Бельгийская загадка

Бельгийская загадка


Рассматривая вопрос истории Бельгии, необходимо отметить, что ни сегодня, ни ранее, ни в будущем, не было и нет исторических и прагматических предпосылок для существования Бельгии как государства или бельгийцев как национальности. Вместо этого имеют место два отдельных региона и два народа, замкнутых в автономных сообществах, которые различны по происхождению, культуре, языку и мировоззрению и исторически глубоко враждебны друг к другу. Эта абсурдная конструкция, неудачный брак, была придумана в 1830 г. политиканами Макиавелли, ради коварных интересов крупных держав без оглядки на устремления и благополучие втянутых в нее людей,  и закончилась на стволах ружей. Единственным объединяющим фактором и обоснованием было то, что в регионах, ставших Бельгией,  к тому времени исторически преобладала римско-католическая вера — в то время, когда общая религиозная близость имела гораздо большее значение для социального единения, чем сегодня в более светской Европе.

Обычному туристу внутренние различия незаметны; для него недоступно свободное общение ни на одном национальном языке со всеми его тонкостями и особенностями. Внешне все нормально: все едут слева направо, как предполагают автомобили зарубежного производства, нигде на улицах нет сожженных машин, в прессе нет непрекращающихся  репортажей и фотографий насилия, которые столь распространены в Северной Ирландии. Кажется, отсутствие явных религиозных распрей делает конфликт безобидным. При этом, однако, имеются скрытые внутри глубочайшие противоречия и конфликты.

Возможно, немного неудобно навязывать читателю это маленькое историческое путешествие в книге о полицейских собаках, но не представляется возможным без этого обойтись; без этого будет сложно понять исторические особенности  мира бельгийских собак. Но поскольку Бельгия — родина ряда лучших рабочих линий в мире,  разведения и тренинга, игра стоит свеч. Ни одна порода собак Франции или Голландии не сравнима по значению с бельгийским малинуа, который, помимо программ национального бельгийского спорта, положен в основу современных линий KNPV в Нидерландах и линий французского ринга.

Народом Фландрии, более северного и западного регионов страны, являются фламандцы, которые имеют тевтонские или германские культурные корни и говорят на фламандском языке, который сегодня практически то же самое, что и голландский. Валлония расположена в более юго-восточном регионе, и является родиной валлонов, французов по языку, культуре и этносу. Кроме того, существует небольшая германо-говорящая община на востоке , поблизости от города Льеж, аннексированного после I мировой войны.

Конкретные люди, проживающие в стране и известные за границей как бельгийцы, являют собой либо фламандцев, либо валлонов, и между ними нет ничего общего, как нет между собаками и кошками. Не существует ни общенациональных политических партий, ни национальных газет, ни реальной общенациональной культуры – ничего центрального в той или иной сфере Бельгии.

После создания Бельгии в 1830 г. официальным языком правительства и коммерции — даже во Фландрии — стал французский, который в известной мере был признан высшими классами Фландрии и подвижным классом торговцев, особенно в районе Брюсселя. В ту эпоху французский был языком дипломатии, культуры и торговли по всему миру; французский повсеместно являлся отличительной чертой изысканности  и культуры. Бельгийская периодика и журналы, такие как журналы о собаках, выходили на французском, который был основным языком в науке, культуре и высшем образовании. Сегодня район Брюсселя — единственный регион с национальным характером, ставший космополитическим и многоязычным; люди в других областях склонны считать себя истинными фламандцами или французами в смысле культуры и самоидентификации.

Тот факт, что французский язык в качестве государственного языка, языка коммерции и администрации был навязан чужестранной политической и военной властью, с самого начала вызывал скрытое недовольство фламандцев, ровно так, как ирландцы сохранили враждебное отношение к британскому вплоть до сегодняшнего дня. По мере того, как Фландрия становилась более современной, благополучной и демократичной, навязывание иностранного языка вызывало все больший протест, и голландский в конце концов был частично принят в качестве второго официального языка; это был долгий процесс, и до 1967 г. не существовало официальной версии государственной конституции на голландском языке. Недовольство фламандцев было движущей силой  в непрекращающемся стремлении к отделению, которое ярко проявляется у меньшинства, но кажется вряд ли реализуемым; жизнь бельгийцев, возможно, просто слишком благополучна и комфортна для реальной революции.

Отношения между фламандцами и валлонами всегда казались неудачным браком, и в предшествующие годы регионы стали более самостоятельными в вопросах государственного управления. В 1993 г. Бельгия стала федеральным государством с тремя регионами – Фландрией, Валлонией и Брюсселем – практически независимыми друг от друга во всем, за исключением военных и международных вопросов. Как было упомянуто выше, существует благоприятная предпосылка прямого отделения окраинного региона Валлония, который, возможно, мог бы стать частью Франции; говорят, что это вероятно и сегодня, если Брюссель окажется не в состоянии справляться с возникающими у него проблемами.  В повседневной жизни основу народа Бельгии составляют полные прагматики, мирные и благополучные, физически разделенные на фламандцев и валлонов, все более отделяющихся в части функций государственного управления помимо имеющихся региональных, этнических и культурных границ, но мирно существующие; несмотря на разделение, выглядящие в сложившейся ситуации достаточно жизнеспособной и прагматичной социальной структурой. Если Бельгия – это неудачный брак, он сродни супружеской жизни с раздельными спальнями, пусть без взаимного удовольствия, но стабильной.

В настоящее время население Бельгии немногим больше 10 миллионов человек, примерно 60% из которых фламандцы. Бельгия находилась на переднем фронте промышленной революции, и сегодня 97% населения – горожане. Это вполне объясняет то обстоятельство, почему на практике в Бельгии отсутствует необходимость в собачьей пастушеской службе, и почему Бельгийский Ринг не предполагает каких-либо полевых испытаний. Я знаю клуб бельгийского ринга в Антверпене, который, включая здание клуба, расположен на маленьком городском участке.

В повседневной жизни фламандцы и валлоны всегда проживали на своих собственных территориях, общаясь на своем родном языке, читая свои собственные газеты. В целом, фламандцы имеют гораздо больше общения с голландцами, своими соседями на севере; основным их отличием является то, что фламандцы, в большинстве, остаются католиками, а среди голландцев гораздо больше протестантов; валлоны точно так же связаны с французами — своими соседями на юге. На самом деле, внутреннее разделение между Валлонией и Фландрией характеризуется более реальной культурной границей – и даже взаимной враждебностью – чем государственная граница с Францией или Нидерландами.  В сфере государственного управления Бельгии приходится быть единой в интересах законодательной деятельности и обеспечения условий ведения бизнеса, но даже здесь имеется сегрегация — в парламенте никогда не было политических партий, а лишь временные альянсы, создаваемые для формирования хрупкой правительственной коалиции. Ранее бывали длительные периоды – годы, в течение которых в парламенте невозможно было сформировать правительственный кабинет.

Проблемой, с точки зрения международных отношений, является то, что Бельгии каким-то образом необходимо формировать олимпийскую команду, делегацию в ООН, и единые команды на международные мероприятия, такие как чемпионат IPO FCI, которые предусматривают участие общенациональных команд. Это делает национальный уровень кинологических организаций сложным и громоздким. Поскольку от страны может быть только один член FCI, в данном случае Общество Святого Хуберта (Societe Royale Saint-Hubert), все национальные породные клубы  под эгидой Общества Св.Хуберта состоят из двух регионов. Вероятно, порядок формирования команды на международные чемпионаты IPO FCI или WUSV у бельгийцев столь же сложен, как и у конфликтующих американских организаций.

Пастух со стадом и собакой (Художник Anton Mauve (1836-1888))

Эти постоянные культурные и языковые конфликты играли важнейшую роль в эволюции бельгийских пород собак, их распространении и служебном применении. В ранние годы большинство письменных материалов – книг, журналов и брошюр – создавалось на французском языке, но возникновение рабочих пород или разновидностей – особенно малинуа – перенесло приоритет во фламандские регионы Фландрию и Брабант. Необходимо напомнить, что после века разногласий и борьбы сегодня признаны четыре разновидности бельгийской овчарки, физически отличающиеся текстурой  и окрасом шерсти, а также характером и историей. Длинношерстный грюнендаль, так хорошо зарекомендовавший себя в рабочих испытаниях в ранние годы, появился, главным образом, в регионе Валлон, южнее Брюсселя, в то время как короткошерстный малинуа возник в регионе севернее Брюсселя, в глубине фламандских провинций Брабант и Антверпен. Утрата грюнендалем известности и появление малинуа в работе и спорте соответствуют по времени и месту росту благосостояния и самоопределения фламандского народа.

Луи Хьюгебаерт (Louis Huyghebaert), крестный отец малинуа, писал в отношении иллюстрированной брошюры о бельгийских овчарках, опубликованной Club of Malines (Клуб Малин) в 1989 г.: «Это было впервые, когда что-либо официальное было написано об этой фламандской породе на фламандском языке». Основатели малинуа, рабочей разновидности бельгийской овчарки из города Малин[1], распложенного в глубине провинции Фландрия, более близкого по духу и географии  к Голландии, нежели к Валлонии, несли скрытую обиду, которая тлела, даже если не проявлялась внешне, против французского доминирования.

С американской точки зрения, полицейские породы Бельгии пребывали в тени немецких пород практически большую часть XX века. В то время как малинуа стал основной полицейской собакой в Нидерландах и Бельгии, в Америке он оставался экзотикой и не был представленн широко; большинство из нас, сталкиваясь с малинуа, думало, что это забавно выглядящая немецкая овчарка. Хотя малинуа становились все более распространенной породой в полицейской службе, дикторы на телевидении и радио все еще продолжали испытывать трудности с произнесением их названия. В XXI веке, особенно после операции по захвату Бин Ладена, этот ореол необычности до некоторой меры ослабел.

Даже в Бельгии, Нидерландах и Франции немецкая овчарка сегодня гораздо более популярна (численно) среди обывателей, нежели любая другая порода полицейского типа.


Обратите внимание на то, что Mechelen, Tervueren, Groenendael и Laeken, регионы, связанные с признанными сегодня породными разновидностями, находятся вблизи Брюсселя.

Города Roulers и Courtrai, расположенный дальше на запад, связаны с эволюцией рульерского бувье, позднее известного как фландрский бувье.

_______________

[1] Малин (Malines) по-фламандски называется Мехелен (Mechelen). (Прим. пер.)
 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.