Ошибки, встречающиеся при дрессировке

В ходе проведения практических занятий по дрессировке служебных собак нередко дрессировщики допускают различного рода ошибки. В результате этого у собак вырабатываются разные нежелательные привычки, которые сильно мешают нормальной работе.

Ошибки, встречающиеся при дрессировке, принято подразделять на тактические и технические.

К ошибкам тактического порядка относят неправильности, вытекающие из самой организации занятий, когда формы проведения их недостаточно продуманы. Собаки отказываются выполнять команды, если в глаза падают прямые лучи солнца или если животных заставляют ложиться на сырую почву. Чаще это бывает при групповых занятиях. Если дрессировщик не заметит этих ошибок, он не поймет причины плохой работы собак, без нужды будет повышать интонацию, прибегать к грубым принуждениям. В результате собаки станут задерганными и запуганными. К такому же роду тактических ошибок нужно отнести случаи, когда дрессировщик не придает значения систематической смене участков местности, где ведутся занятия. Проведение занятий на одном и том же участке способствует появлению нежелательных привычек. Например, дрессируя собак для связи только по дорогам, мы незаметно для себя вырабатываем привычку ориентироваться только во время движения по дорогам. В результате таких ошибок в обучении выдрессированная собака при службе по связи будет сходить с правильного направления, переключаться на дороги. Подобные нежелательные связи могут образовываться у собаки и при обучении на розыскную и другие виды служб.
  • 100

Влияние внешних условий на дрессировку

Практические занятия по дрессировке служебных собак проводятся в различных условиях местности, в разное время года и суток. Внешние условия, в которых проводятся занятия, по-разному влияют на ход дрессировки и ее результаты.

Одни явления внешней среды способствуют ускорению и закреплению отрабатываемых навыков, другие затрудняют этот процесс. Если на участке местности, где проводятся занятия, окажется много отвлекающих раздражителей, работа будет затруднена. Вырабатываемые условные рефлексы под воздействием сильных отвлекающих раздражителей будут затормаживаться, и собака откажется повиноваться дрессировщику.

Отвлекающие раздражители бывают как внешнего, так и внутреннего происхождения, и все они в одинаковой мере относятся к явлениям, вызывающим отвлечения. Например, шум выстрелов, домашние животные, находящиеся вблизи места дрессировки, состояние здоровья дрессируемой собаки — все это в равной мере отвлекает собаку. Степень воздействия отвлекающих раздражителей зависит от прочности выработанного условного рефлекса.

Жара, а равно и холод являются сильными отвлечениями, влияющими на физиологическое состояние, они снижают заинтересованность к проводимым занятиям. При высокой температуре воздуха собака быстро утомляется и становится неработоспособной.
  • 100

Поощрения и запрещения в дрессировке собак

Разбирая сущность и значение принуждения в дрессировке служебных собак как сильного безусловного раздражителя нельзя умолчать о значении и способах применения поощрения и запрещения, которые тесно связаны с принуждением.

К поощрениям относятся: звуковая дополнительная команда «хорошо», легкое поглаживание собаки и все виды лакомства. Чтобы как-то оттенить, что собака своевременно и четко выполняет требования дрессировщика (хозяина), ее поощряют, произносят команду «хорошо», поглаживают и дают лакомства. Команду «хорошо» всегда произносят в мягком, ласковом тоне.

Для запрещения нежелательных действий собаки применяется запрещающая команда «фу», обязательно сопровождаемая строгим тоном, а иногда наносится удар хлыстом или рывок поводком.
  • 60

Интонации и их значение в дрессировке

Звуковые команды необходимо произносить четко и достаточно громко, используя различную интонацию. Нельзя допускать, чтобы голос дрессировщика был монотонным: и низкий и высокий тембры одинаково непригодны, если всегда пользоваться только каким-либо одним из них.

Выше сказано, что у собак изумительно развит слух, поэтому они остро реагируют на голосовые вариации как по силе, так и продолжительности звучания. Мы обращаем на это особое внимание потому, что звуковые сигналы — это средство общения дрессировщика с собакой, это «язык», которым человек может управлять и требовать от собаки выполнения определенных действий. Голос является важнейшим элементом, которым человек воздействует на обучаемых животных, подчиняя их своей воле.

Неправильная подача команд, нарушение установившихся правил использования голоса может сделать работу по дрессировке совершенно бесплодной.

В практической работе, с самого начала и особенно при отработке навыков по курсу общей дрессировки, нужно четко разграничивать звуковое содержание различных команд; например, угрожающие команды подаются резко, строгим, повышенным тоном, а одобряющие — несколько протяжно и ласково.
  • 100

