Природа и воспитание

Природа и воспитание

Природа и воспитание


Постижение законов поведения животных и формирование этого поведения при помощи разведения и тренинга стали важнейшими предпосылками эволюции человечества, как минимум, с начала периода рассвета сельского хозяйства. Этот процесс опирался на эвристическую, прикладную основу знания о разведении и тренинге, которое передавалось из рук в руки, от отца к сыну. По мере того, как это практическое знание прорывалось в сферу науки, приходило понимание того, что поведение имеет два фундаментальных, внутренне детерминированных механизма – во-первых, врожденные породные наклонности, потенциально сформированные еще до рождения, а во-вторых, опыт и результат научения в течение последующей жизни. По сути, это не являлось большим откровением для любого ребенка из числа тех, кто на протяжении всей истории рождался в деревне или на ферме и приходил к пониманию, как минимум, интуитивному, что будет невероятно сложно обучить дворовую кошку тем же способом, каким учат собаку или лошадь.

Таким образом, наука этология появилась как результат этого многовекового стремления постичь роль врожденного и роль приобретенного и разобраться, в какой мере поведение животных предопределено генетически, а в чем заключается функция воспитания, то есть последующего развития организма в определенных условиях, и в условиях тренинга. Благодаря работам Лоренца и других этологов середины XX возникло фундаментально новое понимание, объяснившее эволюционную роль универсальных поведенческих механизмов, таких как агрессия и хищничество. Воспитание является не просто агрегатом жизненного опыта после рождения; это процесс, связанный с определенными временными периодами, приобретенный во время которых опыт оказывает значительное воздействие на формирование поведения и функциональные способности животного в течение всей последующей жизни. На протяжении дней и недель после рождения мозг продолжает расти и претерпевает непрерывные изменения, на которые накладывает несмываемый отпечаток переживаемый опыт, в чем и заключается суть процесса импринтинга. В начале жизненного цикла, в строго определенный период, который значительно варьируется в зависимости от вида, окно возможностей для формирования будущего поведения поначалу раскрывается, а затем захлопывается, либо расшив, либо навсегда ограничив способности и функционал животного в том мире, в котором оно пребывает. Это имеет наиважнейшнее значение для разведения, тренинга и практического использования собак всех видов и предназначений; и наиболее значимая, фундаментальная истина о собаках и их работе заключается в том, что отличная рабочая собака берет корни в зарекомендовавших себя рабочих линиях, но не менее важно то, как сформируется и затвердеет ее характер в первые недели жизни. Реальные возможности молодой собаки в тренинге опираются на это основание и ограничены его потенциалом. Умеренный тренинг взрослой собаки, если в нем не применяется реальное насилие, зачастую может увеличить ее возможности, но дурное основание в линиях разведения или неполучение необходимо опыта в щенячьем возрасте никогда не могут быть полностью исправлены. В частности, родившийся в питомнике щенок, который до примерно до 16- недельного возраста лишен достаточного объема контактов с человеком и возможности приобретения другого необходимого опыта, становится навсегда иным, чем его успешные собратья, которым достались блага активной и основательной социализации.

Каждый, кто вовлечен в селекцию, тренинг и применение полицейских собак, приходит к убеждению, что для достижения систематического успеха в своей области необходимы собаки соответствующих пород, а впоследствии к тому, что следует выбирать линии, имеющие подтверждения рабочих качеств в недавней ретроспективе. Американские полицейские департаменты уже больше не призывают общественность к пожертвованию собак и, в общем, не готовы принимать собак в дар. Это стало результатом осознания полицейскими тренерами того, что собака должна не только родиться, но впоследствии ее нужно и «сделать», и что это является трудным и запредельно дорогим делом по причине значительного числа неудач в подготовке собак, полученных не из зарекомендовавших себя линий разведения. Менее очевидный резон для подобной осторожности при выборе кандидатов заключается в том, что собака с неполноценной социализацией и импринтингом в критические недели ее жизни становится навсегда ограниченной в аспектах, которые невозможно распознать по ее экстерьеру, родословной и в известной мере даже в первоначальных опытах по проверке характера. Передаваемые в дар собаки появляются, потому что кто-то отказывается от них в силу разочарования, ставшего, вероятно, результатом дурного разведение и пожизненных недостатков в характере вследствие негодной социализации щенка.

Таким образом, главный вклад Лоренца и этологов его поколения — в создании концепции импринтинга и критических стадий социального развития. Исходная работа Лоренца была связана, главным образом, с гусями и некоторыми другими животными, но принцип импринтинга, как правило, распространяется на большинство видов. Первоначальные, формальные наблюдения одомашненной собаки производились в ходе исследований и экспериментов, начатых вскоре после II мировой войны в Джексоновской лаборатории в Бар-Харборе (штат Мэн) такими учеными как Фуллер, Скотт, Марстон.

Причиной этого глубочайшего долговременного эффекта социализации являются реальные изменения, происходящие в физической структуре. Как указывал Коппингер:

«В момент рождения щенок уже обладает, по сути, всеми мозговыми клетками, которые он будет иметь в течение дальнейшей жизни.

Если в мозгу щенка, по большому счету, имеется то же самое число клеток, как во взрослом мозге, то каким образом он может стать в десять раз больше? Ответ на этот вопрос в том, что мозг растет практически исключительно за счет связей, образующихся между клетками. Огромное количество мозговых клеток, полученных при рождении, еще не соединено или не связано между собой. То, что имеет место в процессе развития щенка – это формирование взаимосвязанного паттерна нервных клеток. Некоторые нервы образуют свои связи спонтанно под управлением внутренних сигналов. Некоторые нервы фактически «ищут» мускулы, к которым они должны присоединиться. Другие связи обусловлены и вызваны внешними сигналами — внешними по отношению к мозгу. Например, глаз сообщает мозгу, сколько клеток ему необходимо, чтобы управлять глазным яблоком. Большие глаза требуют большее число клеток по сравнению с маленькими, и таким образом животные с большими глазами как бы сообщают своему мозгу о необходимости присоединить гораздо большее число клеток для их функционирования.

Мозг должен адаптироваться не только к размеру глаза, но также и к его активности. Мозг приспосабливается к глазу увеличением числа соответствующих соединений, которое учитывает как размер, так и активность глаза. Мозг щенка, который растет в темноте, не образует столь много соединений. Щенок, растущий в неактивном окружении, имеет мозг меньшего размера. Он обладает тем же самым числом клеток, но не столь много из них связаны между собой.» (Coopinger&Coopinger, 2001) p.111

Для одомашненной собаки критический период социального развития начинается примерно с двух недель, с момента открытия глаз, и продолжается до шестнадцати недель; соответствующая социализация щенка и обогащение его опыта в этот период времени являются фундаментальным предпосылками его последующего превращения в хорошо сбалансированную, пригодную для тренинга собаку. (У волка критические периоды социализации значительно отличаются и, в целом, являются более ранними и более короткими, что является важнейшей причиной трудностей в его приручении и дрессировке.)

Работа ученых-этологов, безусловно, важна и достойна всяческих похвал, но еще за века до Лоренца и его коллег, удостоившихся Нобелевской премии за доклад об этих открытиях, неграмотные пастухи уже знали, что для щенка, который должен стать надежным охранником стада, необходимо практически с рождения жить, спать и отождествлять себя с овцами, наравне с ягнятами кормясь под их матерью. Щенка зачастую лишали контактов с его собственной матерью, однопометниками и человеком и целиком погружали в жизнь стада, где он существовал в точности как ягненок. Щенки даже из лучших линий разведения рабочих охранников стада становятся практически бесполезными для этой работы, если до четырех месяцев они выращивались вне тесного контакта с овцами и стадом.

Хотя для щенка окно возможностей социализации и импринтинга открыто примерно с момента раскрытия глаз, или около двух недель, и до шестнадцати недель, для волка эти периоды значительно отличаются. Волчонок также становится способным к социализации и импринтингу к моменту открытия глаз, то есть около 13 дней, как и собака, но это окно закрывается для него гораздо раньше, примерно к 19 дню, к началу проявления поведения избегания опасности. Таким образом, в то время как одомашненная собака готова для социализации на протяжении около 16 недель, соответствующий период у волка составляет меньше недели, что еще раз подчеркивает трудности, с которыми сталкиваются при попытках приручить и дрессировать волка.

Существует общая тенденция размышлять о воспитании в терминах формального тренинга, но такой подход не учитывает фундаментальных первопричин. Глубочайшая трансформация, происходящая в мозгу щенка в первые недели жизни, оказывает долгосрочное влияние на природу взрослого животного, либо создавая условия для его успешного тренинга, либо, как в крайнем случае ранней депривации, порождая к зрелому возрасту животное, по сути, не пригодное к тренингу и обладающее мизерной практической пользой.

Теперь мы знаем, что аналогично тому, с какими трудностями будет связано обучение детей, пришедших в школу в 5-6-летнем возрасте и не получивших надлежащего питания, хорошей основы будущих знаний, лингвистических способностей и не усвоивших базовые правила поведения, которые дает стабильная жизнь в нормальном доме в раннем возрасте, будет столь же сложна тренировка годовалой собаки, которая не обладает необходимым здоровьем и не была добросовестно социализирована в критический период, а также не выросла в окружении, давшем поддержку и крепкие связи и отношения с человеком.

Эти принципы — отбор на основе успешного разведения, надлежащий импринтинг в критические периоды, хорошее питание, упражнения и социальное развитие молодого щенка — создают предпосылки для успешного тренинга взрослеющей рабочей собаки. Они со временем в значительной мере стали интуитивно поняты на практике, но знание ученых, заводчиков и тренеров, накопленное в течение столетия, дало нам потенциал для разведения и тренинга лучших собак, способных приносить гораздо большую пользы человечеству.

К сожалению, чистопородная шоу-собака в системах АКС и FCI способствует прямо противоположному – разведению на основе политики шоу-ринга и внешних аспектов экстерьера, выращиванию щенков в условиях питомника, часто без должной социализации, минимальному вовлечению в тренинг или вообще его отсутствие для взрослой собаки, жизнь которой нередко протекает в форме тоскливого существования в питомнике. И в результате, полицейские агентства проявляют все больший интерес к таким источникам, как линиям KNPV, в которых разведение направляется практическими результатами и способностями, зачастую с полным пренебрежением к родословным или регистрационным формальностям.

©2013 James R.Engel
 
 
 

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru