Мечта

Мечта

Мечта

Колесова Марина
k-marinka@mail.ru
Посвящается Елене Алексеевне Глебовой, моему любимому редактору
 
Неужели сегодня последний рабочий день и завтра отпуск? Как же бесконечно долго тянется этот день...
Вот и конец рабочего дня. Бегу вниз по лестнице к выходу, стуча каблучками, и чувствую себя восемнадцатилетней девчонкой, хотя по паспорту мне намного больше, но сегодня так хочется об этом забыть. Ведь впереди три недели отпуска и на улице лето...
Выскакиваю из дверей, улыбнувшись суровому охраннику с автоматом у входа. Я сочувствую ему. У него еще не начался отпуск, и ему долго до конца смены...
Город встречает меня теплым маревом и неярким вечерним солнышком. Я сажусь в машину, трогаюсь и минут через десять, как всегда, попадаю в пробку. Но сегодня это меня мало трогает, и я продолжаю медленно продвигаться к цели.
Моя цель - выехать за город и добраться до дачи, где у меня отдыхают мама, муж и сын. Там я проведу два выходных дня, а в понедельник мы с мужем и ребенком рванем в санаторий, оставив мою маму наедине с ее любимыми грядками, которые она отказывается покинуть.
Санаторий - какое сладкое слово! Меня в санатории прельщает множество спортивных сооружений, таких, как бассейн, несколько саун, а также тренажерных залов и площадок, где можно заниматься спортом под руководством тренеров. Надо же когда-нибудь заняться своим здоровьем. Так почему бы не сейчас...
Размышляя о предстоящей поездке, даже не замечаю, как доехала.
Ура! У последнего поворота к дачным участкам меня встречают сын и собака Ника, или Николетта, маленький йоркширский терьер. Расцеловав сына и потрепав за ухом Николетку, пытающуюся лизнуть меня в нос, сажаю их в машину. Выясняется, что они ждут меня уже около часа. Мне очень приятно, что сынуля без меня соскучился и так долго меня ждал. Мы подъезжаем к нашим воротам, я оставляю машину и иду ужинать.
 
Все выходные проходят в сборах. Потом мы едем в Москву за оставшимися вещами и только оттуда уже в санаторий.
 
Сосны, огромные сосны, упирающиеся своими макушками в небо. И еще цветы, море цветов. Санаторий стоит в сосновом бору, а вокруг зданий клумбы, дорожки, газоны, окруженные подстриженным низкорослым кустарником, альпийские горки, вазы с цветами и снова клумбы. Красота неземная, с высот которой меня тут же спускает мой сын:
- И что же тут делать?
Вначале я озадачена подобным вопросом, но потом понимаю, что я могу часами гулять по дорожкам, любуясь цветами и клумбами, и сидеть на лавочках, читая книжку, а десятилетнему мальчишке нужны совсем иные развлечения. И мы отправляемся на их поиски.
Находим бассейн, тренажерный зал, футбольную и волейбольную площадки, теннисный корт, бильярдную и столы для настольного тенниса. Записываемся в группу к тренеру на занятия по лечебной физкультуре (в отличие от моего спортивного мужа, сама я ни за что не заставлю себя делать утреннюю зарядку, да и сынуля тоже, а в компании, да еще с тренером, может, и на тренажерах позанимаемся).
Узнаем, как работают бассейн и сауны, и выясняется, что в отличие от взрослых ребенку здесь заняться практически нечем. Ну, час - зарядка, еще час - бассейн, вечером сауна, а что делать еще целый день, неизвестно... Можно, конечно, в волейбол или футбол играть, но нужна команда, а мы еще никого не знаем.
Однако тут, к моему счастью, на горизонте появляется мальчик примерно того же возраста, что и мой сын, и у моего чада тут же отпадают все вопросы по поводу своего времяпровождения. Оба ребенка мгновенно растворяются в окружающем пространстве, оставив меня с чувством легкого неудовлетворения по поводу не до конца выполненного родительского долга.
 
Вечером вместе с мужем обходим окрестности. Берег реки, заливные луга, перемежающиеся небольшими перелесками, и тут нам навстречу попадаются две всадницы на лошадях. Лошади идут медленным шагом, солнце золотит их гривы. Молоденькие девочки, сидящие в седлах, кажутся мне сказочно красивыми, хотя одеты они в потрепанные джинсы и кроссовки. Я провожаю их восхищенным взглядом.
- Тоже так хочешь? - улыбается муж.
- Хочу, - улыбаюсь ему в ответ, - А тебе бы так не хотелось?
- Ни капельки. Я как-то к лошадям равнодушен.
- А мне хочется, - я мечтательно прикрываю глаза, - представляешь: я так важно и степенно восседаю на лошади, и вообще это мечта моего детства.
- Так в чем дело? Сейчас разных клубов полно, иди в любой и езди на здоровье.
- Ты же знаешь, во-первых, куда-то ехать договариваться, учиться - это не для меня, а во-вторых, я трусиха и боюсь, вдруг меня лошадь сбросит...так что это только мечта, которую я так никогда и не осуществлю... Разве если только не решусь проехать по кругу на площади, где детишек по праздникам катают.
Муж смеется и ласково обнимает меня за плечо:
- А напрасно, мечты надо реализовывать.
Мы идем дальше и выходим на большое поле, на краю которого выстроен загон, и в нем по кругу ездит на небольшой лошадке совсем маленькая девочка лет восьми-девяти. В центре загона стоит худощавая женщина с хлыстом и командует девочке.
- Перемена направления, направо через середину манежа... Марш.
Лошадка на ходу поворачивает и топает через центр загона в другую сторону, а женщина начинает говаривать малышке:
- Ты почему опаздываешь? Ноги совсем не работают. Ты на ней просто сидишь, а она тебя катает... Сейчас сделаешь небольшой круг по полю шагом.
Женщина отодвигает один из пролетов загона, и лошадка, ловко повернувшись, выходит наружу и уходит по тропинке вдоль поля.
Я потрясена и замираю у края загона. Мелькает мыль: "Вот бы сына так научить".
Советуюсь с мужем. Он не возражает, и я подхожу к женщине:
- А у Вас нельзя взять несколько уроков езды для десятилетнего мальчика, который никогда не сидел на лошади?
- Почему нельзя, можно, пожалуйста, - женщина улыбается в ответ, - можно купить абонемент на десять занятий, а можно по одному, но это дороже.
Тут сзади подходит муж:
- Спроси о себе, ты же хотела научиться ездить на лошади, - тихо советует он.
- А взрослым, э-э-э вроде меня, которые тоже не разу не сидели на лошади... - смущаясь, краснея от волнения и не веря сама себе, что осмелилась спросить, мямлю я.
- Да, пожалуйста, - женщина с улыбкой оглядывает меня, - Вам как удобнее: вместе с ребенком заниматься или порознь?
- Наверное, вместе....
Вообще-то я ошарашена ее положительным ответом и еще не совсем понимаю, что соглашаюсь на обучение вместе с ребенком.
- Так, значит, две лошади, - женщина на мгновение задумывается, - тогда завтра к двенадцати Вас устроит?
- Устроит...
- Вы абонемент брать будете или разово оплачивать?
- Абонемент, наверное...
Видимо, в моем голосе нет уверенности, и женщина подводит резюме:
- Ладно, завтра подойдете и решите, как будете оплачивать. Меня Алиной зовут. Я буду ждать Вас у конюшни в двенадцать, это небольшое кирпичное здание, Вы проходили мимо него по дороге.
Женщина отворачивается, давая понять, что разговор окончен, и вновь переключается на подъезжающую на лошадке малышку:
- Спина, Таня! Как ты сидишь? И повод подбери. Руки точно над холкой. Вот так. Молодец.
Мы разворачиваемся и уходим, чтобы не мешать. Всю дорогу меня терзают сомнения, правильно ли я поступила, что решилась учиться ездить с сыном на лошадях и зачем меня на это подвигнул муж. Может, уже разлюбил и решил избавиться? Но тогда почему не возражал против обучения сына, которого безумно любит? Значит, все-таки решил пойти навстречу моим давним мечтам... А если я грохнусь с лошади или не смогу на нее залезть, вот позорище будет... Пытаюсь красиво выйти из положения и свалить все на денежный вопрос:
- Два абонемента - это, конечно, дорого, - начинаю я, - может, мы лучше в теннис поучимся играть?
Но муж меня тут же перебивает, раскусив мои ухищрения:
- Занятие на корте с тренером тут в два с половиной раза дороже часа занятия на лошадях. Не хочешь заниматься - так и скажи.
- Я, конечно, хочу, но боюсь, - честно признаюсь я.
- Один раз попробуй, а потом никогда не поздно отказаться. Вон какая малышка занималась одна, и ничего, а ты боишься.
Мне становится стыдно, и я решаю, что один-то раз я точно попробую.
Ребенок с восторгом встречает наше предложение и тут же соглашается на все десять занятий сразу.
 
На следующий день мы с сыном идем к конюшне. Алина нас ждет уже там. Рядом с ней стоит совсем молоденькая девушка, которая держит за повод двух лошадей. Вчерашнюю невысокую бело-коричневую лошадку и большую черную лошадь. Мы знакомимся. Девушку зовут Аня, она помощница Алины. Нам с сыном объясняют, как садиться на лошадь. Только с левой стороны и ни в коем случае не обходить лошадь сзади. Я вставляю ногу в стремя, подтягиваюсь, уцепившись за гриву лошади, и к моему глубочайшему изумлению, совершенно самостоятельно, забросив ногу, сажусь в седло. Оказывается, это не так уж и сложно... Сын тоже садится в седло. Объяснив, как правильно держать ноги: "стремя на самой широкой части стопы, носок вверх, пятку вниз" и спину: "прямо и расслабленно", Алина берет под уздцы лошадь сына, Аня - мою, и мы отправляемся по тропинке в сторону загончика, который они называют "левада".
 
Первое занятие проходит "на ура". Мы с сыном в восторге. Целый час мы катаемся на лошадях, которых водят под уздцы. Управлять самостоятельно нам пока не дают, обещают разрешить на следующем занятии. Лишь объясняют принцип управления лошадью: "Чтобы повернуть направо, надо правый повод потянуть на себя, а левой ногой упереться в бок лошади. Налево - все наоборот". Нам кажется, что это очень просто и ездить на лошадях сплошное удовольствие. Единственная сложность - все время фиксировать руки в определенном положении над холкой и тянуть носок ноги вверх, когда он так и норовит опуститься в более привычное положение и "посмотреть вниз". Вернувшись с Алиной на конюшню, мы договариваемся о еще девяти занятиях, и я оплачиваю оба абонемента.
Весь день проходит в разговорах о лошадях. Невысокую бело-коричневую лошадку, на которой катался сын, зовут Фильма, а черную, на которой ездила я, - Ворона. Мы обсуждаем с ребенком, что вкусненькое можно завтра захватить лошадкам и как мы завтра будем самостоятельно ими управлять. Мы даже тренируемся, сидя на стуле: левая рука на себя, правая нога прижалась к боку стула, играющего роль лошади. Муж над нами посмеивается, но обещает прийти на тренировку, чтобы сфотографировать момент первой самостоятельной верховой прогулки.
 
 Точно в назначенное время мы подходим к конюшне. С собой у нас большой пакет нарезанных яблок. Ворота конюшни распахнуты, но Алины не видно.
- Алина с лошадьми еще не вернулась с предыдущего занятия,- поясняют нам дежурящие у конюшни девочки.
Мы знакомимся. Лиза и Катя, так зовут девочек, занимаются у Алины уже около года и часто в свободное время приходят помогать ухаживать за лошадьми на конюшне. Они нам рассказывают про всех лошадей этой конюшни. В конюшне семь лошадей и один жеребенок. Для занятий используются четыре лошади: Фильма, Ворона, Лента, Фима и конь Лимит. Два других коня: Бархат и Валет - частные, их для занятий не используют.
За разговорами время пролетает незаметно, и вот уже к конюшне подъезжают две всадницы, рядом с которыми идет Алина. Всадницы, одна из которых маленькая Таня, соскакивают с лошадей и привязывают их у коновязи. Мы направляемся к лошадям, держа наготове наш большой пакет с яблоками, и тут же слышим грозный окрик Алины:
- Я же говорила, к лошадям сзади не подходить!
Мы с сыном отскакиваем от лошадей, и я в недоумении смотрю на Алину:
- А как к ним подойти, если они привязаны мордой к забору?
 - Сбоку! - коротко и четко отвечает Алина.
Мы с сыном описываем большую дугу и сбоку приближаемся к лошадям. Те уже завидели угощение и нетерпеливо тянутся к нам своими губами. Мы гладим лошадей и угощаем яблоками с раскрытой ладони, как показала нам Алина. Лошади с удовольствием жуют кусочки яблок, аккуратно теплыми, мягкими губами подбирая угощение с ладони.
- Покормили, и хватит, - командует Алина, - теперь садитесь и поедем.
Я торопливо пристраиваю пакет с недоеденными яблоками на выступ стены, и мы, отвязав лошадей, садимся на них. Я - на Ворону, сын - на Фильму.
- Разворачиваемся и выезжаем со двора к мосту, - командует Алина.
Легко сказать "разворачиваемся и выезжаем", а вот как это сделать? Я изо всех сил стукаю Ворону пятками и тяну вправо повод, чтобы развернуть ее, но упрямая лошадь даже не двигается с места. Предпринимаю отчаянные попытки заставить лошадь двигаться, но все безрезультатно.
- Не надо так натягивать повод, Вы тем самым останавливаете лошадь, - кричит мне Алина, - Отпустите повод и шенкеля!
 И только тут я понимаю, что я действительно, пытаясь заставить лошадь двигаться, вместо того, чтобы отпустить повод, натянула его. Отпускаю повод, даю шенкеля или, попросту говоря, вновь стукаю пятками по бокам лошади, но упрямая Ворона лишь переступает с ноги на ногу и не двигается. Я в отчаянии оглядываюсь на Алину и тут краем глаза вижу, что сын справился с заданием намного лучше меня и его лошадь уже повернулась и бодрым шагом направилась в сторону моста.
Ворона, видимо, тоже заметила движение своей напарницы, потому что неожиданно заржала и без всякого вмешательства с моей стороны самостоятельно начала движение и пошла следом за лошадкой сына.
Так мы и выехали со двора. Впереди сын на Фильме, следом я на Вороне, а замыкала процессию Алина с хордой и хлыстом в руке. Мост мы проехали на удивление спокойно. Лошадки бодро шли по знакомой им дороге, по которой они ходили изо дня в день по многу раз. И тут у Алины звонит мобильник.
- Поезжайте шагом вперед, к леваде, - кричит она нам, - я вас догоню.
Я согласно киваю, и мы продолжаем движение. Я стараюсь принять то положение, которому меня учили весь предыдущий день. Ведь за поворотом, на поляне нас ждет муж с фотоаппаратом, и мне очень хочется на фотографиях выглядеть опытной наездницей.
Муж встречает нас у края поляны. Алина к этому времени отстала настолько, что ее даже не видно, лошади шли все-таки быстрее. Сделав несколько фотографий ребенка, муж поворачивается ко мне, и в это время Фильма резко прибавляет шаг, и моя Ворона за ней.
- Притормози чуть-чуть, я тебя тоже сфотографирую, - просит муж.
Я натягиваю поводья, но Ворона не останавливается. Я натягиваю их сильнее, голова у Вороны задирается, но она продолжает двигаться вперед, вернее, уже совсем не вперед... Ворона поворачивается и как-то боком идет напролом через невысокие кусты прямо в лес.
- Ты куда поехала? - кричит мне муж.
- Это не я, это она поехала, и я не знаю, куда...
- Так поверни её назад!
Хорошая рекомендация, еще знать бы, как это сделать. Я тяну повод в сторону тропинки и пихаю Ворону противоположной ногой, но это ничего не меняет. Моя лошадь упрямо, боком сминая кусты, идет в лес. Не зная, что еще предпринять, и испугавшись, что сейчас лошадь увезет меня в лес, я отпускаю поводья. Это оказывается правильным решением. Ворона, получив возможность обозревать пространство, оглядывается, возвращается на тропинку и идет быстрым шагом, стараясь догнать Фильму.
Как выясняется потом, на снимках очень хорошо получился бок Вороны и моя нога, а потом ее хвост и моя спина.
А Фильма тем временем ушла довольно далеко и уже спускается с горки. Мой сын уверенно сидит в седле, немного откинувшись, именно так, как нас вчера учили сидеть при спуске с горы.
Я радуюсь за ребенка, что у него так все хорошо получается, а сама тем временем стараюсь покрепче ногами обхватить бока моей лошади, чтобы с нее не свалиться. Предстоящий спуск меня пугает. Только сейчас я до конца осознаю, вчерашнее наставление Алины, что на лошади ничем, кроме ног, не держатся. Повод для этих целей не используется, его самого держать нужно в определенном положении, а не за него держаться.
Ворона по-своему понимает мои попытки покрепче втиснуться в седло и еще больше прибавляет ходу. Я вцепляюсь в повод и тяну его на себя. Наученная не очень удачным опытом торможения на лошади, я стараюсь изо всех сил натягивать его медленно и равномерно, приговаривая:
- Стой, Ворона миленькая, давай потише.
 Видимо в этот раз у меня получается лучше, а может, Ворона сама решает идти тише на спуске, только с горки мы спускаемся медленно и аккуратно. Я вздыхаю с облегчением. Но напрасно я радуюсь, потому что, пытаясь догнать Фильму, моя Ворона неожиданно переходит на рысь. Сказать, что я заваливаюсь в седле - это ничего не сказать. От неожиданности, потеряв равновесие и повиснув на шее у лошади, я начинаю стучать по ее бокам ногами (зачем я начала это делать, не знаю, наверно, инстинктивно пытаясь найти ногой тормоз) и воплю ей в ухо:
- Стой! Стой!
Я думаю, столь противоречивые команды моя Ворона чувствовала и слышала впервые, если вообще понимала смысл слов. Удары ногами в бок она однозначно трактовала как приказ прибавить ходу, что тут же и выполнила. Неуправляемая, так как повод вместе с моими руками болтался у нее где-то на шее, она обгоняет Фильму и припускает вперед по тропинке.
- Мам, ты куда? - кричит мне вдогонку сын.
Отвечать я не стала. Во-первых, я сама не знала, куда, а могла лишь только догадываться, что моя лошадь несет меня по известному и ежедневно отработанному маршруту, а во-вторых, мне просто некогда было отвечать. Я в ужасе, пытаясь не свалиться с лошади, старалась одновременно подобрать повод и хоть за что-то схватиться руками. И я нашла, за что. Я ухватилась за луку седла и хоть как-то выровнялась в седле. Натянуть повод я не могла, потому что для этого надо было отпустить луку седла, а в этом случае, я опять заваливалась Вороне на шею.
 
Остановить Ворону я не могла, она остановилась сама, доскакав до загончика, гордо именуемого левадой.
К тому времени как к загончику подъехал сын, а следом за ним подошла Алина, я уже успела отдышаться и правильно усесться в седле. Поэтому на ее вопрос: " Как доехали?", смогла с улыбкой ответить:
- Да, ничего, нормально...
- Мама даже проскакала рысью, - гордо заметил мой сын.
- Ну это Вы зря, - строго сказала Алина, - я же просила шагом...
- Да это у меня случайно так получилось, Ворона в общем-то сама на рысь перешла... - попыталась оправдаться я.
- А Вы что же, не сумели остановить ее или не захотели?
- Да как сказать, я не особо пыталась, то есть как-то не особенно настойчиво...
- То есть рысь попробовать решили?
- В общем, что-то вроде того... - промямлила я, не в силах признаться, что полностью потеряла контроль над лошадью.
- Ну и как впечатления?
- Если честно, то оказалось, что я не особо еще подготовлена к рыси...
- Поэтому я вас и просила доехать шагом, - сурово произнесла Алина, - Всему свое время, и рысью научитесь, только торопиться не надо.
- Да, да, конечно, я постараюсь больше не нарушать инструкций... - потупила я взор.
- Вот и хорошо, заезжайте в леваду, и начнем занятие.
Легко сказать: "заезжайте", а вот выполнить указание оказалось труднее.
- Давайте, двигайтесь, - крикнула Алина, - Шенкеля и повод отпустите!
Пытаясь выполнить указание, я отчаянно колотила пятками Ворону по бокам, но тщетно. Ворона упорно трогаться с места отказывалась, изображая из себя впавшую в транс особь, и игнорировала все мои попытки пятками достучаться до ее сознания. То ли стучала я не особенно сильно, то ли не совсем по тому месту, не знаю...
Однако, как только тронулась Фильма, Ворона самостоятельно, как раз в тот момент, когда я перестала колотить ее пятками, сдвинулась с места и пристроилась следом за лошадкой сына.
Фильма зашла в леваду и двинулась по кругу, и моя Ворона за ней.
- Хорошо... - прокомментировала Алина, - Теперь бросили стремена!
- Как? - изумилась я.
Мне казалось, что стремена - это единственное, что хоть как-то помогает мне удержаться на лошади, и если я выну из них ноги, то удержаться верхом точно не смогу.
- Со стременами труднее отрабатывать правильный постав ноги, и учиться лучше без них, - безапелляционно отрезала Алина.
Мы с сыном послушно вынули ноги из стремян.
- Хорошо, теперь по моей команде перемена направления через центр манежа, - продолжила она.
- Это как? - поинтересовалась я скорее для сына, чем для себя, так как его лошадка шла первой.
- По моей команде поворачиваете к центру манежа, пересекаете его и продолжаете движение по кругу в противоположном направлении. Понятно?
- Да, - кивнул мой сын и в общем-то очень неплохо выполнил маневр.
Потом были повороты без смены направления, потом просто круги. Со всеми заданиями сын справлялся достаточно сносно. Иногда Алина одергивала его:
- Рано! Я еще команду не дала.
Иногда:
- Опаздываешь!
Или:
- Сядь ровнее. Руки точно над холкой! Носок выше подними.
Мне замечаний практически не доставалось. Во-первых, потому, что моя Ворона тупо шла за лошадкой сына, и что бы я не делала, курса она не меняла. А во-вторых, я и так изо всех сил старалась держаться ровно, прямо и тянуть носочек.
Через пятнадцать минут такого тупого катания на моей, мягко скажем, своеобразной лошади мне это начало надоедать. И тут последовала команда Алины:
- Подъезжайте ко мне в центр манежа и остановитесь.
Мы подъехали. Алина попросила нас перебросить ей уздечки, взяла наших лошадей под уздцы и скомандовала:
- Руками оперлись о круп, и десять хлопков ногами над шеей лошади.
- Что??? - мои глаза стали, наверное, размером с блюдце.
- Это не так страшно, как Вам кажется, - рассмеялась Алина, - попробуйте, у Вас все должно получиться.
Такое могло мне привидеться только в страшном сне. Я сидела на лошади, лишь опираясь руками о ее круп, а мои ноги пытались дотянуться друг до друга над шеей лошади.
- Резче! Взмах и хлопок. Посмотрите, как у Вашего сына получается!
Я скосила глаза. Моя лошадь часто переступала с ноги на ногу, и я боялась повернуться, чтобы не потерять равновесие. Боковым зрением я заметила, что сын справлялся с заданием легко. Он бодро махал ногами прямо над шеей его лошадки.
- Эх, будь, что будет, - решила я и резким махом хлопнула ногами над головой лошади. Пятки моих кроссовок задели за гриву лошади, но она лишь пошевелила ушами.
- Замечательно, я же говорила, что это легко. Еще девять раз, и все.
Однако, как выяснилось, это было никакое не "все". После того как я, каждую секунду рискуя свалиться и прилагая нечеловеческие усилия, чтобы одновременно удерживать равновесие и делать физическое упражнение, к которому я не привыкла, еще девять раз отмахала ногами, Алина веселым голоском сообщила:
- Теперь перевернулись, и все тоже самое над крупом лошади.
- Как "перевернулись"?
Страницы:
1 2

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru