А был ли волк?

А был ли волк?


Почти все популярные кинологические издания начинаются главой о происхождении собаки. Как правило, эти страницы перелистываются за ненадобностью, ведь еще со школьных лет все мы хорошо усвоили теорию Дарвина об эволюции видов и знаем, что лучший ныне друг человека - это бывший волк. К пониманию того, насколько важна эта информация, приходишь, когда животных в доме появляется несколько, и вести себя они начинают не соответствующим нашему сценарию образом. Выделяются явные лидеры и их приближенные, миротворцы и угнетенные, взаимоотношения которых носят довольно стабильный, упорядоченный характер, т.е. налицо все признаки некоей организованной социальной структуры.
Когда случаются первые серьезные разборки с клоками вырванной шерсти, морем крови и последующей стойкой конфронтацией, перед владельцем, естественно, встает вопрос: Что делать?. Согласитесь, всякий раз подобная ситуация вызывает легкий шок, привыкнуть к этому невозможно, т.к. все мы любим своих питомцев и первым нашим побуждением бывает готовность защитить молодого и более слабого кобеля, наказать агрессора, пожалеть любимую старую суку и еще целый всплеск обычных человеческих эмоций. Однако подобное вмешательство может привести к диаметрально противоположным результатам. Ведь собака никогда не совершает немотивированных поступков, все ее действия, особенно в сообществе с себе подобными, укладываются в определенную, достаточно жесткую схему поведенческих реакций, которую владелец должен рассматривать, в первую очередь, по принципу причина - следствие.
Как бы ни восхищались мы интеллектом наших любимцев, ни пытались подтянуть их до своего уровня, человек и собака - это два разных мира. И коль уж мы взяли на себя ответственность за братьев наших меньших, то именно нам необходимо понять эту разницу и спроецировать их поведение не на себя, а на тот вид, который явился их прародителем. И неважно кто это был - волк ли, шакал, гиеновая или вовсе дикая пещерная собака, т.к. все они, включая и нашего героя, являются плотоядными, псовыми, а главное - общественными, т.е. стайными животными.
И все же, современные исследования генетиков говорят в пользу волка. Швейцарец Маттей впервые обнаружил, что количество хромосом у волка и собаки идентично, т.е. по 78, в то время как у шакала - всего 74. И эти 4 недостающие хромосомы полностью отрицают шакалью версию.
Однако наибольший интерес представляют результаты исследований американского исследователя Роберта Вэйна, который провел серию работ по изучению митохондриальной ДНК среди собак различных пород, динго, шакалов, койотов и волков более чем из 20 популяций. Во-первых, подтвердилось, что родни более близкой, чем волк, у собаки нет. Во-вторых, оказалось, что собак можно подразделить на собственно собак, чья ДНК не имеет близкого сходства с волчьей, и собак по преимуществу, т.е. те породы, для которых характерны последовательности митохондриальной ДНК, крайне сходные с волчьими или вообще тождественные им.
Во многих породах собак гуляют одновременно несколько вариантов строения митохондриальной ДНК, по большей части собственно собачьих. Подобное изобилие вариантов - отдаленное наследие метизации, межпородных скрещиваний. Присутствие волчьих вариантов ДНК в тех или иных породах также говорит, скорее, не о позднем создании этих пород непосредственно из волчьих популяций, а о случаях повторной гибридизации собственно собак и волков.
Ну что ж, волк так волк. По крайней мере, о нем мы знаем больше, чем о шакале или о мифической пещерной собаке. И эти знания могут очень пригодиться для объяснения некоторых моментов поведения нашего южака, выходящих порой за рамки даже общесобачьих правил.
Итак, что же мы знаем о волке, кроме того, что это - герой (и далеко не положительный) многих детских сказок всех времен и народов; мечта и вожделенный объект для заядлых охотников, а в последнее время в качестве шкуры - и новых русских; хитрый и опасный хищник, не гнушающийся ни хозяйским добром, ни самой слабой и больной живностью? И что общего у этого злыдня с нашей любимой собакой?
Известный исследователь-натуралист Эрнест Сетон-Томпсон, который занимался изучением поведения волков много лет, в конце концов, так сформулировал его портрет:
Он, во-первых, во всех отношениях просто большой дикий пес - живет, питаясь мясом, добытым во время открытой охоты, оставляет на камнях и деревьях метки, лишен подозрительности и дружелюбен, помахивает хвостом или воет на луну, охотней преследует убегающую добычу, чем нападает - ибо все его инстинкты рассчитаны на преследование, - опасается человека, но некая неведомая сила удерживает его от атаки, и он готов стать ему другом, спутником, помощником и рабом:

Наверное, каждый владелец южнорусской овчарки в поисках информации о породе сталкивался в том или ином источнике с мнением профессора Браунера, что на основании промеров и строения черепа южнорусская овчарка ближе стоит к волку, чем к современной собаке. Но давайте оставим на время выводы маститых авторитетов и попробуем отыскать другие сходства, ярко проявляющиеся в поведении этой породы, ведь кто знает ее лучше нас самих?

Отношение к человеку. Волк старается избегать встреч с человеком, пока обстоятельства и опыт не научат его не испытывать страха.
Сравните, насколько недоверчива к посторонним людям южнорусская овчарка, насколько настороженно ведут себя даже полутора-двухмесячные щенки в то время, когда для щенков других пород это период любознательности и вселенской любви. Если не приучать эту собаку с детства к контактам с посторонними, то она по жизни будет держать раз и навсегда установленную дистанцию, сокращение которой воспринимается собакой как вызов, враждебные действия неприятеля. Такое поведение южнорусской овчарки часто неспециалистами воспринимается как трусость:

Охота. Атакуя животное (а основными жертвами волков, как правило, становятся копытные), волк старается его подсечь, повредив подколенную связку, которая идет вверх от скакательного сустава. При этом жертва не владеет конечностью, не может лягнуть и становится уязвимой. Когда повреждены два сухожилия, животное падает и становится легкой добычей. Другим быстроногим животным, волк вцепляется в живот или горло. При убийстве крупных животных другой волк, как правило, это самка, - отвлекает внимание жертвы, прыгая и атакуя ее спереди. Это позволяет самцу сзади завершить дело. Пастухи обычно называли волков, нападающих спереди, бездельниками.
Много ли вы видели пород, которые так мастерски владеют приемом треножить во время погони, как южнорусская овчарка? Даже совсем молодая собака, взятая в месячном возрасте, т.е. не имевшая возможности в детстве копировать старших, на прогулках в излюбленной игре в догонялки уже изысканно треножит свою жертву. Причем очень скоро на площадке для выгула все, на ком она опробовала этот свой талант, при ее приближении стараются немедленно сесть, спрятав уязвимые задние лапы. В желании бегать и догонять кого-то южнорусская овчарка просто неутомима, при этом она всегда охотник, но не жертва, а если уже окажется в таком качестве, то траекторию ее движения трудно даже проследить. Как правило, она не будет убегать далеко и долго, а сделает совершенно немыслимый поворот, подставив довольно мускулистое бедро, или сбив собаку корпусом. И хотя южак все-таки уже не волк, а скорее джентльмен среди многих других пород, охотников поиграть с ним еще раз остается немного. Однако такое поведение присуще южнорусской овчарке только в игре. В реальной же ситуации опасности эта собака нападет на противника, будь то его сородич или человек, совершенно неожиданно, чаще всего сбоку или сзади, выбрав удобную позицию, но почти никогда не пойдет в лобовую атаку. Натиск разъяренного южака всегда бывает настолько мощным и стремительным, что психологически это дезорганизует того, против кого он направлен, и даже потенциально более сильный противник просто не успевает дать отпор.
Своеобразная волчья манеры южака атаковать послужила поводом для несправедливого обвинения этой породы в подлости, в то время как это качество говорит только о том, что его генетическая память оказалась лучше, чем у большинства других пород. Об этой особенности южака знают все профессиональные инструкторы по дрессировке, но по этой же причине не все они любят с ним работать. Тем более важно знать о ней каждому владельцу южнорусской овчарки, т.к. в сочетании с присущей этой собаке высокой самостоятельностью ее поведение в такие моменты бывает трудно контролировать и в долю секунды ваш защитник может превратиться в домоклов меч.

Естественная среда. Обжитое волком пространство всегда занимает определенную площадь, и только зимой он вынужден мигрировать. Свою территорию волк обегает, совершая круги стелющейся рысью, как правило, против часовой стрелки и протаптывая тропы, на которые всегда возвращается. В процессе такого обхода своих владений он часто останавливается, чтобы обнюхать и обновить мочой метки. Пока он так кружит, нюх сообщает ему информацию о наличии пищи, причем стадо животных он может учуять с очень большого расстояния.
Внимательным владельцам южнорусской овчарки хорошо знакомы такие тропы, они протоптаны собакой в траве или снегу по периметру участка, если она живет на вольном выгуле, или большого вольера. Даже если собака живет в городской квартире, но гуляет на одной и той же площадке в постоянной компании, по прошествии какого-то времени (как правило, с наступлением сумерек или темноты) регулярно приступает к такому обходу. То, как по-деловому наматывает она эти круги, замечают даже владельцы других собак, т.к. подобное поведение, во-первых, неординарно, а во-вторых, носит цикличный и постоянный характер. Часто патрулирование сопровождается незлобным, протяжным лаем, временами переходящим в вой. Что и кому она хочет сказать таким образом, известно только ей.
Принято считать, что верхнее чутье наиболее присуще южнорусской овчарке, поэтому с ней не занимаются на предмет выборки вещи или следа. К этому трудно что-либо добавить, ведь современному южаку нет надобности охотиться.

Забота о потомстве. Воспроизведение рода является для волка одной из самых главных жизненных задач. Обеспечить выживание не только себе, но и будущим поколениям формирует если не все, то особенно яркие привычки в его поведении. Именно поэтому волк до сих пор существует.
Не касаясь непосредственно воспроизводства, т.к. эта функция меньше прочих претерпела изменения в процессе эволюции, основными заботами родителей являются такие, как сохранить, прокормить и обучить потомство. Участие в этом принимают часто оба родителя. По крайней мере, самец-отец, насытившись, часто тащит мясо в логово, если там есть или ожидаются щенки, а затем роет яму и ложится неподалеку. Причем активность волка возрастает к началу весны, когда в естественной среде и наступает период его размножения. Как раз на это время приходится массовая и, казалось бы, бессмысленная резня домашнего скота. Порой за одну ночь волки выбивают намного большее количество животных, чем в состоянии съесть и унести. То, что уже не может быть съедено, закапывается вблизи от логова. Возможно, волки-охотники наедаются досыта, т.к. редко съедают закопанные запасы.
Еду доставляют домой не только родители. Замечено, что все члены стаи носят пищу матери и щенкам. Это еще раз подтверждает, что волчица с выводком в стае находятся на повышенном довольствии. Когда щенки немного подрастут, и материнского молока им явно станет не хватать, волчица отрыгивает им полупереваренную пищу. Иногда в покинутом волками логове находят ее в очень большом количестве.
Волки великолепные землекопы. Порой они выкапывают за сезон длинные туннели, но чаще это чашеобразные ямы. Их можно встретить как в местах обычного отдыха волчьей стаи, так и перед логовом волчицы с детенышами. Зимой такие ямы выкапываются в снегу.
Конечно, готовность южнорусской овчарки делать запасы, да и сами эти запасы выглядят для нас комично, но для собаки все это - по-настоящему и со знанием дела. Даже всегда сытая собака, которая не в состоянии доесть предлагаемый ей корм, особо ценные, на ее взгляд, кусочки пытается спрятать про запас. Делать это она может как в доме (например, под подушкой у любимого хозяина ближе к ночи может отыскаться оладик или жирная косточка), так и на улице и даже в поездке. Иногда провизия закапывается под деревом или кустом чисто ритуально и уже через 10 минут поедается, а иногда и вовсе забывается, либо не находится, т.к. похожих деревьев и кустов вокруг оказывается слишком много. К этому можно добавить, что такими бережливыми чаще бывают суки, живущие в семье одиночно. С появлением в доме других собак желание (или смысл) прятать куски у них пропадает.
Очень показателен еще один момент, относящийся к заботе о потомстве. К появлению в доме чужого щенка суки относятся по- разному. Взрослые и уже щенившиеся принимают его чаще всего негостеприимно. Они щерятся на щенка, а то и вовсе свирепо рявкают, но так как обидеть все-таки не могут, предпочитают держаться от него подальше. Молодые и не щенившиеся, наоборот, пытаются детеныша усыновить. Такая сука полностью имитирует материнское поведение: нежно щенка облизывает, становится в позу кормящей матери, широко расставив лапы и надолго замирая, в то время как малыш тщетно пытается отыскать молоко, а когда понимает, что ее материнская забота не приносит результатов, после кормежки срыгивает щенку полупереваренную пищу.
Что касается ямок, то роют их южаки вдохновенно и производительно. Отучить или запретить им это делать - практически невозможно. После таких землероек двор с мягким грунтом напоминает поле боя после артобстрела. Бесполезно ругать, засыпать, закладывать сверху эти землянки, очень скоро в другом месте или рядом вы найдете точно такие же. Ямы бывают совершенно правильной формы в виде полусферы в диаметре около 1 м, разной глубины. Когда собака спит в такой яме, свернувшись клубочком, ее почти не видно. Можно только догадываться о функциональном назначении подобной ямы для нашего южака. Что это: укрытие, индивидуальное логово или возможность не перегреваться в жаркую погоду? Интенсивное царапание передними лапами пола в квартире и кружение перед тем как лечь - это тоже имитация рытья ямы.
Желание рыть ямы присуще как сукам, так и кобелям, но не всем. Проявляется этот признак очень рано, уже в возрасте 8-10 недель. Если в щенячьем вольере появляются 1-2 таких умельца, могут научиться этому искусству и другие щенки, но с возрастом и переменой обстановки они утрачивают интерес к рытью, в то время как первые так и остаются на всю жизнь землекопами.
Особо одаренные в дальнейшем используют этот навык, чтобы проторить путь к свободе (например, под забором) или в период течки добраться до партнера, а иногда и просто для развлечения.
Один знакомый южак систематически подкапывал лаз под забором, ложился перед ним и надолго замирал. Когда соседская курица просовывала в этот лаз голову в поисках червячка во свежевскопанной земле, он выносил ей приговор одним молниеносным движением. Охота? Безусловно, с той только разницей, что курица после убиения его больше не интересовала.

Маскировка. Волк безусловно умен, демонстрируя умение жить в разнообразных условиях, он считается непревзойденным мастером камуфляжа, что и позволяет ему уклоняться от встреч с человеком. При охоте на других животных он отбивает собственный запах, вывалявшись в падали или чужих экскрементах.
Иначе такое поведение у диких псовых называют тергоровой реакцией (от латинского слова tergoro - тереться). Оно многофункционально и, вероятно, имеет в жизни этих хищников немалое значение. Биологи предполагают, что помимо прикладной - антипаразитарной задачи, оно включает в себя сигнально-информационную функцию, парфюмерно-наркотическую и запаховой мимикрии.
Предыдущий случай с замиранием перед лазом тоже является одним из способов маскировки. Но вот пройти мимо валяющейся в кустах тухлой рыбы, дохлой кошки или чего-то еще похуже наш южак просто не в состоянии. Вываливается в этом он с такой грацией движений, которую при других обстоятельствах вам вряд ли придется наблюдать. Отучить от этой привычки нельзя, равно как и наказывать за это собаку.
Заблудившийся ген диких предков привлекает любой сильный запах, даже резко пахнущей косметики. Часто случается, когда обрабатывая собаку на какой-то крупной выставке перед выходом в BEST аэрозольной или сухой пудрой, вы получаете обратный эффект. К примеру, вы решили нанести последний штрих
и отбелить кончики лап. К несчастью, у средства слишком сильный запах. В ту же секунду ваш южак совершает немыслимый кульбит и оказывается перед вами едва ли не в стойке на голове, он хочет нырнуть в этот стойкий аромат всем своим существом.

Озвучивание. С волком у каждого ассоциируется такой звук как вой. Обычно о нем говорят как о протяжном, унылом, жалобном или устрашающем, хотя последнее определение здесь вряд ли подходит. Долгий протяжный звук идет волнами. Его подхватывают все волки, находящиеся в пределах слышимости. Вой волков вызывает ужас. Когда человек слышит волчью стаю и при этом его не прохватывает мороз по коже, значит он сделан из рифленой резины, - утверждает один свидетель.
Южнорусские овчарки большие мастера и любители повыть. Когда воет одна собака - ощущение не из приятных, но когда в эту волчью песнь вступают еще 5 глоток --это уже проблема. Специалисты говорят, что тембр звука при вое у волков и собак очень схожи, но живем-то мы среди людей. Если бы мы знали отчего воет наш южак, можно было бы устранить причину и снять проблему. Обычно собака воет от тоски: закрыли в комнате или вольере, ушел хозяин, три дня не кормили: Южнорусская овчарка может самозабвенно выть через пол часа после кормежки, живя на вольном выгуле, в компании 5 соплеменников и при наличии всей семьи хозяина. Может быть, так она отвечает на зов предков из глубины веков?

Проводя эту параллель, я использовала многолетние наблюдения за : пометами своих собак и опыт других породников. Если вы не увидели в этих штрихах к портрету своего южака, этому могут быть две причины: либо у вас не южак, либо у меня волки.
Человек превращал волка в собаку, руководствуясь своими нуждами. Насколько он изменил его суть? Почти ни на сколько. От самой крошечной декоративной собачки до огромного командора собака - волк по всем характеристикам: анатомии, физиологии, но больше всего по поведению, которое повторяет и воспроизводит историю предков. Собака полна природных инстинктов, которые управляют ее поведением. Приняв это за основу, мы сможем лучше понять свою собаку. Учитывая высокую самостоятельность южнорусской овчарки - объяснить ее поведение в нестандартной ситуации, а высокую доминантность - поставить на место и в итоге управлять ее поведением. Ведь собака в семье - это модель волчьей стаи, а питомник, по существу, - сама стая.

Татьяна Подобедова
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru