Гладиаторы или телохранители?

Гладиаторы или телохранители?


Знание рабочих и психологических особенностей определенных породных групп нужны дрессировщику не меньше, чем знание приемов дрессировки. Кроме того эта глава поможет «защититься» от назойливой и непорядочной рекламы «престижных» пород. И осознать старую истину — ценность собаки измеряется не в долларах! Не та собака нужна вам, которая дороже, а та, которая полезней. И польза эта может измеряться и эстетическими нормативами, и вполне прозаическими — практическими.
Решите, для какой цели вы заводите собаку. Кто вам нужен: гладиатор, типа бесстрашного бультерьера, телохранитель из породы различных овчарок, сторож, охотник или просто друг, собеседник, не представляющий никакой практической пользы, кроме радости и душевного тепла?
В Калининграде живет хитрый мужичок-кулачок Сергей С. Его «бизнес» долгое время заключался в вывозе из Польши и продаже в СНГ бультерьеров. Когда владельцы щенков, (а на его удочку чаще всего попадались новички, неопытные в собаководстве), месяцев через 6–8 звонили ему и жаловались, что «песик» стал опасным, не слушается, дерется с другими собаками, бросается на прохожих, убегает, — он хладнокровно советовал собаку усыпить…
О том, что ему, порой, и самому приходилось порой прятаться в туалете от «расшалившихся» собак, он обычно не упоминал. (Кстати, сила сжатия челюстей у бультерьера превышает ПЯТЬ атмосфер — больше, чем у тигра!)
И уж коли зашла речь о бультерьерах, (которых я, кстати, очень люблю за прямолинейность, простодушие и невероятное упрямство), давайте проведем первый разбор породы, используя их и их родственников в качестве наглядного пособия. БУЛЬТЕРЬЕР — это гладиатор среди собак. Крепко сбитый, мускулистый, как Рембо, полный энергии и абсолютно бесстрашный. Бультерьер по классификации Международной кинологической федерации относится к группе рабочих терьеров, причем под работой подразумевается РАБОТА ПО ЗВЕРЮ.
Столетия назад английских бульдогов скрести с терьером специально, чтоб вывести породу столь же отчаянную в драке, как бульдога, предметом охоты для которого являлся громадный дикий бык. И выводили эту новую породы ТОЛЬКО для травли крыс — сущего бедствия того времени. (Даже сейчас каждый пятый фермер Франции «работает на крыс»; можно представить какой вред они причиняли нашим предкам!)
Одновременно с утверждением и распространением новой породы вошли в моду и азартные зрелища с участием бультерьеров. В глубокий чан или в яму с бетонированными стенками и дном запускались крысы. Их специально отлавливали для этой цели. Потом в яму пускали собаку и делали ставки на скорость уничтожения псом крыс.
ВЕЛИЧАЙШИМ КРЫСОЛОВОМ всех времен и народов признан бультерьер по кличке Билли весом 11,8 кг. (Надо сказать, что охотничьи бультерьеры были значительно меньше и легче современных). За пять лет он уничтожил 4 000 крыс в состязаниях суммарной продолжительностью 17 часов. При этом следует учесть, что Билли был слеп на один глаз. Самым знаменитым его достижением стал бой, во время которого он ЗА ПЯТЬ МИНУТ 30 СЕКУНД УМЕРТВИЛ 100 крыс!
В книге рекордов Гинесса рядом с Билли присутствует сука по кличке Дженни Линд. По условиям пари ей предстояло убить 500 крыс за ТРИ часа; она разделалась с ними за ОДИН час 36 минут! Нынешний бультерьер стал крупней и изящней, что не отразилось на его характере. Он единственный, кто в схватке с кабаном отделывается «малой кровью». Когда от любителей собачьих боев вновь и вновь слышишь термин «Gameness» («Стойкость»), то так хочется предложить им тестировать Gameness своих собак законным способом, который к первоначальным целям применения наших бойцовых собак стоит еще ближе, чем собачьи бои. Во всяком случае кабан сильнее, чем любой противник, которого собака может встретить в «pite» — арене для собачьих боев. Однако владельцы пит-булей до сих пор предпочитают не выяснять это. Благодаря своей анатомии кабан почти неуязвим. Поведение разъяренного кабана сравнимо с поведением носорога, который, как известно, все сметает на своем пути и не боится даже слона. Чешские собаководы заслуживают особой похвалы, так как они были первыми, кто догадался отыскать таких собак, которые имеют те же достоинства, то и их противник. Бультерьер достаточно мал и подвижен, чтобы не быть пораненным, достаточно тяжел, чтоб сковать движения кабана, достаточно храбр, чтоб хватать за голову, что является единственно возможным способом причинить кабану боль, а к тому же достаточно крепок, чтобы сдержать сильный аллюр кабана.
Бультерьер делая хватку может повиснуть на звере. Поэтому охотники, работая с ними, часто используют не огнестрельное оружие, а длинный тесак или копье.
Держать охотничью рабочую собаку в квартире вообще безнравственно. Особенно это относится к «булям», так как не имея достаточных физических нагрузок, (а булям нужны очень большие нагрузки), он расходует свою энергию на шалость. А шалость у этой упрямой и самолюбивой собаки легко перерастает в агрессию.
Вдобавок, бультерьер почти не чувствителен к физической боли. Шлепок, который заставил бы заскулит овчарку, принимается им, как дружеское похлопывание, приглашение к игре. Как и многие охотничьи собаки бультерьер может не делить людей на своих и чужих, доверчив к посторонним, почти не понимает задачу охраны жилища или хозяина. Неумелая натаска бультерьера приемами задержания может привести к тому, что он начнет воспринимать всех людей, как предмет охоты, как свою добычу, которую он должен подставить под нож хозяина. А человек, вообще-то, более уязвим, чем кабан.
Конечно же, бультерьера, как и любую другую породу, можно заставить выполнять функции защитно-караульной и розыскной службы. На состязаниях по этим службам «були», бывало, оставляли позади другие породы. Но зачем это нужно, когда есть множество служебных пород с врожденными качествами охранников, защитников, сторожей.
В европейских странах бультерьеров чаще держат в сельской местности, как друга семьи. Но для того, чтобы получить право на содержание этой породы, владелец должен сдать и сам, а потом — с собакой, специальные экзамены. Такой закон представляется вполне логичным.
Если обычный служебный пес приравнивается к холодному оружию, то бультерьер аналогичен оружию огнестрельному. Разъяренный бультерьер способен справиться с несколькими мужчинами, вооруженным палками.
Одно время общественность Запада очень взволновали случаи нападения собак на людей со смертельным исходом последних. Оказывается, преступники начали применять бультерьеров и пит-булей для расправы с лицами им неугодными. Впрочем, все новое — хорошо забытой старое: Ч. Диккенс описывал преступные шайки и методы применения этими шайками бультерьеров для грабежа и насилия. Я специально так подробно остановился на этой породе. Полагаю, что в дальнейшем будет достаточно сказать, что собака пастушья или охотничья, чтоб у читателя не возникали вздорные вопросы по поводу ее применения. Хотя, повторяю, любую породу можно научить почти любой службе. (Впрочем, микроскопом можно отлично забивать гвозди, но лучше, мне кажется, делать это молотком). Сказанное, в большой степени относится и к другим бойцовым породам собак, состоящим в родстве с бультерьерами: английским бульдогам, пит-булям, стафорширским терьерам. Исключение, пожалуй, составляет бульмастиф.
Теперь пару слов о ротвейлере. Он хорошо зарекомендовал себя в качестве защитно-караульной собаки, используется в полиции для патрульной службы в регионах с мягким климатом. Но не надо забывать, что не так уж давно он был пастушьей собакой Кавказская и южнорусская овчарки, ротвейлер, пули и пуми… Пройдет время и эти великолепные породы в результате направленной селекции изменятся. И мы будем широко рекомендовать их для содержания в квартирах и для начинающих собаководов, как рекомендуем нынче бывших пастухов — колли и немецкую овчарку. Рабочие, служебные качества неплохо передаются по наследству.
Недавний же «пастух» не совсем домашняя, квартирная собака. Отчасти из-за привычке жить в стае, в своре, отчасти — из-за некоторой несдержанности во время нападения. Для них атака однозначна — хватай и грызи врага до смерти. И если пастушью собаку резко переориентировать с охраны гурта или отары от волка, то она будет охранять свое новое «стадо» — вашу семью с той же беспощадной яростью.
Если вы опытный кинолог, умелый дрессировщик — лучшей собаки вам и не надо. Но пока вы всего лишь любитель, не советую подвергать риску себя, своих родственников и ваших знакомых. Вы можете возразить, что отдрессировать пса вам помогут профессионалы. Да, конечно. Отдрессируют, деньги возьмут — все о-кей. Но жить-то собака будет не с ними, а с вами. Ослабятся из-за вашей неопытности тормозящие рефлексы или захочет пес проверить, кто в доме вожак стаи (кобели очень любят меряться силами с лидером), а вы не среагируете на эту (сперва игровую) проверку должным образом… Второй раз пес проверять не будет, он сразу расставит точки над «и»!
Представляю, с какой злостью будут читать эту главу «бизнесмены», делающие на неграмотности собаководов-любителей деньги. Торговля популярными породами стала выгодным предприятием. Сколько бегает по городам чау-чау, собак, за которых любители модных пород отдали громадные деньги! Еще бы — ЧАУ-ЧАУ! Замечательная внешность, напоминающая львиную, уникального цвета — синий — язык, собака, любящая спокойствие, избегающая шума, ссор с другими собаками… Все в рекламе этой породы, вроде, правда. Не хватает для объективности одного предложения: «Собака очень независима, не позволяет поработить себя дрессировкой, не понимает шуток, не умеет играть, склонна к бродяжничеству…».
Серый генерал Геллен (1943 год, разведка, абвер) в качестве телохранителей держал двух фокстерьеров. Они сидели на небольших тумбах с обеих сторон его рабочего стола. Малейшая угроза от посетителя (жестом, интонацией голоса) их хозяину — псы, как снаряды, летели на противника: один — в лицо, другой — в пах.
Фоксы бесстрашные, очень быстрые псы с великолепной хваткой. Под землей, в норе, они справляются не только с лисой, но и с барсуком. Так что же, будем брать фокстерьеров и дрессировать их защитно-караульной службе? Не проще ли приобрести специально для этой службы приспособленного выдержанного и умелого эрдельтерьера. Иногда говорят: нет плохих собак, есть плохие хозяева. Это не совсем правильно. Во-первых в каждой породе есть и плохие, и средние, и отличные представители — все, как у людей. Во-вторых, собака станет плохой, если будет использоваться не по назначению.
Посадите дога — аристократа во дворе на цепь. Если собака не погибнет, то станет человеконенавистником и неврастеником.
Аналогичная метаморфоза произойдет с любой древней чистокровной породой, обладающей самолюбием и достоинством на генетическом уровне.
Прекрасным примером этого утверждения может служить царственный афган. Эта гордая, несколько высокомерная и по-восточному сдержанная собака совершенно неординарно ведет себя во время обучения. Когда первые афганские борзые — лет сто назад попали в Европу, а затем — в Америку, там уже сложилась и успела сделаться консервативной методика выращивания и дрессировки собак. Она считалась универсальной, основанной на знании «средней» собачьей психологии, и применялась, с небольшими изменениями, к любой собаке. В редких случаях, когда система оказывалась неэффективной, собаку считали отклонением от нормы.
Афган давал таких «отклонений» едва ли не больше самой нормы. И не то, чтобы он не слушался, но делал все без привычного другим собакам автоматизма, как бы поразмыслив предварительно.
Занятно, что подобное приходится наблюдать и в наши дни, когда с афганскими борзыми берутся заниматься люди, имеющие многолетний опыт работы с другими породами. И характерно, что большего успеха добиваются малоопытные, которые внимательно следуют указаниям заводчика и стараются установить с собакой личный, эмоциональный контакт.
Часто приходится видеть, как на ринге эксперт, помощник эксперта, сам владелец и даже добровольцы из публики безуспешно пытаются заставить афганца показать зубы. А порой пес вдруг отказывается ходить по рингу и безапелляционно укладывается отдыхать, иронически поглядывая вокруг.
Несведущий может усомниться в достоинствах этой породы. А она тут не при чем. Просто владельцы подошли к воспитанию слишком самонадеянно, не осознали, что афган требует толь ИНДИВИДУАЛЬНОГО подхода.
В то же время, мало собак, общение с которыми доставляет такое удовольствие. Психическая организация афганских борзых очень тонкая, он легко и прочно усваивает знания, всегда спокоен и не имеет ничего общего с тем полудиким существом, которое мы наблюдали на выставке.
Афган никогда, как и чау-чау, полностью не покориться человеку. Он однолюб, он готов умереть за вас, но и не уступит до конца. Полного, слепого послушания вам никогда не удастся добиться ни от одного афгана. А попытки «сломать» его ни к чему хорошему не приведут. Поэтому так редко увидишь афгана на прогулке без поводка — его трудно «уговорить» ходить рядом. Лучшее, на что он способен, — сохранять визуальный контакт с хозяином, наблюдая за ним издалека. Когда он подходит к вам близко, он тем самым оказывает вам честь, и делает это только тогда, когда сам считает нужным.
В общение с представителями этой породы не следует злоупотреблять командами, нельзя покрикивать на него по пустяковому поводу. Он по природе своей требует определенной свободы действий. Обиженный афган способен не хуже овчарки изуродовать человека, но может и просто убежать от хозяина. А уж, если афган побежит, то остановить его не удастся. Афганские борзые незаменимы на полевой охоте, хотя в беге слегка уступают нашим русским. Хорошо натасканный афган легко берет лису, шакала, не отступает и перед волком. В Литве на хуторах афганские борзые совмещают с охотой караульную службу. Они отличные сторожа, беспощадные к нарушителю, проникшему в их владения без разрешения.
Породность, хорошая родословная многое значат при выборе четвероногого друга. Но и это не главное. Иная дворняга лучше удовлетворит притязания владельца, чем носитель голубой собачьей крови.
 
 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.