Особенности женской охоты

Особенности женской охоты

Айника Абина

Ушли в небытие прекрасные и азартные охоты с лошадьми и борзыми. Стали незнакомыми для современного человека слова: доезжачий, кромчий, стремянной и др. Революция объявила борзых непролетарской собакой, и основное поголовье просто перестреляли. Заодно запретили и охоту с борзыми. До сих пор в охотничьих хозяйствах сохранился этот оттенок к собакам-аристократам. Например, охота с борзыми у нас ущемлена в сроках по отношению, к лайкам и другим породам. Всё это наносит большой ущерб в популяризации породы и в поддержании племенной своры в рабочем состоянии. Русские псовые, хортые и борзые тазы – это гордость отечественного собаководства, наши традиции, и то чем должен гордится человек, живущий на постсоветском пространстве. Но утерян вкус азарта, спортивный интерес охоты с борзыми собаками. Наверно наше сложное в экономическом отношении время толкнуло людей к добыче мяса, и поэтому всё популярней и в больших количествах востребованы такие собаки, как лайки. Лайки прекрасные охотники и удобны тем, что о них можно не вспоминать до следующей охоты. С борзой так не получится. С ней надо общаться, смотреть в её умные глаза, говорить с ней. Люди, которые ценят красоту, азарт в охоте, которым нужно общение друга, конечно же заведут себе парочку борзых. Неважно будут это русские псовые, хортые, салюки или тазы. Это собаки аристократы и общение с ними доставляет почти такое же удовольствие, как общение с красивой женщиной, наделённой чертами благородного мужчины. Здесь есть всё ум, красота, гордость, интрига, тайна и ещё что-то, что не возможно забыть, общаясь с этими собаками.
На территории Беларуси вот уже несколько лет появились и прекрасно себя зарекомендовали среднеазиатские борзые тазы. На своей древней родине охотой с тазы занимались, как баи, так и беднота. И эта охота, по большей части, была не развлечением, а промыслом. Промысловое же использование тазы диктовало требования к её разносторонности. Собака должна была иметь резвость, маневренность и хорошее зрение борзой, умение пользоваться чутьём, находить зверя, выносливость гончей. Все эти качества выработались у тазы и были закреплены в течение многих веков. Они и определяют эффективность охоты с тазы, её добычливость и универсальность. «Тазы» - по-казахски означает чистая, собака не имеет специфического запаха. И как всякая очень древняя порода собак имеет свою красивую легенду о своём происхождении.

ЛЕГЕНДА О БОРЗОЙ ТАЗЫ

На юге нашей страны обитает своеобразная птица, называемая красной уткой. Ит-ала-каз называют её казахи, что в буквальном переводе на русский язык означает собака-пёстрый гусь. У казахского народа издавна существовала легенда об этой птице и местной собаке - борзой тазы, которую на родине называют «священный подарок аллаха».
Это произошло так давно, что никто точно не знает, когда именно. Каждый местный житель слышал этот рассказ от отца в детстве, а отцу рассказал его дед. В то далекое время так же широко простирались необъятные казахстанские степи, рос саксаул, ранней весной зеленели травы да по степям бродили стада баранов, табуны лошадей. Порой с монотонным звоном колокольцев пустыню пересекали караваны верблюдов. На высоких горбах они несли товары в Бухару и Хиву.
Тогда по степным просторам кочевали казахи, их юрты, то просторные и нарядные, то прикрытые потемневшей от дыма кошмой, стояли у степных колодцев.
Уже в то время среди скотоводов-кочевников существовало поверье, что редко-редко, быть может, один раз за несколько сотен лет, в одном из яиц красной утки зарождается не утенок, как в прочих яйцах, а казахская борзая собака — тазы. Найти такое гнездо считалось большим счастьем, а это счастье, по мнению кочевников, давалось далеко не каждому человеку.
И вот жил тогда со своей семьей один бедный казах. Зимой и летом с раннего утра до поздней ночи он пас в степи баранов, то изнемогая под горячими лучами солнца, то ежась от холодного осеннего ветра. Однообразно протекала его жизнь. Но однажды летом волк ворвался в его стадо и утащил одного из лучших баранов. Оставив сына сторожить отару, пастух оседлал лошадь и поехал выследить волчье логово.
Его поиски продолжались весь день до вечера. Зашло солнце, и он, стреножив лошадь и пустив ее пастись, лег у подножья песчаного бугра, укрылся халатом и крепко уснул.
Ранним утром, когда еще степь была окутана предрассветными сумерками и, по песку бесшумно скакали земляные зайцы, его разбудил голос какой-то птицы. Открыв глаза, он увидел двух красных уток. Они низко летели над ним и громкими криками выражали беспокойство. Рядом с местом, где он провел ночь, помещалась разрушенная нора лисицы, а в норе было гнездо утки. Близкое присутствие человека и беспокоило красных уток.
Пастух заглянул в темное отверстие норы, да так и отшатнулся назад. Там, в гнезде, среди только что вылупившихся из яиц утят, покрытых пухом, лежал совсем маленький светло-желтый щенок. Осторожно он вынул из гнезда утки собаку, завернул ее в платок и, наскоро оседлав лошадь, поскакал со своей чудесной находкой к родному аулу.
Семья пастуха окружила щенка заботой и любовью, делилась с ним последним куском мяса, поила теплым молоком, согревала теплом очага. В неге и холе быстро росла собака и вскоре из неуклюжего, толстого щенка превратилась в прекрасную быстроногую тазы.
С этого времени в юрту пастуха рекой потекло счастье. Что бы он ни делал, за что бы ни брался, всюду его ждала удача. В свободное время пастух все чаще выезжал на охоту в степь с собакой и наслаждался неутомимостью своей помощницы. Быстрее ветра носилась она по степным просторам, и от нее не могли уйти ни быстроногая антилопа-джейран, ни песчаный заяц, ни хитрая лисица. Даже дрофа-красотка, обладающая быстрым бегом и крыльями, не успевала подняться в воздух. Из лисьих шкур жена пастуха шила шапки, обменивая их на баранов и красивую одежду, а за мясо пойманных антилоп и, зайцев получала у соседей молоко, сыр и масло. И стало им жить сытно и весело, с каждым днем все лучше и лучше, а с благополучием появилось много друзей.
В праздник к пастуху нередко съезжались гости, чтобы потешить себя веселой охотой, показать другим свою удаль и умение справляться с полудикой лошадью. Одни из них приводили лучших борзых собак — тазы, другие привозили на кожаной перчатке крупных орлов-беркутов, ястребов. Ловчих птиц они натравливали на степную дичь. И тогда над степью разносилось гиканье лихих наездников, столбом поднималась пыль из-под копыт скакунов, порой слышался предсмертный крик затравленного зверя.
Но пастух не участвовал в этих веселых забавах. Он лишь выполнял роль гостеприимного хозяина-хлебосола и веселого собеседника. Ни разу не похвастался своей собакой, ее быстрым бегом и ловкостью на охоте. Он был глубоко уверен, что бахвальство и излишняя гордость не приносят счастья.
Так шли годы. Пастух продолжал жить в довольстве и благополучии. Но не выдержал он и однажды в охотничий праздник вывел свою красавицу-собаку и принял участие в веселой забаве. Быстрее ветра носилась его тазы по степным просторам за зверем, далеко позади, оставляя лучших собак знаменитых охотников. Все восхищались ею, предлагали за нее небывалые цены, завидовали ее обладателю. Гордостью наполнилось сердце пастуха, а голова его кружилась от счастья. Однако это npoдолжалось недолго.
Кончился день, прошла ночь, а новый день принес семье пастуха несчастье: заболела собака. Она отказывалась от пищи и неподвижно лежала на кошме в юрте хозяина. Прошло еще несколько дней, а быстроногая тазы лежала на том же месте, не пила и не ела. Однажды в темную осеннюю ночь, когда над степью свистел и завывал ветер, она с трудом поднялась с кошмы, лизнула языком лицо хозяина и вышла наружу. С того момента собака исчезла из жизни пастуха-охотника. Он горевал, но ничем не смог помочь своему горю.
Пришла суровая, снежная зима и принесла новые беды. Много домашних животных погибло от зимней бескормицы. Разорился и наш пастух, вновь став таким же бедным, как в далекие прежние годы.
С тех пор не трогают здесь красную утку, и, пользуясь этим, она благополучно живет близ аулов и мало боится человека. Потому, что по поверью этой легенды, собака тазы приносит в дом охотника счастье и благополучие.

Тазы послушны, отличные охотники, отличные охранники и защитники. Порода малочисленна и ей грозит исчезновение, поэтому в Казахстане она занесена в Красную Книгу. Борзая на охоте – это, по сути, заряженное ружьё, которое не надо носить, которое быстро бегает и ещё общается с вами. Самые ленивые хозяева обучают своё «ходячее ружьё» подноске зверя. Но ни с чем не сравнить тот азарт, тот адреналин в крови у охотника, когда его борзая гонит русака, а тот хитрец мотает её угонками да прыжками. И настигает она добычу, никакой крови, только крепкие зубы собаки знают соё дело. Охота с борзой ещё и экологична, потому, что следующее поколение зайцев должно родиться от тех, кто ушёл от собаки, а значит, оно должно быть и резвей и хитрей. Наши предки, устраивая борзячьи охоты, знали, что это развлечение не сравнимо по красоте и азарту, с нудным стоянием на номере при добыче мяса. Тазы это борзая-гончая, она прекрасно пользуется чутьём и не брезгует пронестись через островок кустов и зарослей.
Очень отрадно, что всё больше появляется любителей без ружейной охоты и просто людей, которые оценили борзых тазы, как компаньонов и охотников. Это и мужчины, которые считают себя матёрыми охотниками и женщины, которым от рождения присущи, любовь к красоте, общение с природой, гордость за своих резвых и стремительных собак. Что за красавица идёт рядом с Вами? Тазы – отвечаю я. Хотя мне немножко обидно, что комплименты предназначаются не мне.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru