Исследование роли визуальных и обонятельных сигналов в контексте общения человека и собаки

Ключ к пониманию. Исследование роли визуальных и обонятельных сигналов в контексте общения человека и собаки

В Венгрии, в Будапештском университете им. Лоранда Этвеша существует отделение этологии. Работающие в нем ученые снискали себе мировое признание исследованиями особенностей поведения собак и волков. На страницах нашего журнала мы будем знакомить читателей с наиболее интересными работами венгерский этологов.

Помните притчу о несчастном ослике, который умер с голоду, оказавшись на равном удалении от двух одинаковых стогов сена? Бедняга так и не смог решить, к какому стогу ему направиться. Серия опытов, предпринятых исследователями Университета им. Лоранда Этвеша по-своему напоминает эту притчу. В ходе экспериментов собакам тоже предлагалось выбрать одну из двух мисок, правда, лакомство было только в одной из них.
Целью исследования было выяснение основного канала получения собакой информации. С одной стороны, собака могла ориентироваться на собственные обоняние и зрительную оценку ситуации, а с другой — на визуальные подсказки, которые ей предлагал экспериментатор. В ряде опытов задачу усложняли: человек подавал неверные сигналы, указывая на пустую миску. Выяснилось, что собаки эффективно справлялись с заданием и обнаруживали лакомство во всех опытах, кроме тех, где экспериментатор предлагал им заведомо неправильные подсказки. В такой ситуации они нередко игнорировали свой нюх и полностью руководствовались указующим жестом человека.
Подобная тактика решения задачи проявлялась еще более четко тогда, когда собаки располагали только обонятельной информацией о том, где находится пища. Если же животные могли видеть, где лежит лакомство, то они часто отказывались реагировать на жест человека или же подчинялись неправильной подсказке, но при этом приходили в явное замешательство.
В ходе исследования стало ясно, что собаки хотя и полагаются на указующий жест, но принимают во внимание и собственный анализ ситуации. Если они видят, где лежит лакомство, они не доверяют человеку.

Методика опытов
В эксперименте участвовали 55 взрослых собак обоего пола, как метисы, так и породистые. Животных разделили на несколько опытных групп. В первой собаки, ориентируясь только на обоняние, должны были понять, в какой из двух мисок находится корм. Человек при этом не присутствовал. У собак второй группы была такая же задача, но при решении задачи присутствовал человек. В третьей — собаки действовали без человека и получали противоречивые сигналы о нахождении пищи: лакомство было только в одной миске, но ранее в другой тоже побывала еда, которую затем убрали. Собакам четвертой группы человек мешал: давал неправильную подсказку, указывая на пустую миску, при этом животные не видели, куда изначально была помещена пища. Четвероногие участники пятой группы видели миску, в которую было положено лакомство, но человек показывал им на пустую. Сравнивая действия собак в разных группах, ученые делали выводы о том, на какие же органы чувств они полагаются в первую очередь.
В испытаниях принимали участие только экспериментатор, хозяин и его собака. В качестве мисок использовались два одинаковых цветочных горшка (15 см в диаметре и 15 — в высоту), а роль лакомства исполняла копченая колбаса с сильным ароматом. Кусочки колбасы клали в горшок с помощью щипцов.
До начала опытов ученые провели предварительные тесты, предоставив собакам возможность ознакомиться с обстановкой и инвентарем. Экспериментатор ставил по миске справа и слева от собаки, в трех метрах от нее, потом показывал собаке кусочек лакомства и убирал его в один из горшков, после чего собака могла подойти к ним. Если пес находил лакомство, он мог съесть его; если нет, то экспериментатор доставал угощение из другой миски и показывал собаке. В этом случае пес его не получал.
Предварительные тесты повторялись четыре раза. Все эксперименты проходили на улице.
 

Подробности
Группа 1. Участники первой группы должны были учуять, где спрятано угощение. Собаки видели лакомство, но в момент, когда колбасу помещали в горшок, владельцы закрывали им глаза или отворачивали морды. Экспериментатор помещал кусочек колбасы в миску с помощью щипцов, а затем уходил от мисок. Владелец отпускал собаку и говорил: «Иди! Это твое!». Миски были накрыты легкими крышками, чтобы животное не видело, где лежит пища, но могло отбросить крышку носом. Выбор считался законченным в тот момент, когда пес пытался столкнуть крышку с одной из мисок.
Группа 2. Собаки второй группы подверглись точно такой же проверке. Исключение состояло лишь в том, что когда собака подбегала к мискам, между ними неподвижно стоял экспериментатор.
Группа 3. Собак этой группы ученые хотели обмануть. Экспериментатор показывал псу, куда он кладет угощение, но внутри горшка прятал лакомство в резиновую перчатку и потом незаметно убирал его. В миске не оставалось даже намека на то, что там побывала пища. Колбаса же находилось в соседней миске. Экспериментатор неподвижно стоял между мисками, скрестив руки на груди.
Группа 4. Все действия повторялись, как для участников второй группы, собакам также закрывали глаза перед тем, как поместить угощение в миску. Однако до того как владелец отпускал пса, экспериментатор предлагал неправильную подсказку, указывая рукой на пустую миску, в то время как лакомство было спрятано в другой. Перед тем как сделать подсказку, экспериментатор привлекал внимание животного, глядя ему в глаза и дожидаясь, пока оно тоже обратит на него внимание. Четвероногому участнику позволяли съесть лакомство, только если он выбрал правильную миску.
Группа 5. Собаки из этой группы могли видеть, куда было помещено лакомство, однако экспериментатор указывал им на пустую миску.

Результаты

При анализе данных ученые принимали во внимание только первый выбор собаки, когда она подошла к миске и коснулась крышки носом. Наилучший результат показали собаки из первой группы, которые ориентировались только на поиск по запаху, при этом не отвлекались на присутствие экспериментатора (63% нашли угощение, 37% — нет). Собаки из второй группы работали хуже, возможно, их отвлекало присутствие человека. Только 45%. нашли миску с едой, 55% выбрали пустую.
Собаки из третьей группы полностью доверились своему зрению и отправились прямиком к той миске, куда экспериментатор якобы положил колбасу (88%). Лишь 12% собак доверились своему нюху и выбрали правильную миску. Большинство собак из четвертой группы следовало указующему жесту экспериментатора (79%), и лишь 21% смогли найти лакомство. И наоборот, участники пятой группы, которые видели, куда было положено лакомство, все-таки не столь безоговорочно полагались на человека (49% нашли лакомство, 51% — нет).
Венгерские исследователи решили еще раз проверить полученные результаты — в другой обстановке. Предположив, что собаки не так хорошо чуяли лакомство из-за того, что испытания проводились на природе и четвероногие участники отвлекались на посторонние запахи, они предприняли повторное исследование, которое проводилось уже в домах владельцев, в тихой спокойной обстановке. В опыте принимали участие 30 взрослых собак различных пород. Животным сделали еще одно небольшое послабление: прежде чем совершить выбор, они, под контролем хозяев, могли понюхать обе миски (накрытые крышкой). В этом исследовании у собак не должно было возникнуть проблем с обнаружением корма, однако большинство из них все равно реагировало на указующий жест экспериментатора и выбирало пустую миску, несмотря на то, что несколькими секундами ранее животные могли точно почувствовать, откуда идет аромат колбасы. Ситуация менялась лишь в том испытании, где собаки могли наблюдать, куда человек положил угощение. Тогда большинство из них, не обращая внимания на жест экспериментатора, устремлялось к миске с колбасой.

Выводы
Целью эксперимента было получение ответа на вопрос: какое чувство оказывается главным для собак в определенной ситуации? Хотя хищники для получения информации активно используют основные органы чувств (зрение, слух, обоняние и т.д.), в своем практическом поведении они обычно склонны полагаться на что-то одно. Например, когда волки заняты поиском добычи, они полностью полагаются на свой нюх, но после того, как объект преследования обнаружен, для них более важным становится зрение. Собаки известны своим острым чутьем: до сих пор еще не создано технического прибора, способного заменить собачий нос. Однако между наличием способности и возможностью ее практического использования есть некоторая разница.
В результате проведенных опытов, как считают экспериментаторы, было выявлено следующее: в отличие от своих диких предков — волков, которые вынуждены использовать обоняние для того, чтобы успешно охотиться и добывать себе корм, домашние собаки не испытывают в этом острой необходимости. Поэтому они полагаются на обоняние лишь при отсутствии дополнительных «источников информации». Кроме того, в спорной ситуации, когда собаки могут либо руководствоваться чутьем, либо довериться жесту человека, они доверяют человеку. И предпочитают выбирать ту миску, на которую указывает экспериментатор. Однако их готовность полагаться на человека заметно ослабевает, когда они, как говорится, своими глазами видели, где была спрятана пища.
Так или иначе, из результатов исследований становится ясно, что для собак человек является одним из самых важных источников информации об окружающем мире. Подобная тенденция наблюдается и у маленьких детей, которые также в большой степени зависят от информации, предоставляемой им взрослыми, даже если собственное восприятие ситуации у малышей несколько иное. Вероятно, это вопрос доверия, хотя существует и другое объяснение.
Для собак (да и для детей тоже) указующий жест часто носит приказной, командный характер. Человек жестом приказывает собаке выбрать именно ту миску, на которую показывает, поэтому собаки и выбирают «неправильную». Неоднозначный выбор собак, которые видели, куда  положили корм, но тем не менее «поверили» человеку, может быть объяснен тем, что собаки попросту выполняли команду хозяина.
Кроме того, результаты исследований показывают, что собаки действительно теряют нюх. Они живут в стабильном мире, где их отличное обоняние редко приносит им практическую пользу. Поэтому острое чутье собак вовсе не означает, что они всегда полагаются только на него. Предыдущие исследования показали, что животные внимательно реагируют на человеческие жесты: в ходе опытов собаки очень точно ориентировались на действия людей, чтобы найти спрятанную пищу. А в некоторых случаях жесты человека могут не только предоставлять информацию о местоположении объектов, но также быть частью более широкой социальной диалоговой ситуации, где собаки, равно как и дети, зависят от того, кто подает сигнал. То есть собаке (как и ребенку), целиком зависящей от своего хозяина, дающего ей пищу, регламентирующего прогулки, выбор их места и т.д., в стратегическом плане проще полагаться на решения хозяина, нежели их игнорировать, ориентируясь на свои собственные органы чувств. «Подстройка» своих действий под желания хозяина зачастую выгоднее самостоятельных решений. Все это, на наш взгляд, довольно четко указывает на плотную симбиотическую связь собаки и человека.


Елена Патрушева
журнал "Друг" № 2 2008г.
фото из журнала
разрешение на публикацию получено у редакции журнала "Друг собак"
копирование запрещено
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.