Поэма о собаке

Поэма о собаке

Поэма о собаке

Автор: Мыкола Билюк

1. Вступление о сюжете

Ах, бесфабульные темы,
вы без дров сгораете.
Без сюжетов все поэмы,
без жилетов рауты.

Может, это и не плохо,
без мотивов музыка,
что искрящимся потоком
льёт из флейты узенькой,

может, слишком я строптив,
слишком я капризен, –
подавайте мне мотив!
Без него нет жизни.

Может, я, надев жилет,
чопорно-немоден,
только скучно без сюжета,
без поленьев холодно.

Видно, тут уж не поделать
ничего новаторам.
Вот – поэма. Словно дева
в платье староватом,

но от диких соков жизни
налилась, как яблоко.
Ну, новаторы, держитесь,
наломаю вам бока!

2. Марина

У Марины всё на свете
есть, что можно пожелать.
Для Марины солнце светит,
тучи ей принадлежат,

ей в окно луна в полкруга
льёт серебряный свой свет.
Дома мама, как подруга,
от неё секретов нет.

По утрам будильник будит,
призывая в пятый класс.
Улыбаются ей люди,
хоть и видят в первый раз.

Под мостом блестит, сверкая
небом, зеркало реки.
Воробьи её ругают
для удачи у доски.

Так усердно её кроют.
А в портфеле между книг
у неё совсем без троек
в корке кожаной дневник.

Вот идёт она, танцуя.
В такт ей улица поёт.
Этот мир большой и шумный
создан только для неё.

Для мечты – библиотека,
для грибов – сосновый бор,
для простуды есть аптека,
а для игр – отличный двор.

Ждут её играть ребята,
сто друзей и сто подруг.
Есть ещё большой, лохматый
с добрыми глазами друг –

весь горящий, как костёр,
пёс по имени Трезор.

3. Двор с тополями и клёнами

Машины мычат.
И, кажется, кашляет
проспект, простудившись,
и лень подлечиться.
Машины мычат.
Повис сивым облаком
занавес
чисел октановых.
И светофоры
офонарели.
Машины мычат.

А в шестнадцати шагах
двор, прикрытый нежно
клёнов листвой
и листвой тополей,
чистильщиков неба.

Над песочницами с совочками
воробьиная пара
чирикает что-то
на местные темы,

и на скамейке
пенсионеры
обмениваются мнениями
о последних инсинуациях
президента Рейгана.

Шестьдесят шагов.
Очевидное чудо.
Там – бензин.
Тут – озон.

4. Вечерняя прогулка

Вот и вечер. Важно, чинно,
не спеша выходит в двор
рядом с девочкой Мариной
рыжим солнцем пёс Трезор.

Мимо лавочек и сплетен,
мимо ящиков с песком,
где в дворцы играют дети,
шла Марина с пёсиком.

А в тени, от карабина
лишь ошейник отцепив,
вихрь видела Марина,
в вихре лапы, хвост и пыль.

Занесясь на повороте,
на Марину мчался пёс,
с ходу прыгал и в полёте
целовал шершаво в нос,

и опять летел торпедой,
лапы вскидывая вбок.
Улыбались даже деды,
видя огненный комок.

И не важно, что он, балуясь,
только лаял да сопел.
Прыгал – словно улыбался,
а бежал, как будто пел.

5. История появления Трезора

Раз под вечер, как бы между прочим,
но в предчувствии дня рождения
рассказала маме дочь
о подруге Жене.

Мол, у Жени, у подруги
зверь-бульдог –
толстомордый, кривоногий,
верный друг,

лупоглазый и бесхвостый,
не удался ростом,
но когда по улице
он за ней идёт,
прогуливается,
не понятно, кто ведёт
кого по улице.

А когда-то этот куцый
был кутёнком неуклюжим.
Опрокинув лапой блюдце,
молоко лакал из лужи.

А сегодня не только коты –
дважды наглые, трижды пьяные
дебоширы и хулиганы
перед ним поджимают хвосты.

Он красив и чист –
по субботам моется.
Под струёй рычит,
недовольно морщась.

А вообще, он добр
и интеллигентен.
Его гладить могут
во дворе все дети.

Эх, мама, сделать бы так нам,
чтоб и у нас – собака…

* * *

И вот пришёл тот самый
прекрасный в жизни день,
когда, забыв о букетах с цветами,
сидя за длинным столом с гостями,
Марина
что-то гостям говорила
и гладила тёплый комок на коленях.

А он, мокрым носом
в ладони тычась,
блестящие бусины глаз закрывал.
А гости
всё ей задавали вопросы,
но мыслей полна не о них голова,
и трудно впопад отвечать.

6. Ночной разговор

Девочка не забывала
пса заботой окружать.
Кормила, мыла, баловала.
Рос Трезор, как на дрожжах.

День затих. Готовясь спать,
вся в кремах и бигудях,
мама к дочке на кровать
приходила иногда.

Под ночные шорохи
затевался разговор,
а в углу на коврике
чуть посапывал Трезор.

Как-то раз сказала мама,
дочку ласково обняв:
Ты уже большая стала.
Ты должна меня понять.

Трудно нам с твоим Трезором
без мужчины в доме жить.
Мой один знакомый, Жора –
он к нам будет приходить,

а потом… Потом увидим.
Коль придётся нам по нраву,
за него мы замуж выйдем.
Будет нашим он по праву.

* * *

Во сне Марина видела: дядя
на добрых и сильных руках,
красив, элегантен, наряден,
нёс её в зоопарк.

7. Дядя Жора

А он пришёл, совсем не такой,
как во сне.
Он холодной, жёсткой рукой
ей волосы смял

и ушёл в мамину комнату,
задвижкой – щёлк.
Вот такой он был, непонятный
Марине ещё.

Частым гостем стал этот дядя
в доме у них.
Он Марине дарил шоколад,
маме – духи.

Он Марине жить не мешал,
не лез в душу.
Об отметках, конечно, спрашивал,
ответов не слушая.

Он никогда газет не читал,
им не веря.
Правды нет – он серьёзно считал –
все – воры.

8. Реклама маминой гостьи

Когда то, что должно случиться,
нас и страшит и тянет,
когда трудно на что-то решиться,
приходят разные тёти Тани.

* * *

Говорила тётя Таня:
будешь ты, как за стеной,
он всё сможет, всё достанет,
он мужчина пробивной,

он оденет, он украсит.
Взгляд холодный? Плюнь, забудь.
Он не пьёт. Ну, если в праздник,
да и то совсем чуть-чуть.

Да и дочке лучше, если
в доме твёрдая рука.
Так что, душечка, всё взвесь ты,
не прошляпь ты мужика.

9. Аллергия

Вот такой был дядя Жора.
Дядя, вроде, ничего,
но возникла у Трезора
аллергия на него,

и Трезор, незлой с рожденья,
к ласке Жориной руки
проявил неуваженье,
показав ему клыки.

И потом, вдвоём с Мариной
долго пёс ещё ворчал.
Может, с этой то поры и
дядя Жора осерчал.

И однажды дядя Жора
надевал уже пальто,
молча глядя на Трезора,
и сказал такое, что…

Он сказал: большая псина,
только без толку живёт.
Вскинула глаза Марина,
слов в волненьи не найдёт.

Дядя ж мило улыбнулся,
чмокнул маму под ушко,
подмигнул ей, повернулся,
вышел в дверь, и был таков.

– Мама, пусть он к нам не ходит,
лучше он бы водку пил…
– Что ты, дочка, что ты, будет,
дядя Жора пошутил.

Успокойся, он хороший.
Ну, глупышка, кверху нос.

Ну, а вскоре был решён
с дядей Жорою вопрос.

Очень скоро этот дядя
переехал к ним совсем.
Так, – сказала мама, – надо
нам, – сказала мама, – всем.

Хоть Трезору он – не очень,
но его не спрашивали.
Стал Марине дядя – отчим.
Это ведь не страшно,

это трудно лишь сначала.
Все другому радовались –
мама дочке обещала
сестрёнку или братца.

10. Трезор пропал


Марина из школы вприпрыжку бежала,
звеня серебром монет.
Не знала Марина, ещё не знала –
Трезора дома нет.

Навстречу хозяйке не шлёпают лапы.
Марина – по комнате взгляд.
Сказал дядя Жора: он двери царапал,
пустил я его погулять.

Но почему же меня он не встретил?
Куда же он делся тогда?
Скорее во двор. Там старушки и дети.
Трезора никто не видал.

Советуют все: в том дворе посмотри-ка,
дырявый у них забор.
Марина почти что охрипла от крика:
Трезор! Трезор! Трезор!

Уж сумерки пали, и дождичек чуткий
слезу облизал со щёк.
Мама за руку приводит дочурку:
Он, может, найдётся ещё.

Он, может быть, встретил друга иль брата,
а завтра придёт опять.
Сказала Марина сквозь слёзы: Не надо.
Не надо меня утешать.

11. Дождь

Мокнут клёны одиноко.
Капли ткут ковёр на окнах.
У хозяйки захолонувшее сердце слёзы жгут и жалят,
так собачью босоногость
жаль ей.
Слякоть кляксой по подушке
разбежалась.
Как бедою все победы, придавила душу
жалость.
Душно.
Хоть и сыплет душем
дождь.
В подворотне, может,
рыжей шерстью сырость
впитывает пёс.

Дрожь.

Дождь.
Что же не скулишь ты,
рыжий пёс?
Что ж ты ждёшь?

12. Законы памяти

Дни, словно вспугнутые зайцы,
бегут, запутывая след.
Плохое быстро забывается.
Хорошему забвенья нет.

Нас берегут законы эти
от мелких пакостей судьбы.
Под ветром так пружинят ветви,
а к солнцу тянут шум листвы.

Но вдруг взметнётся шквал эмоций,
сломает ивовую плеть,
и память птицей в стёкла бьётся,
от горя силясь улететь.

Часов нагруженные баржи
плывут беззвучно, как во сне,
а якорь горя в сердце ляжет
и давит с каждым днём сильней.

Свихнулась времени гадюка,
свой собственный глотает хвост.
Не разорвать печали круга,
хоть круг, как бублик, с виду прост.

Беда ударит дрожью в пальцы,
но есть беда, а есть Беда.
Плохое быстро забывается.
Несчастье помнится всегда.

13. О чём прочитала Марина в газете

Снег сединой природу старит,
скрипят и охают леса.
На промысел собачья стая
бежит по следу колеса.

Псы эти знали
иные деньки:
запах хозяина,
ласку руки.

Их память хранит пожелтелое фото,
двуног и могуч этот пёсий бог.
Но слово жуткое – свобода –
счастливым дням пустой итог.

От кнута свобода – гордость,
от любви свобода – горе.
Как волков, их ноги кормят,
как волков, их ветры горбят.

Бегут по снегу безучастно,
в глазах огонь, а в сердце лёд.
Их малое собачье счастье,
как видно, больше не придёт.

Озябшие собачьи души
слезой невыплаканной давятся –
плоды людского равнодушья,
плоды бесстыдного предательства.

По перемёрзшему болоту,
ненужные самим себе,
дворняги, сеттеры, болонки
бегут навстречу злой судьбе.

14. Без собаки

Геолог смотрит на дорогу.
На горизонт глядит рыбак.
Собаки без людей не могут.
А люди могут без собак?

Вот пришла подруга Женя
со своим бульдожищем.
Вновь проснулось в горле жжение,
лицо измяло дрожью щёк.

Как без собаки сутки длинны,
а ночь, как омут, глубока.
Хотела мама для Марины
другого прикупить щенка,

но нет, не надо ей другого.
Портрет Трезора на стене.
Пусть сны длинны, как будто годы,
Трезор с хозяйкой и во сне.

15. Последняя весть о Трезоре


Из гостей пришёл дядь Жора,
шапку скинул и тулуп.
Брызнуло в глаза пожаром,
бледностью покрылся лоб.

Дверь захлопнула Марина
и упала на постель.
Вновь раскрылась в сердце рана,
в горле вновь комок застыл.

Кончилась давно программа,
телевизор отпищал,
только у Марины странно
мерно дёргалось плечо.

Что случилось? Что девчонку
потрясло, как аммонит?
Ведь во всей квартире чёрной
ничего такого нет.

Но она узнала что-то,
увидала что-то там,
поняла, притворством шиты
и слова, и Жорин тон,

и подушку всё кусала,
и не помнила себя.
За окошком вьюга выла,
стёкла хлопьями слепя,

было горько, было жутко,
и от слёз вокруг ни зги.
Рыжая, как солнце, шапка
тихо выла на гвозде.

* * *

Вот и всё. Конец истории.
Если ж важен вам итог,
знайте: мама дяде Жоре
указала на порог,

а потом сестрёнку Галю
для Марины родила.
То – история другая.
Закругляться нам пора.

16. Заключение

О люди! Я вам недостатки прощаю.
Прощаю вам глупости, литры вина.
Когда вы добры, то – вина небольшая,
но есть средь двуногих порода одна –

таких средь животных отыщешь едва ли,
гиена, и та б их в друзья не взяла.
Нас кошки царапали, змеи кусали,
но от испуга, а не со зла.

Они могут быть даже интеллигентны,
изящно цветы и улыбки дарить,
и вежливы очень, и модно одеты,
один недостаток – чуть-чуть недобры.

Другие стыдились бы, эти же – вот они.
Да, могут собаку ударить, убить.
За их нелюбовь к нашим братьям-животным
имею я право и их не любить.

Они никого не ограбили, может,
но я не уверен, что это не так.
Бойтесь людей, обижающих кошек.
Бойтесь людей, предающих собак.
При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru