Ретроспектива и прогнозы

Ретроспектива и прогнозы

Ретроспектива и прогнозы


Полицейская программа Гента, начатая в 1899 г., зажглась краткой искрой мировой известности. Импортируемые американской полицией до I мировой войны собаки были преимущественно бельгийским, но речь идет о горстке собак в программах, которые были маргинальными, и, за исключением Нью-Йорка, непродолжительными. I мировая война отбросила мир бельгийских собак, особенно овчарок и бувье, в тихую заводь, в которой они просуществовали большую часть XX века. В период после I мировой войны международную известность и привилегии получил рынок шоу и компаньонов, на котором, даже в самой Бельгии, преобладали немцы, и где немецкая овчарка, особенно под жестким, унифицированным руководством, получила международное признание и приоритет. Большую часть века немцы имели возможность играть в игру «с обеих сторон», с одной — доминируя в полицейской и военной службе, с другой – имея невероятную популярность среди гражданского населения.

Но по прошествии трех десятилетий на сцену вышел малинуа. В 1980х гг. большинство американцев и европейцев за пределами Франции и Нижних стран не подозревали о существовании такой собаки. Небольшое число длинношерстных — грюнендалей и тервюренов — достигло минимального международного представительства в качестве компаньонов и шоу-собак, но малинуа, невыразительный в своем облике в мире более рослых, более мускулистых, более пышно одетых немецких овчарок, был почти неизвестен широкой публике. Изменения, которые привели малинуа к широкому распространению в американской полицейской и военной службе, начались с того, что дог-брокеры и полицейские департаменты осознали возможность закупки по очень сходной цене собак с титулами KNPV, полностью готовых к работе на улице. Полицейские малинуа, которые стали прибывать из Нидерландов, с одной стороны, и возникший энтузиазм к французскому ринг-спорту, главным образом, с участием малинуа, с другой, создали двусторонний стимул к их распространению в 1980х годах. В этот период несколько немцев, такие как Петер Энгель (Peter Engel) (не путать с автором) в своем питомнике Von Lowenfels, начали получать собак, конкурентоспособных в шутцхунде и IPO как в Европе, так и в Америке. Голые цифры не смогут впечатлить, главным образом, потому, малинуа никогда не были популярны среди владельцев домашних любимцев и компаньонов; последние, безусловно, являются крупнейшим рыночным сегментом для таких пород, как немецкая овчарка или доберман. Но на полях испытаний в любом виде защитного спорта по всему миру малинуа — это собака, с которой невозможно не считаться в борьбе за место на подиуме.

По сравнению с немецкой овчаркой малинуа более компактный, более ловкий, более напористый, подвижный, очень быстрый и зачастую весьма резкий.  Лучшие экземпляры к руках опытного в малинуа проводника становятся непревзойденными в любом спорте и службе. Но есть и другая сторона медали, несоответствующий проводник или проблемная собака создают проблему контроля и ответственности за агрессию, которая в полицейских операциях может приводить к причинению несоразмерного вреда гражданским лицам. Потенциально доброе есть потенциально дьявольское, и выходящая за рамки собака или неадекватный тренер/проводник могут создать серьезные проблемы и берут на себя большую ответственность. Есть небольшие подозрения, что в то [первое] время, когда мы были весьма доверчивыми, чтобы покупать практически все, что предложат, в американских полицейских департаментах появилось некоторое число собак, которые в Европе должны были быть списаны. Результатом [проблем с агрессией] могут стать серьезные расходы на адвокатов и официальное судопроизводство – поводы, подходящие для газетных историй, возбуждающих страх в сердцах полицейских администраторов и политиканов, которые должны, как правило, реагировать на общественное мнение.

Ранее имели место эпизодические отчеты, зачастую  от занимающихся самообманом энтузиастов немецкой овчарки, но также и из более нейтральных источников, полицейских департаментов, шарахавшихся от малинуа из этих соображений; и, несомненно, имелось определенное недовольство. Сравнительно недавно ситуация изменилась вследствие усовершенствования отбора собак а также, возможно, и проводников, и адаптации тренинга к новым реалиям. Практическая польза, привнесенная сегодня полицейской собакой – в обонятельных способностях, которые нашли применение в работе по поиску людей и обнаружению веществ[1]. Законодательные требования и общественное мнение оказали сильное давление для установления ответственного контроля [над агрессивным поведением собак]. Реальность состоит в том, что порода, не демонстрирующая себя необходимым образом в смысле контроля, имеет ограниченное будущее вне зависимости от ее прочих замечательных качеств, и заводчики малинуа, импортеры, а также полицейские тренеры и проводники, в целом, адаптировались к этой необходимости.

Я ожидаю, что малинуа будет играть значительную и все более возрастающую роль в полицейской и особенно военной службе по всему миру, и что сообщество немецкой овчарки начнет становиться более ориентированным на работу и конкурентоспособность, чтобы сохранить свое значение. В конце концов, это хорошо для обеих пород, всякая монополия приводит к стагнации и прекращению развития в любых областях жизни.

Хотя Восточная Европа и другие не-германские линии овчарок за последние 30-40 лет произвели известное число отличных рабочих собак, доля которых постоянно увеличивается, все еще продолжается практика, когда большая часть собак регистрируется под эгидой FCI, а заводчики овчарок по всему миру поддерживают определенные отношения с родиной породы. Исторически шутцхунд предоставлял единую площадку для состязаний; если ваши немецкие овчарки работали хорошо, то люди из большинства других стран могли взять их себе и ожидать сопоставимый успех на полях IPO.

C малинуа не совсем так. В самом деле, с самого начала бельгийская родина малинуа характеризовалась беспрестанными конфликтами и недостатком единства, отсутствием систематического внутринационального продвижения, что столь эффективно содействовало получению немецкой овчаркой, а впоследствии доберманом и ротвейлером  международного признания. Всемирная популярность малинуа развилась не столько из Бельгии, сколько посредством голландцев, французов и даже немцев. Эти собаки не взаимозаменяемы на спортивных полях, то есть если вы купите собаку с титулом KNPV или бельгийского ринга и возьмете ее во Францию, ей не найдется места для испытаний или демонстраций. За исключением IPO, не существует международных чемпионатов, которые давали бы возможность создания гармоничного международного сообщества и культуры, так как нет общих рабочих площадок. В результате, малинуа-сообщество гораздо менее широко в мире, и, кроме того, существует гораздо больше вариаций в физическом типе и свойствах характера малинуа. Если сильно упрощать, то можно выделить, три доминирующие популяции серьезных европейских рабочих малинуа:

    собаки бельгийского ринга NVBK в Бельгии;
    собаки голландской полиции или KNPV в Нидерландах;
    собака французского ринга во Франции.

Собаки бельгийского ринга, как правило, массивнее и более грубые в силу самой природы бельгийского ринга, тяжелых костюмов, малой площади ринга, предпочтения полной хватки и особенностей тренинга помощников, которые способны работать обычно до преклонного возраста. Французские собаки более изящные и элегантные, скорее быстрые нежели мощные, имеют высокий добычный драйв. Их особенности — естественное следствие как более легких французских костюмов, так и работы декоев – молодых мужчин, которые гордятся своей скоростью, быстротой и хитростью при обмане собаки. Собаки KNPV обладают огромным разнообразием внешнего вида и телосложения, что создает трудности для их обобщения. Многие из этих собак среди своих близких предков имеют представителей других пород и миксов, таких как НО, большого дога, а иногда и собаку с соседнего двора, которая глянулась интересной. Общим местом является то, что они скорее крупные, нежели мелкие, грубые, нежели элегантные, мотивированы больше на борьбу нежели просто на добычу.

Бельгийцы всегда были дрессировщиками животных и находились на переднем крае движения по сохранению защитного наследия рабочих собак. Они проложили путь к применению собак в полиции, и бельгийские овчарки, в частности малинуа,  пришли на поля испытаний и в полицейскую службу одновременно или даже раньше немецких овчарок. Фламандцы, создавшие малинуа, которые стали основой французских рабочих собак и KNPV, а также фландрского бувье, имевшие основное население числом примерно в 6 миллионов (в сравнении с немецким населением более 80 миллионов), дважды в двадцатом веке становились субъектом немецкой оккупации, жестоко разрушавшей все аспекты бельгийского социума, основу кинологического сообщества, особенно вследствие целенаправленного поиска и конфискации немецкими властями хороших собак для собственных нужд.

В определенном смысле бельгийцы затерялись «в колоде». Слава малинуа пришла во французском ринге и на полях голландского KNPV, в то время как бельгийские ринговые испытания разошлись между тремя организациями, ни одна из которых не имела международной известности. Сообщество NVBK с запозданием стало стремиться к международному представительству, в частности, в Америке, но бельгийцы всегда были «на день позже» и «на доллар меньше» в смысле обеспечения публичности и рекламы — даже когда малинуа, практически явочным порядком, стал главной рабочей собакой по всему миру.

В эпоху, когда страстные американцы на ежегодных экстерьерных шоу немецкой овчарки заваливали их победителей деньгами, не обращая внимания рабочие линии, эти бельгийские породы оставались в неизвестности. Даже в Бельгии, Франции и Голландии они были всегда гораздо менее заметны и менее популярны, нежели немецкие породы, среди публики в целом — американцы не одиноки в своих предпочтениях экзотических «иностранцев». Я мог у вспомнить  не более горстки участников из числа бельгийских овчарок, которых наблюдал во время посещений главных голландских экстерьерных шоу в 1980х, по сравнению с более чем сотней бувье. Конечно, существовали породные клубы, и вы могли бы найти их названия и адреса в интернет, но они не казались имеющими большое значение.

База малинуа численно всегда была на целый порядок меньше, поскольку Бельгия и Голландия в той же мере меньше Германии и поскольку два германских вторжения нанесли жестокий удар по этим маленьким, совершенно беспомощным странам.

Почти до самого своего окончания вторая мировая война проходила не в Германии, но в захваченных ей странах, а политика Гитлера была направлена на поддержание немецкого образа жизни как можно в больше степени, что, как он верил, обеспечит быструю и легкую победу. Конечно, такие события, такие как авианалет на Дрезден, стали большими бедствиями, а наступление русского фронта с 1943 г. стало живым адом для немецкой пехоты, но гражданское население было достаточно защищено почти вплоть до самого конца. В то же время, в оккупированной Бельгии и Голландии немцы занимались активным поиском евреев и забирали все, что считали нужным для целей войны, включая огромное число собак. Послевоенное восстановление Бельгии оказалось долгим и трудным, и кинологическая активность, как отражено в регистрационных данных и записях об испытаниях, была сильно подавленной по 1950е годы.

James R. Engel

24 марта 2014 г.

_______________

[1] Взрывчатые вещества, наркотики и др. (прим. пер.)
 
 

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru