Фаршированная собака на ужин

Фаршированная собака на ужин


В декабрьскую ночь 1999 года в Донецке неизвестные лица украли из вивария областного кожного диспансера всех баранов и кроликов, больных сифилисом. Есть основания предполагать, что зараженное мясо могло появиться на рынках.
«Вечерний Донецк»


Во времена Плутарха для улучшения вкуса мяса животных подвергали жесточайшим мучениям: топтали и жгли вымя у коров, которые должны были отелиться, зашивали глаза лебедям и журавлям, протыкали раскаленными вертелами живых.свиней.

В пищу шло мясо многих животных. У римских богачей, например, мясо собак на столе было не редкостью. Оно признавалось тогда деликатесом. Для такого блюда выращивались собаки диковинных пород, которых преподносили в качестве драгоценного дара.

В Китае даже вывели для пиров особую породу собак — хуагоу. Ее мясо подавалось к императорскому столу.

Мясо собаки — лакомство не только во времена Древнего Рима или Древнего Китая, но и в наши дни. И что удивительно, даже в Европе. В частности, в 1938 году в чешской газете появилось объявление о том, что в некоторых шахтерских поселках около города Мост открыта торговля собачатиной. При тогдашней безработице это было единственное мясо, доступное беднякам.

В Монголии собак хоть и не ели, но разводили ради шкур и меха.

А вот во Вьетнаме едят все — и собак, и пресмыкающихся. Под Ханоем есть местечко, где при вас зарежут и приготовят кобру. А чтобы скоротать ожидание, пока готовят желанное жаркое, поднесут стаканчик свежесцеженной крови.

Впрочем, змеиное мясо, приготовленное различными способами, в том числе и консервированием, пользуется большой популярностью во многих восточных странах. Любой гурман может и сейчас в ресторанах Японии заказать целый обед, составленный из «змеиных» блюд. Сначала подают холодную закуску — соленое змеиное мясо с винегретом, на первое — змеиный бульон с пирожками, начиненными фаршем из змеиного мяса, а на второе — вареное змеиное мясо с рисом. Но это еще не все. Гвоздь обеда — змеиное вино «Малауши». Алкогольный напиток, крепленный ядом гадюки.

Однако ж вернемся к вьетнамской кухне. Здесь в пищу идут, кроме вожделенной собаки, ящерицы, лягушки, всевозможные устрицы, жучки-паучки, летучие мыши. Но это, как говорил один гоголевский герой, лишь «вытребеньки».

Никакой крайней нужды есть собаку у вьетнамцев, вестимо, нет. Тут дело вкуса. Самый вкусный пес, полагают они, — полугодовалый, килограммов на шесть-семь. И обязательно черной или рыжей шерсти — это первый сорт. Собаки светло-коричневого цвета хуже. Крестьяне, разводящие собак, бывает, перекрашивают их перед продажей в выгодный цвет.

О подобных курьезах поведал корреспондент газеты «Комсомольская правда», посетив в 1991 году специализированный ресторан собачьей кухни, перед порогом которого красовалось блюдо с собачьим хвостом.

В большой комнате за длинным столом он увидел посетителей, поглощенных всецело едой. Они похрустывали и почмокивали над своими плошками, а палочки в их руках мелькали, как спицы в руках опытной вязальщицы. Для клиентов ресторана предлагались яства: собака тушеная, фаршированные собачьи потрошки с кровью, суп из собаки с зеленью, собачьи ребрышки, собачатина пикантная с мятой, жаркое из собаки, собачатина вареная — с кожей или без… Без собачатины вьетнамский стол немыслим. В Бангкоке же есть ресторан, где производится запись посетителей аж за три дня. Заведение это тоже вьетнамское. Тут, кроме прочих обязательных для каждой кухни блюд, подают супы из угря или змеи, несравненные лягушачьи лапки в кляре, мидии и прочее, прочее. Едят, разумеется, и собачатину.

Говорят, о вкусах национальной кухни не спорят. Но согласитесь, что для европейца съесть собаку — все равно что отведать мясо тигра. Не удивляйтесь — это не каламбур. Дело в том, что на загадочном Востоке пожирают люди и тигров. «Отведайте тигра, пожалуйста». Такая зазывная надпись красуется при входе в ресторан под названием «В джунглях», что в пригороде того же самого Бангкока. И это не преувеличение. Владельца ресторана, бывшего армейского сержанта, мало смущает тот факт, что почти все животные, кушанья из которых предлагаются в меню, занесены в Красную книгу. Есть здесь и яства из ящериц, обезьян, черепах, кроликов.

Вообще добыча диких зверей в Таиланде запрещена законом давно. Но недостатков в мясе у поваров нет. Мясо в больших количествах доставляют контрабандисты. Хозяин же ресторана заученно твердит:

— Я покупаю случайно найденных животных. Если вы поймаете змею на дороге, приносите. С удовольствием заплачу и вам.

И пока сторонники охраны природы протестуют, в ресторане «В джунглях» подсчитывают барыши от экзотического варева.

А слышали ли вы, чтобы разом съели целого жирафа? Самого настоящего, большого. Это удалось сделать членам клуба африканеров из города Лихтенбурга, находящегося в ЮАР. Одним блюдом удалось накормить сразу тысячу человек.

В субботний день они пригласили всех желающих на пикник с зажаренным целиком жирафом. Каждый из тысячи пришедших на невиданное доселе ни в одной стране мероприятие заплатил организаторам по сто рандов (около сорока долларов). Чтобы приготовить весящее почти тонну дикое копытное, пришлось доставить к месту пиршества четыре грузовика дров, семьдесят литров соуса и заказать особо прочный вертел.

Самое же поразительное состояло в том, что руководству клуба удалось не поссориться с многочисленными влиятельными в ЮАР организациями, выступающими в защиту диких животных. Лицензия на отстрел красавца жирафа была получена с соблюдением всех необходимых формальностей. Что же касается вкусовых впечатлений, то они, увы, оказались разочаровывающе простыми.

— Жирафятина — то же самое, что говядина, — пришли к единодушному выводу участники пикника.

И наконец, в заключение, еще несколько слов о черепаховом супе…

Проблема эта серьезная. Международные научные организации по защите дикой природы Швейцарии выступили против отлова черепах. С весны 1984 года в Швейцарии, хотя последняя и не морская держава, в водах которой водятся черепахи, вступил в силу закон, воспрещающий в ресторанах готовить черепаховый суп.

В утешение гурманам пресса сообщила, что в ресторанах разрешено готовить деликатесы из задних лапок лягушек, но только тех, которых разводят на фермах.

В Китае, кстати, едят не только собак. Суп из кошачьего мяса считается деликатесом.

Древнеримский диктатор Гай Юлий Цезарь как-то в разговоре по поводу моды на содержание во дворцах аристократов домашних животных не без язвительности поинтересовался: не перестали ли патрицианки рожать детей, предпочитая декоративных собачек?… Если не знать, что этот разговор состоялся не менее двух тысяч лет назад, можно было бы подумать, что саркастический вопрос позаимствован из наших дней.

Поистине чудеса творятся в «собачьем» мире и сегодня, так как «льготы», предоставляемые псам, и запреты на их содержание, выходят иногда за пределы разумного…

В начале 1984 года мир облетело известие о «собачьем кризисе» в Исландии: министр А. Гудмундссон пригрозил подать в отставку и эмигрировать во Францию из-за гонений местной полиции на Люси, его любимую маленькую дворняжку на коротких лапах.

Оказывается, шестьдесят лет назад в Исландии был принят закон, запрещавший собакам проживать в Рейкьявике, столице острова. Исландцы же развели в городе свыше трех тысяч псов. Полиция ретиво принялась за восстановление законности. Триста собаковладельцев оказались на скамье подсудимых. Они были осуждены к крупным штрафам. Самые сметливые подхватили своих любимцев и отправились в другие города и поселки острова: юристы подсказали, что можно прописать любимого четвероногого друга в ином месте, а затем оформить его местожительство в столице в качестве «гостя».

«Собачья история» приобрела неожиданный международный резонанс. Английские любители собак стали осаждать в Лондоне исландское посольство. Рейкьявик завалили телеграммами и письмами. У Люси и ее собратьев нашлись тысячи друзей в разных концах мира.

И любовь победила: в мае 1984 года городское собрание Рейкьявика отменило антисобачий закон.

Некоторые считают, что жестокое обращение с домашними животными проявляется тогда, когда хозяева издеваются над ними или выбрасывают их за порог дома по ненадобности. Подобная жестокость — классическая. Ну, а если в небольшой квартире содержатся не одна-две собаки, а целый собачий питомник? Ответ на этот вопрос дает немецкий город Эрлапген, где произошло событие, представляющее всеобщий интерес. Здесь одна женщина содержала в квартире пятьдесят пять собак. Отцы города, учитывая претензии соседей, заявили, что эта дама может держать в квартире не более трех четвероногих. Но ни угрозы, ни просьбы не могли заставить ее расстаться хотя бы с одним четвероногим другом. Власти так и не смогли решить этот щекотливый вопрос: ведь любительница собачек исправно платила за них налог, а это главное.

Не в пример немецкой судебной системе, проявившей нерешительность по отношению к псам, английский суд в аналогичной ситуации занял принципиальную позицию. Когда собственник дома предъявил иск к квартиросъемщикам — супружеской чете Валентину и Монике Оррен — суд был категоричным: в течение восьми дней супруги должны освободить занимаемую ими квартиру или избавиться от своего семейства — 130 собак, 8 кошек и одной лисицы, которых они содержали в квартире.

То, что собака — друг человека, известно каждому. Ну, а существуют ли правовые нормативы, которые гарантировали бы домашним шавкам комфорт, а их соседям спокойствие? Об этом позаботились лишь французские законодатели. В 1983 году в Париже была издана инструкция, охраняющая права четвероногих. Она вменяет в обязанность владельцам собак, кошек и других домашних животных обеспечение питомцам «достаточного рациона питания и комфортных условий жизни». Отныне хозяева должны выделять своим «друзьям» не менее пяти квадратных метров жилой площади на каждого и «не причинять им излишних огорчений». Появление такого правового акта не могло не вызвать во Франции горьких улыбок: ведь пока никто не догадался принять закон о жилье и комфортабельных условиях для людей, особенно для тех, кто остался без работы.

Иные проблемы у наших доморощенных полканов. Они не страдают от пристального внимания к собственной персоне, скорее наоборот, их несчастье — в равнодушии человека к ним как к живым существам.

Резвясь на природе, четвероногие друзья становятся жертвами микроскопического, но кровожадного клеща. Собака, подцепившая паразита, заболевает демадекозом. Животное сильно мучается, чешется день и ночь, у него клочьями выпадает шерсть. Болезнь очень заразная. На собачьих площадках, в домашних условиях она передается не только другим собакам и кошкам, но и детям. Страшнее всего, что вакцины от демадекоза у нас в стране пока не существует.

Увы, в том, что зверье оказывается на улице, есть закономерность и вина человека: похваставшись своими диковинными питомцами перед друзьями и знакомыми, толстосумы в конце концов освобождаются от них. Ведь гуманных целей эти представители «высшего света» не преследовали.

Иначе поступила Джой Адамсон. Она заслужила признание после того, как воспитала осиротевшего львенка. Когда львенок превратился во взрослую львицу, она не отправила ее в зоопарк, а вернула в естественную среду. Самое удивительное во всей этой истории было то, что молодая львица Эльза пришла вместе с диким львом и своими детенышами обратно в лагерь Джой Адамсон. Это событие послужило источником для написания книги «Рожденная свободной», обошедшей весь свет.

Центральное событие в жизни Джой Адамсон — работа с львицей Эльзой и гепардом Пиппой. Не будь Эльзы и Пиппы, возможно, Джой Адамсон и не получила бы всемирного признания. В том, что она воспитала львенка, нет, конечно, ничего особенного. Люди держали во все времена у себя диких зверей, в том числе и львов. Но вернуть выращенную в неволе львицу в природу, к самостоятельной жизни в естественных условиях удалось лишь Джой Адамсон. Вообще до последнего времени считалось, что хищное животное должно пройти длительную школу под надзором родителей — только тогда оно сможет добывать себе корм.

Не хотелось бы иронизировать по этому поводу, но есть необходимость послушать Р. Роллана, который справедливо отмечал: «В страданиях животных есть что-то еще более невыносимое, чем в человеческих страданиях».

Четвертого января 1980 года Джой Адамсон — писательница, художница, натуралистка — трагически погибла. В детстве она хотела стать музыкантом, потом актрисой, занималась живописью и скульптурой. Окончательный выбор сделала, попав в Африку, где стала изучать природу этого континента. Вскоре появились ее книги «Рожденная свободной», «Пятнистый сфинкс», «Пиппа бросает вызов», «Африка глазами Джой Адамсон», «Моя беспокойная жизнь», главная тема которых — защита животных. Книги Джой Адамсон получили мировую известность. Она ненавидела всякое убийство четвероногих, будь то охота или браконьерство, и отрицательно относилась к зоопаркам и циркам, где зверье находится в тесных клетках. Она не любила тех, кто держит живые создания дома ради развлечения, корысти или по иным причинам. В то же время трудно найти человека, который так беззаветно любил бы животных, как Джой Адамсон.

Основное событие в жизни Джой Адамсон — работа с львицей Эльзой и гепардом Пиппой. Она вернула их, выращенных в неволе, в природу, к самостоятельной жизни в естественных условиях. Сделать это не удавалось ранее никому. О смысле своей работы она говорила так: «Деятельность, направленная на то, чтобы помочь находящимся под угрозой уничтожения видам животных, будет для меня до конца жизни главной задачей».

И вдруг этот черный день… «Когда она вышла из палатки, на нее набросился лев», — говорилось в телеграмме агентства Рейтер, передавшего сообщение о гибели Джой Адамсон. Значит, любовь к животным у нее оказалась неразделенной? Нет, четвероногие друзья отвечали ей взаимностью. Как выяснилось в ходе следствия, Джой Адамсон стала жертвой не льва, а вооруженного браконьера.

В жизни во всем проявляется жестокая закономерность: не попадешь в лапы «царя природы», к числу которых относят животных, угодишь в руки «царя природы» — человека.

С браконьерами ведется беспощадная, непримиримая война. Так, в Зимбабве ради сохранения живых сокровищ от истребления правительство страны пошло в 1990 году на крутые меры, разрешив специально созданным отрядам егерей открывать огонь по нарушителям. В результате на месте преступления за два года было убито несколько десятков браконьеров. Страшные цифры, трагические данные — за ними чьи-то жизни, чьи-то слезы, пусть и нарушителей. Но такова жизнь…

Но браконьеры не испугались, не затаились в укромных углах джунглей и саванны, они перешли тоже в наступление — от грязных рук гибнут егеря и люди, причастные к охране природы и животного мира.

Наказания за браконьерство в России различны и зависят от характера и тяжести нарушения правил охоты и рыболовства и ряда сопутствующих обстоятельств. Виновные могут быть привлечены к административной, уголовной и материальной ответственности. Меры административной ответственности: предупреждение, штраф, конфискация незаконной продукции и возмещение причиненного ущерба, лишение права на охоту и рыбную ловлю.

Уголовная ответственность за незаконную охоту наступает за повторное нарушение правил охоты и рыбной ловли, впервые наказанное в административном порядке, либо за особо опасные и злостные формы браконьерства (статья 166 Уголовного кодекса РСФСР). Имеется в виду охота на зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена, или незаконная охота, причинившая крупный ущерб, либо с применением автотранспортных средств. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до трех лет.

Принимаются меры уголовного воздействия и в отношении тех граждан, которые занимаются продажей, скупкой или обменом невыделанных или выделанных, но не имеющих государственного клейма (штампа), подлежащих обязательной сдаче государству шкурок ценных видов пушных зверей, добытых охотой (В старом кодексе УК РСФСР — статья 166—1 Уголовного кодекса РСФСР, в новом кодексе — статья 175 и ст. 171: «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем» и «Незаконное предпринимательство».

В наши дни не повезло не только кошкам и собакам. Попали в цепкие лапы контрабандистов и безобидные австралийские мишки-коалы, о которых было сказано несколько слов ранее. Но коалы питаются лишь эвкалиптовыми листьями и не променяют их ни на что на свете, даже если погибают от истощения. Поэтому, даже чудом уцелев при транспортировке, коала умирает спустя несколько недель: из десяти выживает один.

Тяжело живется и тиграм. Оберегая их, в Индии успешно осуществляется правительственная программа, получившая название «Проект тигр». Она действует с 1973 года и охватывает пятнадцать заповедников общей площадью почти двадцать семь тысяч квадратных километров. Согласно данным «переписи», проводившейся в 1979 году, в стране насчитывается свыше трех тысяч тигров. И все они — под надежной охраной.

Повезло частично и белым медведям. Спасая их от истребления, Дания, Канада, Норвегия, США и бывший Союз ССР подписали между собой соглашение о запрещении добычи белых медведей.

Своевременное соглашение, побольше бы их… Тогда не потребовалось бы бегать каждый раз в зоопарк, чтобы увидеть редкостных зверей или пернатых.

Для экспорта любого образца вида животного требуется предварительный документ, который выдается только после исследований, проведенных научными и административными органами. Научный орган выносит заключение о том, что экспорт не угрожает выживанию животного, что получатель имеет надлежащие условия для содержания его и ухода за ним. А административный орган удостоверяет, что данное животное не было приобретено в нарушение закона государства о защите фауны и флоры, что живое существо будет подготовлено и отправлено таким образом, чтобы свести к минимуму риск повреждения, угрозы здоровью или жестокого обращения с ним, а также не будет использовано в корыстных целях.

Подписали конвенцию тогда пятьдесят восемь государств. А что же власти государств неприсоединившихся? А власти безмолвствуют. Да и как быть в ситуации, когда, скажем, австралийские законы запрещают экспорт птиц, а американские законы, наоборот, разрешают их импорт? Или что делать, если Бельгия не ратифицировала до сих пор данную конвенцию, а Мексике потребовалось на это почти двадцать лет? Мексика присоединилась к международному запрету лишь в 1991 году.

Существует еще одна угроза животным — эксперименты над ними ученых. В России вивисекция разрешена лишь в научных целях. Однако ни уголовный кодекс республики, ни кодекс об административных правонарушениях не предусматривают ответственности за подобный род научной «деятельности» и не регламентируют ее.

— Мы изощренные, жестокие, воспитанные без Бога и морали. Наш виварий — хуже острова доктора Моро, — страстно заявил писатель Ю. Нагибин в интервью, данном 22 августа 1992 года «Комсомольской правде», и в статье, опубликованной на страницах журнала «Химия и наука». — У нас нет обезболивающих средств, и вместо этого собакам перерезают голосовые связки. Они испытывают ужасные мучения — зато не раздражают ученых! За границей студентов обучают только по муляжам, у нас — по живому… В мире очень сознательно относятся к понятию «жизнь». Мы же даже человеческих особей абсолютно не щадим — откуда взяться уважительному отношению к кошке, собаке? Отношению как к равному партнеру на этой Земле? А ведь, по правде сказать, никакого морального права распоряжаться живым миром у нас просто нет.

Лучше не скажешь. Есть над чем подумать. Во всем мире давно основные исследовательские работы ученые ведут не на организмах — на клетках. Для нашего же общества решение проблемы с опытами над бессловесными существами впереди. А пока следует изучать законодательную практику других цивилизованных государств.
 
 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.