Введение

Введение

Введение


Индустриальная революция — переход от эпохи сельского хозяйства к эпохе промышленности — драматически изменила отношения простого человека с природной средой, приведя к потере того, что относилось к вековому опыту животноводства. Разведение и тренировка лошадей, собак и других домашних животных исчезали, становясь хобби либо профессиональной областью для непрерывно сокращающегося меньшинства, а не навыком, необходимым рядовому человеку в его повседневной жизни.

Изначально знание на практике поведения животных имело основополагающее значение: умение человека успешно добывать животных в качестве пищи и самому избегать участи стать добычей и пищей было крайне важным. На заре сельского хозяйства и одомашнивания собаки, овцы и тягловых животных, таких как крупный рогатый скот, а впоследствии и лошади, большинство людей нуждалось в опыте практического тренинга, разведения и управления животными, чтобы прокормить семью, обеспечить безопасность и защиту. Хотя фермер и пастух вряд ли имели представление об абстрактных теориях и специальной терминологии, они могли и занимались разведением, выращивали и дрессировали лошадей, крупный скот и собак, что являлось неотъемлемой основой их повседневного существования.

Это мастерство было практическим и эвристическим, в его основе лежали приемы, изобретенные и усовершенствованные в течение времени и передававшиеся из поколения в поколение, а не какие-либо абстрактные концепции из области, которую мы сегодня называем наукой. Развитие современной науки пребывало в ожидании эволюции письменности и математики, будучи до этого весьма медленным; даже греки классического периода (V-IV века до н.э., расцвет культуры и экономики. Прим. пер.) объясняли мир в терминах четырех элементов – земли, воды, огня и воздуха. Это было несколько больше, чем до появления науки как таковой, но давало весьма мало реальных знаний, которые обеспечивают современная химия, физика и биология. Но с течением времени такие люди как Ньютон, Эйнштейн, Дарвин, Скиннер и Лоренц продвинули нас вперед к новым уровням понимания. Тем не менее, первоначальные рассуждения классических греков и других древних людей не были напрасными; они стали основами, от которых развилось наше современное знание. Если бы мы каким-либо образом могли заглянуть вперед через два ближайших тысячелетия, сегодняшнее знание наверняка показалось бы нам устаревшим и примитивным в свете более новой науки.

На теоретическом или абстрактном уровне наше понимание поведения человека и животных и их когнитивных функций остается примитивным; мы дрессируем наших животных с использованием методов, постепенно совершенствовавшихся со временем, и используем их потому, что они работают. Но мы все еще не можем полностью объяснить внутренние механизмы происходящего; уравнение Шредингера для души и разума только предстоит сформулировать. У нас есть всего лишь примерное понимание механизмов функционирования мозга, и наше знание движущих сил, которые определяют эмоции человека или собаки, их когнитивные функции и социальное поведение, остается примитивным. В реалии науки психология и этология пребывают на уровне, сравнимом с тем, на котором классические греки понимали химию и физику.

Зигмунда Фрейда почитают как основателя психологии, но сегодня большинство его концепций трансформировались и были отвергнуты или основательно изменены до такой степени, что его исходная теория, в целом, отвергнута. Так часто бывает в науке, это нередко уродливый и неорганизованный процесс. Однако проблема в том, что устаревшие и зачастую просто негодные концепции поддерживаются общепринятыми представлениями и используются для поддержки дурных решений в общественной жизни и индивидуальной деятельности. Множество такого рода вещей, которые основаны на уже устаревшей науке, до сегодняшнего дня используется в практическом тренинге собак, их селекции и разведении.

Хотя наше теоретическое понимание когнитивных функций и поведения мизерно, на практике обычный человек – еще столетие назад, до появления автомобиля и трактора – нуждался в знании по дрессировке животных и использовал его, чтобы заработать себе на жизнь и обеспечить семью. Пастуху, скотоводу и фермеру была нужна возможность эффективно разводить, отбирать и дрессировать одомашненных животных, от которых зависела жизнь. Всего лишь недолгий век отделяет нас от эпохи, когда наше существование основывалось на этих навыках животноводства, способностях работать с лошадьми, скотом и собакой. Таким образом, те из нас, кто стремится оттачивать наши навыки дрессировки собаки, в известном смысле просто пытаются восстановить знание наших дедов, которое накапливалось день за днем. Несмотря на то, что их «книжное» знание разведения и дрессировки, вероятно, было невелико, практическое знание было огромными, являясь фактическим наследством сельскохозяйственной культуры, появившейся несколько тысячелетий тому назад.

Нам необходимо понимать, что все живые существа, включая и людей и собак, рождаются с генетически предопределенными поведенческими особенностями. Они выработаны эволюционным  процессом и определяют, в рамках поведенческих шаблонов, действия и реакции, необходимые для выживания. Факт в том, что эти инстинкты, или драйвы, развивались на протяжении сотен тысяч лет собирательства и охоты и продолжают обеспечивать возможности для дрессировки, в то же время становясь проблемами в современном индустриальном и сельскохозяйственном обществе. Врожденный потенциал агрессивного поведения в большинстве живых существ и особенно выраженный у хищников, таких как люди и собаки, — это фундаментальный факт нашей жизни, как открыл Конрад Лоренц и другие. Для того чтобы достичь совершенства в дрессировке собаки, необходимо понимать эти драйвы и инстинкты настолько хорошо, насколько возможно, так как тренировочный процесс предполагает, главным образом, использование их для формирования желаемой реакции и поведения.

На первый взгляд, сравнение человека и собаки выглядит натянутым, поскольку человек, с его техническими знаниями, способностями говорить, читать и писать — это совершенно другой вид существ по сравнению с собакой. Но неоспоримо общее между ними; и человек и волк эволюционировали в небольших, скооперированных социальных группах, выживавших путем охоты и сбора падали (объедков), нередко среди более крупных и более сильных хищников. Это является их отличием от больших кошек – тигров, леопардов и гепардов – чей самостоятельный способ охоты (не в составе группы – прим. пер.) привел к образованию гораздо менее тесных социальных структур[1]. Социальная динамика волчьей стаи и племени примитивных людей, занимавшихся собирательством и охотой, во многом схожа, хотя имеет и существенные различия.

Как уже было сказано в предыдущих главах, несмотря на то, что стало модным рассматривать собак как непосредственно одомашненных волков, с современной научной точки зрения это неверно. Вероятно, что человек одомашнил не самого волка как такового, а промежуточную и в настоящее время не существующую популяцию, возможно падальщиков, произошедших от волка. Эволюционный процесс, через который прошла эта промежуточная популяция, оказался весьма значительным, наравне с физическими характеристиками, он модифицировал первоначальные особенности поведения. Таким образом, хотя все еще общепринято объяснять многое в терминологии поведения волка и структуры стаи, будет разумным учитывать, что это очень значительное упрощение. Характеристики волка, на которые часто ссылаются, вероятно, весьма значительно удалены [от собаки] по времени и на эволюционной дистанции и, таким образом, в меньшей степени определяют поведение собаки, нежели мы склонны верить.

С другой стороны, прото-собаки, вероятно, возникли с появлением человека, ведущего сельское хозяйство, адаптируясь к роли собирателя объедков (падальщика)  на окраинах возникших стоянок или первобытных деревень человека. (Некоторые исследования подтверждают установление ранних отношений в эпоху собирательства и охоты тысячелетия назад, но подробности, каким образом такая популяция могла выживать, особенно в условиях недостатка пищи, весьма скудны.) Вопрос о том, являются ли эти формы отдельными биологическими видами, мы должны оставить для ответа специалистам.

Ключом для нашего понимания будет то, что по всей вероятности существовал определенный промежуточный вид, и думается, что наследие волка (вероятно, гораздо более отдаленное во времени) было главным фактором в возможности интегрировать этих прото-собак в нашу социальную структуру и создать одомашненную собаку. Мы имеем возможность обучать наших собак потому что их эволюция происходила сперва на окраине, а впоследствии внутри нашей социальной структуры. Тот факт, что это произошло в течение очень короткого промежутка времени – нескольких тысячелетий – означает, что все эти фундаментальные особенности собаки скрыто присутствовали в волке, а не были обусловлены случайной генетической модификацией и  селекцией. Как только собака стала полноценным домашним животным, существующим в тесном партнерстве с человечеством,  она взяла на себя многие роли, большая часть из которых была связана с защитой или охраной, а также разнообразным аспектам животноводства.


[1] Львы, которые обычно образуют долгоживущие структурированные социальные группы, являются очевидным исключением. Предназначение львиного прайда кажется более широким, чем решение исключительно задач охоты; возможно, оно связано с тем, что большинство львов живут в условиях открытой саванны, а не джунглей, леса или горной местности, типичных для других больших кошек.
 
 
 

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru