Про собаку Белку, брови и жизненные уроки

Про собаку Белку, брови и жизненные уроки


Ирина Васильевна Турчина

Мне было восемь лет, когда в моей жизни появилась первая СОБАКА! Это только звучало так громко в моей восторженной душе, а на самом деле это был крошечный, белый, теплый комочек, с коричневыми глазками, влажным розовым язычком и хвостиком кренделем. Щенок был абсолютно беспородным, но разве это было важно? Это была моя СОБАКА! Мы были вместе каждую минуту: в школе я могла думать о ней, отправляясь спать, я все еще ощущала ее шелковистую шерстку ладонями — это было СЧАСТЬЕ! Нечего было и думать о том, чтобы взять ее с собою в постель, с моей мамой такие штучки не проходили, но никто не мог мне помешать вставать к ней по нескольку раз за ночь, чтобы проверить, все ли в порядке, или просто погладить. Сердце мое при этом замирало от восторга!

Щеночек был совершенно белый, а на острой мордочке ярко сияли большие коричневые глаза. Назвала я ее Белкой, видимо потому что она была белая. Нужно ли говорить, что мы были неразлучны. Она была самой прекрасной собакой на свете!

Однажды я услышала разговор мамы с приятельницей о том, какое важное место в красоте каждой женщины занимают брови (они при этом красили друг другу брови несмываемой краской и высмеивали одну свою знакомую с белесыми бровями). Эти насмешки очень больно меня задели — ведь моя Белка совершенно не имела бровей, никаких, даже белесых! Я живо представила себе, как смеются над ней все окрестные собаки и их хозяева.

— «Ни за что не дам ее в обиду!»- решила я и, тихонечко стащив со стола остатки разведенной краски, нарисовала ею на чистом доверчивом лице моей Белки прекрасные черные брови, размаху и форме которых могла позавидовать любая цыганка. Мне это очень понравилось, казалось, что и Белке тоже, так охотно разделяла она мои восторги.

А тут мама попросила меня сходить в магазин, за хлебом. Это была прекрасная возможность показать Белку людям и мы с моей красавицей помчались бегом.

— Я тебя сейчас привяжу у входа, а сама пойду куплю хлеб, — инструктировала я ее по дороге, — ты сиди себе спокойно, люди будут останавливаться, говорить тебе комплименты, а ты делай скучное лицо и не обращай на них внимания. Я немножечко в стороне послушаю, ты сделай вид, что меня не видишь, а потом подойду, скажу: «Так надоели нам эти поклонники!» А потом мы медленно уйдем… — фразу эту я услышала в кино и все мечтала применить к месту.

Да, скажем прямо, результат нашего появления у магазина превзошел все мои ожидания! Белка честно выполнила все, о чем я ее просила — она сидела со скучающим лицом, что называется и черной бровью не поводя, даже на самые громкие выражения восторга! Смех стоял — гомерический!

— Нет, ну вы только подумайте, что вытворяют, ой, мамонька родная, щщас скончаюсь!!! — вбежала в магазин толстая тетка. С этими словами она как-то сползла по стене на пол, продолжая трястись и открывать рот. Звуков оттуда не было. Я постояла немного рядом с ней, надеясь услышать кто и что где-то там вытворяет, но так и не дождалась.

— Ну что ж, пойду домой, — решила я, — у нас с Белкой времени нет эти глупости выслушивать.

В моих грандиозных планах по завоеванию собачье-человеческого мира моды, был обход: сначала всех моих подружек, у которых есть собаки, чтобы видели, как может быть собака преображена при помощи простых, косметиических приемов, а потом всех подружек без собак, чтобы они, как независимые рефери, признали мою Белку самой красивой. К слову сказать, ни у кого больше не было собаки с абсолютно белой мордой, так что, при всем желании, брови были бы не столь эффектны.

Так, озабоченная своими проблемами, я вышла из магазина и направилась к месту, где была привязана Белка. Но что это? Возле забора собралась толпа, которая хохотала, выкрикивала одобрительные и возмущенные возгласы, жила и колыхалась! Маленькие мальчишки снизу, на уровне колен, ввинчивались в нее, чтобы через несколько минут вывинтиться обратно и упасть на землю, дрыгая ногами — это они друг другу демонстрировали, как им было смешно, все больше и больше распаляясь от собственных представлений.

«Позвольте-ка, где же моя Белка, моя прекрасная собачья Нефертитти?» Про Нефертитти и другие идеалы красоты я слышала разговор моей старшей сестры с ее подругой Людой, та была старше сестры и ее мнение даже я признавала, несмотря на мой «детский нигилизм и всеобъемлющее всех авторитетов отрицание» — это сестра про меня так выражалась. Ведь Белка должна быть где-то там?!

И тут до меня дошло…

«Ведь это над ней смеются!!! Глупые, злые люди! И она там одна, бедная, даже ответить не может!» Почему-то именно это показалось мне наиболее обидным и я, как торпеда, протаранила толпу!

— Вы!!!… Ты!!!… Да что вы все понима-а-а-а-а-а-е-е-е-е-ете-е-е!!! Да вы на себя в зеркло когда-нибудь смотрели, кроме как по утрам?!

Заехав кулаком кому-то по уху, кому-то в живот, потеряв авоську с хлебом, размазывая злые слезы кулаками, мы с Белкой покинули поле боя, выслушивая вслед обидные выкрики ненавистных мальчишек и обещания «… поговорить с моими родителями» кого-то из взрослых. Нужно сказать, что это обещание было выполнено соседкой еще до моего возвращения, потому что дорогу домой я выбрала самую длинную… Нужно же мне было объяснить моей подружке Белке, а еще больше самой себе — почему люди могут быть ТАКИМИ???

Так и не найдя достойного объяснения, но выговорившись и наревевшись всласть, умытая мягким Белкиным языком дочиста, я, в конце-концов, доплелась домой, не ожидая от встречи с мамой ничего хорошего: хлеб потеряла, сдачу тоже, собака стала всеобщим посмешищем, да я еще и подралась с кем-то, да еще и карман оторван «с мясом»! А самое плохое было то, что я чувствовала какую-то неясную вину перед Белкой.

— Немедленно вымой собаку!!! — встретила меня мама на пороге. — Чтобы я этих глупостей больше не видела! Как ты могла?! ОПОЗОРИЛА ПЕРЕД ЛЮДЬМИ!

Это — «опозорила перед людьми», было верхом неприличия, самым плохим поступком в мамином понимании. Да, плохи мои дела. Я помчалась мыть Белку. Чем только я ее, бедную, ни мыла: в ход пошли мыло, стиральный порошок, шампунь, что-то, чем чистили кастрюли. Даже какой-то растворитель, по ехидному совету сестры — ничего не брало эти черные цыганские брови! Бедная Белка только вздыхала, ерзала на месте и слизывала язычком мои горькие слезы.

Когда через сорок минут мы с ней предстали пред грозными очами мамы, результат был, что называется, «на лице» и без изменений.

— НЕ ОТМЫВАЮТСЯ!!!

— Все, — сказала мама с затаенной угрозой в голосе, — мое терпение лопнуло! Пусть с тобой отец разговаривает, а то он тебя совсем распустил, пусть он тебе наказание придумывает!

Это была тяжелая артиллерия! Мы с папкой были самыми «закадычными» друзьями (не знаю точного значения этого слова, но похоже лучших друзей не бывает) и наказал он меня только один раз в жизни. Но эта другая история…

Целый вечер я ждала папу с работы, а у него был какой-то «конец месяца» и «аврал». Со мной никто не разговаривал, только Белка не отходила ни на шаг. Так мы с ней и уснули в обнимку, на маленьком диванчике в прихожей.

Среди ночи я почувствовала, как меня кто-то поднял на руки и несет. Я открыла глаза. Прямо надо мной было склонившееся лицо папы. Губы его подрагивали от едва сдерживаемого смеха, глаза были влажными от слез.

— Брови, говоришь… как у мамы, говоришь… — сказать что-то еще он был просто не в состоянии.

— Спи, завтра на рыбалку поедем, я тебя там наказывать буду.

Я от неожиданности даже проснулась.

— Как?

— Увидишь…

Долго я не могла уснуть, перебирая все, известные мне, способы наказания. Ни один не подходил. Так ничего и не придумав, уснула.

Утром, когда еще только начало рассветать, папа разбудил меня и мы поехали на рыбалку. Меня частенько брали с собой на самые разные взрослые рыбалки, я никому не мешала, ловила себе рыбу, а самое главное, никогда, никому не рассказывала никаких секретов, как меня мама с ее подружками ни пытали. В этот раз мы взяли с собой и Белку. Наказанием моим было — повторение опять и опять, для вновь прибывающих, всей нашей с Белкой истории.

Мы обе себя чувствовали великолепно

— ВЕСЬ ВЕЧЕР НА МАНЕЖЕ… ИРКА И БЕЛКА С БРОВЯМИ!!!

Успех был потрясающий! Подробностей прибавлялось раз от разу!

Белка ходила с бровями еще месяца три, пока они не полиняли окончательно. Только мы с ней по этому поводу больше не расстраивались и от людей не прятались. А мне был дан очень важный в жизни урок: как трагедию можно превратить в комедию, а еще, что папка мой — самый лучший на свете друг…
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.