Волшебная палочка

Волшебная палочка

Волшебная палочка

Доктор Каррабелиус был, разумеется, не только дрессировщиком собак и попугаев, но и фокусником-иллюзионистом, чревовещателем, глотателем змей и много ещё кем. Короче говоря, он умел делать все те таинственные и заманчивые вещи, которые, как известно, многие хотели бы делать, да, к сожалению, не умеют.
Он, например, мог протыкать булавкой язык и исчезать из сундука на глазах у публики. А кто не мечтал об этом?
В самом деле! Если ещё с булавками — туда-сюда, то уметь исчезать из сундука хотел, конечно, уж всякий.
Некоторые люди спокойно относятся к этому: не могут проткнуть свой язык, проглотить шпагу или сварить яичницу в шляпе — ну и ничего, живут и так. Конечно, сначала погорюют некоторое время, а потом и ничего.
Но были такие два мальчика, которые никак не могли свыкнуться с тем, что они не иллюзионисты. От досады они не могли спать по ночам. Во сне они глотали всякие тяжёлые предметы, садились в сундук и летали в нём по воздуху, за ними гналась толпа; тогда они исчезали вместе с сундуком, и толпа останавливалась поражённая: «Ах, какие мальчики, — говорила она, — ай да мальчики!»
Звали их Валя и Саня. А жили они в том самом городке, куда приехал однажды с цирком доктор Каррабелиус и где произошло всё то, что тут описано.
Валя и Саня достали билеты на самое первое представление доктора Каррабелиуса, за семь дней до открытия цирка. Им казалось, что на открытие пойдёт весь город и билетов для них не останется. По городу они ходили все семь дней очень взволнованные и радостные. Только очень им было жалко извозчиков, так как те не могли пойти в цирк. И пожарного на каланче было жалко.
— Ну, ещё пожарный может отпроситься с дежурства, — сказал Саня, — а уж извозчикам плохо: не уйдёшь с козел.
— Ну, могли бы на минутку привязать лошадь к столбику и пойти взглянуть, — сказал Валя.
— Не знаю… Я бы, пожалуй, конечно, привязал…
Они хотели так и посоветовать извозчику, но тот сидел очень уж хмурый, и они не решились к нему подойти.
Пришёл наконец день представления. Цирк действительно был полон. Саня и Валя сидели на местах уже задолго до звонков, так как боялись, что звонки забудут дать и они пропустят иллюзиониста.
— А вот и пожарный стоит, — сказал Валя, — он так и сделал, как мы думали.
— Может быть, ещё извозчики придут, — сказал Саня, но тут на сцену вышел человек в мундире с метёлкой.
— Доктор Каррабелиус… — сказал Валя.
— Нет. Это униформа , — ответил Саня. — Он будет подметать метёлкой, чтобы доктору было чище.
Однако арену подмели не для доктора, а для лошадей. После лошадей были велосипедисты и ещё многое, и только самым последним номером объявили иллюзиониста и факира — профессора индийской магии доктора Каррабелиуса.
Доктор вышел с помощницей; он огляделся, кашлянул и сказал:
— Для началь я буду сделаль один пустячок: отрежу голова это женщина.
Ребятам стало жалко женщину. Но она спокойно легла в длинный ящик. Ящик поставили стоймя, и в отверстие, проделанное вверху, все видели лицо женщины. Доктор взял плотничью пилу и перепилил ящик там, где была шея женщины. Потом нижнюю часть ящика унесли, а в верхней по-прежнему оставалась голова помощницы доктора. Ящик с головой доктор положил на стул и сказал публике:
— Дорогие граждане! Так как я отрезайль своей помощнице голова, то я прошу теперь помогайт мне кого-либо из публика.
Саня и Валя вскочили оба.
— Я пойду, сиди, — сказал Саня, — а то он отрежет тебе голову.
— А тебе? — спросил Валя.
— Я не дамся, я большой.
Однако на арену они пошли вместе. Кроме того, выбежали ещё четырнадцать мальчиков и одна старушка. Но Саня с Валей были первые, и все остальные ушли обратно.
— Вы хотейль обязательно два помощника? — сказал доктор. — Как вас зваль, мальчик?
— Саня и Валя.
— Ну хорошо, Саня и Валя, ви будет держаль вдвоём эта одна волшебная палочка.
Он протянул им маленькую чёрную палочку, и Саня с Валей взяли её в руки.
— Вот у меня в руках один большой пила, — сказал доктор. — Взмахните палочка и скажите: «Айн, цвай, драй!»
— Айн, цвай, драй! — сказали мальчики, и пила исчезла.
Публика стала аплодировать.
— Вот теперь в мой рука этот бутылка. Я накрывайль её чёрным платком. Скажите: «Айн, цвай, драй!»
Мальчики сказали, и вместо бутылки появилась живая курица. Доктор накрыл её платком — айн, цвай, драй, — и вместо курицы появилась шляпа, потом вместо шляпы — графин с водой. Доктор взял графин и поставил на стул рядом с ящиком, в котором лежала голова помощницы.
Саня незаметно постарался подвинуться к стулу, чтобы посмотреть графин, а заодно уж и ящик. Он уже притронулся к графину, но тут увидел в ящике голову помощницы доктора.
— Мальчик, не трогай, ты разобьёшь графин, — строго сказала голова помощницы доктора.
Саня, смущённый, отскочил в сторону.
— Ну, дорогой помощник, теперь давайль уходиль на место, — сказал доктор. — Только палочка отдавайль мне. Она мне очшень нужен. В эта палочка — самый главный волшебств всех фокус.
Саня и Валя отдали палочку и убежали на места.
На арену опять притащили вторую половину ящика, приставили к той, что на стуле. В том месте, где отпилено, доктор помазал гуммиарабиком и взмахнул палочкой. Из ящика вышла помощница и начала убирать приборы на арене.
Доктор проделал ещё несколько мелочей: проглотил четырёх змей и один подсвечник, сделал курицу чернильницей, взял у публики четыре кольца, а затем вытащил их из кармана у пожарника.
— Больше пожарник никогда не пойдёт на представление, — сказал Валя. — Он ведь не хотел взять кольца.
— Ну, мало ли — не хотел, — сказал Саня. — А мог так и уйти, незаметно, с кольцами.
На этом представление окончилось. Люди выходили из цирка толпой, и Саня с Валей смотрели в лица выходящих, чтобы увидеть на них необыкновенное удивление. Но никакого удивления на них не было. Все, наверно, притворялись и пытались придать лицу самое обыкновенное выражение. Некоторые даже говорили:
— Ну что ж, курица, курица… Подумаешь тоже.
— У нас вон одна курица четыре яйца сразу снесла, — сказал какой-то мужчина зевнув.
— А голову вы бы могли отрезать? — строго спросил его Валя.
— Голову? Да, а чего ж? Конечно, смог бы.
— Отрезать-то смог бы, а вот обратно поставить… — сказал Саня.
— Обратно действительно не пробовал. Но если попробовать?…
Обиженные Саня с Валей ушли. Дома тоже все делали равнодушный вид, когда они рассказывали о представлении. Наверно, все злились, что не были в цирке.
— Он змей глотал! — сказал Саня.
— Бывает, и лягушек едят, — строго сказал папа. — Всё дело привычки. А может быть, и голодный желудок — чего не съешь.
— Ну, а подсвечник?
— И подсвечник тоже. Практика нужна. Опыт. Ложись спать.
Запершись один в комнате, Саня стал думать о том, как ему стать иллюзионистом. Все говорят о практике — значит, и он может долгой практикой научиться глотать подсвечники?
Начать сразу с подсвечника он не решился, но для начала попробовал съесть коробку спичек. Они не елись, и ничего не вышло.
Саня лёг спать.
Ночью он долго обижался за доктора и всё представлял, что он сам Каррабелиус. Сначала он пустил в зал всех извозчиков. Потом отрезал всей публике головы и не хотел их приклеивать обратно. Его долго все просили и извинялись перед ним, тогда он наконец приклеил головы обратно и, поднявшись в воздух и покружившись ещё над изумлёнными зрителями, улетел.
Под утро он увидел, что отец ещё не спит, у него горит свет, и Саня сразу всё понял. Он подошёл к двери и сказал:
— Это нехорошо. Я знаю: ты мне говоришь «спи», а сам хочешь научиться есть подсвечники.

— Пошёл спать! — закричал на него отец, очень рассердившись, что его разоблачил Саня.
А утром Саня и Валя уже ходили по улицам и строили всякие планы: как стать вроде Каррабелиуса. И даже лучше. Вот если бы им волшебную палочку!..
— Чего бы мы только на месте доктора не сделали! — сказал Саня.
— Ну, а чего, например? — спросил Валя.
— Ну вот: зашли бы в кондитерскую. Сказали бы «Айн, цвай, драй!» — и все пирожные очутились бы в этом чемодане.
— А продавец бы за нами?
— А мы бы ему отрезали голову.
— Из-за пирожного не стоит… И потом, нужно сначала класть продавца в ящик.
— А мы превратили бы его в курицу.
— Нет, наверно, доктор Каррабелиус не всё может, — сказал Валя. — Пирожные вряд ли может.
— Нет может, и лимонад может!
Так, споря, они сели в автобус, чтобы отправиться к реке купаться. И здесь, в автобусе, они вдруг увидели доктора Каррабелиуса.
Доктор о чём-то думал и был очень рассеян. Ребята умолкли и со страхом смотрели на иллюзиониста. Что же касается публики, то она делала вид, что не обращает на него ровно никакого внимания.
— Вы мне наступили на ногу. Надо осторожнее! — сказал какой-то толстый мужчина доктору Каррабелиусу.
Ребята замерли.
— Сейчас он отрежет ему голову, — шепнул Валя.
Однако доктор просто извинился и, пробравшись к выходу, сошёл на остановке. Ребята спрыгнули за ним. Доктор шёл, по-прежнему задумавшись и ёжась, как будто ему было холодно. Он зашёл в продовольственный магазин и вышел оттуда с каким-то свёртком. Ребята продолжали шагать за ним.
Так они вышли в поле. Здесь доктор снял шляпу и, посадив её на палочку, принялся вертеть её в воздухе.
— Волшебная палочка! — узнал Саня.
Тут доктор принялся петь песню, размахивать руками и вдруг остановился и закричал петухом.
Это ребят озадачило. Они остановились было, но доктор обернулся и увидел ребят. Он удивлённо посмотрел на них, потом закрыл один глаз, открыл другой ещё шире и заблеял:
— Ме-е-е!
Это было так неожиданно, что ребята засмеялись. Доктор тоже улыбнулся и поманил их к себе пальцем. Саня храбро приблизился к нему и сказал:
— Мы знаем, кто вы. Вы — доктор Каррабелиус, профессор индийской магии.
— Прафильно, — сказал доктор. — Я тоже знай, кто ви. Ви члень Лондонского королевского географического общества, мистер Клеб и леди Бубби.
— Нет, — сказал Саня.
— Нет? Простите! Значит, я ошибайся. Я часто ошибайся. Я очшень близорукий и рассеянный человек… В таком случае ви, наверно, испанские тореадоры…
— Нет, мы Саня и Валя! Те мальчики, которые держали палочку…
— Ах, те самые малыники Саня и Валя! Я очшень большой приятно. Ви извиняйль меня — у меня во весь мир такой много знакомий, что я путай и не узнавай… Так ви — те самый Саня и Валя! Ви идёте купаться? Я тоже. Очшень рад, очшень…
Они зашагали вместе. Ребята исподтишка оглядывали доктора.
— Скажите, пожалуйста, — решился наконец спросить Саня. — Вы всё можете?
— Да-а, конечно, — сказал доктор, нахмурив брови. — Всё.
— И пирожные?… — осмелился спросить Валя.
— Да, конечно, пирожные тоже. Вот, например, смотрийль. Айн, цвай, драй…
Доктор взмахнул палочкой и вынул из-за уха Вали пирожное. Он преподнёс его ребятам. Потом из-за пазухи Сани достал кусок ветчины и конфеты. Все стали есть, зашагав дальше.
— Ну, а ви что можете? — спросил доктор.
Ребята задумались.
— Мы можем перевёртываться через голову, — сказал Саня.
— Через голова? Ой, это очшень интересно. Ви обязательно должны показайль.
Саня разбежался и перевернулся на траве через голову. Валя же принялся ходить на руках. Доктор был так доволен, что чуть было не лопнул от смеха.
— Ой, это очшень, очшень замечательно! Я попробуй теперь это сделайль тоже.
Он снял пиджак и опустился на четвереньки. Попробовал стать на голову, но перевернулся на бок и у него лопнули подтяжки. Доктор попробовал ещё раз, но у него не выходило.

Тогда ребята стали помогать иллюзионисту, держа его за ноги.
Так, кувыркаясь, они весело пришли к реке.
Доктор разделся. Тут ребята удивились, до чего у доктора Каррабелиуса длинная, худая и смешная фигура. Он был тощ, как жердь, сутуловат и весь в рыжих пятнах, точно жираф.
Подойдя к реке, профессор индийской магии осторожно попробовал ногой воду.
Страницы:
1 2

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru