе. Красота, в себе не подчеркнута, но была естественным побочным продуктом этого стандарта. Его девиз был "Польза и ум". В его понятии красота была второстепенна, и собака была никчемной в его годы, если ее недостаток, в какой либо мере касается ума, темпераментной и структурной эффективности, того, что сделало ее хорошим слугой человека.
Фон Штефаниц составил программу инбридинга, внимательно и осторожно селекционировал, усиливая и концентрируя великие рабочие качества породы. Он был знаток, судья, мастер разведения и инспектор.
Фон Штефаниц правильно оценивал факт, что в его стране возрастала индустриализация и что пастушеская эра в Германии была закончена. И он знал, что это приведет к ухудшению породы, которую он так сильно любил. С неутомимым упорством, вопреки первоначальным отказам, он окончательно склонял высоких чиновников к применению немецкой овчарки в различных направлениях государственной службы.
Под его твердым руководством SV стал крупнейшим клубом породы в Германии, с более чем тридцатью тысячами членов и сотнями местных групп и организаций. Это была и есть, фактически, крупнейшая организация в мире, посвященная единственной породе. SV было с самого начало типично немецким обществом. Один человек господствовал в нем - фон Штефаниц. Он имел абсолютную власть, но он был способен превратить бесформенную массу овчарок в то, что сейчас называют немецкой овчаркой, в породу, которая, как представлял себе фон Штефаниц, не имела себе равных, и которая была принята как таковая во всем мире.
Но вернемся в далекий 1899 год. На кинологической арене появился Хоранд ф. Графрат - прародитель рода овчарок и явился основным производителем, при помощи которого выведена современная немецкая овчарка.
Хоранд был овчаркой, определившей качество всей породы. При изучении характеристики можно увидеть, как много качеств он передал современным овчаркам. Фон Штефаниц вспоминал его так: "Хоранд воплотил в себе для энтузиастов породы совокупность самых сокровенных желаний. Он был по тем временам крупной собакой (61 см.), имел мощное сложение, красивые линии тела и благородный формы голову. Был сильным и пружинистым, как стальной прут. Его характер соответствовал современным формам тела. Хоранд был образцом послушания и верности хозяину, простодушным и добрым. Имел натуру джентльмена в совокупности с неограниченной жаждой жизни и работы. И хотя не получил необходимой дрессировки в молодости, был возле своего хозяина внимательным к его малейшему жесту. Предоставленный сам себе становился законченным разбойником и неисправимым организатором драк. Всегда спокойный при спокойно ведущих себя людях, недоверчивый к посторонним, бесстрашный, очень любил детей. Недостатки его поведения объяснялись недостатками его воспитания, а не склонностями характера. Хоранд просто страдал от избытка неиспользованной энергии и был счастлив до самозабвения, когда кто-либо им занимался... Этот пес родной брат Люкса Шпарвассер прямо таки стал роком разведения немецкой овчарки. Однако хорошей судьбой. К сожалению, я должен признаться, что не в моем питомнике он получен и я не имел с ним ту счастливую руку (успех в разведении - авт.), что его прежний владелец. Тем более неограниченно могу я здесь петь ему хвалу."
Такова была характеристика собаки, которая воплотила в себе идеал производителя в представлении основателя породы, фон Штефаница, таких овчарок мы отбираем и сейчас, таким должен быть материал для разведения по сей день, а не лишенные темперамента комнатные собаки, не способные к проявлению самостоятельности.
Линию Хоранда продолжил Гектор ф. Швабен, а далее - самый выдающийся его потомок Хайнц ф. Штаркенбург. От него и от суки Беллы ф. Штаркенбург в 1903 году родился щенок. Когда щенок подрос, фон Штефаниц и его коллеги поняли, что получили овчарку, которая будет вершиной их целевого отбора, которая вобрала в себя качества, бывшие предметом их труда. Этой овчаркой был Роланд ф. Штаркенбург, - великий производитель в истории породы и единственный из потомков Хоранда и Гектора, через которого идет происхождение по прямой линии современных немецких овчарок. Не существует сейчас овчарки, родословная которой не содержит имени Роланда.
Родословную Роланда стала классическим примером использования инбридинга для закрепления желаемых качеств: в ней сконцентрированы крови Гектора ф. Швабен и Хоранда.
Роланд ф. Штаркенбург стал отцом Чемпиона 1909 года Хеттеля ф. Уккермарк, - основного продолжателя линии.
Хеттель был крупным и мощным кобелем, использовавшимся в качестве пастушьей собаки. Он пользовался большой популярностью у заводчиков, и линия его была господствовавшей. По статистическим данным, до 60% всех немецких овчарок были его дети или внуки. Линии Хеттеля считаются полноценными животными, со здоровой нервной системой, пригодными для сведения с представителями любой другой линии, хотя и отличающимися тяжелым сложением.
Ставившийся много раз с очень плодовитой и хорошей производительницей Флорой Беркмайер, Хеттель дал целую плеяду Ридекенбургов с основателем новой линии Билло ф. Ридекенбург во главе. Все Ридекенбурги характерны крупным ростом, но несколько тяжелым сложением (особенно у сук), всегда типичной головой; от матери они в большинстве унаследовали прямое плечо.
Через своих сыновей Хеттель дал две основные линии. Лучшим сыном Хеттеля, сделавшим его особенно популярным, является Алекс ф. Вестфаллехайм, игравший в этот период ту же роль в разведении немецких овчаркой, что и Хоранд в период формирования породы.
Анализ его племенной деятельности показывает, что, несмотря на разнотипность поголовья сук, с которыми он вязался, и то же время возросшие требования, Алекс резко улучшал поголовье.
В 1913 г. Чемпионом становится сын Теля ф. Криминальполицей -Арно ф. Эйхенбург, о потомстве которого нигде нет даже упоминания. На этом, пожалуй, заканчивается первый этап в развитии породы - период ее становления, накопления начального племенного материала.
В течение Первой Мировой Войны с 1914 по 1918 год выставки были временно отменены и возобновились лишь в 1919 году, когда Чемпионом стал Дольф ф. Дастернбрук, ставший также Чемпионом Австрии 1920 года и США в 1923 году, но потомки Дольфа разочаровали американцев.
В 1920 году Чемпионом стал лучший сын Алекса ф. Вестфаленхайм, Чемпион Америки 1922 года Эрих ф. Графенверт, выведенный в имбридинге 2-2 на Хеттеля Уккермарк от суки Бьянки ф. Ридекенбург.
В 20-х годах и особенно к 1925 году порода в результате тесного кровного разведения и симпатии к крупным собакам в целом стала высокой, квадратной, неуклюжей, ей не хватало легкости и плавности, что было принято за идеал фон Штефаницем. Замечены были возрастающие недостатки характера, чаще стали встречаться пороки зубов. Ротмистра и его коллег не устраивал такой оборот дела, необходимо было изменить направление в разведении.
Уже в 1922 году ввели систему регулярных лицензионных осмотров, на которых анализировались и подвергались суровой критике кандидаты на разведение, с подробным описанием и рекомендациями по разведению (сегодня - система Керунга, - авт.). Надо признать, что заводчики в Германии оказались в лучшем положении, чем, например американцы и англичане, где также проводились лицензионные осмотры, так как более дисциплинировано отнеслись к запретам и указаниям, содержащимся в лицензиях.
Итак, возрождение породы, разводившейся уже во многих странах, должно было снова произойти на ее родине. Это возрождение породы, подготовленное фон Штефаницем, должно было произойти немедленно, после установления нового идеала породной собаки, собственно, после возвращения к первичному идеалу.
Выставка Чемпионов - праздник в истории породы. В 1925 году эта выставка состоялась во Франкфурте на Майне.
Немногие из приехавших из разных стран заводчиков и специалистов понимали, что эта выставка является началом новой эры в разведении овчарок.
Много говорили на состоявшейся в день перед открытием выставки конференции, созванной президентом фон Штефаницем и прошедшей за закрытыми дверями, в которой участвовали ведущий деятели SV. Ходили слухи, что там обсуждались важные вопросы.
Собравшиеся на стадионе зрители были охвачены возбуждением. Здесь в "Мекке" любителей овчарки должна быть увенчана титулом лучшая собака мира, та, которая определит взгляд на породу в последующие годы.
Сначала оценивались классы молодняка. Потом классы рабочих собак (не имеющих в то время родословных. Сейчас рабочий класс является главным выставочным классом, а открытого класса на специализированных выставках немецких овчарок не существует, - авт.). Наконец на ринг вышел сам президент фон Штефаниц и началась оценка важнейшего класса, открытого, в котором должна быть определена лучшая овчарка мира.
На ринг по порядку номеров каталога выходили лучшие представители породы, Чемпионы Германии предыдущих лет и Чемпионы породы из других стран. После индивидуальных осмотров, собаки с проводниками двинулись по рингу со скоростью 120 шагов в минуту. За время многочасового осмотра были исключены все животные, имевшие малейшие анатомические недостатки или недостатки характера (были применены специальные тесты). На следующий день был продолжен осмотр, после которого осталась лишь небольшая группа "сливки" того высшего выставочного класса. Через несколько часов (во время которых сменялись проводники) судья переставил на третье место невзрачного кобеля. Еще один круг и кобель перешел на второе место. Наконец фон Штефаниц переставляет драматическим жестом невзрачного кобеля на первое место, по рядам молчавших до того времени зрителей проносится глухой шум. Счастливый, но спокойный владелец выводит на середину ринга невзрачного кобеля - новым Чемпионом становится Клодо ф. Боксберг, кобель, с которого началась новая эра в истории породы.
Клодо был уже известен как Чемпион Чехословакии 1923 года, но в последнее время титулы Чемпионов получали собаки совсем других типов: его предшественник-Чемпион был мощным и высоким. Новым Чемпионом фон Штефаниц выбрал собаку, с глубокой грудью, другим индексом растянутости и характерным длинным шагом. Этот невзрачный желто-подпалый кобель, сын Чемпиона Эриха ф. Графенверт и Эльбы ф. Боксберг был среднего роста, имел красивые пропорции тела, благородную линию спины, совершенные движения и неустрашимый характер. Он происходил из линии Хеттеля ф. Укермарк и вобрал в себя наилучшие ее качества, но был совершенно отличного от ее представителей, да и от всех остальных Чемпионов типа.
Клодо был небольшого роста (62,5 см.), более легкого и сухого сложения, но при этом длиннее и глубже своих предшественников, которые были большего роста, массивными, тяжелыми. Клодо исправил зубную систему, улучшил пигмент и углы, придал породе гармонию в сложении, и что самое главное, исправил темперамент, сделав его более активным. Вместе с тем, в его потомстве иногда появлялись длинношерстные собаки, но не было крипторхизма, хотя его брат Куно передавал этот порок.
Очевидно, сделав Клодо Чемпионом, фон Штефаниц хотел сориентировать заводчиков на разведение более сухого типа собаки и меньших размеров. Однако, несмотря на все его указания и выступления в печати других специалистов, разводились очень крупные и сырые собаки, часто обладающие вялым и флегматичным темпераментом. Да и сам Клодо, являясь представителем линии Алекса ф. Весталенгейм, характерной высоким ростом, давал крупных собак вне зависимости от подбора сук, и только его сыновья при тщательном подборе по этому признаку несколько снизили рост немецкой овчарки.
Самая мощная ветвь породы, взявшая начало от Клодо ф.д. Боксберг, получила название "Новая кровь".
Из своего многочисленного потомства Клодо дал двух наиболее выдающихся сыновей, через которых в дальнейшем шла основная племенная работа с породой.
Наиболее выдающимся сыном Клодо ф.д. Боксберг был Утц ф. Хаус Шюттинг, вернувший в 1929 году титул Германского Чемпиона собакам с меньшим ростом.
Утц ф. Хаус Шюттинг выведен в инбридинге 2-3 на Эриха ф. Графенверт и много унаследовал общего в своем экстерьере от предков по материнской линии. Он родился от Донны цум Роуэрер крупной, сухой, светлого окраса суки, считавшейся одной из лучших. Утц является основателем нового типа немецкой овчарки, давно искомой заводчиками, приземистой, массивной, с хорошо растянутым корпусом, в противовес все чаще и чаще появляющимся высоконогим, переразвитым животным с квадратным корпусом.
Сам Утц был как бы идеалом этого нового типа. Среднего роста (62 см.), он обладал исключительно сильным, даже грубым костяком, богатырской грудной клеткой, хорошо построенными конечностями. Подчеркнутые черты мощности и массивности не делали его грубым. Наоборот, Утц сочетал все эти признаки с исключительной породностью и легкими свободными движениями. Его круп был немного коротковатым и прямоватым, но в остальном его строение было безупречным. Утц дал около десяти сыновей, известных выставочных победителей и отборных производителей, на которых в основном и строилось дальнейшее разведение немецких овчарок.
В 1937 году была последняя выставка перед упразднением Чемпионского титула и Пфеффер ф. Берн выиграл его. Он был молодежным Чемпионом в 1936 года, уехал в США, откуда был вывезен в Японию. Он был инбридирован на Утца 2-3 и был собакой среднего размера с отличными пропорциями, хорошими плече-лопаточными сочленениями и великолепным характером. Он был немного длинноват в пояснице и высоковат на ногах, но в целом был прекрасной собакой, давшей много красивых детей, особенно, опять-таки в США.
С 1938 года Чемпионский титул не присваивался, а лучшие собаки, которые могли претендовать на этот титул, получали оценки "отлично-отборный класс" - Vorzuqlich-Aslеse (VA).
В связи с началом Второй Мировой войны Главные выставки SV в 1939 и 40 годах не проводились, а были проведены в 1941 и 42 годах.
Война опустошила германские питомники и нанесла ущерб разведению немецких овчарок. Многие лучшие представители породы были потеряны (так, например, Фауст ф. Бушекер Шлосс (VA 42 г.) был застрелен американцами).
После войны выставки практически сразу возобновились, но в 1946 - 47 годах проводились отдельно по оккупационным зонам.
Основное влияние в разведении на весь последующий период оказал Лекс Презенблут (VA 46 г.) через своих детей из (R) помета ф. Ознабрюккер Ланд, который был получен от Майи ф. Ознабрюккер Ланд (VA 47, 50 гг.). В этом помете были Розель, Рейна (VA 49 г.) и Рольф (VA 50, 51 гг.), но основное влияние на породу было, главным образом, через Рольфа и Розель.
Германские полицейские поддерживали несколько линий, бывших в использовании, следовательно, малое количество узких мест в разведении было событием. В случае "R" помета Германия более значительно продвинулась к совершенствованию овчарки, чем в другие периоды в истории породы. То было не просто широкое использование Рольфа или факт получения большого количества собак отборного класса от него, но так германские разведенцы увидели в нем великолепное начало к инбридингу, хотя и отдаленному на линию Лекса (Рольф - Розель) и, таким образом, уменьшению влияния других линий, менее желательных для разведения.
Несомненно, "R" помет усилил характер, дал хорошие спины, улучшил положение плеча, и усилил черно-рыжий окрас. Одновременно, углы задних конечностей, хоть не всегда такие подчеркнутые, как у многих предшествующих собак, адекватно сочетались с хорошей шириной бедра. Проблемы крипторхизма возможно и возрастали после инбридирования на эту линию, но более важной была тенденция к довольно длинным корпусам, с достаточно сильной средней частью и несколько укороченными передними конечностями.
От линии Рольфа образовались три самостоятельные линии овчарок ...
... . Первая из них через сына Рольфа - Яско ф. Тиде и внука Яско - Фелло ц.д. Зибен Фаулен, - наиболее известного представителя и продолжателя этой линии.
Вторая линия Рольфа происходит от его сына, Арко ф. Делог и внука, Кондора ф. Хоенштамм, Чемпиона 1958 года, трижды (57, 58, 59 гг.) входившего в отборный класс. Он получен был в аутбредной вязке от Асты ф.д. Якобслейтер, дочери Акселя ф.д. Дайнинигхаузер Хайде. Кондор удачно сочетал в себе достоинства обеих линий. В одном из его описаний сказано: “Энергичный, сильный кобель, выше среднего роста, с безупречными углами и очень хорошей грудью. Гармония в его сложении проявляется как в стойке, так и в движении. Окрас темно-рыжий с черным чепраком. Хороший темперамент выдающаяся храбрость и оборонительная реакция. Живой, настороженный, бесстрашный. Храбрость и реакция могут служить образцом немецкой овчарки”. Линия нашла свое продолжение через его сына Кондора ф. Шнапп и внука Кондора ф. Цоллгренцшутц-Хаус, дважы (65, 66 гг.) входившего в отборный класс. Сын последнего - Кванто ф.д. Винерау открыл новую эру в разведении немецких овчарок - эру которая продолжается и сегодня. Кванто был впервые представлен на Чемпионате 1968 г. в классе молодых собак: немного тяжеловатый, слегка растянутый с прекрасно выраженной маской и красивейшим окрасом. В конце экспертизы, после испытания движений он находился на 6 месте и не вызвал особого энтузиазма у судей и, таким образом, среди собак своего класса остался почти незаметным. Через некоторое время этот пресловутый Кванто продемонстрировал качества одного из величайших производителей в истории породы и с его имени начинаются родословные многих выдающихся немецких овчарок.
Третья мощная линия, берущая начало от Рольфа ф. Ознабрюккер Ланд идет от его сына - Альфа ф. Вальдорф Эрмст и получила продолжение через три поколения от последнего в лице Канто ф.д. Винерау, производителя, сыгравшего огромную роль в модернизации поголовья немецких овчарок.
Когда в 1955 года Чемпионский титул был восстановлен, но система отборного класса при этом сохранена, первым, после долгого перерыва, Чемпионом стал Альф ф. Нордфельзен (VA 54, 55 гг.). Отец Альфа, Аксель ф.д. Дайнингхаузерхайде (VA 49, 50 гг.) был последним производителем, добившимся известности в конце 40-х годов в Германии.
Альфа ф. Нордфельзен характеризовали следующим образом: “Огромный, сильный кобель со слегка слабой спиной, с хорошими углами, смелый, бесстрашный, тяжелый, крепкий. Окрас темно-рыжий с черным чепраком. Не пригоден для тяжелых сук и сук со слабой спиной.”
Наиболее мощная ветвь линии Альфа пошла через его сына, Хедьда ф. Хаус Элькеман и внука последнего - Мутца ф.д. Пельцтирфарм (VA 70 ).
Таким образом, 50-е годы стали периодом возрождения породы при безусловном доминировании кровей Рольфа и серьезных притязаниях Альфа. Этот период продолжался до начала 70-х годов, когда по велению истории на арену разведения вышли три великих производителя: потомки Рольфа - Кванто и Канто ф.д. Винерау и Потомок Альфа - Мутц ф.д. Пельцтирфарм. Все трое - великие Мифы, каждый из которых внес свою особую лепту в формирование породы в том ее виде, в котором она подошла к своему 100-летнему юбилею. Если Кванто представлял тип, а Канто класс, безусловно, Мутц явился олицетворением прочности и характера. Именно с них начался современный период немецкой овчарки - период ее всемирного признания и триумфа.
Особый расцвет породы начался в середине 80-х годов с приходом на пост Президента SV Хермана Мартина, выдающегося заводчика, эксперта и организатора, который провозгласил принцип: “Чемпион не возникает внезапно, а формируется в течение ряда лет, подтверждая свой высокий выставочный класс высоким классом потомства”. Г-м Мартином была выдвинута по сути новая концепция немецкой овчарки, олицетворением которой стал Чемпион 1984-85 гг. и великий производитель Уран ф. Вильдштайгер Ланд, который стал предком нескольких десятков выдающихся овчарок, среди которых Чемпионы мира: Айко ф. Киршенталь (88 г.), его внук Ульк ф. Арлетт (95г.) и сын последнего Риккор ф. Бад-Болль (98г.)
Следом за Ураном на сцену разведения вышел его выдающийся брат (по матери) Квандо ф. Арминиус, Чемпион 1986-87 гг., также ставший родоначальником мощнейшей и крупнейшей на сегодняшний день линии, в которой особенно прославился его сын - Один ф. Таненмайзе и Чемпионы мира: Изо ф. Бергмансхоф (89г.), Цамб ф.д. Винерау (92г.), Джек ф. Норикум (93г.), Визум ф. Арминиус (96г.), чьи потомки штурмуют овчарочий Олимп сегодня и имеют шанс взойти на него завтра.
Уран и Квандо явились продолжателями линии Кванто ф.д. Винерау, в которой нельзя не отметить и выдающегося производителя 80-х годов Гундо ф. Тринцбахталь.
Линия Канто ф.д. Винерау в последние годы продолжается через Чемпиона мира 1990-91гг. Фанто ф. Хиршель, Марка ф. Хаус Бекк (VA-87), через сына Марка, Чемпиона 1994г. Кимона ф. Дан Альхедис Хоф и внука - Лассо ф. Нойен Берг, Чемпиона 1997 г.
Линия Мутца ф.д. Пельцтирфарм в последние двадцать лет не была представлена Чемпионами, но дала много замечательных производителей, и что очень важно - послужила великолепной маточной основой, на которой базируется все лучшее поголовье овчарок последних лет.
Одновременно с самой породой 100- летний юбилей празднует и Союз немцкой овчарки - SV, являющийся одной из крупнейших в мире кинологических организаций и самая крупная организация по одной породе. С момента своего образования, SV провозгласил прнцип разведения овчарки как пользовательной собаки, которого придерживается и поныне.
После фон Штефаница сменилось несколько Президентов SV, наиболее значимым из которых были доктор Функ, доктор Кристоф Руммель и Херманн Мартин. Именно благодаря их усилиям и влиянию, поддержанным тысячами заводчиков, порода постоянно прогрессировала и достигла сегодняшнего триумфа.

 

читать далее


При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru