Немецкие овчарки в России

Немецкие овчарки в России

Немецкие овчарки в России

В России немецкие овчарки впервые появились в 1904 г. уже обученными санитарной службе и успешно использовались в Русско-Японской войне. Эти собаки, посланные на японский фронт, спасли там жизнь десяткам наших раненых.
Вслед за этим 3-4 экземпляра появилось у любителей в Петербурге и в Риге, а в 1907 году немецкие овчарки появились в качестве полицейских собак, конкурируя с пользовавшимися в то время большим авторитетом доберман-пинчерами. В 1908 году уже несколько немецких овчарок работало в качестве полицейских собак в Митаво-Баусском районе, куда они прибыли из Брауншвейга вместе с первым инструктором.
19 октября 1908 года состоялось и первое Всеросссийское испытание полицейских собак, устроенное “Российским Обществом поощрения применения собак в полицейской н сторожевой службе”, организованным в этом же году на несколько дней раньше.
На испытании этом среди 29 собак было и 11 немецких овчарок. Из них отличились Вольф ф. Штеркраде, Герта ф. Нидерейн, внучка Хоранда и особенно Киевлянка, которую дрессировал и вывел на испытания проводник-инструктор Аснольм.
С 1909 года начинают открываться вслед за школой, основанной упомянутым Обществом, одна за одной другие школы и питомники, в которых овчаркам приходится бороться за преобладание с выносливыми доберманами, каковыми они тогда были и которые считались тогда лучшими ищейками, а также и с известными в России уже ранее эрдельтерьерами.
К полицейским собакам большинство населения относилось с неприязнью, и это, разумеется, не шло на пользу породе. Поэтому в России немецкая овчарка широкого распространения быстро не получила, хотя и хорошо зарекомендовала себя на службе.
Слабые попытки с 1911 года проникнуть немецким овчаркам в армию и на пограничную службу дали пока ничтожные результаты и только с начала Первой Мировой войны в 1914 году они в количестве почти двухсот голов показались на фронте. Успех овчарки, однако, как и других пород военных собак в царской армии был крайне невелик.
Зато овчарки-ищейки гремели. Так, например, Хелли из Петербургской полиции соперничала со знаменитым московским доберманом Трефом. Широко были известны Гроза Виндаво-Рыбинского отделения полиции, Коррект Владикавказской полиции и целый ряд других собак. Полицейские собаки усилено рекламировались. В газетах и журналах появляются статья и фотографии конкурентов легендарному сыщику Трефу - немецких овчарок Хеллы, Грозы, Варяга и других.
Каких либо конкретных сведений о наличии немецких овчарок в частных руках не имеется, так как они были в очень ограниченном количестве.
После войны и революции, нанесших сильный удар делу собаководства, нужно было начинать все сначала. Немецкие овчарки, насчитывавшие ранее сотни голов, остались в количестве нескольких десятков.
Для насыщения новых школ и питомников CCСР понадобились не только ищейки, но и пограничная собака, военная, сторожевая и пр. В связи с этим начался учет старого материала и выписка собак из Германии, откуда овчарки приходили к нам сначала в равном количестве с другими породами, с 1924 года стали выписываться уже в подавляющем количестве, а с “падением” добермана и других пород, почти исключительно. Именно тогда, в 1924 году в Центральную школу собак-ищеек ОУР НКВД и в Центральную школу собаководства погранвойск ГПУ были привезены из Германии несколько больших партий немецких овчарок. Это и послужило толчком к началу организованного разведения овчарок в нашей стране.
Первый период в отечественном разведении немецких овчарок, продолжавшийся до 1927 года сколь-либо значимых результатов не принес.
С 1927 года разведением немецких овчарок стали заниматься собаководы-любители в секции кровного собаководства Всеохотсоюза, а с 1928 года в секции служебного собаководства ОСОАВИАХИМ, предшественника ДОСААФ и РОСТО.
1927 год стал как бы началом второго этапа работы над немецкой овчаркой. Расширился круг интересующихся этой породой, у любителей подросли и стали включаться в план вязок немецкие овчарки, взятые щенками. Увеличению круга любителей способствовали кружки по породам, организованные при секциях служебного собаководства. В это время широко использовался целый ряд производителей, принадлежащих государственным питомникам.
В противоположность одновременно развивающейся породе доберман, сразу завоевавшей большую симпатию, немецкая овчарка очень трудно проникала к любителям. Это обстоятельство, разумеется, не способствовало качественному и количественному росту породы, да и материал для разведения, к сожалению, подобрался весьма разнородный: советские кинологи не обладали достаточным знанием породы. Те не менее, овчарка стала занимать главенствующее положение среди служебных пород собак.
Но, к сожалению, основной маточный материал был очень низкого качества, и кобели, являясь несомненно массовыми улучшателями, не давали ничего выдающегося, особо ценного, способного конкурировать с импортным материалом. Главным же недостатком этого периода была работа “вслепую” и отсутствие какого-либо представления о правильном подборе производителей. Участь производителя порой решала красивая кличка с длинным и звучным префиксом, а порой, случайные выставочные победы или неудачи.
По мнению одного из крупнейших советских кинологов А.П. Мазовера, своей известностью и успехом Эду ф.Гейзенгоф, вывезенному с Запада, был обязан исключительно удачному и наверняка случайному подбору ему партнерши - Бине ф. Бриггоф, так как крови двух пометов от Бине вписали эту пару в историю немецкой овчарки в CCСР. Ни от Эду, ни от Бине в других комбинациях ничего сколько-нибудь интересного не получилось.
Лучшим кобелем из всех бывших до Великой Отечественной войны в CCСР считался сын Эду и Бине, Чемпион Всесоюзной сельскохозяйственной выставки Абрек, записанный во Всесоюзную родословную книгу служебных собак под первым номером. Точных сведений об использовании Абрека в качестве производителя не имеется, но по грубому, несколько преуменьшенному подсчету, он использовался больше других производителей и имел свыше тысячи щенков. Так как большинство из них были племенными собаками, то, по всей вероятности, у него можно насчитать несколько тысяч внуков и правнуков (А. П. Мазовер, 1947).
Итак, единственной оформившейся в то время линией была линия Чемпиона Абрека ВРКCC 1, но заметных успехов в массовой работе с породой, о которых можно было бы говорить сегодня как о достижениях, не было.
В своей книге "Экстерьер и породы служебных собак" в 1947 г. А.П. Мазовер так характеризует этот период разведения: "Все наши современные немецкие овчарки произошли от небольшой группы импортных производителей, привозимых в период 1924-1936 годов. Ввезенный материал был весьма различен по своим качествам, подбирался без всякого плана и системы и представлял собой случайно подобранную группу собак без всякого учета их разведения в CCСР. Дальнейшая работа в течение ряда лет велась беспланово.
Если в других породах, в частности в отношении доберман-пинчеров и эрдельтерьеров, разведением занимались квалифицированные люди и руководители, то здесь работа шла самотеком, без участия специалистов, производителей брали без учета родословных данных, исключительно на основе выставочных оценок, носивших иногда случайный характер в этом новом еще тогда деле".
Если добавить сюда другие факторы, а именно: нехватку специалистов, литературы, навыков работы с породой и кинологической культуры, то можно реально подставить состояние породы довоенного периода.
Времена сталинских репрессий, Великая Отечественная война нанесли большие потери всей стране и служебному собаководству в частности.

 

начало статьи

читать далее


При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru