Школа подготовки собак-проводников

Школа подготовки собак-проводников в Купавне

Сижу в нижегородской электричке, за окном пролетают прелестные подмосковные березово-елочные пейзажи, но мне, честно говоря, не до них. Мысленно я уже там, куда несет меня поезд, там, где мечтала побывать много лет, — в старой Купавне. Этот город имеет интереснейшую многовековую историю, пережил немало славных вех, но вот уже 50 лет он знаменит тем, что в его пределах находится единственная в России Школа подготовки собак-проводников. О ней я слышала с детства, а благородный образ собаки в шлейке с красным крестом знаком не только по картинкам. Не раз приходилось видеть, как люди замолкали и почтительно уступали дорогу печальной паре — человеку с белой тростью и его четвероногому помощнику. Заранее пытаюсь настроиться на лирический лад, но зловредный червячок сомнения и разочарования не дает расслабиться, заставляет снова и снова прокручивать в уме те вопросы, на которые просто НЕОБХОДИМО услышать правдивые ответы.
Узнав, куда я еду на экскурсию, коллеги-журналюги поторопились заменить мои «розовые очки» на «прибор ночного видения». Проще говоря, они загрузили меня информацией, полученной посредством «народного селектора», или, как еще говорят, с помощью «сарафанного радио». С их слов, российские инвалиды по зрению не могут приобрести собаку, даже отстояв громадную очередь — ведь обученная собака-поводырь стоит фантастических денег. Зато иностранные слепые скупают наших российских четвероногих проводников десятками, потому как у них на родине сумма за обученное животное увеличивается в разы. Моя задача — проверить достоверность этих сведений, получить доказательства или опровергнуть эту информацию. Угнетают грустные мысли: невыносимо думать, что на таком благородном поприще, как помощь немощным, правят бал коррупция и стяжательство.
Поезд замедляет ход. Станция. Город Железнодорожный. На перроне меня встречает Марина (наш человек, «немчатница»), это она договаривалась о встрече. Тяжелая сумка с фотоаппаратом оттягивает плечо, но «жужжать» и жаловаться некогда, нас уже ждут. По широкой аллее навстречу движется человек с собакой, постукивая тростью. Следом — еще одна пара. Нетрудно догадаться, мы — у цели, школа совсем рядом: ведь одетые в камуфляж девушки с лабрадорами на специальных шлейках — инструкторы, обучающие молодых псов премудростям их будущей профессии.
И вот собственно РШВТС и ПСП (Республиканская школа восстановления трудоспособности слепых и подготовки собак-проводников). Учебное здание и корпуса тонут в зелени деревьев, через парк проложены широкие асфальтированные аллеи. Яркими пятнами разбросаны ухоженные клумбы, радостным оранжевым цветом ягод сигналят молодые рябины. Невольно чувствуешь себя виноватым за возможность видеть и чувствовать эту красоту. Это потому, что люди, которые неторопливо ходят по аллеям или отдыхают на скамеечках, не в состоянии наслаждаться ярчайшим ультрамарином небесного свода, пестрым узором цветов и сочной зеленью деревьев. Их удел — вечная ночь. Здесь никогда не называют инвалидов по зрению СЛЕПЫЕ. Незрячие, слабовидящие.... Эти определения не так подчеркивают разницу между ними и нами, счастливцами, которым даровано зрение.


Справедливо полагая, что основную информацию я смогу получить в административном корпусе, отправляюсь к директору учебного заведения Олегу Евгеньевичу Исаенко. Вопреки ожиданиям (воображение рисовало уклончивого хрестоматийного функционера, «человека в футляре», с вечными чиновничьими отговорками типа «не положено», «без комментариев» и т.д.), хозяином кабинета оказался энергичный, властный человек, больше похожий по типу на командира Красной армии, чем на «канцелярскую крысу». Узнав, что, собственно, меня интересует, был весьма озадачен, но охотно согласился на разговор. Общаться с умным человеком — всегда удовольствие, но когда он при этом увлеченный, хорошо знающий предмет разговора специалист, общение становится еще более интересным. В общем, интервью с директором РШВТС и ПСП удалось!

— Скажите, сколько стоит собака-поводырь?
— Очень дорого. Для того чтобы вырастить и подготовить такую собаку, затрачивается 650000 рублей. В эту сумму входит ее приобретение, содержание, обучение. Но все затраты берет на себя государство. Инвалиду собака-поводырь достается абсолютно бесплатно. Даже затраты на приезд сюда, в школу, потом компенсируются полностью, достаточно только предъявить проездные документы в соответствующую организацию. Проживание в нашей гостинице, питание и обучение на курсах тоже не стоят незрячим людям ни гроша. Они оплачиваются государством в полном объеме. Кроме того, гарантируется ежегодная компенсация на содержание животного в размере 10000 рублей.

— Словом, любой, нуждающийся в собаке-поводыре, человек может стать ее обладателем? Или есть какие-то особые условия? Могут ли отказать инвалиду в получении такой собаки?
— Инвалиду достаточно написать заявление в свой Департамент социальной защиты или в местный филиал Фонда социального страхования. Кроме того, он должен пройти медкомиссию, после которой будет разработана индивидуальная программа реабилитации. Местное отделение Всероссийского общества слепых (ВОС) проверит жилищно-бытовые условия инвалида и выдаст заключение, можно ли там содержать собаку. Все собственники жилья должны подтвердить письменно свое согласие на проживание в квартире собаки-поводыря. После этого остается только ждать счастливого момента. Основной заказчик на собак-проводников — Фонд социального страхования РФ. У Школы с Фондом заключен годовой контракт, который ежегодно продлевается. В нем мы обязуемся подготовить 60 собак в год для ФСС. Эти животные будут предоставлены по очереди тем инвалидам, которые оформили заявку.
Но есть один нюанс. Часть департаментов соцзащиты вышла из состава Фонда социального страхования. В прошлом году отделилась Москва, в этом — еще семь городов: Саратов, Самара, Ульяновск, Воронеж, Иркутск, Рязань, Чита. Покидая Фонд, они должны были взять обязанности обеспечения инвалидов средствами технической реабилитации на себя. Для этого открываются специальные фонды. Инвалидам этих департаментов соцзащиты приходится обращаться непосредственно туда. К сожалению, эти департаменты забывают о необходимости предварительных заявок. Лимитов для них, естественно, нет (срок подготовки собаки-проводника достаточно длителен, и мы можем подготовить лишь то количество животных, которое обусловлено договором ).
Если, допустим, иркутский департамент обратится к нам с просьбой «выделить незрячему индивидуальное средство технической реабилитации» (так «шершавым» канцелярским языком в документах именуются обученные в Школе овчарки и лабрадоры), то удовлетворить подобную спонтанную заявку мы не сможем сразу. Они получат собаку только в следующем году. Вообще, существует постановление Правительства № 708 от 30 ноября 2005 года, где разъясняются правила получения на безвозмездной основе собаки-проводника. Оно есть в Интернете, там правовая сторона вопроса вполне доступно освещена.


— Каким образом Школа осуществляет контроль, отдавая собаку новому хозяину-инвалиду? Или судьба животного после передачи становится заботой только ее нового владельца?
— Инвалиды, получая собаку, не становятся владельцами собак-поводырей. Школа, предоставляя незрячему обученное животное, остается его собственником. Весь механизм правовых отношений регулируется и определяется постановлением, о котором говорилось выше. Там в одном из пунктов четко прописано: «Собака передается инвалиду на безвозмездной основе в бессрочное пользование». Школа является единственным владельцем «индивидуального средства технической реабилитации», а инвалид им пользуется. Стать собственником собаки он может (если пожелает) только при утрате ею рабочих качеств по болезни или старости. Так бывает часто — обращаясь в Школу за молодым животным, человек не хочет расставаться с лохматым другом и оставляет «пенсионера» у себя.
После того как собака-поводырь покинет пределы Школы, за ее содержанием и уходом ведется строгий контроль. Если инвалид не уделяет должного внимания своему четвероногому помощнику, жестоко обращается, плохо кормит и небрежно содержит, то мы имеем полное право забрать собаку. Такие случаи редко, но бывают в нашей практике. Для этого и подписывается обеими сторонами комплект документов, в том числе и договор.
В жизни наших клиентов случаются всякие житейские ситуации: развод, женитьба, рождение ребенка, отъезд на учебу, болезни, — в результате которых собака становится ненужной. Чаще все решается цивилизованно. По заявлению инвалида мы ее забираем, и после реабилитации животное снова сможет выполнять свой долг проводника, если попадает под условия контракта. Но бывает все гораздо печальнее. Неурядицы в доме, недовольство членов семьи, пьянство — эти причины могут привести к небрежному обращению с собакой и, в конечном итоге, к ее потере или гибели. О таких вопиющих нарушениях нам обычно сообщают, и мы стараемся спасти животное. Иногда реабилитировать собаку с нарушенной психикой не удается, и мы подыскиваем для нее добрые руки.
В настоящее время в Школе находится овчарка, нуждающаяся в устройстве. Ее содержатель попытался сделать из нее защитную собаку, нашел горе-дрессировщика, который, ничего не зная о специфике характера и поведения собаки-поводыря, сломал ее как личность. Робкая собака не может работать проводником, ее пришлось выбраковать, и теперь мы ищем ей дом.

— В питомнике собаки-поводыри получают первоклассный уход и питание. Мясо, витамины, высококачественные корма, вакцины, лекарства... Это требует больших затрат. Инвалиды не могут похвастаться большим достатком. Как регламентируются условия содержания?
— Да, государство внимательно относится к нуждам Школы. Выделяются немалые бюджетные средства, плюс получаем дополнительную финансовую помощь из Фонда социального страхования. Благодаря этому мы можем покупать корма, лекарства и средства для ухода высочайшего качества. Есть возможность — надо ее использовать в полном объеме. Более того, по договору Школа обязана предоставить инвалиду здоровую собаку, а качественная еда с необходимым комплексом витаминов и микроэлементов — залог здоровья. Это же можно сказать и о профилактике заболеваний, как, например, вакцинация, дегельминтизация, обработка противо-паразитарными препаратами. Поэтому мы выбираем лучшее, что может предложить отечественная и зарубежная промышленность. Естественно, подобных условий содержания инвалид предоставить не может, но это не служит причиной для отказа в предоставлении собаки-проводника. Условия кормления не обговариваются. Если действия незрячего не подпадают под пункт «недобросовестное содержание» или «жестокое обращение», то мы не можем регламентировать рацион животного. Чаще всего даже вопросов таких не возникает — инвалиды любят своих собак, кормят со своего стола, щедро делятся с четвероногим другом последним куском хлеба. Может, пища поводыря сильно отличается от той, что «рекомендуется ведущими собаководами», но любовь, заботу и ласку собака получает с лихвой.
Здесь возникает другая финансово-этическая проблема. Государство выделяет ежегодно в качестве компенсации на содержание собаки сумму в 10000 рублей в год, но она не покрывает даже самых минимальных затрат. На сегодняшний день можно назвать более реальную сумму — 56000 рублей в год, но увеличение суммы компенсации пока не планируется. Мне кажется, что для страны эти деньги — не такая уж непосильная ноша. Тем более, что это адресная помощь, собак-проводников не так уж и много. Обидно, что государство, затрачивая огромные средства на содержание и обучение поводырей, потом бросает их на произвол судьбы. А ведь достаточно просто увеличить размер компенсации или хотя бы провести индексацию цен.


— Сколько собак в год продается за границу ?
— Ни одной.

— Вы можете охарактеризовать особенности зарубежных и отечественной школ подготовки собак-поводырей? Где готовят специалистов для работы с такими собаками?
— Первым готовить собак-поводырей стал Йохан Клейн — основатель Института тренировки слепых в Вене — еще в 1819 году. Систематическое же обучение собак началось после Первой мировой войны в Германии. Законодателями в этой отрасли принято считать англичан. В нашей стране, когда начали создавать отечественную школу дрессировки, взяли на вооружение именно английскую методику. Регулярно и профессионально собак-поводырей стали обучать только после Великой Отечественной войны. Первые проводники были подготовлены в 1947 году в Центральной школе служебного собаководства и переданы инвалидам Великой Отечественной войны. Это были первоклассно подготовленные животные. Я не перестаю удивляться, как военные смогли создать столь совершенную школу!
Нынешние армейские чиновники не могут похвастаться ничем подобным! В 1960 году была создана наша Школа подготовки собак-поводырей. В прошлом году ей исполнилось 50 лет. Совершенствовались методики, накапливался практический опыт, проводились серьезные научные исследования. Авторитет российской школы дрессировки на данном этапе очень высок. Мы готовим специалистов для ближнего и дальнего зарубежья. В 2009 году у нас проходили курсы повышения квалификации коллеги из Болгарии. Сейчас будем готовить кадры для Белоруссии. Но почивать на лаврах не стоит. По-прежнему лучшими в мире считаются английские и итальянские методики. Неплохая школа дрессировки во Франции. Германия хоть и считается родиной многих специальных методик, но в нашей отрасли ее не хвалят. Там мешает унифицированный подход к обучению животных. Одни и те же специалисты-универсалы обучают собак для таможни, для спасательской службы, для наркоконтроля. Они же дрессируют собак-поводырей. Кинологи общего профиля не ищут индивидуального подхода к собакам, поэтому качество дрессировки резко снижается, и она сильно уступает нашей, отечественной.
Специализация нашей Школы требует особого отношения к обучению, тщательной шлифовки каждого навыка, высокого профессионализма проводников. Не каждый опытный инструктор сможет стать нашим специалистом. Мы давно отказались от идеи привлекать к работе бывших армейских кинологов. Слишком сильно внедрились в их сознание принципы «площадочной» дрессировки. Они не в состоянии изжить из себя командира, из всех щелей лезет кондовая ДОСААФовская закваска. Не хочу ниспровергать опыт и достижения инструкторов и дрессировщиков, обучающих собак на дрессировочных площадках, но для наших целей и в наших условиях их принципы и подходы просто неприемлемы. Проще взять людей «со стороны», любящих собак. Как это ни странно, но именно новички легче овладевают премудростями общения с собакой-поводырем. Мы сами их обучаем, и многие из них становятся хорошими специалистами.


— Понятно, что собака становится помощником инвалида, в некотором роде его «глазами». А вот были ли случаи, когда появление собаки повлияло бы на его судьбу?
— Думаю, что это процесс закономерный. Появление собаки в доме формирует уверенность, а она оказывает влияние на характер, и, как говорится в пословице, «Посеешь характер — пожнешь судьбу». Инвалиды благодаря своему питомцу становятся более социализированными, ощущают себя полноценными членами общества. Были случаи, когда пес помогал хозяину встретиться со своей второй «половинкой» и образовать счастливую семейную пару. Характерен следующий пример: парень с далекой Камчатки получил в нашей Школе свою овчарку, и его жизнь радикально изменилась. Появилась уверенность в себе и своих силах, повысился уровень социальной активности. Он выиграл судебный процесс у транспортников, которые не позволяли провозить собаку в автобусе, затем приехал в Москву на курсы повышения квалификации. Теперь работает преподавателем, обучает инвалидов работе с компьютером. У него сложилась полноценная общественная и личная жизнь. Он признается, что боится без четвероногого друга выходить из дома, настолько придает ему уверенности осознание самого факта, что собака — рядом. Он даже к нам в гости приезжал со своей овчаркой.

продолжение читайте в следующем номере

Контакты школы в Купавне

Евгения Петрушина, фото автора
журнал "Друг собак" №2 2011
разрешение на публикацию получено у редакции журнала "Друг собак"
копирование запрещено

  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.