Немецкая овчарка Siеger 2010

Главная выставка немецких овчарок (продолжение)

начало статьи читайте здесь "Поездка на Siеger"

Процесс. День первый
Итак, с сегодняшнего дня я — аккредитованный фоторепортер на главной выставке немецкой овчарки! На долгих три дня! От сознания собственной значимости вырастают незримые крылья, и чуть жмет голову сияющий нимб. Его я ощущаю даже без зеркала.
Первый день «Зигера» — проверка поведения, тестирование рабочих качеств, мутпроба, «кусачка»... Как ни назови происходящее сейчас на стадионе, смысл и действие не изменятся ни на йоту. Смысл — проверка РАБОЧЕГО класса на наличие у него качеств и инстинктов, делающих овчарку РАБОЧЕЙ собакой. Это послушание, внимательность, управляемая агрессия, высокий уровень инстинкта добычи, крепкая нервная система, способность быстро переключаться. Действие — достаточно однообразное, но все равно захватывающее. На него, как на дождь или огонь, никогда не надоедает смотреть. Для тех, кто этого никогда не видел или видел, но не понял, постараюсь вкратце объяснить, что к чему.
На поле работают два фигуранта. Проводник выходит с собакой на рубеж, отстегивает поводок и идет по направлению к первой палатке. Проверяется «послушание на защите»: умение двигаться по команде «рядом» и способность сконцентрироваться на выполнении приема. Затем — так называемый «фактор» (неожиданности). Из-за палатки неожиданно появляется фигурант. Правда, абсолютно всем животным этот «сюрприз» известен. Поэтому многим так трудно пройти, не сорвавшись, 10 метров без поводка. Собака должна задержать фигуранта, вцепившись в рукав. Показать бесстрашие, глубокую хватку, темперамент, уверенность, хорошие «добычные» инстинкты. В процессе работы помощник наносит несколько ударов стеком по спине собаки, которая по команде «Аус»! («Дай»!) должна отпустить рукав. Проверяется умение переключаться с фазы борьбы на фазу охраны, концентрация и уверенность. Вторая часть «программы» — так называемая «лобовая атака». Из укрытия, расположенного в 50 метрах, выбегает второй фигурант и с криком продвигается в сторону собаки. Она должна атаковать противника, удержать его и отпустить по команде, продемонстрировав уверенное поведение, умение держать давление и хорошее послушание. Вот, собственно, и все. Тем не менее зрелище впечатляет. Схема одна, но все собаки работают по-разному, одни — азартно и уверенно, другие — агрессивно, с рыком и «трепком», третьи — «отбывают трудовую повинность» и еле висят, уцепившись клыками за рукав.
Зрители страстно реагируют на происходящее. Одобрительный гул сопровождает удачное выступление, свистом награждают «аутсайдеров». Вот сектор на одной из трибун взорвался ревом и овациями. Это экспрессивные итальянцы приветствуют выход и триумфальную работу своих земляков. Немного погодя зашумела «русская» трибуна. На поле вышел «народный» любимец из Петербурга, Узо ф. Фрайхайт Вестерхольт. За него болеют все соотечественники — как нынешние, так и бывшие — россияне, украинцы, прибалты, белорусы. Здесь, в Германии, они продолжают оставаться единой, интернациональной семьей. Российский тандем отработал очень уверенно и красиво, продемонстрировал прекрасное послушание и гордо удалился, под заслуженные «продолжительные аплодисменты».
Давно известно — животные снимают стресс, помогают больным людям выздороветь, приобрести социальную адаптацию. Но сегодня мы увидели, что собака способна на большее! Эта овчарка ввела инвалида не просто в мир здоровых людей, а в мир спорта. Заставила почувствовать человека своим в этом особенном окружении и даже добиться здесь успеха. Перед таким упорством и мужеством можно только склониться в глубоком, уважительном поклоне.

Несколько подмеченных закономерностей
«Кусачка» шла своим чередом. Состав фотоблондинок удвоился. Теперь мы трудились на пару с известным украинским фотографом, Ольгой Вартанян. Как говорится, «вдвоем и батьку хорошо бить». Воспользовавшись теми возможностями, которые давал бейдж с надписью «Presse», мы подобрались к самому бортику, отделявшему действующих лиц от зрителей, и с комфортом вели съемку, обсуждая работу фигурантов и известных немецких производителей. Между делом мы вывели несколько закономерностей, которые и предлагаем читателям (вдруг пригодится когда-нибудь). Во-первых, если поблизости не крутится толпа фотографов, а маститые официальные немецкие «лица» пьют кофе, вместо того чтобы лицезреть «кусачку», то ничего интересного в течение часа не предвидится. Все знаменитые собаки будут в другом «заезде». Во-вторых, если собака перед пуском тщательно нюхает траву, то можно смело спорить на то, что она не «откусается» (правда, этот постулат нуждается в проверке). В-третьих, чем хуже выглядит собака по экстерьеру, тем лучше она «кусается» (это по принципу: умные — в одну сторону, красивые — в другую...). Надеюсь, никто не принял всерьез эти умозаключения? Не забывайте — их придумали блондинки!


Не секрет, что многие российские собаководы убеждены, что овчарка, привезенная из-за «бугра», «из самой Германии», непременно будет звездой рингов и окажет положительное влияние на селекцию в масштабе как одного, отдельно взятого питомника, так и в масштабе всей страны. Иногда такое случается. Но редко... Не следует забывать, что такие недостатки, как слабые связки, вкупе с чрезмерными углами задних конечностей, некрепкие уши, короткие и узкие грудные клетки и многие другие неприятные «сюрпризы» пришли к нам именно с родины породы. Может, стоит все же избирательно подходить к таким «покупкам»? Пора понять, что поставленное в Германии на «поток» производство щенков, способно сильно изменить качество поголовья тех стран, куда продаются эти «излишки производства» как в лучшую (что вряд ли), так и в худшую сторону. Пора снять «розовые очки» и увидеть, наконец, что взрослые производители, продающиеся в Россию за гроши, на самом деле товар по принципу «на тебе, Боже, что нам негоже». Пора вязать наших сук не с модными победителями, «зигерами», чемпионами, а с кобелями, которые подходят им по фенотипу и генотипу. Вот такие мысли приходят в голову, когда перед тобой проходит настоящее и будущее немецкой овчарки — ее выдающиеся производители и племенные группы Германии.

Процесс день второй

С утра идут предварительные описания, а после обеда — самое интересное — смотр производителей и их групп потомства. Даже с точки зрения дилетанта, это весьма внушительное зрелище! На беговую дорожку, опоясывающую футбольное поле, по очереди выходят племенные группы. Многие из них возглавляют отцы-производители, знаменитые не только в Германии, но и во всем мире. Невероятно красивые собаки. Зрители с восторгом встречают своих любимцев: Вегаса, Фурбо, Шико, Обера, Арекса и других... Все команды одеты в яркие спортивные костюмы, у каждой — свой цвет. Группа Юкона в тропически ярких, оранжево-зеленых «прикидах». У проводников детей Вегаса — красные штаны и белые куртки.
Представители молодого кобеля Хатто — в эффектных черно-желтых одеяниях. Каждая племенная группа делает круг почета по стадиону, затем ее презентуют зрителям в стойках. Пользуемся моментом и стараемся сделать как можно больше удачных снимков. Новостей с «линии огня» с нетерпением ждут те, кому не посчастливилось попасть сюда и посмотреть на шоу вживую. Напоследок «отцы и дети» демонстрируют движения на рыси, совершив еще две пробежки по кругу. Представлены как небольшие, совсем еще юные группы потомков молодых кобелей, так и зрелые, вполне оформившиеся, маститые «коллективы» от таких известных производителей, как Один ф. Хольткэмпер Хоф, Вегас дю Хаут Мансард, Квенн ф. Лоервег. Стадион скорбно молчит, когда выводят группу Цампа ф. Термодос. Три года подряд ее встречали неумолкающими овациями и стоя. Сегодня выдающейся собаки уже нет, но великолепная группа потомков говорит о том, что Цамп не умер. Он жив в своих детях.
С неослабевающим интересом мы наблюдаем за происходящим. Это и понятно — в Россию из Германии сплошным потоком продаются щенки и взрослые собаки. Отцы многих из них представлены здесь сегодня. Хочется увидеть и запомнить те достоинства и недостатки, которые передаются по наследству. Проанализировать свою прошлую и будущую племенную деятельность. Составить прогноз на формирование будущего поголовья и решить, наконец, «катится или не катится порода», а если «катится», то КУДА?

Процесс. День третий
Воскресенье. Сегодня проводится экспертиза самых ответственных, первых рингов.
Итак, идет экспертиза первых рингов, причем на нескольких полях одновременно. Разорваться я не могу, поэтому выбираю средний класс кобелей, чтобы рассмотреть все как можно лучше и снять как можно больше. В следующем году эти собаки выйдут в рабочий класс. Будет интересно посмотреть, как они сформировались за год. В целом, мне ринг нравится.  В   «головке» идут сильные, крепкие, очень импозантные животные, достойные представители своей породы, будущие производители, которые окажут огромное влияние на поголовье всего мира. Мне удается отснять первых двадцать кобелей, и я тороплюсь на главное поле. Там сейчас будет проводиться презентация «горячих двадцаток». Двадцать лучших представителей от каждого класса пройдут перед зрителями во всей красе и славе. Так что мое место — на передовой.

Немножко о «кухне» немецкого судейства... Собак в каталоге зарегистрировано примерно полторы тысячи (вместе с пастушьими классами). В каждом классе набирается около двухсот голов. Отсудить такой громадный ринг сразу невозможно, если все участники встанут шеренгой друг за другом, да и стадиона не хватит. Поэтому после предварительной расстановки судья разбивает один большой класс на три или четыре группы поменьше. Критерии отбора понятны — экстерьер, анатомия, приоритеты самого эксперта, хендлинг, плюс еще определенный процент везения... Здесь же — конкурс документов. Котируются только немецкие проверки на DNA, дисплазию локтевых и тазобедренных суставов, немецкие дрессировки и керунги, а также пресловутая немецкая «политика». Она, как привидение, — все о ней говорят, но никто ее не видел. В общем, оказаться в первом ринге — очень престижно, но шансов на это у иностранной (читай — российской) собаки чрезвычайно мало. Были, конечно, исключения — Эндрефальва Клеопатра, Тор ф. Фриденспарк и кто-то еще, прорвавшиеся в первый ринг. Но они лишь подтверждают общую концепцию судейства.


«Да, Нет, водка — чуть-чуть!»
Немножко о разношерстной компании фоторепортеров, среди которых уже известные читателям блондинки из России и Украины. Нас уже трое. Присоединилась светловолосая Лена Агличева — главный редактор журнала «Мир немецкой овчарки». Рядом суетится веселый и заполошный Фрэнки Хайманн из Бельгии, Он известен российским «немчатникам» по великолепным фотографиям с сайта «Aniva». Завидев наши блондинистые, склонившиеся под тяжестью «фотопушек» головы, он радостно орет: «Здравствуй, до свидания, да, нет, водка — чуть-чуть». Выложив весь свой запас русских слов, он целится в нас Никоном и делает пару снимков. Неподалеку расположился с громадным штативом представительный и важный Урбан Петтерсон. Собственно, он — «Урма». Название знаменитого многотомного фотоальманаха стало его вторым именем. Здесь же наблюдает за происходящим Геннадий Северин. Он представляет украинскую «Немецкую овчарку». Наша команда интернациональна по составу. Кроме Европы, России и Украины здесь широко представлен Восток: Индия, Япония, Китай. Китайцы серьезны и озабочены. Они прицениваются к очередному потенциальному «отборнику» и теперь тщательно ведут съемку понравившегося «объекта». Все репортеры аккредитованы на «Зигер» своими породными клубами, национальными союзами немецких овчарок. Все, кроме российских! Наш РСВНО уже несколько лет отмалчивается, когда редакторы монопородных журналов запрашивают аккредитацию. В ответ на все просьбы и заявления — молчание.
Журнал «Эксцельсиор» получил возможность работать в ринге, благодаря литовскому союзу и журналу «Друг». «Мир немецкой овчарки», по большому счету, «просочился» нелегально. Шеф пресс-центра, господин Груббе смеется: «Россия — большая страна. Большие вопросы. Некогда заниматься незначительными проблемами». Так обидно, когда тебя считают «незначительной проблемой». Может, пора начать уважать себя? Тогда и другие начнут испытывать уважение. К России. К РСВНО. К нам с вами — русским людям.


И вот  — кульминация мероприятия! Первые ринги рабочего класса. Именно здесь и сейчас будет решено, кто же станет парой победителей Всемирного чемпионата немецкой овчарки? Кого назовут «зигером» и «зигерин» этого года? Кто победит в «Нюрнбергском процессе»?
На зрительских трибунах к этому торжественному моменту собрались все. Даже те, кто лакомился в палатках по соседству отменным немецким пивом с жареными колбасками. И те, кто устроил себе шопинг, торопливо скупая нужные «штучки» и «ништяки», необходимые в каждом уважающем себя питомниковом хозяйстве. Все! Час «X» наступил. Сначала идут суки. Все, как на подбор — красавицы, глаз не оторвать! Многие «модели» вызывают бурную реакцию трибун — свист, крики, аплодисменты. В рабочем классе собака должна уметь красиво двигаться «внатяг» на шагу, стоять в экстерьерной стойке, показать максимальную рысь, двигаясь рядом с хендлером без поводка. Судья придирчиво изучает «пятерки» на предмет крепости связок и локтей, следит за реакцией на пистолетный выстрел... И вот, ринг выстроен. Впереди одиннадцать «отборниц», овчарок, получивших высшую оценку на «Зигере» — «отборное отлично». Победительница рабочего класса, «Зигерин 2010» — Чакира ф. Пендлер, дочь дважды чемпиона мира, Вегаса дю Хаут Мансард. В прошлом году она не прошла проверку поведения, и чемпионкой стала ее полусестра Белла ф. Кукуксланд. Сегодня звездный час Чакиры. Она не только красиво отработала «кусачку», но и с триумфом закончила ринг. Громадный кубок и золотой венок с черно-красно-желтой лентой национальных цветов Германии честно заработаны.
И, как говорится, «вкусное — на десерт». Начинается ринг рабочего класса кобелей. Стадион тихо гудит. Обсуждаются шансы на звание «отборников», делаются ставки на того, кто станет чемпионом. Претенденты известны, но что решит Райнхардт Майер? В голове известные собаки — Йером, Арекс, Паер, Квантум, Жиголо, Устинов. Они «засветились» еще в прошлом году, кое-кто уже был в «отборном классе». Народное голосование колеблется между Йеромом, Обером и Рэмо. Но вот ринг замирает... Чемпионом становится Обер ф. Бад-Болль. Это не совсем мой идеал. Гораздо больше мне нравится черномазый красавчик Пэр ф. Хазенборн, получивший 13VA. Но Обер — красивый кобель с выразительной головой, показавший убедительную «кусачку» и представивший сильную группу потомства. При таком раскладе, именно он и должен был стать «Зигером». Рэмо ф. Фихтеншлаг прошел вторым, а прошлогодний «Вице-Зигер», Йером ф. Салихин — третьим.
Награждение на «Зигере» всегда проходит с помпой и воодушевлением. Прямо на зеленом поле торжественно играет оркестр в национальных немецких костюмах, сияя медными трубами и пуская солнечных зайчиков.Пьедестал украшен дубовыми ветками и корзинами цветов. Уставшие собаки почти не реагируют на блицы фотовспышек и оклики окружающих. Честно говоря, устали не только они.... Только теперь я чувствую, как горит обожженное солнцем лицо и ноет шея, на которой все эти дни висело три килограмма «никоновского» пластика и металла. Слышно, как ворчит голодный желудок. За день в нем не было ни крошки... Господи, ну почему я не выбрала себе другую породу? Почему именно овчарки? — спрашиваю я себя, зная, что это вопросы «от лукавого»... Никогда и ни при каких обстоятельствах я бы не выбрала другую породу. Поэтому нечего ныть и жаловаться. Год пролетит незаметно, а там — снова укладывать «косметичку». Такая уж судьба у блондинок.

 

 

 

Евгения Петрушина
заводчик немецких овчарок
гл. редактор журнала "Эксцельсиор"
фото автора
Журнал "Друг" № 11 2010г.
Разрешение на публикацию получено для нашего сайта у редакции журнала «Друг для любителей СОБАК»
копирование статьи запрещено

  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.