Султан - прообраз Мухтара

Султан - прообраз Мухтара

Султан - прообраз Мухтара

С. Подушкин

…Шел 1935 год. Зал небольшого клуба в военном городке был переполнен. Провожали демобилизованных товарищей. С трибуны выступали бойцы и командиры. Тут же отъезжающим вручали почетные грамоты за отличную военную службу.
К столу президиума подошел молодой подтянутый боец. Командир части, прежде чем вручить грамоту, внимательно посмотрел на него и по-отцовски тепло сказал: «Спасибо вам, товарищ Бушмин, за отличную службу!». Петр смутился от такой персональной благодарности и молчал, не зная, что ответить. Командир, заметив это, похлопал Бушмина по плечу и добавил: «Не грусти, Петр Серапионович, дорог перед тобой много, выбирай только не самую легкую и иди по ней так же, как шел по военной: будь для всех примером!».
На следующее утро Бушмин уезжал в родной Ленинград. Глядя на мелькавшие за окном рабочие поселки, строительные площадки, поля спелой пшеницы, он вспоминал слова командира. Пробовал представить свое будущее, восстанавливая в памяти прожитые годы.
Ему рано пришлось узнать тяжелый труд, жизнь закалила его, а армейская школа окончательно сформировала характер. Трудностей он не боялся и был уверен, что и на «гражданке» найдет свое место.
Радостное волнение охватило его, когда проезжали пригородные поселки. На привокзальную площадь вышел не спеша, внимательно осмотрелся. Родной город после долгого отсутствия показался ему еще красивее и приветливее.
Несколько дней бывший солдат гулял по проспектам и набережным, любуясь Ленинградом.
Однажды вечером в городском парке он увидел, как работники милиции задержали правонарушителя. И подумал: что если пойти работать в органы милиции, бороться с теми, кто мешает людям спокойно жить? Вспомнил наказ командира: не искать легких дорог и решил сменить военную шинель на милицейскую.
Вскоре Бушмина как отличника направили в школу, где готовились специалисты служебно-розыскного собаководства. Учеба пришлась ему по душе: освоил теорию дрессировки, овладел мастерством следопыта, терпеливо и настойчиво готовил своего первого четвероногого друга — ищейку Гирса.
Его послали работать в Ленинградский уголовный розыск. Прошло некоторое время, и он познал все тонкости нового дела. Но случилось непредвиденное. Его вызвали в управление и предложили вернуться в школу уже не курсантом, а преподавателем…
Через год Бушмин снова вернулся на работу в Ленинградский уголовный розыск, выбрал себе служебную собаку Султана и начал его готовить специально для работы в условиях большого города. Много пришлось потрудиться, прежде чем Бушмин научил Султана находить по следу и задерживать преступника. Султан на «отлично» сдал специальные экзамены и был зачислен на розыскную службу в городской отдел милиции. Красивая, сильная собака заняла свое место в рядах других ищеек-«ветеранов». Султан отличался необычайной преданностью хозяину, обладал редким чутьем. Работники уголовного розыска возлагали на эту ищейку большие надежды, и Бушмин с волнением ждал случая проверить Султана в серьезном деле.
Как-то осенью Бушмин возвращался с работы во втором часу ночи. Город спокойно спал, только дождь глухо барабанил по крышам да провода гудели от порывов ветра. В это время где-то на окраине Ленинграда было совершено преступление.
Бушмин еще на лестничной площадке услышал, как в его квартире, не переставая, звонил телефон.
— Возвращайся, сейчас поедешь на место происшествия, — сказал дежурный по милиции.
…Машина с оперативной группой на большой скорости мчалась по загородному шоссе. Султан жался к хозяину, широко расставлял лапы, чтобы удержаться на крутых поворотах. Петр похлопывал друга, успокаивал, а сам думал: как бы не подвел он сегодня, разволновался, да и погода, как нарочно, скверная.
Участковый, охранявший место преступления, кратко доложил, что два часа назад злоумышленники проломили стену в магазине и украли много ценных товаров.
— А сторож? — спросил старший группы.
— Сторожа связали.
Пока осматривали место происшествия, опрашивали свидетелей, при свете фар изучали и фотографировали следы, Султан сидел в стороне около забора и, не отрываясь, следил за хозяином. Бушмин осмотрел пролом в стене, прилегающий кустарник, примятую траву. Но видимых следов преступников, по которым можно было бы с уверенностью пустить собаку, он не обнаружил. Оставалась одна надежда — на Султана. Если собака «возьмет» запах преступника у пролома, то отыщет его след на прилегающей к магазину местности.
 
Бушмин направился к ищейке. Овчарка оживилась. Она хорошо знала своего хозяина, вид его говорил: сейчас будем работать.
Поглаживая Султана, Петр сказал что-то только им двоим понятное и спустил собаку с поводка. Ищейка стремительно понеслась по двору, сделала два больших круга у магазина, жадно обнюхала землю у проломленной стены, метнулась в сторону и задержалась в кустарнике. «Никак, след», — радостно подумал Бушмин. Краткое: «Ищи!» — и Султан скрылся в темноте.
Пробежав метров сто за собакой, Петр при свете фонарика заметил, что пес вытащил из кустов какую-то вещь. Это был стоптанный ботинок со свежей грязью на подошве. Тут же лежал и второй башмак. Султан устремился вперед. Бежать за ним было трудно, на бегу часто гас фонарик, по глазам хлестали ветки, но работники уголовного розыска не отставали от собаки.
Километра через два вышли к железнодорожному полотну. Разгоряченная овчарка побежала по путям, потом спустилась с насыпи и скрылась в густом кустарнике. Пробираясь по зарослям, Бушмин вдруг наскочил на Султана: тот обнюхивал и ворошил кучу сломанных веток. Луч фонарика выхватил из темноты туго набитый мешок. Заметив это место, милиционеры продолжали преследование, взяв собаку на поводок.
Позади было уже 8 километров. Все устали, да и Султан снизил темп. И тут с железнодорожного полотна в сторону метнулись темные силуэты. Султан рванулся вперед. Громко прозвучала команда: «Стой!». Но лишь треск сучьев был ответом: неизвестные удалялись. «Стой, спускаю собаку!», — последовал повторный окрик, и Султан, освобожденный от поводка, прыжками бросился в погоню. Злобное рычание сигнализировало: собака вступила в борьбу с преступниками. Их было трое. Сбив с ног одного, ищейка быстро настигла и прижала к земле второго. Третий сдался без сопротивления.
…В машине Бушмин опять придерживал Султана у своих ног. Настроение было хорошее: собака с честью выдержала боевое крещение. Задержанные понуро сидели напротив и бросали злобные взгляды на Султана. Пес отвечал им тем же, нет-нет да и скалил клыки…
Шло время. Бушмин приучил Султана работать четко в любых условиях.
Зимой 1939 года они вместе воевали на Финском фронте, участвовали в ликвидации вражеских десантников.
Через два года оба стали участниками Великой Отечественной войны. Враг почти окружил Ленинград. В осажденном городе остро ощущалась нехватка продовольствия и топлива. Фашистские разведчики проникали на военные заводы, совершали диверсии, пытались сорвать снабжение города и фронта. Бушмин вместе с работниками органов государственной безопасности и милиции принимал участие в операциях по ликвидации вражеских парашютистов на «дороге жизни», вылавливал диверсантов, проникавших в город.
На аэродроме под Ленинградом летчики обнаружили, что в некоторых самолетах сняты важные приборы, без которых невозможно подняться в воздух.
В морозную ночь к месту происшествия прибыл Бушмин с Султаном. Неподалеку рвались снаряды. Мало кто верил, что на таком лютом морозе собака сможет работать, шерсть ее покрылась инеем. Но Бушмин был уверен в Султане. За пять лет совместной работы они раскрыли не один десяток преступлений.
 
Бушмин тихо сказал: «След, Султан!», пес понюхал снег, громко чихнул от сильного мороза и уверенно повел оперативную группу в глубь леса. На близкие разрывы снарядов никто не обращал внимания. Бежали быстро. Мороз жег лицо, тяжело дышалось. Позади было уже два километра. Показались едва заметные под снегом землянки солдат, обслуживающих аэродром. Султан проскочил мимо трех и с ходу толкнул лапами дверь четвертой землянки. Внутри сидело несколько человек.
— Спокойно, — сказал Бушмин присутствующим, не спуская глаз с Султана.
В землянке было сильно накурено, табачный дым разъедал глаза, лез собаке в нос. Султан крутил головой и, казалось, не носом, а всем телом своим ловил в этой духоте искомый запах. Обнюхивая всех подряд, он вдруг зарычал и вцепился в долговязого рыжего солдата.
— Взять его! — распорядился старший оперативный группы, а тем временем Султан обходил остальных. Он выбрал среди сидящих еще одного. Поблизости от землянок были обнаружены и приборы. Оба задержанных оказались вражескими разведчиками.
…С ленинградского завода рабочие отправляли на фронт танки. В последний момент перед отправкой очередной колонны выяснилось, что с некоторых боевых машин сняты важные детали. Бушмин с Султаном снова повели оперативную группу.
Враг старался замести следы, петлял. «Зря хитришь, не уйдешь», — сердито ворчал Бушмин, помогая собаке разобраться в сложной путанице следов. Султан привел группу к полуразрушенному дому, вбежал в разбитый снарядом подъезд и устремился вверх по лестнице. Оперативные работники следовали за ним. В предрассветных сумерках осторожно, метр за метром осматривали чердак. По поведению Султана можно было понять, что враг где-то здесь. Пес от напряжения дрожал и тихо, как кошка, крался в дальний угол чердака. Едва сдерживая собаку, Бушмин следовал за ней. Внезапное появление собаки ошеломило закутавшихся в старое тряпье диверсантов. Яркий луч фонаря осветил их искаженные страхом лица. С помощью Султана в подвале дома были найдены и снятые с машин детали.
В каких только условиях ни приходилось работать Петру Серапионовичу Бушмину, и всегда ему помогал верный пес. Султан отличался удивительной преданностью хозяину и не раз спасал его от неминуемой гибели.
Так они работали вместе десять лет, участвовали более чем в четырех тысячах операций. С помощью Султана было задержано почти три тысячи преступников, вражеских агентов и диверсантов, раскрыто 996 преступлений, разыскано и возвращено государству и гражданам имущества и различных ценностей на сумму около трех миллионов рублей (в старом исчислении). В личном деле Бушмина, помимо отметок о наградах, ценных подарках, грамотах, записано 28 благодарностей. Ему присвоили звание майора милиции.
Но пришла пора Бушмину расстаться с мохнатым другом. Старость взяла свое: пес потерял зрение, потом слух и на тринадцатом году жизни его освободили от работы, поселив как почетного «пенсионера» в теплом питомнике. После смерти собаки из шкуры сделали чучело и выставили в Ленинградском музее криминалистики.
Петр Серапионович тоже постарел. Товарищи проводили его на заслуженный отдых. Но коммунист Бушмин не мог долго оставаться без любимого дела, которому посвятил многие годы. Он вернулся в строй.
Майор Бушмин иногда заходит в музей криминалистики, чтобы постоять возле своего Султана. Однажды музей посетил ленинградский писатель И.М. Меттер. Его заинтересовала история П.С. Бушмина и его выдающейся собаки, и он написал повесть. По ней в 1964 году режиссер С. Туманов и оператор А. Харитонов сняли широкоэкранный художественный фильм «Ко мне, Мухтар!».
Создатели фильма сумели обобщить и показать все лучшие рабочие качества розыскных собак, верных друзей человека, оказывающих неоценимую помощь органам охраны общественного порядка.
При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru