Собаки в народной медицине

Собаки в народной медицине


Славянская народная медицина и деревенское целительство заключают в себе поистине громадное наследие наших предков. На всякое заболевание были предусмотрены многочисленные варианты лечения. Об одном из них и пойдет речь – это лечение с помощью домашних животных. В народе говаривали, что на языке у собаки лекарства от двенадцати недугов. Это, кстати, подтверждено современными медицинскими исследованиями, обнаружившими в собачьей слюне ценнейшее антибактериальное вещество лизорцин.

Наши предки знали об уникальных особенностях собачьей слюны и с успехом ее использовали. Например, собачьей слюной лечили мелкие порезы, ранки, ссадины, язвы и даже грибковые поражения и кожные инфекции. Для этого всего то и нужно было, чтобы домашний пес как следует вылизал больное место. Обширную же сыпь лечили так: намазывали пораженную область сметаной и давали собаке слизывать.

В лечебной практике широко использовалась собачья шерсть при радикулите (прострел), болях в спине, ревматизме или артрите. В этом случае собачьей шерстью следовало хорошенько накрыть и согреть больное место. Для этих целей шерсть пряли и вязали из нее пояса. Собачьей шерстью лечили собачьи же укусы – состригали с виновницы солидный клок, сжигали и пеплом засыпали рану, свято веря, что укушенное место быстро затянется. Или просто накрывали клочком шерсти. Считалось, что место укуса нельзя никому показывать, иначе рана не заживет.

Ну а если уж вы попались на пути бешеному псу, и он вас искусал, то, чтобы не умереть от водобоязни, надо было вырыть яму в земле и некоторое время в ней посидеть. Растопленным собачьим жиром натирались от ревматизма, а собачьей мочой сводили бородавки. Собачья кровь также пользовалась большой популярностью. Она была довольно распространенным лекарством от бешенства, и к тому же действенным противоядием от укусов ядовитых змей, которых в русских лесах, степях и около водоемов всегда было предостаточно. Однако обращаться с собачьей кровью старались аккуратно, потому что от нее, якобы, могли выпасть волосы.

Собачьи зубы (клыки) были для славянских женщин традиционным оберегом от сглаза и болезней. Их крепили к поясу или носили на шее. Существовал даже особый гигиенический запрет – ни в коем случае нельзя было смотреть, как собаки гадят, или переступать через собачьи «подарочки», дабы не заполучить болезни глаз. От болезней внутренних органов (чтобы «брюхо не болело»), было принято класть на живот маленьких собак. Считалось, в некоторых случаях оправданно, что собачонки своим теплом унимают боль. На собак довольно часто переводили ячмень (песьяк) и гинекомастию (называемую в народе сучьим выменем). Происходило это весьма просто - к больному месту прикладывали на некоторое непродолжительное время ломоть хлеба, а потом отдавали собаке со словами: «Возьми свой хлеб».

На собаку переводили с ребенка полуночник, вызываемый злобным «рубежным» духом (тем, который проявляет себя на временных рубежах – в полночь или полдень). Полуночником называлась не только изнуряющая детская бессонница с беспричинными воплями и плачем маленького ребенка, но и еще более опасная детская болезнь, сопровождаемая страшным кожным зудом и бессонницей. Перед тем, как печь хлебы, от девяти ковриг отщипывали по кусочку теста, скатывали в комок и скармливали черной собаке. Считалось, что собака от этого умрет, забрав болезнь, а ребенок выживет и поправится.

Настоящим бичом в славянских поселениях был недуг, известный под названием собачьей старости. Под ним обычно понимали разные формы рахита, поражающего, как правило, детей до года и проявляющегося в задержке роста, деформации костей, атрофии. Больной ребенок часто походил внешним видом на немощного старика, а если и выживал, то на всю жизнь оставался калекой. Больные «собачьей старостью» или просто слабенькие от рождения дети, недоношенные, чересчур болезненные считались у наших предков «не допекшимися в утробе матерней». Все они подвергались так называемому перепеканию. Глубокий символизм этого ритуала отождествляет материнское чрево с жаркой печью, дитя – с хлебом, а само перепекание – с новым рождением.

Вариантов перепекания было великое множество, в каждой области свои, но некоторые способы предполагали участие в процедуре собаки, как правило, молодой, или щенка. Мать ребенка перед началом лечения распускала волосы, как это обычно делали перед родами. Заранее пойманного щенка помещали под плетушку или решето. Знахарка сажала дитя на хлебную лопатку и три раза подносила к устью натопленной печи, приговаривая: «Перепекла младенца (такого-то), выпекла из него собачью старость. На собачью старость дую и плюю, а младенца (такого-то) целую». После чего знахарка дула и плевала на щенка и целовала малыша. Затем ребенка купали над решетом в теплой воде, часто настоянной на целебных травах, причем вода должна была стекать на щенка. В общем, то, что не сгорело в огне русской печи, забирал на себя щенок. Его после купания выдворяли с пожеланием унести болезнь и разметать ее по буграм, лесам, полям и всему белу свету, чтобы она больше не сушила ребенка. Дитя тем временем одевали во все чистое, старую одежку сжигали, золу развеивали по ветру, оставшуюся от купания воду выливали под печь. «Собачью старость» лечили и немного другим способом – больного ребенка и белую собачку-однолетку со связанными лапами клали в натопленную печь и парили вместе. Считалось, что недуг перейдет на животное. В ночь собачку вместе с болезнью топили в реке.

Наши предки, желая избавится от недуга, обрезали под корень волосы и ногти, запекали их в хлеб и отдавали на съедение собаке. Этот ритуал назывался «состригание болезни». Вместе с иностранцами, прибывшими в Россию на службу, пришел похожий способ, который кое-где прижился. Брали один волос с головы больного, клали между двумя кусками хлеба, помазанного маслом, и отдавали собаке, а она «съедала болезнь» (как правило, корь, коклюш, чахотку). От мужского бессилия тоже спасала собака. Вернее, пара собак. У кобеля отнимали недоеденную кость, девять вечеров подряд ее особым образом заговаривали, а затем отдавали суке. Когда сука сгрызала кость, импотенция считалась излеченной. Переносом на домашних собаку и кошку лечили детское заикание. Лечение было крайне простым и вкусным. В среду мать подогревала молоко и давала ребенку по ложке, на каждую читая заговор: «Собака лежала, кошка прибежала, да все слизала. Ты, пес, не скули, ты, кошка, забери, а ты, (такой-то), чисто говори».

Ну и, наконец, великолепным образом собаки-целители излечивали людей от проблем, связанных с нервной системой. Считалось, что постоянное присутствие рядом с человеком собаки действует благотворно и превосходно снимает стрессовые состояния, излишнее возбуждение, нервное и психическое напряжение, эмоциональное истощение, скачки настроения, гневливость, впечатлительность, тревожность. Особенно подходящими для такого лечения были собаки темной масти. В случаях особенно тяжелых нервно-психических расстройств и того, что мы сегодня называем депрессией, настоятельно рекомендовалось подолгу гладить собак. Причем, верили, что в отличие от кошек, которые тоже способны лечить нервы, собака не просто заберет плохое, но и отдаст взамен хорошее.

В заключение хочется отметить следующее. Несмотря на весь скепсис последователей традиционной медицины, сегодня люди все больше и больше внимания обращают на один довольно модный и действенный вид лечения, называемый канистерапией. Канистерапия, то есть, лечение и реабилитация при помощи наших лучших друзей собак – это вовсе не новомодное американское изобретение 60-х годов. Истоки собаколечения уходят своими корнями в наше далекое прошлое. И если отбросить стереотипы, может, стоит шире использовать возрожденный опыт наших пращуров? Ведь они, подчас, были намного мудрее и ближе к природе, нежели мы.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru