Неврозы одиночества у собак

Неврозы одиночества у собак


Неврозы одиночества — это группа проблем, так или иначе связанных с уходом из дома хозяев. Проявляются они аномальным поведением. Что характерно, именно в то время, когда собака (крайне редко, кошка) остается дома одна. Различаются три формы неврозов одиночества, а иногда стоит говорить о четырех.

1.  Шум (вой и лай) в одиночестве
Подробно расписывать нет нужды — думаю, все хорошо себе представляют, как это выглядит.
Такая проблема характерна для ситуации, когда собака «залюблена». Отношения со зверем формируются на эмоциональной основе. Характерная ситуация — после длительного отсутствия хозяин (придя с работы, например) стремится компенсировать «бедной зверюшке» нехватку своего внимания в течение дня и начинает ее бурно ласкать, играть и т. п. При этом избыток эмоций (приятных, чего уж там) вызывает выброс эндорфинов — «гормонов счастья». А эндорфины потому так называются, что это сокращение от слов «эндогенные морфины». Иными словами, наркотик собственного производства. И, когда любимый хозяин снова уходит на работу, стимулируемая им выработка эндорфинов прекращается. Начинается «ломка», и именно из-за нее зверь начинает выть, лаять и всячески «радовать» терпеливых соседей.

2.  Порча вещей
Преимущественно портят вещи, принадлежащие конкретному человеку. В ранне-переходном возрасте (перед полугодом) это относительно нормально — зверь учится себя вести. Но, если Ваши башмаки съедаются каждый раз, как Вы забываете перед уходом спрятать их подальше — проблема налицо.
Причина такого безобразия — в излишне эмоциональных или (еще чаще) неровных, непоследовательных отношениях с тем из хозяев, чьи вещи портит собака. Механизм развития этой беды — примерно тот же, что и в п.1.

3.  «Разборка» квартиры
Оторванные косяки входной двери, сорванный пол в прихожей, иногда — проеденные насквозь двери... Все это — наиболее характерные симптомы. Иногда (к счастью, редко) проблема развивается в противоположную сторону: зверь стаскивает вещи к своему убежищу и прячется среди них. Такое бывает, когда другой надежды на спасение уже нет.
Связана эта проблема с территориальными стереотипами. Проще говоря, собака стремится вырваться на волю. Это бывает с подобранными бродячими собаками, которые, как бушмены, просто не знают, что такое четыре стены. А бывает и с домашними, но настолько неуверенными в своем положении дома и в своих силах, что вырваться наружу — для них единственный путь к спасению.
Усугубляют ситуацию, как ни странно, ограничения собачьей свободы в доме: закрытые двери, поводки, загородки. Собака стремится контролировать всю свою территорию — в городском доме ею автоматически становится квартира, независимо от размеров. И, если какая-то часть этой территории ей недоступна, собака в силу природных законов восприятия считает, что именно оттуда придет враг. А ежели еще и возникает сомнение в собственных силах — тогда и возникает стремление убежать, исчезнуть.

4. И, наконец...
Лужи и кучи — именно в отсутствие хозяев. Тоже вряд ли это требует расшифровки. И опять же, до полугода для собаки нормально справлять нужду дома, то есть, в логове. Поскольку щенок, как правило, небоеспособен и только ослабляет стаю. Зато когда щенок становится молодой собакой, он должен продемонстрировать окружающим, что в стае появился новый воин. Поэтому обязан расставлять метки на внешней территории.
Эта проблема — своеобразный гибрид предыдущих. С одной стороны, такое поведение восходит к метке, а значит, связано с территориальными представлениями. В этом отношении проблема еще не развилась до стадии «спасайся, кто может». Но ситуация отягощена эмоциональными проблемами и, скорее всего, излишней возбудимостью и лабильностью нервной системы. Потому что, помимо стремления метить территорию, добавляется еще и упомянутая выше «ломка» или же банальная потеря контроля над сфинктерами мочевого пузыря и прямой кишки. А это уже непосредственно относится к состоянию нервной системы.
Еще одна разновидность невроза одиночества — писание в постель хозяина или на вещи кого-нибудь из них. Собственно, это уже не отдельная проблема, а другое проявление проблемы, уже описанной выше. И даже не всегда имеет прямое отношение к неврозам одиночества.
Как и «адресное» поедание вещей, такое поведение говорит о сбоях в отношениях с этим человеком. Только вместо стремления «взять башмак на память» это восходит к метке. То есть, зверь заявляет свои права на этого человека тем, что обозначает: вещи хозяина принадлежат и ему. А, следовательно, и отношения с ним предельно близкие.
В то же время, невозможно охарактеризовать такие отношения однозначно — как излишне эмоциональные или, напротив, излишне формальные. Но о том, что отношения имеют какой-то «уклон», не соответствуют представлениям зверя и постоянно требуют подтверждения, говорить можно вполне определенно.

Н.Д. Криволапчук, Санкт-Петербург
Наталия Дмитриевна Криволапчук — зоопсихолог, автор курса и учебника по прикладной психологии домашней собаки для ветвузов России, автор книг, радио- и телепередач о животных, член Международной Научной и Медицинской Сети, кинолог-эксперт


Мир Животных № 9 (36) октябрь 2010 г.
опубликовано с разрешения гл. редактора Натальи Слядневой
копирование запрещено
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.