Другая собака

Другая собака

Другая собака


* * *
Жизнь так устроена, что нашим питомцам, отпущено природой мало лет. Но, когда заводишь животное, и мыслей нет о расставании с ним. Умом, конечно, понимаешь, что это рано или поздно произойдет. Только кажется, что будет не скоро, а когда-нибудь, потом…

Сначала не стало Степана. Не успели мы отгоревать по любимому коту, как навалилась новая напасть: заболел Снупи. Страшный диагноз нас ошарашил. Мы пытались спасти пса, Снупика прооперировали, но он прожил еще только пять месяцев…

В доме образовалась пустота. Она давила и угнетала. Даже кошки ходили по квартире как пришибленные.

Сюрприз

Я не хотела другую собаку. И представить себе не могла кого-то вместо Снупи. А муж не мог себе представить жизнь без собаки. О своих поисках щенка он мне не говорил. Решил устроить сюрприз.

Однажды вечером, вернувшись домой, он предложил «съездить за посылкой». Ничего необычного в этом не было: по работе ему иногда передавали какие-то бумаги с проводниками поездов. Но в этот раз мы поехали почему-то не на вокзал.

Приехали к незнакомому дому, поднялись на нужный этаж, позвонили в квартиру. Прошли на кухню. На полу возились два щенка. Маленькие, мохнатые и совершенно черные. «Смотрите, – сказала женщина, – как вы хотели: мальчики, 2,5 месяца, вислоухие. Окрас будет перец с солью, а родятся они всегда черненькими».

Я растерялась. Сюрприз мужу вполне удался.

Малыши прекратили игру, заинтересовавшись незнакомыми людьми. Братья стояли бок о бок посередине кухни, поглядывали на хозяйку, словно спрашивали: «В чем дело? Зачем пришли эти мужчина и женщина?» Похожи друг на друга как две капли воды, только один покрупнее. Я присела на корточки и потянулась к меньшему. Щенок смотрел настороженно, не убегал, но подойти опасался.

– Обрати внимание на крупненького. Он сам к тебе идет, – посоветовал муж.

Действительно, малыш топтался рядом, стараясь оттеснить брата. И как только я протянула к нему руку, подлетел, обхватил передними лапами, ткнулся холодным мокрым носом в щеку, а потом быстренько облизал мне лицо. Его доверчивость подкупала сразу.

Пока осматривали щенка, заполняли необходимые бумаги и обсуждали с хозяйкой особенности характера и предпочтения в еде, малыш крутился под ногами, явно ощущая себя центром внимания.

– Он шустрый и упрямый, – заметила хозяйка. – И очень нахальный! К тому же воришка, тащит все, что плохо лежит и до чего может дотянуться. А дотянуться может до многого, потому как слишком уж ловкий и сообразительный для своего возраста. – Говорилось все это ласковым голосом, без малейшего осуждения. Похоже, хулиганистый щенок ей самой был симпатичен.

Первое знакомство


Кошки наш поступок не одобрили. Пускать в дом незнакомого щенка они не хотели.

Взрослых кошек было у нас тогда пять: Ася, Матвей, Маня, Костя и Серый Сверчок плюс три котенка. Ася – старшая в семье, Матвей, Маня и Костя – ее дети разного возраста, а Серый Сверчок – Манин первенец.

После того как не стало Степана, место «главного» кота занял Матвей: старше Кости и Сверчка и сильнее их обоих. Но фактически, как мне кажется, верховодила всеми Ася. Она вроде бы не вмешивалась ни во что, наблюдая за поведением Матвея со стороны. Но мне доводилось видеть, как, посчитав действия сына неправильными, Ася нападала на него со злобным шипеньем, била по морде, и огромный котяра отступал под натиском сердитой мамаши.

Маня никогда особо ни с кем не ссорилась. Обычно спокойная и ласковая, она «взрывалась», только когда дело касалось детенышей.

Костя со Сверчком поначалу попытались было выступить совместными усилиями против Матвея, но скоро от этой затеи отказались. Увалень Матвей, спокойный и миролюбивый, никогда не ввязывающийся в драку первым, уступать парочке не захотел и быстро поставил младших на место. Им пришлось подчиниться. А потом Костя и Сверчок стали ссориться между собой, и как-то вдруг оказалось, что каждый – сам за себя.

Из троих маленьких котят двое были Маниными – белые с серыми спинками кот и кошечка. Они очень походили друг на друга, только у кошечки на сером фоне разбросаны черные и рыжие пятна. Не трехцветка даже, а четырехцветка получилась. Им только пошла третья неделя от роду. Асина рыжая дочка была младше на пять дней. За котятами Ася с Маней ухаживали совместно. Так уж повелось, что в подобных случаях кошки устраивают общее гнездо и вместе кормят и умывают малышей, не разделяя на своих и чужих. Из-за котят и разгорелся весь сыр-бор.

На звук открывающейся двери вся пятерка в полном составе вылетела в прихожую. Когда мы вошли в квартиру и муж поставил щенка на пол, кошки опешили на мгновенье, а потом хором принялись выть на разные голоса и шипеть. Взъерошились, глаза горят – жуткое зрелище! Муж прикрикнул на скандалистов, щенок затявкал. Тогда Ася с Маней стали нападать на малыша с двух сторон, норовя вцепиться в него когтями: одна – в морду, другая – в толстый пушистый зад. Наверное, в чужой собаке они усмотрели угрозу для своих деток и напали, защищая потомство. Для них не имело значения, что новичок тоже детеныш. Это – враг, решили кошки. С ним надо бороться!

Перепуганный щенок, ошарашенный неласковой встречей, забился под стул. Я вытащила его оттуда, взяла на руки, пытаясь уберечь от разъяренных кошек. Возмущенная Ася прыгала вокруг меня, норовя дотянуться до малыша передними лапами. Похоже, одна из попыток достигла цели. Он завизжал и с перепугу вцепился мне зубами в подбородок. Закапала кровь. В прихожей стояли крик, скулеж, вой, шипенье, плач, суета и толкотня.

Муж метался по квартире, не зная за что хвататься в первую очередь: спасать щенка, разгонять кошек или же помогать мне обрабатывать рану.

Пришлось переместить котят в гостиную, щенка изолировать в спальне.

– Как вам не стыдно! – пытался увещевать кошек муж. – Нам так плохо без Снупи! Щенок вырастет и будет такой же.

– Это не Снупи, – всем своим видом говорили кошки. – Что из него вырастет, неизвестно. Но он совсем другой, пахнет иначе. Гнать его из дома! Нам тут не нужны чужие собаки!

Война

К счастью, неласковый прием не обескуражил малыша. Заводчица говорила, что большую часть времени они живут за городом, так что щенку, скорее всего, уже довелось встречаться с кошками, и он их не боялся. Только в первый момент испугался. Уже на следующее утро он пытался протиснуться за нами в коридор, чтобы посмотреть – кто там есть еще?

Щенок оказался характером совсем не похож на Снупи. Шустрый, веселый, общительный малыш на удивление быстро освоился в новой обстановке. С удовольствием играл резиновыми пищалками, приглашая хозяев поучаствовать в развлечении, грыз специальные «косточки». Смена обстановки никоим образом не отразилась на его аппетите. Он в мгновение ока справлялся с предложенной порцией и двигал пустую тарелку носом, изучая, не завалилось ли случайно что-нибудь вкусненькое.

Большую часть времени малыш проводил на диване – и спал и играл. Раскладной диван-«книжка» так и стоял постоянно в разложенном виде. Запрыгивать на него щенок еще не мог, силенок не хватало, но сообразил, как можно туда забраться: боковина не доходила до стены, оставляя довольно большой зазор. Щель внизу вдоль стены мы заткнули старым пледом, чтобы малыш не мог добраться до электрических проводов. Образовалось нечто похожее на мягкую ступеньку. Щенок забирался на нее, потом упирался холкой в ребро боковины и, перебирая лапами по стене, протискивался на диван. Причем додумался он до этого самостоятельно. Такой вот оказался догадливый да к тому же ловкий.

Он поразил нас своей гибкостью. Первое время, увидев, как щенок кувыркается через голову или кубарем сваливается с дивана, мы пугались: не сломал бы себе чего. Но щенок демонстрировал чудеса изворотливости, проделывая «гимнастические» упражнения.

Энергия била из него ключом. Удерживать его в спальне становилось все труднее. Пришлось перегородить дверной проем большим листом фанеры. Сами перешагивали, а щенок перебраться не мог. Для кошек такая преграда вряд ли могла служить серьезным препятствием, но они почему-то даже не пытались преодолеть барьер. Когда прошло изумление и негодование первой встречи и кошкам стало ясно, что собаку хозяева выгонять не собираются, а наглый щенок пытается установить свои порядки в доме, каждая из кошек выработала свою линию поведения.

Ася с Маней объявили новичку войну. Они разделили между собой обязанности. Ася большую часть времени проводила в гнезде с котятами. Выходила только в туалет, даже ела, не отходя от малышей, требуя, чтобы корм приносили в комнату. Маня взяла на себя роль сторожа – караулила в коридоре около двери спальни. Если щенок, чувствуя присутствие кошки, подходил к двери с другой стороны и сопел в щелку, пытаясь разглядеть противника, Маня принималась выть: предупреждала, чтобы не высовывался из комнаты, не нарушал границу. Иначе ему не поздоровится!

Матвея чужой пес, пусть и совсем маленький, сильно напугал, и он предпочитал отсиживаться на кухне на шкафу. Хоть и выглядело это несолидно для «главного» кота, но ничего поделать с собой он не мог. Страшно! Костик составил Матвею компанию. Они залегли на самой верхотуре и просидели там с недовольными мордами несколько дней. Вниз спускались только по необходимости и при условии, что дверь в кухню закрыта.

А Сверчку щенок понравился. В первый момент от неожиданности он тоже немного растерялся и вслед за старшими товарищами «взлетел» на кухонный шкаф. Но быстро опомнился. Приглядевшись к новенькому, он, видимо, понял, что малыш не представляет опасности и может составить компанию в игре. Сначала он просто с интересом наблюдал за маленьким озорником, сидя у порога. Сверчок вел себя дружелюбно, явно намекая, что не прочь затеять совместную игру, и малыш вскоре приглашение кота принял, обрадовался появлению такого замечательного товарища.

Игры происходили в спальне, Маня заглядывала с порога, наблюдая за шалостями забавной парочки, и, наверное, делала какие-то свои выводы. Но до полного примирения было еще далеко.

При рождении щенка назвали Лоуренс Цайрус. Но уж очень не соответствовало величествен ное имя забавному малышу. «Цитрус какой-то получается!» – проговорил муж. Перебрали имена бабушек и дедушек, упомянутые в щенковой метрике, но так и не остановились ни на одном.

Тогда мы провели опрос среди своих друзей и родственников. Они проявили редкостное единодушие. В их предложениях повторялось три имени: Снупи, Лори и Лари. Снупи – в память о предшественнике, Лори и Лари – как производные от Лоуренса. Но второго Снупи для меня быть просто не могло. «Лори» я забраковала из-за созвучия с английским словом «lorry» – «грузовик». А кличка Лари показалась вполне подходящей. На этом и остановились: Лари или Ларик, иногда – Лариосик.

Примирение

Уходя на работу, мы закрывали Лари в спальне. Ему очень хотелось свободно бегать по всей квартире, но это разрешалось только в нашем присутствии. Выпустив щенка, мы следили буквально за каждым его шагом. Ася с Маней, завидев Ларика, забивались в гнездо к котятам и оттуда угрожающе шипели, возмущенно топорща усы. Матвей с Костиком быстренько «взлетали» на шкаф. Обстановка становилась напряженная. Один лишь Сверчок радовался, затевал с Лари игру в догонялки. Оба, чрезвычайно довольные, весело носились из комнаты в комнату.

Однажды, вернувшись домой, я обнаружила, что дверь в спальню распахнута настежь, фанерка опрокинута. Кошки сидели в коридоре, а щенка не было видно. У меня аж сердце екнуло в груди. Обошла квартиру, заглядывая во все уголки. Нигде нет! Исчез! Спустя несколько минут на мой встревоженный зов осторожно высунулся нос из-за дивана, потом показалась взъерошенная заспанная мордочка.

Кто открыл дверь, не знаю, может, просто сквозняком распахнуло – в тот день был сильный ветер на улице. Наверное, когда примчались кошки, Лари испугался и нашел укрытие в углу дивана, где лежали горкой старые подушки, чтобы закрыть дыру, через которую сверху можно было добраться до проводов. Так вот, щенок подушки разбросал и протиснулся вниз. Кошки доставать его оттуда не стали. Почувствовав себя в безопасности, Ларик задремал.

Этот случай меня обрадовал. Во-первых, кошки его не тронули. Значит, смирились с присутствием другой собаки и готовы налаживать отношения. Во-вторых, щенок не растерялся и сообразил, как надо поступить в опасной ситуации.

Первым спустился со шкафа Костик, с интересом наблюдавший сверху за играми Сверчка и Лари. Однажды он рискнул спрыгнуть и присоединиться к ним. Его приняли в игру. С тех пор Костя подружился со щенком.

Потом у нас забрали двух котят, осталась только Манина, пестренькая кошечка – Маруся, но она уже подросла и сама начала приставать к Лари. Ася с Маней решили, что опекать ее больше не стоит. Получилось, что враждовать им с щенком больше не из-за чего. Лари же, как выяснилось, отличался дружелюбным, незлопамятным характером. Больше всего его радовало, что теперь можно беспрепятственно бегать по квартире. И он носился по комнатам, словно маленький ураган, сметая все на своем пути.

Самым непримиримым оказался Матвей. Он продолжал свою «забастовку» из чистого упрямства: делал вид, что на шкафу у него очень важные дела, хотя догадывался, что все это выглядит нелепо. Но его «заклинило». Спустившись наконец вниз, Матвей принялся за Лариком охотиться, преследовал щенка, пытался наказывать, чтобы «поставить на место», показать, кто в доме хозяин. Видимо, не смог простить ему своего позора. Еще бы! «Главный» кот – и так оконфузился, испугался малыша. Но Лари не обращал внимания на его выходки, и Матвею скоро самому надоело ссориться. В доме восстановился мир.

Малыш оказался совсем не похожим на Снупи. Каждый день общения с ним преподносил все новые и новые сюрпризы. Он не вытеснил из моего сердца умершего пса, а стал существовать как бы параллельно. Просто в доме стало две собаки.

Резвому, общительному Лари было явно тесно в маленькой квартире. Неуемная энергия требовала выхода. Наконец карантин закончился, и мы собрались переезжать на дачу.

Длинный день


Настал день переезда. Лари везде совал свой нос, расшвыривал подготовленные вещи и, утащив какой-нибудь предмет, радостно носился с ним по квартире.

А в машине Лари вертелся у меня на коленях, замирал на несколько минут, углядев что-то интересное в окошко, и снова принимался крутиться: то вскакивал, то садился, то ложился. Периодически приставал к мужу, пихал его лапами, желая привлечь внимание. Потом вдруг вспоминал про кошек и, повиснув на моей шее, заглядывал на заднее сиденье. Как они там?

Первый день на даче принес Лари массу новых впечатлений. Увидев траву, он начал валяться в ней, жевал какие-то листики, носился вокруг машины, путался под ногами, пока переносили в домик вещи. Прыгал по террасе, выхватывая у нас из рук различные предметы. Совал нос в сумки и коробки. В общем, всячески тормозил процесс размещения.

Наконец мы расставили все по местам и собрались купаться.

Наше «великое переселение» происходило ранним утром, и мы решили, что можно взять Ларика с собой на залив. Только никак не могли договориться – купать щенка в нарушение ветеринарных запретов или нет. Лари нас удивил. Мы думали, что придется уговаривать малыша, вести на поводке, а может быть, даже на руках нести. Но, услышав приглашение пойти на речку, он спокойно вышел за калитку и потрусил рядом, с любопытством озираясь по сторонам. Всё незнакомое! Но так интересно!

А когда мы шли по «коридору», за высоким деревянным забором громко залаял соседский Чук. Он сопровождал нас вдоль забора по своему участку, сердито лаял громким басом, но был невидим. Лари испугался. Рванулся в сторону и свалился в глубокую канаву, заполненную водой. Предыдущую неделю часто шли дожди, и, хотя дорожки подсохли, в канаве вдоль забора стояла вода. Нельзя сказать, чтобы там было уж очень глубоко, но нашему щенку хватило. Так что вопрос с купанием решился сам собой – Лари перепачкался жидкой грязью с ног до головы.

Мы с мужем всю дорогу обсуждали разные способы заманивания Лари в реку. Почему-то нам казалось, что малыш, увидев столько воды, перепугается и не захочет лезть туда самостоятельно.

Но как только мы зашли в воду, щенок, не колеблясь, пошлепал за нами. Постоял на мелководье, понюхал, похлебал немного водички и шагнул в глубину. А когда задние лапы перестали доставать до дна, поплыл, смешно сопя и отфыркиваясь! Надолго его, конечно, не хватило: силенок маловато, да и испугался, наверное, собственной смелости. Муж пришел ему на помощь, вынес из воды на руках. Смыли с Лари остатки грязи. Он не сопротивлялся. Купание явно пришлось ему по душе.

На обратном пути Лари оглядывался по сторонам, словно запоминал дорогу. Заслышав Чука, не шарахнулся, только прижался к ногам мужа.

К моменту нашего возвращения хозяева и другие дачники уже проснулись. Вскоре пришли друзья. Это была их первая встреча с Лари. Они любили нашего Снупика, переживали, когда он умер, и очень хотели познакомиться с новым щенком. Малыш тронул всех детской непосредственностью.

К вечеру начался ливень. Сначала падали крупные редкие капли. Щенок был в этот момент в саду. Тяжелые капли ощутимо били по голове. Пока малыш размышлял, что это такое приключилось с водой, почему она льется с неба да еще и дерется при этом, дождь полил стеной. Лари припустился бежать. Спрятался на терраске. Потоки воды стучали по жестяной крыше, барабанили в оконные стекла. Страшно! Лари даже расстроился немного: вдруг теперь так всегда будет?

В общем, первый день прошел в суете, ни минуты свободной не было. Лари так устал от обилия впечатлений и непривычной физической нагрузки на свежем воздухе, что заснул как убитый.
Страницы:
1 2

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru