Хронология бельгийской овчарки

Хронология бельгийской овчарки


Хронология бельгийской овчарки[a1]

1880, июль

Первая бельгийская международная экстерьерная выставка в Брюсселе

1882, февраль, 18

Основано Королевское обществ Святого Хуберта

1882, ноябрь, 5

Основан журнал «Охота и рыбалка» (Chasse at P?che)

1888, март, 10

Основан Бельгийский шипперке-клуб

1891, сентябрь, 29

Club du Chien de Derger Belge основанвБрюсселе

1891, ноябрь, 15

Д-р Рель и коллеги осмотрели 117 собак в Кюргаме

1892, апрель, 2

Появление первоначального проекта стандарта, на французском языке

1898

Стандарт переведен на фламандский

1898

Д-р Рель избран эксклюзивным судьей по экстерьеру сроком на 2 года (далее срок продлен по 1900 г.)

1898

Section of Malines основанад-ром G.Geudens и Louis Huyghebaert

1898, июль, 18

Berger Belge Club основан в Лаекене

1898, август, 14

Опубликовано письмо V. Du Pre, генерального секретаря Общества Св. Хуберта, «предлагающее» стандарт с определенными, предписанными окрасами для каждой разновидности

1901

Первая бельгийская овчарка Vos, номер 5847, зарегистрирована Обществом Св. Хуберта

1903

Луи Хьюгебаерт уходит в отставку из клуба Club du Chien de Berger Belge

1905, июнь, 18

Основана Федерация кинологических обществ Бельгии (Federation des Societes Canines de Belgique), среди основателей которой Club du Chien de Berger Belge.

1905, ноябрь, 11

Section of Malines выходит из состава Club du Chien de Berger Belge, чтобы поддерживать ассоциацию с Королевским обществом Св. Хуберта. Д-р Рель уходит из Club du Chien de Berger и становится почетным председателем Section of Malines, переименованной в Societe du Chien de Berger Belge.

1906

Berger Belge Club ассоциируется с Королевским обществом Св. Хуберта

1908, январь, 8

Федерация кинологических организаций Бельгии соглашается обратно интегрироваться в Королевское общество Св. Хуберта

1908, май, 27

Федерация кинологических организаций Бельгии распускается

1908, июнь, 14

Kennel Club Belge, созданный представителями разных фракций, отказывается объединиться со Св. ХубертомClub du Chien de Berger Belge остается в стороне как автономная организация

1910, март, 11

Основан Groenendael Club, ассоциированный со Св. Хубертом

1913

Первый чемпионат по Рингу, организованный Kennel Club Belge

1914-1919

Война

1926

Первый чемпионат по Рингу, организованный Королевским обществом Св. Хуберта

 


Скетч ранних бельгийских овчарок в их изначальном стандарте.
Художник Alexandre Clarys (Бельгия, 1857-1920)
Duc, с длинной, темно-серого тигрового окраса шерстью, родился около 1890 г., владелец Arthur Meule, из Saint-Gilles-Bruxelles;
Charlot, с короткой гладкой шерстью оленьего окраса, c угольным оверлеем на спине и голове, белой грудью, родился около 1890 г., владелец Jean Verbruggen, из Curghem;
Dick, с серой жесткой шерстью, владелец Aug. Dagnelie, из Brussels

 
Официальное возникновение породы бельгийская овчарка началось с основания Club du Chien de Berger Belge 29 сентября 1891 г., в Брюсселе. Двумя месяцами позднее, 15 ноября 1891 г. в Кюргаме, на окраине Брюсселя, профессор Рель организовал смотр 117 собак, которые были допущены судейской коллегией с участием Реля и Вандер Сникта, для экспертизы и оценки, чтобы отобрать наиболее типичные экземпляры в качестве эталонов для этой зарождающейся породы. При организации этого ключевого мероприятия Рель разослал циркуляры ветеринарному сообществу с предложением объединения усилий, обмена информацией и пропаганды собранных вместе 117 вышеуказанных кандидатов. Ветеринары, которые относились к числу наиболее интеллектуальных, начитанных и деятельных представителей сельского сообщества, сыграли важную роль в создании породы. Примечательно, что фон Штефаниц в Германии изучал, преимущественно, ветеринарию и биологию, что было вполне обычным для милитаристской культуры с большим количеством кавалерии, а также в связи с тем, что лошадь являлась основным средством транспорта.

Примерно четыре месяца спустя, 2 апреля 1892 г., вновь под руководством профессора Реля и моделируя стандарт английского колли, Club du Chien de Berger Belge предложил первый стандарт бельгийской овчарки на французском языке[1]. Этот стандарт признавал три разновидности: длинношерстную, короткошерстную и жесткошерстную, вне зависимости от окраса – точно так, как были классифицированы английские колли. Такое разделение просуществовало до марта 1898г.

По мере продвижения вперед производилась селекционная работа для получения однотипного сложения и текстуры шерсти путем инбридинга на нескольких, тщательно отобранных собак, что являлось традиционным методом создания породы. Рабочие качества не казались важной частью этого процесса, поскольку практические рабочие испытания начались годами позже. Попытки добиться регистрации в Обществе Св. Хуберта отдельных собак были отвергнуты, в частности, из-за того, эти бельгийские овчарки, происходившие из среды фермеров и пастухов, не имели вполне достаточной однородности или благородства в облике и осанке, чтобы заслужить признания и права регистрации. Определенные основания в этих возражениях имелись, и в течение 1890х гг. основное внимание было направлено на стабилизацию конструируемого облика, сложения и типа, чтобы получить место в регистрационной книге.

Но такая селекция повлекла за собой определенную плату, которая отчасти затронула грюнендалей. Обзор регистрационных записей о разведении грюнендалей тех лет показывает исключение из общего разведения таких ярких звезд, как Jules du Moulin, чье белое пятно на груди рассматривалось как дефект, частично перечеркивавший его успех в работе, а также собак, принадлежавших Edmond Moucheron. Как мы знаем из истории немецкой овчарки, разделение между рабочими и шоу-линиями в процессе создания породы происходило очень рано.

Однако в мире бельгийской овчарки разделение было более комплексным, чем просто на рабочих и шоу. Имелось фундаментальное различие в мировоззрении, преобладавшим, с одной стороны, в Германии с ее немецкой овчаркой, которая в основе породы и причинах ее создания имела приоритетную цель выполнения современных рабочих функций, и, с другой стороны, английского кеннел-клуба с его декоративной моделью собак, где искусственный, однородный тип был основным измерителем качества. В то время как Рель и его сторонники воспроизводили британскую моду, создавая декоративные породы, и были заняты распрями по поводу окраса шерсти и ее текстуры, другие, кто смотрел в будущее в смысле новой работы, а не устаревших декоративных представлений, также различались между собой. Сверху вниз поначалу распространялось воодушевление испытаниями по пастушьей службе и послушанию, в то время как человек с улицы все более вдохновлялся впечатляющими ринговыми демонстрациями Edmond Moucheron и подобных ему людей. Претензии на сохранение пастушеских функций быстро исчезли в реалиях того, что практически некого было пасти, а послушание без защитного аспекта, в целом, было не интересно людям.

Журналы того времени, такие как «Охота и рыбалка», издавались на французском и, таким образом, по большей части были недоступными для малинуа-сообщества, говорившего преимущественно по-фламандски, в том числе и для ориентированного на работу большинства людей. Вследствие этого основные исторические материалы, дошедшие до нас, сфокусированы на результатах собачьих выставок, а не на деятельности рабочих тренеров, которая в то время была гораздо менее формальна. До 1901 г. регистрация собак не производилась вообще, а затем она носила мало обязательный характер для рабочих собак, вследствие чего ориентированные на работу владельцы не имели мотивации связываться с этими формальными процедурами и мало что оставили после себя в журналах той эпохи. Но они были там, были реальными создателями породы.

В середине 1890х среди участников экстерьерных выставок происходили непрекращающиеся распри и неразбериха, поскольку судьи имели разные и противоречивые подходы к отбору собак. Очевидная необходимость, либо глас свыше потребовали установить стабильную, четко определенную структуру и экстерьер племенного ядра.

В результате д-р Рель был назначен эксклюзивным судьей Berger Belge, и исполнял эти обязанности с 1898 по 1900 г. Этот фокус полномочий был аналогичен происходившему с немецкой овчаркой, где фон Штефаниц сыграл соответствующую роль; доминирующая личность кажется вполне естественной, возможно, даже необходимой, в процессе создании породы. Но имели место равно как аналогии, так и несомненные различия. Рель был гораздо более неоднозначной фигурой, был сосредоточен на типе и экстерьере, и его влияние длилось в течение значительно более короткого периода; оно, очевидно, снижалось в течение нескольких лет в силу болезни, которая привела к скоропостижной смерти в 1907 г., в возрасте всего 57 лет.

В 1898 г. д-р G.Geudens и Louis Huyghebaert основали конкурирующий клуб в Малине, с упором на рабочие характеристики породы и интересы фламандцев. Несмотря на то, что создание клуба, во всяком случае частично, было ответом на недовольство первоначальным клубом, этот новый клуб Section of Malines, технически был подразделением Club du Chien de Berger Belge в Брюсселе. Как указывается ниже, в 1898 г. был создан другой «диссидентский» клуб, сфокусированный на лакенуа, но преследовавший гораздо более обширные цели.

В те неспокойные годы основной повесткой дня стала непрекращающаяся вражда из-за окраса, текстуры и длины шерсти, допустимых в шоу-ринге окрасов для каждой разновидности, стандарты которых менялись с приводящей в замешательство быстротой; «лузеры» были возмущены и нередко создавали свои собственные клубы.

В начале 1898 г. на собрании Club du Chien de Berger Belge было зачитано письмо V.Du Pre, генерального секретаря Общества Св. Хуберта, в поддержку выбора определенного краса для каждой из трех разновидностей. (Ванбутселе, 1988) По словам Фербанка:

«Существовала селекция, основанная преимущественно на окрасе, рекомендованная Л.Вандер Сниктом[2] и навязываемая заводчикам д-ром ветеринарии van Hertsen, в то время президентом Club du Chien de Berger Belge, девиз которой был «Каждая разновидность имеет только один тип шерсти только одного окраса». (Фербанк, 1972)

В связи с началом работы Реля в качестве эксклюзивного судьи по экстерьеру появившегося в то же самое время (в начале 1898 г.) этого заявления относительно окрасов шерсти, возникает очевидный вопрос, какова роль д-ра Реля во всем этом? Был ли он убежденным сторонником категорического требования «единственный окрас для каждой разновидности», тайно поддерживая тем самым Св. Хуберта, чтобы обеспечить принятие нового стандарта в таком виде и ввести его в шоу ринг? Либо внутренне он предпочитал более гибкую политику, которая признавала рыже-коричневую жесткую шерсть Jansen, рыже-коричневые окрасы, известные как тервюрен и другие разновидности, но поддался давлению Св. Хуберта, чтобы купить место в их «священной книге»? Или он просто не обладал властью в этом отношении для непосредственного влияния на происходящее? Очень сложно выяснить это, но несомненно, как и у остальных людей, его мотивации и поступки, как частные так и публичные, были сложны и изменялись с течением времени под влиянием его собственного видения бельгийской овчарки. Так или иначе, но исторически 1898 год стал ключевым в эволюции бельгийской овчарки.

Хотя с 1892 г. собаки выставлялись в соответствии с их типом шерсти — длинная, короткая и жесткая — без учета окраса, требования Св. Хуберта было трудно проигнорировать, по той простой причине, что с момента возникновения бельгийской овчарки все попытки включить ее в регистрационную книгу были отклонены под предлогом отсутствия однородности. В результате этого с марта 1898 г. длинношерстную разновидность стали выставлять в отдельном классе, предназначенном для черного окраса (под наименованием грюнендаль), а все иные окрасы – в другом классе[3]. Вскоре после этого, под давлением Св. Хуберта, Club du Chien de Berger Belge установил требование единственного окраса в каждом типе шерсти. Обновленный стандарт предписывал:

  •     Черный для гладкой длинной шерсти;
  •     Рыже-коричневый с оверлеем и черной маской для короткой шерсти;
  •     Серый для жесткой шерсти.

Это требование незамедлительно вызвало конфликт и полемику. За рамками предписаний Club du Chien de Berger Belge оставались собаки с рыже-коричневой длинной шерстью (позднее названные тервюренами), короткошерстные черные, и особенно распространенные жесткошерстные с рыже-коричневой шерстью, ставшие впоследствии лакенуа. Боровшиеся за разведение заводчики собак, общих по типу и характеру, окрасы которых оказались вычеркнуты росчерком пера на заседании комитета франкоговорящей элиты, оказались отвергнуты и были очень возмущены.

Особенно вопиющим было исключение из стандарта рыже-коричневых, жесткошерстных линий фламандского пастуха Jansen, который не говорил по-французски и таким образом находился в невыгодном положении в мире политических кинологических манипуляций. Отныне жесткошерстные собаки должны были быть только серыми, что было произвольным решением в пользу влиятельного инсайдера Ad Claessens, собственника брюссельского кафе Le messager de Louvain. Принадлежавшие ему Bassoef и Mira на самом деле были единственными серыми собаками, известными в то время, а кроме того, имели слабый характер. Известный сын от этой пары, Boer-Sus, рожденный в 1901 г., стал отцом нескольких носителей замечательной серой жесткой шерсти, но эти линии вскоре исчезли.

Независимо от мотивов, руководство Club du Chien de Berger Belge и бюрократия Св. Хуберта были, по всей видимости, убеждены, что право устанавливать стандарт и определять направление развития породы принадлежит им, так что желания людей с полей и из деревень, фактических заводчиков, тренеров и промоутеров собак, не имеют значения. С исторической точки зрения, это стало поворотной точкой, создав водораздел между переоценившими свои возможности функционерами и, остальными, в основном, фламандской общиной, в среде которых возникло значительное противодействие.

Ответом эти строгие ограничения окрасов было создание 18 июля 1898 г. в Лаекене нового конкурирующего клуба бельгийской овчарки. Berger Belge Club, как он стал называться, в течение длительного времени являлся основным клубом, а в дальнейшем стал аффилирован со Св. Хубертом, вместо CCBB, который со временем ушел в тень. Жесткошерстные рыже-коричневые бельгийские овчарки, ради поддержки которых клуб был создан, стали известны под названием лакенуа. Joseph Demulder был президентом-основателем клуба и выполнял эти обязанности до 1931 г.

Это накопившееся неудовлетворение вылилось в 1905 г., когда Club du Chien de Berger Belge, Club du Chien Pratique (клуб для обучения рабочих собак) и другие собрались вместе в Брюсселе, 18 июня 1905 г., чтобы основать Federation des Societes Canines de Belgique («Федерация кинологических обществ Бельгии»), прямого конкурента Св. Хуберта. Даже сегодня можно найти регистрационные номера FSCB у некоторых собак, успевших побывать в этой организации, в опубликованных записях баз данных. Важным следствием этого разделения стало то, что «Охота и рыбалка» прекратила быть официальным органом разъединенных клубов.

В 1906 г. Berger Belge Club вошел в ассоциацию с Обществом Св.Хуберта вместо Club du Chien de Berger Belge, но с условием, что рыже-коричневая жесткая и длинная шерсть будут включены в стандарт, отменив таким образом жесткие ограничения окрасов, ставшие серьезной причиной конфликта.

Новая национальная федерация оказалась хрупкой и просуществовала недолго. В 1907 г. между двумя объединениями [Федерацией кинологических обществ и Св.Хубертом – прим.пер.] шли переговоры, результатом которых стало соглашение, формализованное 8 января 1908 г., об обратном вхождении Federation des Societes Canines de Belgique в Общество Св.Хуберта. Оно произошло 27 мая 1908 г. на собрании, созванном для роспуска Federation des Societes Canines de Belgique, но несколько важных членов этой диссидентской организации выразили нежелание ассоциироваться со Св.Хубертом.

Эти неприсоединившиеся участники организовали выставку в Брюсселе 13-15 июня 1908 г., в которой приняли участие 377 собак. После нее теми, кто не желал вновь объединяться со Св.Хубертом, был основан Kennel Club Belge.

Первоначально основанный Club du Chien de Berger Belge оказался в «подвешенном» состоянии, отделившись от Св.Хуберта (который получил новый аффилированный клуб – Berger Belge Club), и еще не объединившись с Kennel Club Belge (решение о чем было оформлено 27 декабря 1909 г.), то есть фактически в изоляции. Он постепенно терял свое значение, но пережил и II мировую войну, перед тем, как окончательно исчезнуть.

Автономный Gruenendael Club, аффилированный со Св.Хубертом, был создан 11 марта 1910 г. под руководством Vital Tenret. В 1935 г. он был объявлен «королевским», став, таким образом, Королевским грюнендаль-клубом (Royal Groenendael Club).[4] Основной причиной создания отдельного клуба было стремление разводить черных длинношерстных собак в виде полностью самостоятельной генетической популяции, без кроссбридинга, чтобы закрепить чистый тип и окрас. Этот клуб создал свою собственную жестко контролируемую племенную книгу для гарантий генетической чистоты, особенно в части черного окраса шерсти. Следствием этого было исключение из разведения рабочих собак, таких как Jules du Moulin, который в тот момент был прославленным победителем парижских рабочих состязаний, но имел белые пятна на груди и светлые передние лапы, в пользу Holy Grail, имевшего чисто черный окрас. Это стало началом конца грюнендаля как серьезной рабочей собаки.

Итак, с этого времени стали существовать два ассоциированных с Обществом Св.Хуберта клуба бельгийской овчарки: Royal Berger Belge Club и Royal Groenendael Club. Они в конце концов объединились в 1990х гг. Таким образом, накануне войны приверженцы бельгийской овчарки были размежеваны в 4 группы:

  •     Groenendael Club, аффилированный со Св.Хубертом
  •     Berger Belge Club, аффилированный со Св.Хубертом
  •     Kennel Club Belge
  •     Club du Chien de Berger Belge

Для того, чтобы понять, насколько хрупкой была эта только что созданная порода, нужно иметь в виду, что с 1901 по 1914 г. было всего 306 регистрационных записей в LOSH. Из них было 117 короткошерстных собак оленьего окраса, 31 жесткошерстная и 127 длинношерстных разных окрасов. Это не так мало, как может казаться на первый взгляд, т.к. в то время регистрация являлась необязательной, и общая популяция собак была, вероятно, несколько большей. Хотя многие собаки имели дублирующую регистрацию в Kennel Club Belge, неизвестное их количество было, вероятно, зарегистрировано только в этом клубе. Но вне зависимости от деталей, общий масштаб числа ничтожен по сравнению со 100000 немецких овчарок, зарегистрированных в этот же период времени.

Историю появления бельгийских овчарок и бувье необходимо понимать в контексте двух продолжавшихся взаимосвязанных революций — индустриальной революция, направившей большую часть населения в города в сферу коммерции и индустрию, и социальной революции, давшей этому новому среднему и рабочему классу реальную политическую силу. Также как AKC[5] играл роль последнего бастиона белой элиты, англосаксов, протестантской силы в Америке, так и для высших бельгийских классов сфера собак была плацдармом в борьбе за свои привилегии, на котором они еще сохраняли сильные позиции. Это позволяет понять тот факт, что несмотря на начало процесса [формирования породы] в 1880х гг., прошло достаточно продолжительное время, как мы могли видеть, прежде чем первые бельгийские овчарки были зарегистрированы в племенной книге Королевского общества Св. Хуберта (LOSH) — только в 1901 г.

Важно отметить, что когда немцы под руководством фон Штефаница основали породу своих овчарок и свой клуб, они учредили свою собственную племенную книгу, не испрашивая признания или разрешений со стороны какой-либо другой организации с отличавшимися устоями, что позволило им избежать десятилетия бюрократических пререканий и противоборства на своей собственной территории кинологического поля. Возможно, что сплоченные военные люди из знатных фамилий были просто лучше экипированы для дела по созданию породы в ту эпоху.

Эта длительная задержка с началом регистрации, кажется, была глубоко возмутительной для многих бельгийцев, боровшихся за укоренение появившейся породы. Существовало сложившееся мнение, что обыкновенные рабочие собаки не достаточно благородны, чтобы обращать на себя внимание королевского общества, и что регистрация рабочих собак неизбежно приведет к объединению с людьми рабочего класса – к тому, что большинство элитного сообщества собаководов не особенно желало принимать. Эти непрекращающиеся распри, снаружи казавшиеся следствием разногласий в отношении текстуры и окраса шерсти, а в действительности связанные со спрятанным под поверхностью глубоким социальным конфликтом – отчужденностью между фламандцами и валлонами – очень ограничивали национальное и международное признание и популярность собак бельгийских пастухов и скотоводов. Популярность и известность пришли, главным образом, через вовлечение в полицейские и военные программы, а также на спортивные поля Нижних стран, особенно Голландии, с дальнейшей экспансией во Францию в 1950х и 60х, а также в Америку и Германию ориентировочно с 1980х гг.

Большинство американцев не знают, насколько всепроникающей была европейская классовая структура, с ее ненормальными социальными привилегиями для высших классов, и каковой была борьба с ней для рабочих, торговцев и предпринимателей, стремившихся достичь социального и политического равноправия наравне с улучшением материального положения. Американская революция уничтожила наследование дворянских титулов, и выступила предвестником Французской революции. Французы проявили себя чуть более строгими; они быстро вовлеклись в использование гильотины в отношении значительного числа дворян, включая короля и королеву, как средства для того, чтобы побудить оставшихся признать равноправие.

К кануну I мировой войны более или менее сложились организационная структура, автономные клубы и породные стандарты, которые просуществовали большую часть века. Стабилизировались даже требования к окрасу шерсти. В то время в зените славы как полицейская или рабочая собака был грюнендаль, благодаря собакам Edmond Moucheron, нередко оказывавшимся в центре внимания, и Jules du Moulin, который год из года становился чемпионом на главных площадках, таких как Париж и Брюссель. Но конец был близок; хотя несколько грюнендалей и появились в чемпионатах по рингу сразу после войны, под влиянием селекционной политики нового грюнендаль-клуба их огонь погас, и грюнендали исчезли с полей испытаний и из полицейской службы по всей Европе и в мире. За кулисами ждали своего часа малинуа, чтобы, как только двадцатый век отряхнулся после войны, предъявить свой мандат единственной разновидности, пригодной для серьезной работы.

_______________

[a1] Значительно больше деталей и объяснений можно найти в книге Ж.-М.Ванбутселе, с которой необходимо ознакомиться всем, кто серьезно изучает породу (Vanbutsele, 1988). Перевод одной из последних книг Ж.-М.Ванбутселе «Типы бельгийской овчарки – история, генетика, внутреннее многообразие» опубликован на сайте www.freiwind.ru в разделе «О наших породах» (Прим.пер.)

[1] Стандарт породы на фламандском впервые появился шестью годами позже, в 1898 г. В то время тот, кто не говорил по-французски, не являлся значительной фигурой среди влиятельных людей.

[2] Действовал ли Вандер Сникт по собственному убеждению или в противовес Св.Хуберту – интересный, но не имеющий ответа вопрос.

[3] Десятилетием позже, в 1909 г., названия лакенуа и малинуа также вошли в обиход.

[4] Bereger Belge Club стал «королевским» через 25 лет после своего основания.

[5] Американский кеннел-клуб (прим. пер.)
 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.