Эволюция силуэта немецкой овчарки. Ерусалимскии Е.Л.

Эволюция силуэта немецкой овчарки

Это важно!

Эволюция силуэта немецкой овчарки

 

 

Рис. 112 Эволюция силуэта немецкой овчарки

Немецкая овчарка являет собой образец, на котором ярко и безусловно «работает» модель, в полной мере реализуя сформулированные постулаты. И тем не менее интерес к этой в лучшем смысле слова типичной породе не случаен сегодня, т.к. будучи самой многочисленной в мире служебной породой в силу универсальности своих профессиональных качеств, немецкая овчарка завладела умами и «руками» громадной армии кинологов, которые со всех сторон шлифуют ее, стремясь довести до совершенства ее конституциональный тип, породный облик, рабочие, служебные и наследственные качества.
Уже сама по себе работа такого количества квалифицированных специалистов заслуживала бы специального внимания и пристального изучения даже в том случае, если бы все они культивировали один и тот же тип или один и тот же набор внутрипородных типов овчарки. Однако современные пути развития овчарки пошли по разным направлениям. В этой связи особенно интересным представляется опыт западногерманских кинологов, прямых продолжателей «отца» немецкой овчарки Макса фон Штефаниц.
Вот уже не одно десятилетие происходит эволюция силуэта немецкой овчарки: из собаки, чей растянутый контур был создан течением спокойных, почти горизонтально ориентированных длинных линий, она превращается в резко высокопередое животное с напряженной линией верха, с подчеркнутой выпуклостью передней части груди, сильно покатым крупом и почти утрированно выраженными углами длинных задних конечностей. И все это происходит в условиях одного и того же стандарта и прежней прикладной направленности собак этой породы.
Почему имеет место такая трансформация? (Рис. 112.)
Для этого вернемся к целевой функции, которая вызвала к жизни такую форму, как немецкая овчарка. Оговоримся, что в этой работе мы рассматриваем только связь двигательных особенностей собак этой породы с ее морфологией и никак не затрагиваем ее служебной направленности. Здесь мы изучаем только ее рабочие качества: выносливость в движении, крепкую спину, глубокую грудь, углы и рычаги конечностей, качество аллюров, — и оставляем в стороне ее служебные свойства: недоверчивость, злобность, крепость хватки, сбалансированность и силу нервных процессов, чутьистость, обучаемость и т.д.
Чем же не устраивало западных специалистов прежнее экстерьерное решение, в котором была выдержана овчарка еще недавнего прошлого, какой мы бегло обрисовали ее? Проанализируем более глубоко анатомические особенности прежнего типа.

 

Рис. 113. Грудная кость слабо изогнута, и ребра «входят» в позвоночник и в грудину практически отвесно

 

Грудная кость слабо изогнута, и ребра «входят» в позвоночник и в грудину практически отвесно (рис. 113).
При такой конструкции лук обладает незначительными возможностями для размаха и, располагая преимущественно вертикальными подпорками (вертикальными сопряжениями с древком) — ребрами, его тетива со временем и под действием нагрузок теряет эластичность, — верх собаки необратимо проседает в области спины.
Таким образом, намечается первая погрешность старого конструктивного типа — типичная слабость спины с возрастом и нагрузками. Вторая отрицательная особенность была напрямую связана с первой. Речь идет о том, что при слабо выдающейся вперед грудине (вследствие слабого изгиба ее передней части) практически невозможно культивирование хорошо выраженного угла плеча. Это влечет за собой более крутой, чем хотелось бы, постав лопатки, следовательно, более пологий постав подвздошной кости (см. постулаты модели), соответственно более отвесное положение бедра и в результате — меньший размах бедра. В итоге шаг задней ноги не удается сделать в нужной мере длинным, — страдает захват пространства и, конечно, скорость. Оценим совокупное влияние двух отмеченных отрицательных факторов. Слабо изогнутая грудина мешает сохранить собаке с возрастом и нагрузками крепкую спину (страдает выносливость!), а с другой стороны, предопределяет недостаточно выраженные углы передних и задних конечностей и вводит ограничения в продуктивность движений. В наших рассуждениях со ссылкой на модель предполагалось, что угол маятника у гипотетической собаки старого типа равен 90 градусам. Если же это не так, как мы знаем, такой собаке не дана возможность тратить свои силы наиболее экономно, она расходует их избыточно и устает быстрее.
Очевидно, что в рамках старой модели разведенцы немецкой овчарки не могли преодолеть названные ограничения и занялись поиском другого решения. И оно пришло. Если грудной кости придать большую, чем прежде, кривизну и сделать при этом особый акцент на ее изогнутость в передней и нижней частях, то связывающие ее с позвоночником передние ребра отреагируют наклоном и собственным изгибом: теперь они представляют собой серию последовательно плавно изогнутых рессор, под острым углом «входящих» в грудную кость в ее передней и нижней частях. Такая конструкция позволяет овчарке существенно смягчить амортизацию передней части спины при ударах в момент приземления и одновременно дает возможность значительно увеличить угол плеча за счет сильно выдающегося вперед выступа грудины.

 

 

Рис. 114. «Передние» ребра входят под острым углом в грудную кость. «Задние» ребра входят под острым углом в позвоночник


Если параллельно с этим специально направленным отбором создать больший наклон последних ребер, заставив их «входить» в позвоночник под очень острым «углом», то возникает вторая серия последовательно изогнутых рессор.
Эта серия образует особую функцию упругой поддержки спины в задней ее части, особенность которой — в совокупном влиянии «наслаивающихся» реберных дуг, которые выпукло простираясь назад, вносят эту выпуклость в структуру позвоночного свода в ее области между диафрагмальным позвонком и крестцом. Очевидно, что напряжение этой выпуклой поддержки передается не только спине, но и пояснице, которая в силу своих собственных упругих свойств дополнительно реагирует, приобретая добавочную «напружину» (рис. 114).
Оценим теперь эту новую конструкцию; грудная клетка значительно выдается вперед благодаря сильному изгибу грудины. В этой связи, как показано, большой участок спины, начиная от холки, приобретает сильную и плавную амортизацию. А так как первые грудные позвонки имеют наименьшую прочность, то это в большей мере увеличивает сохранность спины во времени и при нагрузках. Резкий наклон последних реберных дуг создает особую функцию выпуклой поддержки второй половины спины и усиливает пружинные свойства поясницы. Теперь немецкая овчарка, обладающая грудной клеткой нового типа, получит ряд новых возможностей. Проследим их.
Угол ее плеча, как уже замечено, увеличится. Соответственно более наклонное положение займет лопатка, повернутся около оси маятника связанные с ней условием прямого угла кости таза, более наклонное положение теперь примет бедро, обеспечивая более выраженные углы коленного и скакательного суставов.
Теперь при раскрытии более, чем прежде, выраженных углов передних и задних конечностей возникнет большая длина шага, что приведет к большему захвату пространства, следовательно, к большей скорости на рыси. При этом передвигаясь рысью, овчарка нового образца в силу конструктивных особенностей грудной клетки будет дольше сохранять от разрушения свою спину, т.е. надежнее передавать двигательные толчки. Возникшее в системе позвоночного свода напряжение придаст ему несколько выпуклый характер, некоторую аркообразность, что позволит овчарке на рыси дополнительно экономить силы при подъеме тела в момент отталкивания задними конечностями, и аналогично случаю с борзой тело такой овчарки на бегу будет слегка покачиваться в воздухе около экстремальной точки. Оговоримся в этой связи. Возникшая параллель с борзой никак не должна ориентировать читателя на то, чтобы в новом решении немецкой овчарки ему захотелось найти борзообразные черты. Такого быть не должно!
Если реальная арка борзой экономит ее силы, чтобы специально не тратить их на создание дугообразного силуэта в прыжке при передвижении карьером и создает ей большие возможности для размаха ее лука в этом регулярном прыжке, то у немецкой овчарки некоторая аркообразность позвоночного свода есть лишь тенденция позвоночника к некоторой выпуклости и равномерной напряженности.
Несколько замечаний по этому поводу. Координата экстремальной точки верхнего контура овчарки (рис. 112) должна приходиться на 1-й поясничный позвонок, т.е. проходить практически посередине линии верха. Такое ее положение сделает наш лук равноплечим и создаст максимальную колеблемость зада (максимальный размах задних конечностей), т.к. еще более удлинить расстояние от этой точки до оси тазобедренного сустава невозможно, — в противном случае экстремальная точка оказалась бы продвинутой в область спины, и в силу несравненно меньших, чем у поясницы, упругих свойств колеблемость зада тотчас же уменьшилась бы.
Оценим с другой стороны выгоду экстремальной точки, приходящейся на 1-й поясничный позвонок. В этом случае наклоны последнего участка спины и начального участка поясницы не слишком отличаются друг от друга. Тем самым созданы предпосылки для равномерного изменения выпуклости верхней линии, а это важно, поскольку с появлением точки излома в системе передачи двигательного толчка сразу появляется энергетический сбой: действительно, импульс, передаваемый по касательной, должен преодолеть ее излом, испытывая при этом потери, чем нарушается базовый принцип — принцип экономичности движения.
Однако в действительности наибольшая выпуклость линии верха у современной немецкой овчарки наблюдается зачастую в районе 2 или 3 или даже 4-го поясничного позвонка. Это нарушение вызывается по меньшей мере двумя причинами.
Рассмотрим пока первую из них.
Здесь необходимо лишний раз вернуться к новой конструкции грудной клетки. Если ее новые особенности (большой изгиб грудной кости в передней части, передний косо расположенный рессорный ряд и встречно наклоненный задний рессорный ряд) встроены в короткую грудную клетку, то эта система, будучи слишком сжатой в продольном отношении, оказывается перенапряженной и этим свойством страдает там, где грудная клетка наиболее подвижна, т.е. в своей задней части, где отсутствует связь с грудной костью. И это перенапряжение передается преимущественно своду в той части, где она наиболее способна сгибаться, т.е. пояснице. Мера перенапряжения в зависимости от конкретных параметров грудной клетки возникает различная, и сообразно с этим передвигается экстремальная точка.
Удлинение же грудной клетки приводит к снятию такого перенапряжения и к возможности для передвижения экстремальной точки к 1-му поясничному позвонку. Преимущества длинной груди, таким образом, демонстрируются очередной раз: теперь выясняется, что ей сопутствует равномерность напряжения верхней линии у овчарки, т.е. экономически наилучшая ситуация для передачи двигательного импульса и наибольший размах задних конечностей.

 

Рис. 115

Перед тем как начать анализ реально существующих недостатков в современном поголовье немецкой овчарки, остановимся еще раз на новой конструкции ее грудной клетки и посмотрим, что произойдет, если конструкцию эту мы выдержим не в полной мере. Для начала исключим из рассмотрения выпуклую переднюю часть.
Теперь грудная кость мало изогнута, и передние ребра сопряжены под значительным углом с ней и с позвоночником (рис. 115). Задние же ребра входят в позвоночник под очень острым углом. В таком случае перед собаки страдает недостатками старого образца: спина в своей начальной части испытывает сильные и резкие нагрузки при ударах в момент приземления; угол плеча более открыт. Спина (ее задний отдел), и особенно поясница, подвергаются сильному возмущающему рессорному воздействию последних ребер. Отметим дополнительно, что возмущающее воздействие серии последних реберных дуг оказывается тем сильнее, чем меньше выдается вперед грудина и чем больше за счет малого наклона передней рессорной серии не удается компенсировать это возмущение, тогда как в полноценном варианте грудной клетки обе рессорные серии, взаимодействуя, в определенном смысле образуют баланс.

 

Рис. 116

Пусть теперь произведена другая деструкция грудной клетки: ее передняя часть сформирована как выпуклая поверхность благодаря сильно изогнутой и выдающейся вперед грудной кости, а задние ребра поставлены почти отвесно (рис. 116).
Очевидными теперь становятся возможности передней части такой собаки, и лишний раз мы повторять их не станем. Однако перегруженный теперь перед станет слишком тяжелым для зада собаки, настолько, что передача двигательного толчка будет не лучшим образом осуществляться поясницей: не поддержанная последними ребрами, лишенная рессорной опоры, поясница под тяжестью этого избыточного веса не сможет должно сохранить свою упругую функцию и начнет распрямляться, вследствие этого возникнут излишние колебания ее передней части, они передадутся спине, которая в этой зоне практически не имеет опоры, и начнется необратимое проседание спины. Система, таким образом, оказывается недееспособной.
Передняя часть груди сформирована как выпуклая поверхность благодаря сильно изогнутой и выдающейся вперед грудной кости; задние ребра поставлены почти отвесно Подведем очередной итог. Модификация немецкой овчарки, свидетелями которой мы в последние десятилетия являемся, происходит в результате модификации ее грудной клетки, и все составляющие этого преобразования: большой изгиб передней и нижней частей грудины и две встречно наклоненные рессорные серии ребер — являются необходимыми. Пренебрежение хотя бы одним из этих условий модификации делает реформу немецкой овчарки неполноценной. Таким образом, овчарка, соответствующая реформе, реализует поставленные перед ней задачи: она хорошо сложена и обеспечена оптимальными возможностями для передвижения энергично размашистой, низкой, эластичной и длительно стабильной рысью.
При культивировании нового конструктивного типа с позиций классической модели особенно важной становится  обязательность выполнения всех ее постулатов. Прослеживая происходящую эволюцию силуэта немецкой овчарки по конкретным впечатлениям от разных ее представителей: от лидеров последних лет западногерманского разведения — собак отборного класса до рядовых ринговых отличников и обладателей низших оценок, мы должны отметить наиболее типичные недостатки собак нового типа.
Нечасто встречаются собаки с полноценной длиной груди: пропорции позвоночного свода нередко искажены в сторону удлинения поясницы за счет как грудного, так и крестцового отделов позвоночника. Нам известно, что подобным образом сложенные собаки редко обладают требуемой глубиной груди, т.е. условием, когда грудная кость проходит на уровне локтевого сустава. Напоминаем, что настоящая глубина груди обеспечивается, как правило, при условии ее длины. Если же грудь собаки не достает до локтя, то локти такой собаки приобретают лишние степени свободы, не имея возможности в движении прислоняться к груди. Такие «свободные» локти — источник больших потерь в скорости на рыси, поскольку они не могут не «болтаться» в поперечном отношении. Известно, что локоть — самый слабый сустав у собаки. Удлинение поясницы у рысистой собаки чревато появлением иноходи. В других случаях собаки, наделенные длинной поясницей, горбят ее, сокращая тем самым время передачи двигательных толчков и стараясь согласовать по фазе колебания передних и задних конечностей. Все это уводит в сторону немецкую овчарку от генерального направления, на котором ее главная ценность — ее способность длительно, быстро и экономично передвигаться рысью.
Так как ринговая оценка немецкой овчарки, помимо оценки движений, зачастую базируется, во-первых, на характере линии верха и структуре конечностей, то во главу угла, таким образом, ставится выпуклый характер линии верха без внимания к тому, какой природой он вызван. Но тема русской псовой борзой недаром прозвучала в связи с изложением темы немецкой овчарки. Настало время сказать, что у многих представителей «современного» типа овчарки верх имеет выпуклый характер вовсе не за счет изгиба грудины и встречно наклоненных рессорных серий ребер, собирающих его в легкую дугу, а по причине острого угла маятника, который, как и в случае борзой, держит верх собаки под напряжением. Однако борзой, как мы помним, это необходимо затем, чтобы ее силуэт, экономии ради в стойке и в прыжке, не слишком разнился, и затем, чтобы на взлете этот угол раскрылся до прямого и создал оптимальные условия для совершения работы по подъему и перемещению тела посредством минимальной силы. Овчарке же не дано на рыси раскрыть острый угол маятника до величины прямого, поэтому, наделенная острым углом, овчарка движется неэкономично: при той же затрачиваемой силе, но обладая углом маятника, равным 90 градусов, она двигалась бы быстрее и дольше бы не уставала. Очевидным, на наш взгляд, является требование к своду овчарки быть выпуклым в небольшой мере, увеличение выпуклости свода сразу же поставит перед овчаркой задачу по подъему ее тела на большую высоту, заставит ее совершать лишнюю работу и понизит продуктивность ее перемещения вперед.

 

Рис. 117. Острый угол маятника формирует точку «подвеса», которая превращается в точку излома 11/12»1/2
13/12<1 ?>90° М — точка излома

Кроме того, острый угол маятника, как это следует из рассмотренной модели борзой, формирует точку «подвеса», которая для овчарки часто превращается в точку излома (рис. 117). Это и есть упоминавшийся выше второй механизм, образующий такую точку. Мы предложим читателю для обнаружения такой точки, взяв фотографию такой собаки, закрыть листком бумаги ее заднюю часть и мысленно дорисовать ее, а затем, открыв всю собаку для нового обозрения, увидеть, что она состоит как бы из двух разных собак, где наклон холки одной никак не обещает неожиданный наклон поясницы и крупа другой. Точка излома обычно приходится на 3 или 4-й поясничный позвонок и оказывается расположенной к заду собаки существенно ближе, чем к переду. Чем страдает такая собака, мы на этих страницах уже писали не раз — потерей продуктивности движений. Напротив, обладай овчарка прямым углом маятника, он (угол) не вмешивался бы в формирование (деформирование) верха собаки, сам верх по форме определялся бы только изгибом грудной кости и рессорными особенностями ребер, и при их балансе имел бы вид равномерно напряженной кривой, способствуя непрерывной и экономичной передаче двигательных толчков от задних конечностей к передним.
Вернемся опять к случаю часто встречающегося острого угла маятника теперь с новой стороны. Заострение этого угла возможно по двум причинам. Или это вызвано выпрямлением лопатки, или излишним наклоном костей таза. Возможно также совместное действие обеих причин. Исследуем соответствующие случаи. Если лопатка поставлена излишне круто, короток шаг передней ноги и для компенсации этой погрешности собаке требуется более длинное предплечье. Последнее приводит к укорочению формата и излишнему росту, что мы и наблюдаем, как тенденцию, отчетливо проступающую в современном разведении немецкой овчарки.
Пусть избыточно наклонены тазовые кости. В этом случае сопряжение с ними бедра под прямым углом затруднительно, т.к. в противном случае система рычагов задней ноги имеет чрезмерные углы, которые собаке трудно разгибать, проявляется саблистость, а в отдельных случаях не выдерживают плюсны, проседая в области предплюсен, что параллельно связано с недоразвитием пяточной кости, к которой крепится важнейшее сухожилие — ахиллово. Очевидно, что такие задние конечности сильными быть не могут (рис. 118).

 

Рис. 118

Мы часто наблюдаем при скошенном крупе прямовато поставленное бедро. Насколько это наносит ущерб движениям собаки, читателю известно: малая амплитуда колебаний бедра, неточно адресованный толчок задней ноги, который теперь передан крестцу, появление двух мускульных центров у собаки (холки и крестца), килевая качка.
В результате продуктивных, свободных движений у собаки нет (рис. 119). Подытожим сказанное. Идя по новому пути и формируя новый силуэт немецкой овчарки, разведенцы этой породы и эксперты, специализирующиеся по ней, заостряют свое внимание на внешних приметах нового типа и, в основном, на линии верха, углах конечностей и на качестве движений, оставляя без внимания тот факт, что схожие между собой формы могут представлять собой различные феномены, если они вызваны жизни разными механизмами. В результате при отсутствии контроля за пропорциями свода и угли маятника немецкая овчарка приобретает внешне будто бы современные очертания, хотя на само» деле они являются проявлением «борзообразного механизма».

Рис. 119
Избыточно наклонены тазовые кости. Система рычагов задней ноги имеет чрезмерные углы, которые собаке трудно разгибать, проявляется саблистость, а в отдельных случаях не выдерживают плюсны, проседая в области предплюсен, что параллельно связано с недоразвитием пяточной кости, к которой крепится важнейшее сухожилие — ахиллово.
При скошенном крупе и прямовато поставленном бедре продуктивных, свободных движений у собаки нет. Такая овчарка страдает тенденцией к высоконогости, излишнему росту, укороченности, карикатурной линии верха, связанности движений задних конечностей, либо их слабости. Конечно, возмож ны контрпримеры, когда собаки движутся хорошо вопреки тому, что они плохо сложены. Речь наша однако, не о компенсаторных механизмах, а о том, что в разведение следует включать производителей, которые не могут плохо двигаться, потому что они хорошо сложены и в основном устойчиво передают свои лучшие качества потомству, потому что качества их эти не случайны.

 

Рис. 120

В заключение более детально коснемся вопроса о строении тазобедренного сустава у собак. Этот небольшой экскурс вызван необходимостью уточнить представление об одном из самых важных сочленений у собаки и пояснить, что имелось в виду под утверждением: «бедренная кость сопряжена посредством шаровой опоры с костями таза под углом 90 градусов». Прежде заметим, что три точки: подвздошный бугор (П), вертлужная впадина (В) и седалищный бугор (С) — не лежат на одной прямой, а образуют очень тупой угол (ЛВС) с вершиной в точке В. Таким образом, мы можем рассматривать наклон бедренной кости по отношению к седалищным костям таза (бедренно-седалищный угол) и по отношению к подвздошным костям (бедренно-подвздошный угол) (рис. 120).
Утверждается, что бедро естественно отставленной задней ноги собаки перпендикулярно седалищным костям, а бедро подставленной ноги перпендикулярно подвздошным костям. При таких особенностях тазобедренной конструкции разгибателям (отставленная нога) и сгибателям (подставленная нога) требуется минимум усилий для того, чтобы собаке было «удобно» стоять при хорошей длине шага отставленных задних конечностей и чтобы в движении на крайнее отведение бедра назад и вперед ей не приходилось бы расходовать слишком много силы. Очевидно, что величина подвздошно-седалищного угла предопределяет длину шага задних конечностей. Очевидно также, что у рысистых собак, которым нужен больший последовательный шаг задних конечностей, это угол менее тупой, а у скачущих собак — более тупой.
В действительности мы часто сталкиваемся с недостаточной амплитудой бедра при движении шагом и рысью даже у рысистых собак, что обусловливается либо коротковатым бедром, либо слишком тупым углом, либо комбинацией этих аномалий.
Случай чрезмерно тупого угла соответствует скошенному крупу. Представляет интерес оптимальный ПС угол отдельно для рысистых, галопирующих и скачущих карьером собак, В качестве методического указания можно предложить при таком исследовании проверять найденный угол углом, который образуют бедра расставленных для собаки естественным для собаки шагом задних ног (т.к. угол между прямыми равен углу между их нормалями).
Такое исследование, на наш взгляд, является чрезвычайно важным, поскольку строение таза и тазобедренного сустава имеет наследственный характер и относится к наиболее трудно корректируемым вопросам разведения.
Заканчивая настоящую главу, мы надеемся, что предложенный модельный подход станет привычным инструментом в деле экспертизы и селекции конкретных пород, с другой стороны, поможет собаководам приобрести более широкий взгляд на вещи, породит желание с общих методологических позиций интересоваться смежными породами, а может быть, неожиданно и совершенно непохожими на их любимую. Такое временное переключение интереса на «чужие» породы принесет несомненную пользу и в плане расширения кругозора, и в плане уточнения места избранной породы в ряду других, обострит восприятие специфики каждой новой породы, сориентирует на уверенное владение общими закономерностями и естественно подготовит почву для того, что называется кинологической культурой.
В последних двух главах мы рассмотрели экстерьер собаки через призму биомеханической модели. Такой подход позволяет нам видеть собаку с новых точек зрения, вводит биомеханические каноны, которые могут служить как критериями правильности сложения собаки, так и практическими признаками селекции при работе с породным поголовьем.
Исследования борзой и немецкой овчарки с биомеханических позиций позволили нам более глубоко изучить эти породы и с помощью новых средств обнаружить их главные специфические ценности и узкие места. Не менее важно, что эти исследования продемонстрировали, как биомеханическая модель может быть использована в качестве инструмента для выявления основных приоритетов каждой отдельно взятой породы. Во время реальной работы в ринге эксперт, знакомый с биомеханическим подходом, точнее ориентируется в оценках, т.к. имеет универсальные опорные точки.
Однако есть эксперты, которые хорошо ориентируются в ринге и без знания биомеханических канонов сложения собаки. Помимо общих положений и знания стандартов пород, они руководствуются чисто инстинктивным ощущением гармонии собаки, и этого зачастую бывает достаточно для правильной оценки.
О том, что составляет гармонию собаки, каким законам она подчиняется и почему человек способен от природы чувствовать ее, вы сможете прочитать в следующей главе.

Ерусалимский Е.Л. "Экстерьер собаки и его оценка"

Статья опубликована с личного разрешения автора

копирование запрещено


При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru