Электроошейник

Электрогербалайф

 

Сидит обезьяна на полянке, тихонечко
расковыривает атомную бомбу…
Мимо ходят другие обитатели джунглей, кто-то
из них любопытствует: «а чего это ты, обезьяна, делаешь?»
- Бомбу разбираю!
- Ты чего, с ума сошла? Она ж взорвется!
- Ничего. У меня тут рядом вторая есть…
(старый анекдот про жизнь и про нас)

 

Электричество при обучении животных используется достаточно давно (с первой трети прошлого века), но применялось ограниченно, сами устройства были технически несложными и, как правило, это не выходило за узкие и весьма специфические рамки специальной подготовки или, по крайней мере – использовалось только профессионалом.
Сегодня развитие электроники и цифровые технологии сделали доступными целый ряд электронных устройств, начиная от приборов поиска и наблюдения, не оказывающих воздействия непосредственно на животное, до устройств прямого воздействия (током, звуком, газом, механикой), предлагаемых в качестве дрессировочного инструментария.
Причем, большинство этих приборов можно приобрести достаточно свободно, кроме стран, где применение устройств прямого электрического воздействия к животным запрещено законодательно (целый ряд государств Западной Европы, в большинстве своем – с высокой культурой собаководства и крепкими кинологическими традициями).
В России на широкий и общедоступный рынок эти приборы попали сравнительно недавно и, в полном соответствии с нашими традициями «особого пути», знакомство с электронной дрессировкой подчас происходит отнюдь не безболезненно, особенно – для животных. Причины некоторых «болезней новизны» не всегда очевидны, а вокруг самих инструментов наворочены уже такие горы небылиц и словоблудия, что внести некоторую ясность стало просто необходимо.
Прежде всего, – о каких инструментах пойдет речь. Из довольно обширного семейства электронных дрессировочных инструментов «на острие иглы» оказываются только те, которые оказывают на животное непосредственное воздействие электрическим током. Именно они являются сильнейшими по непосредственному воздействию, именно этот класс устройств за рубежом часто
подвергается осуждению и запрету, неправильное или неквалифицированное использование именно этого класса устройств причиняет наибольший вред собакам. И не только собакам, но и человеку, ибо совершенно неоправданная жестокость – прежде всего аморальна. Даже если она неосознанна. И привычка к такой жестокости (очень быстро формируемая ложными представлениями и кажущейся незначительностью происходящего) – не что иное, как нравственное извращение, уродство.
Причем, на самом деле, весь негатив вокруг дрессировочной электроники связан исключительно с человеческим фактором. Так как инструменту не присуща собственная предрасположенность к добру или злу, это просто очень мощный инструмент, полностью послушный воле и руке человека. И, как всякий недостаток – суть продолжение достоинств, мощность, сила этого инструмента превращаются в повышенный риск его использования – неразумная голова или кривые руки могут навредить сильным инструментом гораздо больше, чем слабым. Навредить быстро, сильно и трудно обратимо для психики и поведения собаки.
Люди, в той или иной степени профессионально связанные с этим прибором условно делятся на три категории:
Первая – это высокопрофессиональные инструкторы, тренера и спортсмены, использующие инструмент квалифицированно и только тогда, когда работать им удобнее или это необходимо. Как правило, эти люди имеют объективные результаты своей работы (подготовленных собак и спортсменов), они никогда не занимаются активной торговлей инструментом, никогда его не рекламируют (так как хорошо понимают, что это такое), никогда не продвигают как некую «панацею от проблем поведения» и, как правило – воздерживаются от его применения на щенках и молодых собаках. Последнее, замечу, считается недопустимым у профессиональных кинологов силовых структур, что отражено в учебниках для специальных учебных учреждений (в т.ч. учебнике Алексеева, методических пособиях ПВ ФСБ РФ и ВВ МВД РФ, в другой методической литературе). Замечу: учетом того, что их писали люди, далекие от абстрактного гуманизма и лирической романтики – их интересовала в первую голову эффективность.
С пользователями электронных средств из категории профессионалов никаких проблем нет, более того – с кинологической точки зрения нормальна заинтересованность в том, чтобы они и дальше не были лишены возможности использовать эти средства по своему усмотрению.
Вторая категория – просто продавцы. Те, кто продает прибор за прилавком. Как электродрель или колбасу – и они не могут нести ответственность за покупателя, если тому придет в голову использовать колбасу – для извращений, а дрелью – просверлить кому-нибудь голову. Они продают то, чем торгуют. Часто не владея полнотой специальной информации, порой – скрывая от покупателя часть свойств товара или искажая их в своих интересах, но это их «милое лукавство» почти нормально и универсально для системы торговли. Оно не идет ни в какое сравнение с тем, как ведет себя третья группа, самая проблематичная, самая шумная, самая опасная для собаководов и, в итоге – наиболее вредная для самого инструмента и интересов его квалифицированных пользователей.
Это – тесный и шумный сложившийся у нас круг людей, настойчиво пытающихся объединить продажу инструмента с собственной организацией предоставления услуг по дрессировке им же. И агрессивно занимающихся рекламой и саморекламой всеми доступными свойствами. Поначалу задуманная как некая «школа» (вся «школьность» которой очень быстро подохла на раннем этапе реализации замысла, так как люди просто ломались на интересе к погоне за быстрой, сиюминутной прибылью), эта «система», заинтересована в том, чтобы одеть электроошейник на всех и каждого (не считаясь с реальной в нем необходимостью).
Система, целиком и полностью построенная на извращении самой философии обучения собаки, складывавшейся много столетий и на основании из самой бессовестной лжи о самом инструменте.
Это и есть – наш «электрогербалайф», наше доморощенное сообщество «сетевого электроошейникового маркетинга» и, как всякое хорошо замаскированное шарлатанство, оно требует некоторого объяснения.
Прежде всего, хочу заметить – круг лиц, активно занятых «электрогербалайфом» очень неоднороден. Среди них не только неквалифицированные и беспомощные люди, пытающиеся подвизаться на довольно диком и хаотическом рынке отечественных услуг по обучению собак (и это им часто длительно удается), нет – есть и вполне квалифицированные люди. Сознательно делающие выбор в пользу быстрых и легких денег вопреки требованиям профессиональной этики. Но таких, по счастью, очень немного. И они все же «не играют первую скрипку в концерте» - все-таки знания и опыт не позволяют
Подчас даже активнее «дилеров-продавцов» включаются в электрогерболайф их клиенты. Многие люди, не умея (или – ленясь и не желая) совладать со своей же собакой, и получив быструю видимость дрессировки - «послушание на полусогнутых-с-кнопкой» посредством «длинного электрокнута» (это единственное качество, в котором ими используется этот мощный и многогранный инструмент) сами начинают активно его пропагандировать. Отчасти – подсознательно чувствуя свою ущербность среди сотен людей, имеющих послушных собак и прекрасно обходящихся без электричества, иногда – на вполне прозрачном интересе получения процента с изделий, продаваемых по их рекомендации. Часто – присутствуют оба мотива, и то и другое.
Что же в основе «пирамиды»?
Прежде всего – ложь. Попробуйте сегодня в присутствии представителей электрогербалайфа назвать электронный дрессировочный ошейник (electric training collar) словом «электрошоковый»… Что тут начнется! Узнаете много нового о шоке, оружии и о себе обязательно – как без этого. А ведь совсем недавно термин «электрошоковый» (electric shoring collar) был совершенно нормален для инструмента. И по сей день таковым является. Потому что «shock» - не обязательно именно медицинский «шок». В англоязычных странах – это и резкое воздействие, встряска. И резкое и неприятное воздействие током – было и остается главным действующим механизмом инструмента. Шокирующее собаку. И именно в этом, в «шокировании» (которое не надо утать с медицинским шоком и помрачением сознания!) – сила этого инструмента. Такое воздействие, которое наступает мгновенно и далеко не всегда может быть перетерплено-пересилено большинством животных. Иначе этот ошейник ничем бы не выделялся среди прочего механического инструментария (с которым его очень любят недобросовестно сравнивать).
Почему одно из названий изъято из обращения? Думаете, из-за изменений инструмента? Нет, он как бил током двадцать лет назад – так бьет и сейчас, только дизайн поменялся и регулировок стало больше (и они точнее), просто это – маркетинг. Замена понятия. Первая ложь, без которой складно не получится вторая…

Излюбленный прием электрогербалайфа – «опыт с двумя воздействиями». Потенциальному клиенту предлагается одеть на свою руку строгач или удавку и дернуть посильнее. А потом – на нее же одевают электроошейник и начинают подбирать уровень минимально-ощутимого воздействия. Как правило, во втором случае воздействие кажется просто несерьезным. И после признания клиента счастливый продавец может уверенно пояснить – «точно так же и вашей собаке». Наиболее экзальтированные продавцы при этом не переминут сделать страшные глаза и рассказать пару историй про собак, покалеченных обычным ошейником («строгачом порвали», «удавкой шею сломали» и т.п.). На начинающих и неопытных собаководов прием действует практически безотказно. Даже – без каких-либо дополнительных историй («бонусов от фирмы»).
И. что удивительно, взрослые, нормальные, часто – неплохо образованные люди, как правило, владеющие элементарной логикой, не задаются при этом интересным вопросом: как же так, почему этот чудо-прибор, почти совершенно не причиняющий вреда собаке, обладает подчас на нее гораздо более сильным и безоговорочным воздействием, чем такие «жестокие-антигуманные» механические средства, те же – ошейники, терпеть воздействие которых собак готова до хрипа и кашля, до посинения языка? Может ли такое быть на самом деле?
Конечно нет.
Дело в том, что боль – это не само воздействие, а его «интерпретация» организмом. Это ощущение, субъективность. Одно и то же воздействие совершенно по-разному воспринимается разными субъектами в зависимости от индивидуальной чувствительности, болевого порога, особенностей психики. Кроме боли, огромное значение имеет боязнь воздействия, страх, который оно вызывает. У человека и собаки с этими вещами дела обстоят в корне по-разному.
Прежде всего, у собаки довольно низкий порог болевой чувствительности на шее (кроме области горла), боках, холке. Во-вторых – собака ничего не знает про ток (и что он будет слабый, не угрожающий жизни и т.п.). Она не просто к нему «не готова», она всегда к нему «не готова» (даже после серии повторов она очень плохо к нему привыкает). Неприятные ощущения у собаки от воздействия даже слабым током несоизмеримы с таковыми у человека (хотя и у него они иные, если внезапны – вспомните свое отношение к статическому электричеству).
Именно поэтому электроошейник является очень мощным инструментом воздействия. Именно на сильном страхе и сильных неприятных переживаниях часто построена примитивная «коррекция», в которой электричеству отводится только одна роль – быть инструментом сильного дистанционного наказания.
Так что, протягивая руки для эксперимента, имейте ввиду: собаке, в отличие от вас, от этого воздействия будет не просто плохо, а очень плохо. И сам эксперимент в этой связи не имеет ровным счетом никакого практического смысла, разве что – удовлетворить свое любопытство: «а как оно на меня подействует?» На человека – практически никак. Можете пробовать, можете – нет, дело хозяйское.
С силой воздействия электроошейника вступает в логическое противоречие и третья «обязательная ложь»: миф о том, что с ним собака обучается не просто легко и быстро, а «очень легко и очень быстро». Дело в том, что образование навыка происходит в несколько стадий (выработка, усложнение, закрепление) и весь процесс, в котором первичное образование навыка занимает очень непродолжительное время, требует большого числа повторов практически независимо от выбора инструментария. Малое число повторов возможно только в одном случае – если действует очень сильный стимул. Например, страх – как для дикого зверя в естественной среде не надо много повторов для закрепления навыков избегания опасности. Значит, либо «электрики» в большинстве своем просто лукавят с «гуманностью», на самом деле вызывая у собаки сильнейший страх, чреватый срывами, неврозами и общей неуверенностью, либо – нахально обманывают с конечным результатом. Так как клиент, в итоге, получает собаку в не снимаемом ошейнике. То есть послушание будет только до тех пор, пока он на нее одет (это связано еще и с массовой практикой игнорирования методик и наплевательского отношения даже к рекомендациям изготовителей приборов: их соблюдение просто невыгодно недобросовестным торговцам-дрессировщикам). А чаще всего – если электроошейник сразу одевают для обучения собаки – будет и то и другое. И невроз, и неуверенность – и не снимаемый прибор.
Четвертая любимая «электрогербалайфом» басня основана на первых трех, но направлена на беспроигрышные эмоции – на тревогу человека за своего питомца. Особенно сильную у того, кто этого «питомца» завел, избаловал, но совершенно «упустил» и теперь не может с выросшей собакой справиться. Обычно стандартный букет проблем, сопутствующих такой ситуации – это нежелание собаки приходить на зов, отсутствие навыка прекращения нежелательных действий (собирание по помойкам, гоняние голубей и кошек, драки и т.п.) и неумение ходить на поводке. Это – главное, не говоря о прочих, не столь беспокоящих проблемах поведения. Такому владельцу (которому зачастую к тому же просто лень по-человечески заниматься с собакой, иначе ничего этого у него,скорее всего, не было бы) предлагается «электрическая волшебная палочка», при помощи которой можно сделать быстро, легко, все – и сразу. При этом параллельно осуществляется давление на «слезу» - «без нашего чудо-инструмента – ваша собака непременно попадет в беду! (пропадет, опадет под машину, отравится…).
Как будто до электроошейника (и без него!) человечеству не одну сотню лет неизвестны способы управления животными!
Здесь, опять же – лукавство. Потому что если «быстро и легко», сразу – тяп-ляп на долбежке – а потом сделать клиенту ручкой, оставив ему «волшебную кнопочку» - итог будет предсказуем. Задерганная, неуверенная собака, более-менее послушная только в одетом электроошейнике.
А если по-человечески, как следует научить – то это будет не «быстро и легко», а в зависимости от собаки и ее запущенности, причем выбор и удобство той или иной методики опять же сугубо индивидуальны – у кого-то не труднее и не дольше будет обучение и, допустим, на пищевом методе (который обычно путают с вкусопоощрительным).
Отдельного упоминания заслуживает так называемая «коррекция агрессии» с помощью электричества. Сами производители ошейников категорически настаивают на том, что агрессию с помощью инструмента корректировать нельзя, а наш электрогербалайф сделал это модной услугой. Ко же прав?
Безусловно, в данном случае – производители ошейников. Дело в том, что сама агрессия, как присущее собаки качество, не подлежит «коррекции» в том плане, что ее нельзя уменьшить или убрать совсем. Агрессию можно только вытеснить другой активностью, заменить другим поведением, перенаправить. То есть ее коррекция подразумевает конструктивный процесс формирования желательного поведения, работу над навыками послушания, а не тупую «долбежку» по факту проявления, как это практикуют безответственные и невежественные «специалисты». Так как в последнем случае она накапливается и может разряжаться самым непредсказуемым образом или – происходит срыв психики собаки с образованием невроза.
Еще одно важное замечание – инструктор отличается от дрессировщика тем, что не обучает животное, а обучает человека им управлять. На самом деле, это означает, что в конечном счете, будет слушаться собака владельца – или нет практически совершенно не зависит от того или иного инструмента. Более
того – итоговое послушание собаки – это на 60% работа владельца и только на 40% - инструктора. Потому что никто не заменит владельца в постоянном и ежедневном общении с собакой, никто за него не будет выполнять те или иные рекомендации постоянно и ежедневно. И хороший инструктор – это тот, кто умеет выработать необходимые навыки - прежде всего - у владельца собаки, а отнюдь не тот, кто пытается заменить их «пультом дистанционного управления собакой». Прежде всего и потому, что этим пультом управляется не столько собака, сколько очень мощный, далеко не безобидный и отнюдь не всегда полезный прибор, сам по себе слишком сложный для неопытного владельца. Этим прибором может пользоваться человек, хорошо чувствующий собаку, понимающий ее поведение и, как правило – владеющий и другими способами достижения оставленной задачи.
Выбор инструктора – как выбор врача, который может вылечить, а может – калекой оставить.
А выбор прибора – сродни выбору лекарства. Аналогично тому, как воспалившийся пальчик можно вылечить, можно – сразу отрезать, а можно довести до того, что больной умрет, причем все это, в нашем случае, будет на платной основе.
И еще один немаловажный аспект электрогербалайфа. Обычно человек. Как бы сильно он не «запустил» процесс воспитания своей собаки, все же хорошо к ней относится. И не желает ей зла. Когда он ее вынужден наказывать – он не стремится причинить ей изощренные страдания, он, по крайней мере, чувствует «обратную связь» и не злоупотребит наказанием, если он не живодер по натуре.
Электроошейник не снимает проблему связи человека с наказанием (собаки очень быстро ее «вычисляют»), но он притупляет и ослабляет эту «обратную связь», особенно – после приведенных выше «убедительных опытов» (с пробами на себе). И здесь неопытный владелец, облагодетельствованный «волшебной кнопкой» и кратким инструктажем по ее нажатию, очень легко переходит ту грань, за которой доверие собаки потеряно, а ее поведение практически необратимо меняется. Ему кажется, что с собакой стало «удобнее», она никуда не отходит (часто «электрические» собаки у некоторых наших кнопочных кудесников вообще лишний раз пошевелиться в одетом ошейнике боятся) – а на самом деле животное пребывает в постоянно депрессивном состоянии и его поведение без «инструмента» становится трудно предсказуемо. Вплоть до несвойственных ранее реакций.
Этого практически не бывает в том случае, если собаку обучает квалифицированный профессионал, используя электроошейник для коррекции навыков и не противопоставляя его остальным методикам. Профессионал, который занимается обучением собак, а не продажей прибора.
Но в то же время, неприятности и нанесение вреда собаке практически неизбежны, если за дело возьмется кто-нибудь из электрогербалайфа. И не только потому, что хорошо не умеет – больше потому, что это невыгодно. Потому что они не используют электроошейники как инструменты для дрессировки, а пытаются подмять дрессировку под продажу электроошейника. Их не устраивает сложившееся положение вещей, когда обучать собаку можно (и часто – продуктивнее) можно без этого прибора, им нужно продавать его больше, желательно – всем, убедив в совершенной необходимости этого устройства и создав видимость фатальной неодолимости многих поведенческих проблем иными средствами.
Будто бы история обучения собаки человеком началась только вчера, с их появлением, будто до них в культуре обучения собак ничего не было…
Хотя, на самом деле, электрогербалайф по существу не предлагает ничего, кроме очень мощного инструмента наказания собаки. При том, что инструмент только этим применением не исчерпывается – они просто не в состоянии предложить что-либо еще. И в очередной раз лгут при этом, забывая сказать самое главное – невоспитанная и необученная собака, что бы она ни делала – ведет себя совершенно естественно и честно.
И строго в рамках того поведения, которое она выработала при попустительстве человека, хозяина, который несет за нее полную ответственность с первого дня ее жизни в доме.
И каждый раз, наказывая собаку, мы должны помнить о том, что наказываем за то, в чем виноват человек, только человек – и никто больше. И чем сильнее и чаще приходится это делать – тем, как правило, и сильнее виноват.
Это так, потому что человек – разумен. Потому что собака – в его воле, в его власти и он обладает широчайшими возможностями управления ее поведением и потребностями. Такого управления, которое могло бы свести наказания к минимуму (иногда – все же необходимому Здесь не уместно говорить об абстрактной гуманности – в конце концов, абсолютно счастливое животное практически невозможно обучать – у него просто нет потребностей, удовлетворение которых в нашей воле и в нашей власти.
Но это не значит, что это позволяет свести все взаимодействие с животным к длинному электрическому кнуту. И к пульту с кнопкой, почти полностью заменяющему в системе электрогербалайфа человека.

 

 

 

 

Цигельницкий Е.Г.
Журнал "Мир Собак" декабрь 2009 г.
разрешение на публикацию получено у шеф-редактора журнала Ольги Майоровой
копирование запрещено

  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.