Глупый щенок

Глупый щенок вечно куда-нибудь спешил. Я никогда не видел, чтобы он спал, или просто лежал, или хотя бы спокойно стоял на месте. — Вечно он был в движении, и вид у него при этом был такой, словно он обременен заботами.
Я гостил на овцеводческой ферме в Риверине, где жил этот Глупый щенок. Приятно было оказаться вдали от городской суеты, приятно, вставая по утрам, дышать лесным воздухом, смотреть, как качаются растущие вокруг фермы деревья, и знать, что совсем рядом обитают кенгуру, а позади деревьев, в долине, поросшей высокой травой, бродят страусы эму.
Хозяина моего звали Бен Филлипс. Это был добрый старик. Он носил бороду и любил собак. Держал он целую свору. Каких у него только не было: и овчарки, и кенгуровые, и борзые — самые разные породы. По субботам сыновья Бена брали с собой на охоту всю эту визжащую, лающую свору. У собак были странные клички. Прыгун — сторожевая собака, злобный пес, он бегал огромными прыжками; Буфер, Растус — овчарки; Горожанка — чистокровная борзая, презираемая всей сворой: неопытность этой собаки в лесной местности доходила до того, что она бросалась на деревья, спотыкалась о бревна и раздирала себе, лапы о каменистую почву. Собака по кличке Леди была существом чопорным и исполненным зазнайства. Кроме того, были еще Допи и Муча — густошерстные псы, всегда дурно настроенные; и, наконец, Глупый щенок.
О, Глупый щенок! Посмотрели бы вы на него. Он сейчас как раз у двери стоит. А ну-ка выходи, паршивец!
Обычно в помете, как вы знаете, один щенок всегда бывает маленьким заморышем, вечно отстающим от других. Со временем такие щенки, как правило, достигают нормального роста. Но Глупый щенок так и не вырос. Каким был коротышкой, таким и остался.
  • 100

Марк Твен. Рассказ собаки

ГЛАВА I

Отец мой – сенбернар, мать – колли, а я пресвитерианка. Так, во всяком случае, объяснила мне мать, сама я в этих тонкостях не разбираюсь. Для меня это только красивые длинные слова, лишенные смысла. Моя мать питала пристрастие к таким словам. Она любила произносить их и наслаждалась тем, как поражены и преисполнены зависти бывали другие собаки, как они недоумевали, откуда у нее такая образованность. На самом деле все это было показное, никакого настоящего образования у нее не было. Она подхватывала ученые словечки в столовой и гостиной, когда в доме бывали гости, или в воскресной школе, куда ей доводилось сопровождать хозяйских детей. И всякий раз, услышав новое длинное слово, она без конца твердила его про себя, стараясь удержать в памяти до очередного ученого собрания собак нашей округи. Там она, бывало, бросит свое словцо, и, конечно, все, начиная от сосунка, который в кармане поместится, до громадного бульдога, сокрушены и озадачены. Успех вознаграждал ее за все усилия. Если среди нас оказывался посторонний, он непременно проявлял недоверчивость. Едва опомнившись от первого изумления, он тут же спрашивал, что значит это слово. И моя мать отвечала, ни на секунду не задумываясь. Вопрошавший никак не ожидал этого, он был уверен, что тут-то она и попадется, но посрамленным оказывался он сам. Остальные только того и ждали. Им было заранее известно, как все произойдет, у них был опыт по этой части. И все так восхищались, так гордились ее ответом, что никому и в голову не приходило усомниться в его правильности. Это вполне понятно. Во-первых, она отвечала быстро и без запинки, будто говорящий словарь; а во-вторых, откуда, спрашивается, было им знать, надувает она их или говорит правду? Ведь она была среди них единственной эрудированной собакой. Однажды, когда я уже несколько подросла, моя мать притащила откуда-то новое слово – «неинтеллектуальный» – и щеголяла им на наших советах и собраниях, повергая тем всех собак в тоску и уныние. И вот тогда-то я заметила, что на протяжении недели ее восемь раз спросили о значении слова «неинтеллектуальный», и каждый раз она давала новое определение. Это убедило меня в том, что мать моя обладает скорее находчивостью, нежели эрудицией, но я, разумеется, о том промолчала.
  • 100

Д.Н. Мамин-Сибиряк. Зимовье на Студеной

I

Старик лежал на своей лавочке, у печи, закрывшись старой дохой из вылезших оленьих шкур. Было рано или поздно — он не знал, да и знать не мог, потому что светало поздно, а небо еще с вечера было затянуто низкими осенними тучами. Вставать ему не хотелось; в избушке было холодно, а у него уже несколько дней болели и спина и ноги. Спать он тоже не хотел, а лежал так, чтобы провести время. Да и куда ему было торопиться? Его разбудило осторожное царапанье в дверь, — это просился Музгарко, небольшая, пестрая вогульская собака, жившая в этой избушке уже лет десять.
— Я вот тебе задам, Музгарко!.. — заворчал старик, кутаясь в свою доху с головой. — Ты у меня поцарапайся…
Собака на время перестала скоблить дверь своей лапой и потом вдруг взвыла протяжно и жалобно.
— Ах, штоб тебя волки съели!.. — обругался старик, поднимаясь с лавки.
Он в темноте подошел к двери, отворил ее и все понял, — отчего у него болела спина и отчего завыла собака. Все, что можно было рассмотреть в приотворенную дверь, было покрыто снегом. Да, он ясно теперь видел, как в воздухе кружилась живая сетка из мягких, пушистых снежинок. В избе было темно, а от снега все видно — и зубчатую стенку стоявшего за рекой леса, и надувшуюся почерневшую реку, и каменистый мыс, выдававшийся в реку круглым уступом. Умная собака сидела перед раскрытой дверью и такими умными, говорящими глазами смотрела на хозяина.
— Ну, што же, значит, конец!.. — ответил ей старик на немой вопрос собачьих глаз. — Ничего, брат, не поделаешь… Шабаш!..
Собака вильнула хвостом и тихо взвизгнула тем ласковым визгом, которым встречала одного хозяина.
— Ну, шабаш, ну, што поделаешь, Музгарко!.. Прокатилось наше красное летечко, а теперь заляжем в берлоге…
На эти слова последовал легкий прыжок, и Музгарко очутился в избушке раньше хозяина.
  • 100
  • Яндекс.Метрика