Фландрский бувье

Фландрский бувье

Фландрский бувье

Фландрский бувье был относительно массивной, атлетически сложенной жесткошерстной собакой, которую объединили в формальную породу для полицейской, охранной и военной службы во фламандском регионе Бельгии в первые годы XX века. Название породы пришло из эпохи ее древних основателей – аграриев; бувье — это просто французское название того, кто имеет дело со стадом, или скотовода[1]. В основе племенного ядра бувье были, главным образом, грубоватые псы – защитники с лугов фламандских прибрежного региона, граничащего с Северным морем. Важнейшей их работой было гуртование  и охрана скота, общий наследственный долг с такими собаками, как ротвейлер в разных регионах Германии, и другими погонщиками и охранниками стада, которые трудились в безвестности на протяжении тысяч лет в пасторальных регионах Европы — все доминантные, крепко сложенные собаки с уникальной смесью силы и проворства, в противовес ловкости и выносливости[2] пастушьих собак овцеводов.

Centauri’s Gambit


Возникновение бувье как породы необходимо рассматривать в контексте истории создавших из фламандцев, пройдя примерно двадцать – тридцать лет по следам других знаменитых фламандских рабочих собак — малинуа, разновидности бельгийской овчарки. Формальное появление малинуа как прототипа полицейской собаки ориентировочно с 1885 г. по 1905 г. стало вековым фундаментом для все более усложняющейся и изощренной полицейской кинологической службы и подготовило почву для появления фландрского бувье.

Таким образом, грубоватый бувье служил в безвестности в течение почти целого поколения в удаленных северо-западных регионах Фландрии, примыкающих к морю, в то время как пастушьи породы уже были образованы, достигли процветания и всемирного признания. Несмотря на растущий интерес и некоторое число регистраций бувье, имевшие место перед I мировой войной, последовавший беспрецедентный военный конфликт, повлекший за собой разрушения по всему региону, задержал фактическое появление породы до начала 1920х гг.

Многие ключевые личности, стоящие за обеими фламандскими породами, были одними и теми же людьми, а социальные и исторические силы, двигавшие процессом, были схожими. Феликс Фербанк, являвшийся на протяжении многих лет президентом бельгийского клуба фландрского бувье и ментором для многих, включая Edmee Bowles в Америке, не был непосредственно заводчиком бувье, но был знаменитым заводчиком основополагающей линии малинуа. Луи Хьюгебаерт, первый автор современной истории фландрских бувье,  также будет почитаем как крестный отец малинуа до тех пор, пока люди ценят этих собак. Обе эти породы появились в среде сельскохозяйственных собак фламандцев, вошли в XXвек, ведомые одними и те ми же общественными, сельскохозяйственными и экономическими изменениями, и предназначены для  одних и тех же целей — охранной и полицейской службы, оставив в прошлом устаревшее, но почетное пастушеское наследство.

Начиная с середины 1800х гг. овца начала исчезать с полей Нижних стран, Бельгии и Голландии после того, как начался завоз шерсти и баранины по очень низким ценам из Аргентины, Австралии и подобных регионов; там, в своих привычных условиях, трудились местные пастушьи собаки. Овчарка в Бельгии подошла к грани ненужности, а собаки скотоводов шли сразу за ней.

Примерно с 1890 г. люди в Германии и Бельгии стали собирать своих аборигенных пастушьих собак, нередко в буквальном смысле с полей, с целью сохранения наследия пастушеского уклада сельского хозяйства, который исчезал из этих регионов Европы вместе с перемещавшимися в города, под влиянием индустриальной революции, людьми. К 1905 г. уже существовали сложившиеся национальные клубы пород бельгийской овчарки, а полицейский тип тренинга распространился в нескольких странах по местным клубам. Немцы готовились к войне, масштаб которой определил историю XX века, и между делом повлиял на фортуну этих  недавно появившихся рабочих пород.

Первая современная официальная полицейская кинологическая программа была создана в 1900 г. в Генте, Бельгия; многие люди из Британии, Германии, Франции и даже Соединенных Штатов приезжали для наблюдения и изучения знаменитых бельгийских полицейских собак. Это происходило в сердце страны бувье; многие фотографии этих полицейских собак из Гента демонстрируют, очевидно, примитивный тип бувье, хотя прошло еще целое двадцатилетие, вместе с разрушительной войной, прежде чем стала производиться регистрация бувье.

[Сразу за бельгийцами] последовали немцы под предводительством Konrad Most, и немецкие овчарки, а также несколько эрдельтерьеров, ротвейлеров и доберманов вскоре обосновались в полицейских подразделениях на территории Германии, а затем Австрии и других соседних стран. Появившиеся полицейские собаки стали невероятно популярны как в службе, так и в качестве гражданских компаньонов.

В 1890х гг. предпринимались попытки основать бельгийские испытания по пастьбе овец, имитирующие британские, но они оказались неудачными из-за низкого интереса к уже устаревшей функции; люди смотрели в будущее, а не хватались за прошлое.

В первом десятилетии XX века сложились национальные системы испытаний полицейских рабочих собак по всей континентальной Европе, включая ринговую программу в Бельгии, испытания голландской полиции (KNPV), и шутцхунд, или программу защитной собаки, в Германии. Они немедленно стали популярными и успешными, и каждая их них благополучно существует вплоть до сегодняшнего дня.

В то время как бельгийская овчарка, в частоности малинуа, из пастушеской и фермерской собаки фламандского региона на севере от Брюсселя эволюционировала в породу, в современном понимании, на западе, в регионе Гента и Розеларе (Roulers), другая сельскохозяйственная собака работала в безвестности. На пышных лугах, простиравшихся от рек Lys и Schelde до побережья Северного моря, существовала более крупная, более грубая, более жесткошерстная аборигенная рабочая собака, адаптированная к стадам, преобладавшим в регионе. Этот грубый бувье также имел своих сторонников, людей, которые не хотели дать ему уйти в тень по прошествии прожитой им истории, людей, которые хотели сохранить этих собак в течение недолгих коротких лет, продлить сумерки, перед тем как следующее поколение развеет по ветру это наследие в фальшивом великолепии шоу ринга и позволит ему окончательно исчезнуть, предав на вечное поругание.

Несмотря на то, что в Бельгии существовало несколько конкурирующих систем регистрации и продвигалось несколько разных типов бувье на фоне многочисленной воодушевленной риторики в разных популярных журналах, бувье как пришедшая в современность порода поначалу регистрировался в Бельгии Королевском Обществом Св.Хуберта под названием Bouvier des Roulers (розеларский бувье), по имени одного из главных городов региона. Чтобы дать представление о вовлеченных территориях, где появился бувье, нужно отметить города Courtrai и Ypres. В дальнейшем порода стала регистрироваться в SRSH как Bouvier Belge des Flandres, а затем, около 1930 г., как просто Bouvier des Flandres. Другая разновидность, небольшая популяция которой была зарегистрирована как в Бельгии, так и во Франции, постепенно исчезла, имена нескольких экземпляров были включены в родословные записи  Belgian Bouvier des Flandres.

Хотя в различных книгах и журналах, начиная приблизительно с 1890 г., имелись письменные упоминания о примитивных бувье, весь двадцатый век прошел перед тем, как бувье в значительных количествах были представлены на дог-шоу в Нидерландах и в Бельгии, а принятие стандарта и первая регистрация в Бельгии — лишь в 1914 г. Несколько собак, меньше двадцати, было зарегистрировано до войны, после чего ни одной — до тех пор, пока немцы не отступили. В 1922 г. был образован бельгийский национальный клуб, а вскоре после этого появился голландский клуб. Хотя голландцы начали [разведение] с бельгийского племенного ядра и контактировали с бельгийцами в 1920е гг., после этого центр активности бувье переместился с фламандско-говорящей территории, места создания породы, во франко-говорящий регион Бельгии, в результате чего контакты между бельгийскими и голландскими энтузиастами постепенно сокращались; это продолжалось в течение II мировой войны и по 1950е годы.

Чтобы понять дух бувье, мы должны заглянуть в ум и сердце тех людей, которые в период с 1910 по 1915 гг., накануне войны, собрались вместе с целью сохранить отечественных пастушьих собак. Так же как и при создании любой породы, в соответствии и их принципами и идеалами, были найдены концепции типа, телосложения и характера, а также племенное ядро.

Как были отобраны собаки, вошедшие в основу породы? Чтобы сделать успешной новую породу, необходимо было воодушевить сторонников, и полицейская собака полностью соответствовала этой задаче, разбудив страсть обычного человека и захватив воображение публики по всей континентальной Европе. Прототип должен был быть больше, агрессивнее, грубее собак, охранявших поля, и он стал источником появления основополагающих линий.

Использование собак в качестве тягловой силы было повсеместным в ту эпоху, и судьба этих собак стала темой книги и последовавшего за ней фильма «Собака Фландрии» (A Dog of Flanders), в которых говорилось о фламандском, или бельгийском, мастиффе или о тягловых собаках, которые полностью отличались от бувье, несмотя на то, как показаны в фильмах. Любая подходящая собака, безо всякого сомнения, отправлялась на работу тянуть вороток или телегу, в которую ее запрягали, но, вполне естественно, предпочтение отдавалось аборигенным тягловым собакам, которым суждено было исчезнуть в небытие. Эти более крупные типы мастиффа и тягловой собаки использовались при проведении базовой селекции, но были включены, главным образом, для того, чтобы получить более крупную и более мускулистую породу, но не породу с тягловой функциональностью.

Повсеместно на фермах проживали дворовые собаки, весом в 30-40 фунтов, неопределенной породы, подобные старотипным фермерским колли Британии. Кое-кто утверждает, что эти дворовые собаки были также предками бувье, но на этот абсурд не следует обращать внимания.  Люди, создававшие бувье, искали основу для полицейской породы собак и не обращали внимания на этих неприметных обитателей дворов, не глядя, проходя мимо них по пути на поля и пастбища в поиске охранных прототипов.

Создание бувье в качестве полицейской и охранной породы несомненно — это то, что было новым и популярным, что требовалось для службы, как было сказано выше, и это то, что было декларировано в ее стандарте для всеобщего обозрения. Современные дилетанты, которые ищут воображаемые пастушьи, тягловые или другие функции в качестве предназначения породы или как успешный базис для ее селекции, глубоко невежественны или целенаправленно лукавят, если не сказать по-другому. Фландрский бувье не был случайной комбинацией собак и местных ферм, но результатом тщательной селекцией элиты собак-охранников региона, которые разводились и отбирались из поколения в поколение.

Новая реальность состояла в том, что полицейская собака и организации, занимавшиеся тренировками и испытаниями, уже были вместе и процветали; любители бувье понимали, что они уже опаздывают «к вечеринке» и нуждаются в ускорении для вывода своих собак на поля полицейских испытаний и рингового спорта. И к середине 1920х гг. такие люди, как Edmond Moreaux, уже побеждали в полевых испытаниях с такими собаками, как бессмертный Francoeur de Liege. Вскоре бувье был представлен на чемпионатах по бельгийскому рингу и испытательных полях KNPV, заслужив свое место в этом новом мире полицейских собак.

В Бельгии популярность бувье постепенно росла, достигнут тысячи в ранних регистрациях 1930х годов в результате активных и энергичных программам разведения. (Капля в море числа регистраций немецкой овчарки.) В то время бувье регулярно появлялся в ведомостях рабочих чемпионатов по бельгийскому рингу. Хотя количество собак в Нидерландах было относительно меньшим,  рост постепенно происходил и там.

Несмотря на то, что Франция упоминается как страна происхождения, имеется хорошо документированный факт, что подавляющее большинство собак, известных сегодня как бувье, вышли из разведения говорящих на голландском языке пастухов Фландрии, распространившись поначалу во франкоговорящей Бельгии и Нидерландах. Хотя французские записи очень немногочисленны, в тех случаях, в которых они могут быть прослежены назад, они показывают, что французские корни, несомненно, ведут к тем базовым фламандским собакам, которые поначалу регистрировались как Bouvier des Roulers.

Вторая мировая война практически уничтожила бувье, не столько путем прямой потери собак — хотя это было трагично, — сколько разрушениями, которым в результате второй немецкой агрессии подверглась социальная структура Бельгии. За целых пять лет в первой половине 1950х гг. в Бельгии было зарегистрировано немногим меньше 100 бувье; столь же безрадостное число было в Нидерландах и Франции. На самом деле, порода была близка к исчезновению. Столпами того периода стали  Justin Chastel и Феликс Фербанк — без их железной воли к сохранению породы бувье, вполне возможно, не дошли бы до сегодняшнего дня.

Хотя в 20е и 30е годы несколько [этих] необычных собак пришло в Северную и Южную Америку, Edmee Bowles, которая прибыла из Бельгии в начале войны, чтобы спасалась от жадности и грабежей наступавших немцев, положила начало американской саге бувье и росту породы в этой стране. Начиная с середины пятидесятых и по начало восьмидесятых годов ее линия du Clos des Cerberes была не только американским первоисточником, но была признана одной из лучших в мире таким человеком, как Justin Chastel, современным основоположником породы в Бельгии.

Работа фландрского бувье, ради которой он был создан, — это полицейский тип поисковой работы и защита. При создании породы основатели «сплавили» аборигенных собак скотоводов с более крупными охранными собаками региона, что стало естественным ответом на миграцию населения в города и в сферу индустрии, вызванную аграрной революцией последнего века, которая прошла по всей Европе и захватила Бельгию в числе первых и наиболее глубоко. Слова основателей и сторонников свидетельствуют об этом факте. Феликс Фербанк, ведущий лидер бельгийского клуба, в начале 1960х гг. сказал:

«Заводчики не забывают, что бувье является первой из всех рабочих собак, и хотя они пытались стандартизировать его тип, не желали, чтобы он потерял изначальные качества, которые в первую очередь привлекли внимание к своей целесообразности. По этим причинам в Бельгии бувье не может получить титул чемпиона, если он также не завоюет приз в рабочих состязаниях как полицейская собака, как защитная собака или как военная собака».

Пастушеская служба не подразумевалась по простой причине, что больше некого было пасти в Бельгии, и наряду с тягловой работой, она стремительно исчезала в то время, когда порода бувье была формально образована.

Когда в середине 1980х была написана наша первая книга, фландрский бувье, существовавший в Америке, был относительно близок к старотипным европейским корням и в целом все еще конкурентоспособной рабочей породой. Мои впечатления, несомненно, окрашены нашими собственными  собаками, полученными, преимущественно, от линии Edmee Bowels — du Clos des Cerberes и немногим позже от голландских рабочих линий. Но в последовавший период подавляющее большинство бувье, полученных в Америке, стало разбавляться  шоу собаками, в которых от изначальных рабочих качеств или требуемого крепкого телосложения осталось немного. Эта проблема широко обсуждалась;  в целях настоящего комментария я ссылаюсь на очень маленькую, стремительно исчезающую популяцию фландрских бувье, все еще обладающих первоначальными рабочим качествами.

Еще в 1980е годы значительное количество бувье занималось на голландских полях KNPV и служило в качестве полицейских собак, но сегодня только один-два сертификата KNPV в год им выдается, и они, вероятно, исчезли из полицейской службы. В 1978г. 10 из 30 полицейских собак в центральном районе Брюсселя были бувье, но сегодня они сохранились лишь в памяти.

Как правило, бувье медленно взрослеют, имеют сильную волю, иногда вплоть до упрямства, и показывают себя очень сильными в защитной работе. Мы наблюдали очень незначительную агрессию к проводнику среди наших собственных бувье, и это, кажется, общее правило. (Мы, конечно, всегда были рядом с нашими собаками, многие из них рождились на кухне нашего дома или в нашей щенячьей комнате.) Как и у большинства подобных пород, склонность к внутривидовой агрессии, особенно у кобелей, — это постоянно присутствующее качество, которое следует держать в узде хорошим управлением и тренингом.

Коммуникабельность моих лучших собак в известной мере различалась, и это в некоторой степени коррелирует с ранней социализацией. Один кобель, который по некоторым  соображениям имел мало общения с посторонними до 18 месяцев, был определенно недружелюбен, когда кто-то к нему близко походил. Была необходимость активной адаптации для подготовки к той части испытаний, когда нужно представляться судье; в основном, она включала подход к постороннему, который размахивал руками и затем кидал конг. Другие мои собаки, которых с очень раннего возраста активно выводили на публику, демонстрировали по отношению к пассивному постороннему поведение в диапазоне от небольшого энтузиазма до незаинтересованного нейтралитета, что полностью устраивало меня. В целом, бувье из строго рабочих линий необходимо активно социализировать с малого возраста, а затем организовывать регулярные встречи с посторонними в различных ситуациях. Идея ограниченной социализации из опасения, что собака станет слишком дружественной и, таким образом, недостаточно агрессивной, не находит у меня поддержки и фактических подтверждений опытом. Все бувье должны быть социализированы в возрасте щенков и подростков и по мере взросления получать опыт общения с посторонним людьми – как отдельными, так и в группе; недостаток агрессии, как правило, является результатом недостаточного врожденного потенциала, что возможно во всех породах и всех линиях, случайности в отношении конкретного щенка.

Хорошо известно, что отдельные бувье в европейских рабочих линиях были очень острыми и иногда менее чем социальными; насколько это связано с предпочтением пороводника — резонный вопрос. В таких случаях для хорошего результата в испытаниях оказывался успешным контроль; некоторые из этих собак были преимущественно вольерного содержания, их контакт с внешней средой ограничивался днями тренировок и испытаний. Владельцы таких собак берут на себя большую ответственность, но с другой стороны, каждая серьезная рабочая порода нуждается в запасе твердых, жестких и агрессивных собак как ресурса для разведения.

Из-за таких аспектов характера бувье иметь дело с ним может быть сложным. Он может быть весьма упрямым, не сказать по-другому. Правильный способ управления им в том, чтобы не пытаться сломать его качества, но использовать их для ваших собственных целей. Если вы начнете что-либо и потерпите неудачу, бувье получит превосходство, и в следующий раз в аналогичной ситуации, вероятно, будет еще сложнее. Вы должны действовать осмотрительно, шаг за шагом. Никогда не отдавайте команды, если вы не готовы сделать все необходимое для обеспечения ее выполнения, конечно, если собака понимает, что от нее требуется.

Наши первые собаки проявляли весьма незначительный интерес к бросаемым предметам типа мячей мячи или конга; когда я кидал фризби нашему первому бувье, хорошей собаке, которая имела степень шутцхунд III, она пару раз приносила мне его назад без энтузиазма, а обычно просто уносила в курсты и там прятала. В начале 1990х мы приобрели Iron Xandra van Caya’s Home в Нидерландах исключительно из-за того, что он был очень жестким кобелем с экстраординарным драйвом при апортировке фризби или конга, и это качество хорошо передалось его потомству. Оно может значительно улучшить подготовку к испытаниям, являться подспорьем при формировании активного послушания; но остается вопрос, входит ли это качество в набор исключительных способностей для практической службы полицейского типа или является движущим фактором в продолжающемся разделении между успешностью на спортивном поле и пригодностью для реальной полицейской службы.

Нам зачастую очень хочется верить, что наша собака — это собака-однолюб, предпочитающая вас всем прочим, и что ваше отсутствие будет для нее большим ударом; однако, как правило, это представление вызвано эмоциональными потребностями человека, а не собаки. Реальность состоит в том, что большинство хороших собак могут адаптироваться к новому проводнику или к новому дому при достаточном времени, терпении и поддержке со стороны нового тренера. В то же время широкие обобщения не вполне надежны, и мои наблюдения показывают, что бувье нуждается в крепких узах с проводником, склонен к прочным отношениям и вполне возможно, что при его переезде потребуется несколько больше времени и больше усилий со стороны его нового проводника.  Таким образом, этим собакам требуется заметно больше, чем некоторым другим породам, чтобы адаптироваться к новому владельцу или новой тренировочной ситуации; процесс тренинга имеет тенденцию быть более длительным и требует терпеливого, но решительного и беспристрастного партнера.

Это не только мое мнение; в 1980е гг. мы получили его подтверждение в разговорах  с администраторами голландских полицейских программ и инструкторами голландского KNPV-клуба, которые утверждали, что для подготовки бувье требуется примерно вдвое больше времени по сравнению с малинуа, исключительно быстрой в обучении собаки. Когда мы спросили, почему в таком случае они включают значительное число бувье в свою программу, ответ был примерно таким: «у нас есть потребность в некотором количестве особо серьезных собак для нашей работы, и предпочитаем использовать бувье для этих целей». В целом, за прошедшие годы голландские полицейские бувье заслужили репутацию особенно жесткие и агрессивных собак, и даже сегодня сохраняется потребность и желание иметь таких собак. К сожалению, по прошествии четверти века после того, как были написаны эти слова, число подобных собак сократилось до нескольких единиц, что является трагедией для всех нас, у кого в сердце отведено особое место для старого бувье.

История фландрского бувье как охранника и пастуха стада, в отличие от бельгийских и немецких овчарок, имела значение при создании современной породы. Собаки овцеводов были неутомимы в движении, обладали замечательной ловкостью, выносливостью и работоспособностью, но, как правило, не подвергались прямой физической опасности и вряд ли заканчивали жизнь или трудовую карьеру под ударом копыта свирепой овцы. В то же время для бувье, вероятно, не так важны были скорость и ловкость, сколько резкость, внимательность и проворство, чтобы избегать травм от удара [крупного животного]. В связи с этим бувье, по сравнению с овчарками, был более коротким в спине, более квадратным и менее угловатым. За счет этого он был динамичным и способным к быстрым ускорениям по сравнению с грациозной и работоспособной немецкой овчаркой. Жесткий всепогодный шерстный покров был необходим для дневной и ночной службы во влажной прохладной или холодной погоде на землях своей родины, непосредственно примыкающих к Северному морю.

Наследие пастуха-скотовода оказало влияние также на спортивную собаку. Бувье научился, несомненно жестокими уроками, быть осторожным, отвечать на угрозу тычком в ногу или нанося удар плечом, а затем быстро уклоняться на безопасное расстояние и идти на следующий заход. Укус мог быть запрещен, и предназначен только для серьезных ситуаций.  Это правильно и хорошо, но является определенной проблемой, требующей решения, в тренинге для подготовке к шутцхунд, где правильный ответ на угрозу состоит в том, чтобы атаковать выставленный рукав и удержаться на нем. Таким образом, для того, чтобы быть успешным в спорте, иногда необходимо в известной мере ломать естественные реакции посредством тренинга.

К сожалению, фландрский бувье как рабочая собака стремительно исчезает у себя на родине и в остальном мире. Из личного опыта я знаю, что три главных клуба фландрского бувье в Европе — бельгийский, голландский и французский — находились под контролем шоу-заводчиков и никогда серьезно не думали о рабочем достоянии. Голланский  клуб находится в числе наиболее честных и прямолинейных; несмотря на болтовню, типичный заводчик не обращает внимания на характер или рабочие способности, и при первой возможности «сметет их под коврик» как помеху для продаж щенков-компаньонов. В середине 1980х гг. и немного позже бувье был модной собакой в Нидерландах; в течение нескольких лет регистрировалось 10000 щенков, часто больше чем 15% от общего числа всех пород. Но это были исключительно шоу-собаки, пирамида собак-компаньонов; хотя в начале волны популярности шоу-собак имелась определенная их активность в KNPV и отмечался некоторый рост активности в IPO и шутцхунде, но на рубеже XXI века она снизилось до очень низкого уровня, и этот тренд продолжается сегодня. Бельгийцы и французы произносят благородные слова, но они не представляют из себя ничего большего, чем простую болтовню.

_______________

[1] bouvier (фр.) – пастух, скотник. Есть определенная разница в английской и русской терминологии. В русском языке «пастух» — это общий термин для человека, управляющего «стадом» – как крупного рогатого скота (коров и т.п.), так и овец. В английском языке используются отдельные термины «cattle» для крупного скота, и «sheep» собственно для овцы. В связи с этим, cattle dog – это пастушья собака для крупного скота (напр., бувье), а shepherd dog – овчарка. (Прим. пер.)

[2] При сравнительном описании овчарок и бувье автором используются термины "ловкость”, "проворство” и т.п., которые очень близки по значению в русском языке (как и в английском), но имеют существенную смысловую разницу в контексте описания конкретных типов собак. Овчарки "выносливы” (могут без устали пробегать большие расстояния) и "ловки” (могут маневрировать между овцами, прыгать и перемещаться по их спинам в тесной отаре и др.). в то время как бувье "проворны”, то есть способны мгновенно уклоняться от удара копытом крупного животного, совершая моментальные ускорения. (Прим. пер.)
 
 

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru