Испытание на злобность


3

Судьи о чем-то совещались, а время шло. Мужики, пришедшие посмотреть на потеху, стали недовольно ворчать.
— Вот твоих бы, Белку да Бойко, сюда, — подтолкнул Павла локтем сосед Василий. — Они бы показали класс. Почему ты их не выставляешь? Ведь они у тебя чистокровные и родословные есть.
— Отстань! Не знал я про испытания, — отмахнулся Павел. — Да и не пойдут они на Потапыча, из одной чашки кормлены…
— Слушай, — не отставал Василий. — А ты поговори с Шыкаловым. Пускай моего кабыздоха допустит до испытаний. Он хоть и без родословной, а всем этим городским сто очков вперед даст. Он им покажет, как медведей брать. А? Поговори… Вы ж с ним друзья…
— Отстань ты, смола, — рассердился Павел. — Должен же понимать, что мне Потапыч роднее…
— Да чего ты… — не унимался Василий. — Тебе же деньги за него плочены…
Павел хотел возразить, сказать, что деньги ему заплачены за кормежку, что не продал он Потапыча и не мог продать, потому как не его это медведь, ведь еще по весне он дал сохранную расписку Шыкалову. Но не сказал, а, выругавшись вслух, выдернул изо рта Василия папиросу, с ожесточением затянулся и сказал:
— Этого Шыкалова я на порог больше не пущу. Век бы его не видать…
В середине мая, в самый разгар сева, примчался на поле председательский «уазик». Из него вылез бригадир Иван Макарьевич и замахал Павлу рукой. Лицо бригадира было хмуро, неприветливо.
— Дуй в правление. Разбирайся в своих медвежьих делах, так тебя растак… — сказал бригадир и втиснулся в кабину трактора.
— Стой! — схватил его за руку Павел. — Толком скажи, что с Потапычем? Бригадир вырвал руку, и трактор взревел на больших оборотах.
Всезнающий шофер председателя Витька по дороге рассказал о грозном областном охотничьем начальстве, о том, как председатель — сам не робкого десятка, все же согласился оторвать его, Павла Буянова, на часок от сева.
В кабинет председателя Павел вошел, подготовившись к крупному разговору. Табачный дым висел под потолком, председатель ходил по кабинету, заложив за спину руки, в зубах папироса. Рядом с его столом сидел незнакомый крупный мужчина. Он не поднялся навстречу Павлу, не подал руки, не ответил на его: «Здравствуйте!», но представился:
— Заместитель председателя областного общества охотников и рыболовов — Шыкалов Николай Филиппович. Первый заместитель, — поправился он и стал без перехода отчитывать Павла за незаконную охоту:
— Вы что, с ума здесь, в глуши, посходили?! Скоро бедному зверю нигде житья не будет…
— Виноват, — опустил голову Павел. — Кто бы мог подумать — у самой деревни и берлога…
— Во! Медведь поселился у деревни, доверился людям, а его сначала трактором, а потом пулей… Варвары! Недочеловеки! Вам бы дубину в руки, а не современное оружие, посмотрел бы я, как вы тогда против медведя…
— Вы меня поймите, — пытался оправдаться хоть как-то Павел. — Медведь, до срока поднятый из берлоги, да еще раненый, очень опасен. Он и скот давит, и на человека нападает… Вот и пришлось пристрелить…
— А где разрешение на отстрел? Где, я спрашиваю?! — впилось в него глазами областное начальство.
— Так пока от вас бумагу получишь, он полстада уничтожит и людям вред сделает…
Но Шыкалов оправданий Павла не слушал, размахивая руками, говорил об охране окружающей среды, говорил долго и нудно, а председатель все ходил и ходил, меняя во рту папиросу — потухшую на зажженную… И Павел не заметил, как задремал.
Проснулся от крика. Рядом стоял Шыкалов и возмущенно кричал, поодаль улыбался председатель. Павел стал извиняться, сказал, что недосыпает с начала сева. Председатель тоже старался успокоить областное начальство, но тот долго еще пыхтел, потом подсунул Павлу протокол на подпись, где черным по белому было написано, — за незаконную охоту он, Павел Буянов, должен добровольно внести в пятнадцатидневный срок на счет краевого охотобщества штраф — двести пятьдесят рублей. В противном случае дело будет передано в суд. Тут уже было не до сна.
Шыкалов взял с Павла еще расписку о том, что он не будет причинять вреда медвежонку, которого подобрал на месте незаконной охоты и додержит у себя до отправки в зоопарк. После этого Шыкалов пожелал посмотреть, как содержится медвежонок, и Павлу пришлось везти его к себе домой. Жена Анюта приглашала к столу, но Шыкалов от обеда отказался.
Потом, летом, Шыкалов иногда будет заезжать к Павлу домой. Он с охотой играл с Потапычем, привозил ему сладости, удивлялся терпимости Белки и Бойко к медведю.
— Так чего же вы хотите, — объяснял Павел. — Из одной чашки с Потапычем едят. Белка — так та и спит с ним. Да от него и медведем не пахнет, скорее коровой, вон сколько молока выдувает за день…
— Злобность твои собаки теряют, на медведя уже не пойдут. Дисквалифицировались, так сказать, — твердил Шыкалов. — Испортил ты собак…
— Не-е-е, — не верил, да и не мог поверить Павел. — Потапыч — это одно, а дикие медведи — другое. У собаки тоже разум не зазря имеется… Голос Шыкалова прервал воспоминания Павла:
— Товарищи участники испытаний, может быть, кто-нибудь из вас, надеясь на свою собаку, без очереди выйдет к медведю?
Мужики заинтересованно загомонили. У машин тоже наметилось движение, и вот к судейскому столу вышел невысокий мужчина, около ноги его плелась лайка. Была она серой масти, с белым воротником. Далеко высунутый язык часто подергивался. Павел видел, что Шыкалов о чем-то спрашивал подошедшего, рылся в бумагах…
А в это время среди мужиков множились шутки:
— Эта медведя съест…
— Да куды ей, сама лапы еле-еле переставляет…
— Надоела ей вся эта волокита, с утра на жаре, вот и плетется еле-еле…
— Такие-то и ненасытные…
— На один зубок ей Потапыч… Счас, как пинанет… Вспыхивал смех, а Павел вдруг почувствовал скрытую силу собаки и замер в беспокойном ожидании.
Наконец все формальности были соблюдены, и Шыкалов прокричал:
— Лайка Боня. Владелец Ситников. Ситников отстегнул поводок, снял ошейник.
— Вперед! — скомандовал он и указал рукой в сторону изнывающего от жары и безделья Потапыча.
Вмиг вся вялость у собаки исчезла. Она подобралась, встопорщила шерсть на загривке и молча бросилась вперед. Обежала вокруг медведя, потом скакнула к нему вплотную и тут же отскочила. Никто не заметил, когда она рванула Потапыча, но тот вдруг отчаянно ойкнул и завертелся на месте.
Павел знал — такой же стремительный укус и у его Белки.
Собака рванула медведя еще раз, еще… И только потом залаяла. Голос ее был хриплым от сдерживаемой ярости.
Потапыч только теперь стал понимать, что собака с ним не играет. Боль беспокоила его, и он быстро завертелся вокруг столба, наматывая на него цепь, тем самым еще больше ограничивая свою свободу передвижения. Собака увертывалась от его неуклюжих взмахов и рвала его, рвала…
И Потапыч перепугался. Он сел, прикрывая лапами искусанный зад, и жалобно взревел.
Посадив медведя, собака отошла шагов на пять и стала лаем подзывать хозяина. Тот подошел к ней, чтобы забрать. Но собака по всем правилам стала разворачивать медведя к нему спиной. Хозяин звал ее и ласково, и строго — ничего не помогало. Собака держалась перед мордой медведя, разворачивала его, подставляя охотнику под выстрел бок или спину зверя.
Тогда притащили длинную жердь с проволочной петлей на конце и набросили на заднюю лапу собаки. Та, не понимая, почему ее оттаскивают от добычи, рвалась и скулила.
Через некоторое время Шыкалов объявил, что лайка Броня прошла испытания с оценкой «хорошо». И стал объяснять, почему снижена оценка. Объяснял долго, путано.
Павел ничего не понял, а Василий подытожил зло:
— Не свой, значит, Ситников — не блатной. Потому пять и не поставили… Следующая собака на медведя не пошла. Испугавшись, она так и не сдвинулась с места, несмотря на уговоры, приказы и даже пинки. А вот после нее оказались собаки одна другой смелее. Зачуяв свежую звериную кровь, некоторые из них чуть помедлив, а большинство прямо с ходу бросались на медведя. И бедный Потапыч уже не отбивался, не рычал, лишь жалобно стонал, стараясь хоть как-то уберечься от укусов.
Павлу казалось, что Потапыч ищет его глазами в толпе, знает, что он здесь, молит о пощаде. Уйти не было сил. И Павел прятался за спины людей. «Лучше бы я его застрелил тогда, на дереве…»
Беда случилась неожиданно. Видно было сразу, что собака тяжеловата, сильно раскормлена. Но, наверное, хозяину очень хотелось получить диплом… Собака смело бросилась на медведя, посадила его по всем правилам, но задохнулась, подавая голос, заперхалась. И Потапыч, воспользовавшись этим, легонько провел лапой по боку собаки, отчего та, отлетела метра на три и забилась в предсмертных конвульсиях.
Пока оттаскивали собаку, пока утешали владельца, Потапыч спешно рыл яму. Владелец погибшей собаки стоял у судейского стола и требовал какую-то компенсацию.
Но Шыкалов положил этому конец, громогласно заявив:
— Испытания есть испытания. Обстановка, приближенная к боевой. Идет отбор лучших собак, и жалости нет места. Не мешайте работать…
«Да! — подумал Павел, — безжалостный ты человек, Шыкалов. Не знал я этого.»
…Сегодня утром Шыкалов подъехал к дому Павла на «Волге», следом подошла грузовая машина с клеткой.
— Прощайтесь со своим питомцем, — веселым тоном сказал он. — Надоело, поди, с ним возиться?
— Нет, — сказала Анюта, торопясь собирать на стол. — Почему надоест? Смирный он, да и привыкли мы.
Конечно, к Потапычу они привыкли, но и держать такого большого зверя накладно, три поросенка вместо него запросто выкормишь. А еще побаиваться стал Павел, как бы чего не вышло. Намедни Потапыч тронул лапой проходившего мимо телка, так у того задние ноги совсем отнялись. Пришлось прирезать. Хорошо, хоть крови не попробовал медведь, а то бы беда.
Не знает об этом Анюта, взял вину Павел на себя:
— В огород полез, паршивец, я его и стукнул лопатой. Думал легонько, а оно вишь как вышло… Не рассчитал… — объяснял он жене, пряча глаза.
На Потапыча надели ошейник, цепь. Спустили доски из кузова на землю. Павел занес ведро с едой в клетку, позвал Потапыча — и тот, довольно урча, залез в клетку сам.
— Вот и отлично, — порадовался Шыкалов. — Я думал, сложнее будет.
Спасибо вам большущее за медведя. Вот грамота. Да-да! Заслужили. И вот, распишитесь здесь. Сумма небольшая — так сказать, за корм, уход… Немного погодя к Павлу зашел сосед Василий.
— Сколько он тебе отвалил? — спросил.
— Шестьдесят рублей…
— Не расщедрился. Говорил я тебе, дураку, мясом нужно было сдать. В ресторан. Там бы тебе деньги настоящие дали! А всем бы сказал — сдох Потапыч. Может, поел чего, а может, так — хвороба напала…
— Всем — это кому? — усмехнулся Павел.
— Да хоть бы этому — Шыкалову.
— Эх, Василий, а совести своей что сказать?
— Брось меня учить. Совесть, совесть… А убытки?! Двести пятьдесят рублей штрафу заплатил. Полгода кормил! Хотя бы это вернуть. Ведь его все равно пристрелят и начальство городское сожрет, под водочку, на банкете… Так у них сейчас пьянка называется…
— В зоопарк его забрали, — спокойно возразил Павел. — Ребятишкам на потеху…
— Ха! Ты посмотри на этого христосика! — воскликнул Василий. — В зоопарк?! Ребятишкам на потеху?! На поскотину повезли твоего Потапыча. Испытания на нем проводить будут. Со всей области собак свезли. А после лаек его ни один зоопарк не примет. Принимать нечего будет…
… Мегафон вызывал следующую собаку на место убитой. И снова крутилась карусель. Потапыч пытался прятаться в вырытую яму, но собаки заставляли его вылезать оттуда. Силы медведя иссякали. Как только очередную собаку оттаскивали, он тут же ложился на землю.
Среди зрителей стали раздаваться возгласы:
— Это не по правилам!
— Медведю отдохнуть надо…
— Его бы так самого, Шыкалова…
— Что ж без передыху-то… Зашептались и судьи. После недолгого совещания Шыкалов сказал:
— Внимание! Суки кончились. Сейчас устроим перерыв на два часа. Только вот одну собачку пропустим. Давайте кобеля Петра Тимофеевича.
— Ишь ты! — завертел головой Василий. — Петр Тимофеевич — это кто? Серый высокий кобель не стоял на месте. И только его отпустили, большими прыжками кинулся к медведю и вскочил ему на холку.
Потапыч взревел дико и грохнулся со всего размаха на землю, придавив кобеля. Тот отскочил в сторону, кровеня землю. Потапыч кинулся за ним, и все ахнули, только теперь заметив, что цепь отсоединилась от кольца. Зрители шарахнулись в разные стороны. Медведь догнал кобеля, поддал так, что тот перекувырнулся раза три в воздухе, а сам помчался в деревню.
— Догнать! — первым опомнился Шыкалов и заорал в мегафон: — Ружье мне! Застрелить немедленно!
Павел подбежал, стал убеждать, что Потапыч никуда не денется, прибежит домой и все. Что не надо ружья…
— Уйди! — оттолкнул его с дороги Шыкалов. — Он же кобеля Петра Тимофеевича… От, гад, что теперь будет… Ружье мне! — и побежал к машине.
Павел бросился к дому напрямую, через огороды. Перепрыгнув через изгородь, и сшибая капустные кочаны, подбежал к дому и увидел, что опоздал. У запертой дверцы в свою загородку сидел Потапыч, закрывая морду лапами. Посреди двора стоял, широко расставив ноги, Шыкалов, медленно поднимая ружье. А сбоку, из-за угла дома, летела в яростном прыжке Белка, целясь оскаленной пастью человеку в горло. Следом, как всегда чуть поотстав, распластался Бойко…
 
Владимир Свинцов 1983 г.
Страницы:
1 2 3

Добавить свой комментарий без регистрации

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  • Яндекс.Метрика