Лева и Сью

Лева и Сью

Автор: Татьяна Лаин (Румата)
Размещено с личного разрешения автора

Благодарность — это болезнь собак, не передающаяся человеку.
(Антуан Бернхейм)

 
Лёва крепко держался за надувной матрас, на котором лежала тяжело дышащая  Сью. Мужчина с нетерпением   ждал рассвета, вглядываясь в темные морские волны, вспоминая, как все произошло…
…… Это лето началось неудачно. Яхты и прогулочные лодки стояли на приколе, дул холодный ветер, вода в море не согрелась, тучи упорно висели над городом и морем, просвета не наблюдалось, да и туристов  не наблюдалось тоже.
Но в конце июня  быстро потеплело, и теперь все жили ожиданием появления туристов, а значит-  заработка. И погрустневшие было владельцы прогулочных яхт и катеров взбодрились и повеселели. Радовался и Лёва. Он был опытным, уважаемым на побережье капитаном, да и яхта его-  современная, с мощным мотором, комфортабельная красавица « Морская волшебница» выгодно отличалась от устаревших, потрепанных штормами судов.
Лёва не жаловался на отсутствие заказов. Его уважали за опыт и умение  найти выход в любой ситуации. Да и обаяние его играло не последнюю роль: тридцатипятилетний статный блондин с синими, как море, глазами,
ровным шоколадным загаром, белозубой улыбкой  и мощными бицепсами сразу очаровывал туристов.
Звонок с приглашением принять  заказ  оказался как раз ко времени: деньги кончились совсем, жена только тихо вздыхала, а Лева чувствовал себя последним негодяем. Ведь еще не был полностью выплачен кредит, взятый на покупку яхты, да и жить надо было на что-то.
Через час после звонка Лева  встретился с заказчиком и был удивлен условием: он будет работать на другой яхте. На яхте заказчика.  Новенькое судно  покачивалось у причала, вызывая завистливые взгляды и вздохи  у местных знатоков.
 
Пожилой респектабельный хозяин судна предложил Леве целый месяц ходить на яхте вдоль южного берега Крыма, катать  чету молодоженов: женился  его единственный сын, и заботливый, хорошо обеспеченный отец подарил молодым  медовый  месяц  на море. И яхту. Но по возвращении. Отец молодожена надеялся, что за время плавания сын научится всем премудростям  управления судном у Левы. Ведь яхта- это не машина,  и море- не шоссе…
В конце путешествия Лева получал более чем достаточную сумму за свои услуги.
У мужчины от радости гулко билось сердце: такой заказ не часто бывает,
и он очень гордился, что выбор пал на него. Побережье Крыма Лева знал, как свои пять пальцев, и перспектива  целый месяц заниматься  любимой работой только радовала. Молодые должны были приехать через три дня.
А пока предстояло  оформление судовых документов, приобретение и проверка необходимых  навигационных приборов, регистрация яхты, получение своей « волны» на УКВ частоте…
Леву хорошо знали и погранцы, и местное портовое начальство,  поэтому дела шли споро. Вскоре яхта была экипирована всем необходимым.
Владелец  яхты  привел на судно повара-таджика по имени Ораш. Тот раскланялся с Левой и исчез    в каюте. Все плавание Ораш редко показывался на палубе, был неизменно вежлив,  кормил совершенно сказочно и вкусно.
Когда все формальности и бесконечная бумажная волокита закончились,
Лева получил приличный  аванс и смог оплатить кредит, да еще и жене отвез некую сумму.
Походив на яхте вдоль берега, Лева не обнаружил неисправностей, но, как и полагается перед выходом в море, провел основательный осмотр, и еще раз проверил курс, по которому будет следовать яхта. В береговой службе особых трудностей не наблюдалось, курс был  обговорен, утвержден, и назначено время отплытия яхты.
Погода, как по заказу, стояла солнечная, и лето в полной мере завладело и морем, и природой, и людьми…
В назначенный день придя  к причалу с небольшой сумкой, Лева наконец-то познакомился  с молодоженами: Артуром- высоким брюнетом, бойким и нагловатым, и его женой Олей- улыбчивой, стройной блондинкой с шикарной, толщиной в руку, косой.
Лева  отнес вещи в свой штурманский уголок, снова раскланялся с Орашем, юркнувшим на камбуз с огромной корзиной апельсинов,  связался с береговой службой, отдал швартовы и… путешествие началось.
Яхта легко заскользила по воде навстречу морским приключениям. Не знал Лева, что приключения эти начнутся очень быстро.
Судно   уже  было в открытом море, когда из кают- компании вместе с Ольгой  на палубу вышла  собака.
Собак Лева не то, что не любил- остерегался. Были неприятные моменты в его жизни, когда приходилось спасаться  бегством от острых зубов соседского пса, да еще запомнились уколы в живот…
Что-то подсказывало Леве, что эта представительница собачьего племени   покажет   ему, где же  все — таки раки  зимуют…
На Леву смотрело чудовище рыжего окраса, с широкой  грудью, украшенной белой манишкой, с острыми обрезанными ушками и злыми глазками… Чудовище  громко пыхтело, раскрыв широкую, как ковш экскаватора, пасть, с которой капала слюна.
— Это Сью. Моя девочка- девулечка… чуча моя,- зачирикала девушка, оглаживая собаку. Та вильнула хвостом и снова уставилась на Леву.
— Вы ничего не говорили о собаке…- Лева  растерялся, и, не сводя глаз с собаки, судорожно сглотнул. Плаванье бок о бок с такой псиной мало радовало мужчину.
— Ой, да она добренькая- предобренькая, не смотрите, что вид грозный… Правда, чученька моя?
— Это что за порода?
— Американский стаффордширский терьер. Она  у меня призер и победитель многих выставок!- Ольга явно гордилась своей собакой.
-Погладьте ее, не бойтесь!
— Нет, извините…- Лева не сводил глаз с собаки. Ему очень не понравился злобный блеск выразительных  глаз Сью.
— Мне она не кажется доброй. Может, это для вас она и добрая… А я уже научен, есть горький опыт…
Сью подошла к мужчине, и у него все сжалось внутри. На яхте не очень-то побегаешь- только в воду  прыгать  придется, если что…
Собака обнюхала Леву, брезгливо фыркнула, отошла в сторону и… присела справить малую нужду.
Лева задохнулся от возмущения: гадить на судне- последнее дело…
Ольга быстро спустилась в кают- компанию, принесла тряпку, подтерла  за собакой, и почему-то смущенно попросила не сердиться на нее.
Лева вздохнул: ему-то что, яхта не его, пусть хоть всю загадит…
Сью  презрительно фукнула и уселась около ног Левы, всем своим видом давая понять, что она не собирается покидать это удобное местечко в тенечке. Так они и провели первый день плавания: Лева напряженно стоял у штурвала,  боясь сделать лишнее движение, потому что  рядом сидело рыжее чудовище, изредка ехидно посматривающее на капитана.
….Первая же ночь на яхте принесла  Леве новый сюрприз. Молодые так истово и громко занимались любовью, что Лева как ошпаренный выскочил на палубу из своего штурманского уголка и всю ночь провел в гамаке, подвешенном на корме, мысленно усмехаясь и чуточку завидуя темпераменту Артура  и Оли.
Так и повелось: ночами Лева дремал в гамаке или на  носу яхты, на надувном матрасе, а то и плавал в ночном море.
Эти ночные плавания так понравились Леве, что он с нетерпением дожидался захода солнца и воцарения тишины и покоя на яхте, когда его переставала преследовать везде сующая свой нос самодовольная Сью, а молодые, нацеловавшись за день до одурения,  исчезали в спальне…
Артур на предложение Левы поучиться управлению яхтой делал выразительные глаза и нежно обнимал улыбающуюся Ольгу. Так идея обучения в корне и засохла. Не до учения было Артуру.
 
Надо сказать, что Сью в полной мере проявила свой подлый сучий характер.
За прошедшие  две недели плавания она так достала Леву постоянным преследованием,  и всякими пакостями, что у того появилась навязчивая идея как бы случайно швырнуть эту рыжую дрянь за борт…
 
Несносная Сью взяла в привычку шарить в его отсутствие в штурманском уголке, где находились немногочисленные вещи Левы. Вскоре целых вещей почти не осталось- собака методично изодрала джинсы, куртку, футболки Левы на мелкие кусочки. Артур и Ольга, извиняясь и смеясь одновременно, покупали в каждом порту, где заправлялись и пополняли запасы воды и пищи, кучу одежды для Левы. Но через два- три дня ее ждала участь быть изодранной в клочья.
Собака любила донимать Леву своим многочасовым сидением возле его ног в то время, когда он стоял на мостике. Было видно, какое удовольствие она испытывала, глядя, как здоровый мужик боится лишний раз переступить с ноги на ногу и обливается пОтом, остерегаясь сдвинуться с места  и сбегать по нужде или попить воды…
В эти часы Лева  мысленно посылал проклятия на голову  Сью, обещая утопить ее при первом же удобном случае…
А рыжее чудовище, раскрыв широченную пасть и пуская слюни, умильно смотрело на Леву и не сдвигалось с места…
 
…Ночь была тихой, звездной, спокойной. Легкий, еле заметный свежий бриз обдувал уставшее от дневного жара тело, яхта тихо дрейфовала на участке моря  большой глубины, и Лева не опасался неприятностей.
Молодые, посидев на палубе, спустились в кубрик, а Сью,  по своему обыкновению всегда следовавшая за ними, на этот раз  осталась на палубе. Она улеглась на носовой части яхты и с интересом слушала ночные звуки моря.
Лева, по обыкновению, собрался купаться. Он прыгнул в воду и поплыл, раздвигая руками серебристую лунную дорожку. Поплавав, лег на спину и засмотрелся на ночное небо…
Лежа на волнах, Лева смотрел на звезды, слушал плеск волн, удары воды о борт яхты, и наслаждался космической беспредельностью  счастья вот так лежать на воде и радоваться факту своего существования; небу, усыпанному бриллиантами звезд, таинственности  и непостижимости моря, и слушать доносящиеся с яхты стоны  и охи влюбленных…
 
Тревожный лай собаки заставил его оглянуться: яхта покачивалась на волнах, вокруг царил покой, даже молодые угомонились и затихли, и только  лай Сью диссонировал с этой идиллией.
-  И ночью теперь донимать будет, вот же стерва!- успел подумать Лев, со злостью сплевывая морскую воду, как вдруг поверхность  моря осветилась вспышкой взрыва, и Лева увидел резко накренившуюся яхту, стремительно уходящую под воду…
 
 — Мать моя….- только и смог произнести ошарашенный мужчина, и изо всех сил, резко загребая серебристую воду,  поплыл к месту взрыва.
Задыхаясь и отплевываясь, Лева быстро доплыл до места  гибели яхты, но на поверхности воды  он увидел только знакомый ему надувной матрас, пару пустых бутылок из- под воды, спасательный круг, оставленные  на палубе апельсины, теперь  плавающие в воде, как желтые мячики и какие- то тряпки, которые намокнув, вскоре исчезли с поверхности …
Яхта стремительно ушла под воду, не оставив никакой надежды…
Лева понял, что нырять бессмысленно:  яхта уже опустилась на дно, а ему без снаряжения не донырнуть… да и зачем? Яхта находилась  на границе континентального склона, а глубина там приличная- более тысячи метров…
Плавая кругами, Лева рассматривал темную воду, в глубине души надеясь на чудо, но чудо не происходило…
Ольга, Артур и Ораш погибли…
Громкое пыхтение отвлекло Леву от мрачных мыслей. Он резко обернулся и… обрадовался: к нему плыла Сью. Собаку, видимо, сбросило с палубы взрывной волной, и она смогла выплыть…
Лева подтянул к себе матрас и помог взобраться на него  задыхающейся собаке.   Сам же довольствовался  спасательным кругом.
Лева подобрал все, что нашел на поверхности воды, понимая, что эти вещи — единственное доказательство страшной беды, произошедшей ночью.   Хотя, пара бутылок из-под воды, да  три апельсина- слабое утешение для попавших в беду путешественников.
Ночь прошла в тяжелых раздумьях. С рассветом Лева не выдержал и съел апельсин- очень хотелось пить.  Сью с жадностью слизнула жеваную кашицу второго апельсина, протянутую на ладони. Жажда мучила обоих.
Лева погладил собаку, спокойно  лежащую на матрасе, и удивился ее сообразительности: Сью будто осознавала, что матрас- ее спасение и не делала попыток спрыгнуть с него.
— Повезло тебе, подруга- были первые слова, с которыми он обратился к собаке.
 Сью шевельнула ушами и изобразила улыбку, на мгновенье приоткрыв широкую пасть.
— Что же произошло, как ты думаешь?- Лева смотрел на собаку, и мысленно прокручивал события последнего вечера.  На яхте не было ничего испорченного и сломанного. Двигатель Лева ежедневно осматривал в сопровождении вездесущей Сью.
— Неужели подарок из прошлого? Сью, я думаю, это глубоководная мина… Много еще этого добра болтается в нашем море…
Собака слегка шевельнулась, чуть подползла к той стороне матраса, где находился Лева, и… лизнула его лицо.
— Ах, ты, чуча, стервочка слюнявая,- выдохнул от неожиданности мужчина и засмеялся. Впервые его « поцеловала» собака и это не было неприятно.
Вся  накопившаяся злость и ненависть к собаке улетучились, растворились в морской воде. Лева радовался, что Сью осталась жива: какой- никакой собеседник есть у него, да и опять же… доказательства, будь они неладны…
 
Утром Лева должен был связаться с погранцами, и его молчание встревожит  береговую службу. На это и надеялся капитан.
Лева очень надеялся, что их найдут быстро, да и взрыв,  безусловно, видели и слышали проходящие суда.

Как легко написать, что все кончилось хорошо. Да, так легко: « все кончилось хорошо»…
Но за этими  словами стоит волнение и радость Левы и Сью при виде приближающихся катеров со спасателями, и пограничниками,  долгое расследование причин взрыва и гибели людей. Молодых, только  вступивших в жизнь…
Отец Артура оказался мудрым, здравомыслящим человеком, он не предъявил Леве никаких  финансовых претензий по поводу  взрыва яхты.
Не обвинял капитана в гибели его сына и невестки.  Он  вручил конверт с оговоренной суммой и сказал, что  к Леве нет никаких претензий.
Но, что же собака, спросите вы….
А Сью, это рыжее чудовище,  эта чуча- чученька, пока шло расследование, не отходила от Левы ни на шаг. Она категорически отказалась  уехать  в дом отца Артура, а позже, когда приехали родители  Ольги, в дом  своей погибшей хозяйки…
Она рычала, сопротивлялась и даже укусила Ольгиного отца, попытавшегося силой забрать Сью от Левы.
И Лева смирился. Сью выбрала в хозяева человека, который в минуту смертельной опасности, несмотря на неприязнь к собаке, не воспользовался ситуацией, а спас ее,  сберег, отдал надувной матрас, поил соком…
Сью по достоинству оценила благородство своего спасителя, и отныне сердечко этой капризной и своенравной собаки принадлежало Леве.
Следующим летом приезжающие на отдых туристы, к своему удовольствию, могли видеть красавицу яхту с симпатичным капитаном на  мостике, а возле его ног преданно сидела, раскрыв в широченной улыбке свою слюнявую пасть, рыжая собака по кличке Сюзанна.
Но и это еще не все….
Через год Лева, окончательно  и навсегда влюбившись в Сью, переименовал яхту.
Яхта « Сюзанна» долго бороздила воды Черного моря, и  часто можно было видеть сидящую на носу судна рыжую собаку с белой манишкой на груди…
Сью стала талисманом  порта, к ней перед  важным или сложным плаванием приходили капитаны за  благословением, и получали его   в виде горячего, слюнявого, щедрого и совершенно искреннего собачьего поцелуя,  а иногда в придачу — симпатичного, рыжего и такого же нахального, как мамаша,  щенка…
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru