Щенок спаниеля

Щенок спаниеля

Щенок спаниеля

Элинор Фарджин

Когда умер отец Джо Джолли, у него оставался лишь старый стул. Домик, где жили Джолли, им не принадлежал, они снимали его у владельца лесов, где Джон Джолли всю жизнь рубил дрова. За свою работу Джон получал по три шиллинга в неделю. Даже топор ему не принадлежал.

Единственный сын Джона, Джо, вырос в лесу. О его образовании не очень-то заботились, так что он научился лишь рубить дрова да мастерить что угодно. Еще он очень любил животных. А еще он любил своего отца и часто помогал ему в работе, хотя ни хозяин, ни управляющий о том не знали.

Старик Джолли заболел в четверг вечером, как раз тогда, когда три шиллинга, полученные за прошлую неделю, подошли к концу. В пятницу утром Джон не смог подняться с постели, и его сын сделал всю работу, а вечером пошел к управляющему.

— И кто же ты такой? — спросил управляющий.

— Я сын Джона Джолли, — отвечал Джо.

— А почему он сам не пришел?

— Он болен.

— И кто же теперь будет рубить дрова?

— Я, — ответил Джо.

Управляющий не стал спорить, отсчитал юноше три шиллинга, а про себя подумал: «Если старый Джолли поправится, слава Богу. Если нет, я посажу на его место своего дядюшку».

Всю неделю Джо ухаживал за отцом, делая к тому же необходимую работу. Чтобы прокормить больного отца, Джо продал все, что было в доме, кроме старого стула и медного обручального кольца своей матушки. К концу недели старый Джолли умер, и после похорон Джо впервые задумался о своем будущем.

Но раздумывал он недолго. Ему только что минуло восемнадцать, был он сильным и ловким, быстрым, как белка, кожа у него была смуглая от загара, а делать он мало что умел — лишь дрова рубить. Поэтому он пришел к управляющему и сказал:

— Отец больше не будет рубить для вас дрова. Не могу ли я занять его место?

— Ага, значит, впервые за пятьдесят лет место свободно! — обрадовался управляющий.

— Не могу ли я занять его? — повторил Джо.

Но управляющий лишь головой покачал, отсчитал Джо последние три шиллинга и пожелал ему удачи — да только в другом месте.

Что ж, спорить Джо и вовсе не умел. Он пришел домой, поглядел на старый стул и подумал: «Конечно, хорошо бы взять его с собой, но я же не знаю, куда пойду, а новому дровосеку тоже на чем-то сидеть надо». Он еще раз окинул взглядом все вокруг — раньше-то ему никогда не случалось покидать свой дом, потом положил в карман обручальное кольцо своей матушки и ушел.

Шел он, шел по лесной дороге, прошел уже немало миль, и все ему было интересно. Вот он услышал далеко-далеко впереди стук топора. Что ж, он и пошел прямо на звук.

Но по дороге он услыхал еще один звук: неподалеку жалостно выла собака. Выйдя на берег пруда, Джо увидел кучку мальчишек. Один из них зашел в воду, пытаясь утопить щенка, а остальные отгоняли от воды красивую собаку — белого спаниеля с желтыми и рыжими подпалинами на голове. Ее вой и расслышал в лесу Джо. Шагнув вперед, Джо поймал мучителя за руку и сердито велел:

— А ну прекрати!

Оглянувшись, мальчишка увидел рядом здорового, сильного детину и нехотя вышел из воды.

— А тебе что за дело? — спросил он сварливо. — На то и щенки, чтобы топить!

— Не позволю! — отвечал Джо.

— Купи! — закричали мальчишки хором.

— А что он стоит?

— А что у тебя есть?

— Три шиллинга, — сказал Джо, доставая деньги из кармана.

Мальчишка тотчас сунул в руки Джо белого щенка, схватил деньги, а потом вся толпа отбежала подальше, и мальчишки начали хохотать:

— Вот глупец! Это же приблудная собака, притащилась сюда утром неведомо откуда да только что родила щенка!

Джо посмотрел на собаку, а она подошла к нему, потерлась о ногу и поглядела ласковыми глазами.

— Что ж, — сказал Джо, — стало быть, я купил прекрасную собаку и замечательного щенка, и всего-то за три шиллинга. Ну что, пойдете со мной по белу свету?

Он бережно уложил щенка во внутренний карман куртки, и когда тот, повозившись, устроился поудобнее, Джо понял, что это — его пес, другого такого у него не было и не будет. И зашагал он дальше по дороге, с пустым карманом, без денег, но с красивой собакой, бежавшей рядом, да с щенком за пазухой.

Денег у Джо не было, и весь день он шагал на пустой желудок. К вечеру он забрел далеко, в незнакомый лес, а стук топора все не умолкал. В лесу было хорошо, и хотя этот лес был не похож на тот, где он вырос, Джо чувствовал себя, как дома.

Вот он услышал тихое мяуканье. Пойдя на звук, он обнаружил в кустах крошечного котенка, золотистого, как солнечный луч, пляшущий по ручью, с глазами цвета свежего меда. Котенок еле держался на тонких лапках, и он явно обрадовался, когда большая теплая рука Джо бережно подняла его с земли. Котенок совсем замерз и измучился, Джо сунул его за пазуху рядом с щенком и застегнул куртку. Вскоре оттуда раздалось тихое мурлыканье.

Наступал вечер. Звук топора, казавшийся Джо слаще всякой музыки, был уже совсем близко. Парень приостановился, чтобы оглядеться, и тут раздался треск падающего дерева, затем стон. Джо помчался вперед.

Он увидел упавшее дерево, а под ним — старика, настолько похожего на его отца, что Джо подумал: уж не Джон Джолли ли это вернулся на землю? Но, подбежав поближе, он рассмотрел, что старик лишь походит на его отца, как один пожилой мужчина может походить на другого, к тому же занятого сходным делом.

— Вам очень больно? — спросил Джо.

— Не знаю… помоги мне выбраться.

Огромная ветвь упала прямо на руку дровосека. Джо поднял отлетевший в сторону топор, несколькими взмахами отрубил ветвь от ствола, осторожно откатил ее в сторону. Он помог старику сесть, прощупал руку. Было ясно, что есть перелом. Но Джо так часто приходилось лечить попавших в беду зверюшек и птиц, что он быстро сделал все необходимое: нашел несколько подходящих веточек, оторвал кору с поваленного дерева, сделал твердую повязку. Потом поднял старика с земли и спросил, где он живет.

— Да вон там, — показал дровосек здоровой рукой.

Джо крепко обхватил его за плечи и полудонес, полудовел до дома, очень похожего на тот, где Джо провел восемнадцать лет своей жизни. Только мебели там было побольше: в углу стояла узкая кровать, на нее Джо и уложил старика. Потом, не задавая лишних вопросов, он раздул огонь в очаге, поставил чайник и начал готовить ужин. Вскоре чай был готов, а вместе с ним хлеб и варенье. Все это время старик лежал на постели и молча наблюдал за тем, как Джо управляется по дому.

Приготовив ужин, Джо поставил его перед стариком, а сам расстегнул куртку и достал из внутреннего кармана щенка и котенка. Собака тотчас улеглась у очага, вылизала обоих и стала их кормить. Изредка она поднимала голову, и глаза ее так же блестели, как глаза старого дровосека.

— Где можно взять воды и каких-нибудь остатков для собаки? — спросил Джо.

— Колодец во дворе, а на полке есть кость, — отвечал старик.

Джо нашел кость, принес воды и поставил миску перед собакой.

— А теперь бери-ка чашку, тарелку да поешь, — предложил старик.

Не дожидаясь второго приглашения, Джо тут же присел и съел хлеб, запивая его чаем, с такой скоростью, с какой может есть лишь голодный.

— Если хочешь, устрой себе постель у очага, — сказал затем старик, — а если ты не против, поживи тут, пока моя рука не срастется. Ты бы мог выполнять мою работу.

— А что у тебя за работа? — спросил Джо.

— Я — королевский дровосек.

— Ты думаешь, я гожусь на такое дело?

— Я же видел, как ты управляешься с топором, — напомнил старик, — так что я не сомневаюсь в твое)! пригодности к службе. Сходи утром к королю да скажи ему, что теперь ты будешь работать за меня.

Джо устроил себе постель у очага и всю ночь спал, не просыпаясь. Утром он встал ни свет ни заря, сделал старику перевязку, накормил и выгулял животных, привел все в порядок, а потом спросил, как ему попасть к королю. Старик объяснил, что нужно пройти три мили на север, там он увидит большой город, а королевский дворец находится в самом центре. Он посоветовал Джо взять с собой топор, на рукоятке которого была выжжена корона, в доказательство того, что он говорит правду. И Джо отправился в путь.

Пройдя примерно милю, он услышал тоненькое мяуканье, оглянулся и увидел котенка, бежавшего за ним по дороге. Джо не хотелось возвращаться, поэтому он сунул котенка в карман и пошел дальше. Пройдя еще милю, он вышел из леса, а вскоре увидел и большой город; зайдя туда, он стал осматриваться: никогда еще ему не приходилось видеть столько домов, церквей, лавок, башен и башенок, шпилей и флюгеров, а еще он никогда не видел столько народу сразу. И странное дело, улицы были прямо-таки забиты народом, и каждый бегал, прыгал, глядя то вверх, то вниз, а мальчишки залезали во все щели и во все дыры. У ворот путь Джо преградил стражник.

— Что тебе надо?

— А это важно? — спросил Джо.

— Нет, — отвечал страж, — но у меня есть приказ никого не впускать и не выпускать.

— Ничего не поделаешь, — ответил в свой черед Джо и развернулся, собираясь уходить. Он подумал, что так, должно быть, принято в городах, — в лесу-то можно было ходить, куда захочешь.

Но тут стражник поймал его за полу куртки и сурово спросил:

— Откуда у тебя королевский топор?

Джо кратко объяснил, в чем дело, и стражник открыл ворота.

— Ты пришел по королевскому делу, и я тебя пропущу. Если тебя будут останавливать, показывай топор!

Однако все, кто попадался Джо на пути, были так заняты своим странным делом, что никто и внимания на него не обращал. Дойдя до дворца, он увидел, что и там все бегают взад-вперед, поднимают ковры, переворачивают вверх дном посуду, заглядывают в камины и заламывают руки, и самый маленький паж тут ничем не отличался от старого слуги. Джо шел по коридорам и комнатам, пока не очутился в большом зале. Там на троне сидела прелестная девушка и горько плакала. Платье на ней было белое, а волосы золотились на солнце так же, как пушок на голове у щенка спаниеля. Джо стало очень жаль ее, он вообще не мог видеть, как кто-то слабый страдает, поэтому он подошел к девушке и сказал:

— Если тебе больно, покажи мне, что случилось, — и я помогу тебе.

Девушка подняла голову, всхлипнула и сказала:

— Да, мне больно, у меня болит сердце!

— А отчего?

— Я потеряла котенка! — и девушка снова зарыдала.

— Не плачь, я отдам тебе своего, — предложил Джо.

— Но мне не надо чужого!

— Мой котенок очень красив, я нашел его вчера в лесу, — пояснил Джо. — Он белый, а глазки у него цвета меда, — и он вынул из-за пазухи котенка.

— Да это же мой котенок! — радостно закричала девушка.

Схватив комочек бело-золотистого пуха, она поцеловала его, а потом выбежала из зала и позвонила в золотой колокольчик, висевший у дверей. Тотчас зал заполнился людьми, прибежал и поваренок, и сам король. Ведь в этот колокольчик звонили только по большим праздникам!

Принцесса, а это была именно она, взобралась на трон, подняла котенка и закричала:

— Вот этот юноша нашел мою Пушинку!

Все очень обрадовались, слуги разбежались по дворцу, чтобы поделиться со всеми новостью, а глашатай выскочил на балкон и объявил горожанам, что котенок принцессы нашелся. Через пять минут весь народ занялся делами, улицы опустели, ворота открыли. Король спросил Джо, что бы он желал получить в награду.

Честно сказать, Джо очень хотелось получить в награду принцессу, уж так она ему понравилась, волосы ее были такого же цвета, как ушки его щенка, а карие глаза смотрели ласково, как не может посмотреть никакая собака, будь это даже самый красивый спаниель. Но хоть он и не имел никакого образования, все же Джо понимал, что не стоит просить принцессу; и он ответил:

— Я хотел бы выполнять работу королевского дровосека, пока старый дровосек не поправится.

— Вряд ли это произойдет при твоей жизни, — ответил король, чем немало удивил Джо. Но ведь юноше никогда еще не приходилось общаться с королями — мало ли какие у них привычки! — Что ж, давай-ка сюда топор и вставай на колени, — повелел король, — да наклони голову.

Джо подумал, что вряд ли король собирается отрубить ему голову, и сделал, как велено. Он почувствовал, как король коснулся его спины обухом топора и произнес:

— Встань, королевский дровосек! Раз в месяц приходи к королевскому лесничему за приказом, да смотри, ежедневно руби лучшие дрова, чтобы комнаты принцессы всегда были теплыми!

Последний приказ понравился Джо больше всего. Что ж, он раскланялся и вернулся домой, где нашел все в полном порядке.

— Ну как? — спросил старый дровосек.

— Да вот как, — и Джо рассказал все старику, а потом добавил: — Вот король и назначил меня своим дровосеком, пока ты не поправишься.

— Он что, так и сказал? — спросил старик с легкой усмешкой.

— Ну, так я его понял…

— Что ж, пусть так и будет. Раз уж нам вместе жить, зови меня отцом, если ты не против. Ты недавно потерял отца, а я когда-то лишился сына, и с тех пор меня никто так не звал.

Новый отец Джо поправлялся крайне медленно. По расчетам Джо, дело должно было пойти на лад, но рука никак не заживала. Кроме того, старик, похоже, был так потрясен падением, что и смотреть на топор не желал. Когда Джо бывал дома, старик и не поднимался с постели, и постепенно Джо привык, ложась спать на свою постель у очага, не думать о завтрашнем дне. Так и год пролетел.

Щенок стал уже таким же крупным и красивым, как его мать. Но Джо все равно звал его Щенком. Собака часто оставалась дома, сидела в хижине со стариком или грелась на солнышке снаружи. Щенок постоянно крутился возле Джо, и часто, отдыхая, Джо беседовал с ним обо всем, что приходило в голову. Лишь раз в месяц Джо по утрам являлся к лесничему, и часто возле домика лесничего ему встречалась симпатичная горничная, служившая у принцессы, она наведывалась к лесничему обменяться новостями.

Когда она уходила, лесничий давал Джо задание на месяц и напоминал ему, что надо ежедневно отсылать вязанку дров в покои принцессы. Джо собирал вязанку из самых душистых веток, а сверху укладывал маленький букетик: весной — фиалки, летом — дикие розы, медуницы, осенью — яркие листья и красные ягодки; даже зимой попадались зеленые веточки, ягоды или орешки.

В тот день, когда Джо исполнилось девятнадцать лет, первого июня, он, как всегда, пришел за своим заданием. У лесничего сидела горничная и тарахтела быстрее, чем обычно:

— Да, вот так-то! Доктор говорит, что у нее есть тайное желание, и из-за него она прямо-таки сохнет, бедняжка, а что это, никто не знает, она ничего не говорит ни отцу, ни матери, ни кормилице, ни мне! Королевский лекарь говорит, она так и умереть может!

— Что же делать? — спросил лесничий.

— Король объявил, что тот, кто сумеет узнать, в чем дело, и помочь принцессе, получит все, что пожелает. В последний день месяца каждый желающий может прийти во дворец и высказать все, что думает, и… Ой, восемь часов, мне пора!
Страницы:
1 2

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru