Бигль по имени Димка

Бигль по имени Димка

Бигль по имени Димка

Глава первая
Еще весной Димка начал радоваться. И даже экзамены эту радость не смогли затмить. В кои-то веки родители умудрились свои отпуска подгадать на одно и то же время, да еще и к каникулам сына. И все лето Димка жил радостным ожиданием праздника — поездкой в Испанию! На полмесяца! Вот уж будет о чем рассказать в классе, когда вернется.
Хотя... Современную молодежь трудно удивить поездками за границу, многие уже побывали в таких диковинных странах, что и на глобусе не сразу разыщешь.
Но для Димки это было Путешествие. Именно так, с большой буквы. За свои неполных двенадцать лет он побывал лишь в Москве — отец взял его с собой в командировку на три дня. Ведь нельзя брать в расчет поездку на автобусе в летний лагерь год назад. Всего-то три часа пути...
Июнь наполовину был разбавлен летней практикой на пришкольном участке и работой в теплицах. Не очень приятно возиться в земле, да ничего не поделаешь — иначе зачет не поставят, осенью влетит. Две недели сплошное земледелие.
Июль тоже промчался стрелой, в беготне по двору, в футбольных баталиях и в велосипедных гонках.
И пришел наконец август...
Начались сборы в дорогу. Родители водили Димку по магазинам, подбирая одежду; обзванивали турагенства в поисках дешевых билетов и гостиниц; набивали чемоданы и сумки разной бесполезной всячиной. Бесполезной с Димкиной точки зрения. Ну сами посудите, зачем на испанском побережье теплый вязаный свитер? Летом в такую жару? И ведь спорить совершенно бесполезно, маму переубедить практически нереально.
Димка и не вмешивался в процесс сборов. Он-то уже давно собрал свою сумку. Бинокль, маска, ласты с трубкой — что еще надо для полного счастья!..
И вот, утром 12 августа 200.. года семья Алтуфьевых в полном составе вышла из подъезда на улицу, нагруженная, словно восточный караван.
Заказанное загодя такси еще не подошло и в ожидании транспорта папа с мамой сложили груз на асфальт, а Димка уселся верхом на большой синий чемодан.
И тут наша история приняла совершенно неожиданный поворот...
Папе захотелось пить. Возвращаться обратно в квартиру — плохая примета. И он попросил сына сбегать в супермаркет, вот здесь, рядом, в трех минутах, через дорогу.
И Димка побежал. Помчался стремглав, потеряв всякую осторожность. То ли от жары, то ли от томительного ожидания поездки...
Визг тормозов он услышал у самого уха, почувствовал сильный удар в ребра и бедро... И все потемнело, поплыло, исчезло...
Невероятный везунчик — Димка умудрился попасть под машину «скорой помощи», что мчалась на вызов, включив сирену на весь город. Или столь же невероятный неудачник — перед такой поездкой попасть под колеса...
Словно со стороны он увидел, как родители метнулись к отлетевшему в сторону телу, как из «скорой» выскочил встревоженный и немного разозленный врач... Как его уложили на носилки и впихнули в эту самую «скорую» Как мама села вслед за ним, а папа бросил ключ соседке, попросив занести вещи в дом, и сел на скамейку рядом с мамой.
Красно-белая дверь с крестом захлопнулась и машина понеслась в больницу.
 
— Эй, постойте! — пронеслось в Димкиной голове. — Вы куда?! А как же я?! Стойте!!
Мальчишка вскочил и понесся вслед за удаляющейся «скорой» Помчался изо всех сил, со всех четырех ног... ЧЕТЫРЕХ?!!!!
Едва Димка осознал этот факт — он резко остановился, прямо посреди проезжей части. Когти скрежетнули по асфальту и он кувыркнулся через голову. Сзади раздался резкий гудок, Димка взвизгнул и бросился на тротуар — под ноги прохожим. Высокий дядька отпихнул его ногой в сторону, в пыльный, давно неметеный закуток у киоска.
Димка вжался в железную теплую стенку и застыл. В голове мельтешили обрывки мыслей, сворачиваясь в тугую непонятную спираль.
Перед глазами плыл частокол из самых разнообразных ног — мужских, женских, в брюках, в чулках, юбки, платья...
Димка перевел взгляд на свои собственные ноги. Зажмурился, потряс головой. Но, открыв глаза, увидел все ту же безрадостную картину: собачьи короткие лапы в белых пятнах на коричневом. Так не бывает... Где его кроссовки? Где новенькие джинсы, купленные позавчера?
Что-то шевельнулось за ухом и больно укусило. Димка дернулся, а задняя лапа сама собой рванула к голове и стала чесать, только пыль столбом.
Безмерно удивившись такой прыти от самого себя, Димка наконец обрел способность соображать. Почесать ногой за ухом человеку практически невозможно, если он не йог. Поскольку йогом Димка не был, он стал искать другое логическое объяснение.
Оглядел себя со всех сторон... Ну и дела-а-а... Тело уменьшилось многократно, покрылось короткой шерстью... Кроссовки превратились в мягкие черные подушечки...
Димка попытался что-то произнести, позвать на помощь или спросить, что с ним... Но раздался лишь короткий тявкающий звук.
Так ничего толком и не поняв, Димка решил бежать домой. Ну, а куда же еще бежать мальчишке, попавшему в столь глупую ситуацию? Конечно, к маме!..
Быстренько сориентировавшись на местности, Димка поднялся, стряхнул налипшие окурки и обертки от мороженого и помчался в сторону своего дома.
Ловко протискиваясь между ногами и уворачиваясь от пинков, Димка подбежал к своему подъезду. Дверь была закрыта — пришлось подождать, пока не подошел кто-то из соседей и не приоткрыл дверь. Димка протиснулся в щель, не слушая возмущенных криков, взлетел на четвертый этаж.
И тут же в голову пришла простая мысль, что дома-то никого и нет... Родители же в больнице, рядом с его собственным неподвижным телом.
А их ненаглядный сын здесь, под дверью. И понятия не имеет, в кого же он, собственно, превратился...
Впрочем, говоря по правде, Димка уже обо всем догадался, но гнал эту догадку прочь, надеясь неизвестно на что.
Из горла вырвался громкий лай. Потом Димка заскулил, коротко взвизгивая. Черная лохматая тоска сжала маленькое сердце. Хлопнула дверь у соседей сверху, кто-то крикнул:
— Поразводили собак! Пошла вон, на улицу!.. Щас спущусь, вышвырну!..
Не дожидаясь, пока спустятся его вышвыривать, Димка побежал вниз, смешно перекатываясь по ступенькам.
Дверь открывалась наружу и Димка, встав на задние лапы, приоткрыл ее сам, без посторонней помощи. Пока не захлопнулась, выбежал на улицу, под яркое августовское солнце.
Путь был один — в больницу!.. Там родители, там врачи, там его тело, там разгадка — все там, там, там...

Глава вторая

Ближайшей к месту аварии была 3-я Городская Больница. Димка был в ней лишь однажды, когда подвернул ногу на физкультуре. Он был тогда во втором или в третьем классе, сейчас и не вспомнить. Сделав рентген и наложив тугую повязку, его завернули домой, под мамины причитания. Все происшествие было почти стерто из памяти, но дорогу Димка знал.
Он побежал по разогретому асфальту, мимо серых домов, вдоль чугунной ограды, через тенистый и безлюдный в это время парк...
Вся дорога заняла от силы четверть часа, но бежать на четвереньках было как-то непривычно, странно... Впрочем, Димка быстро освоился и даже успевал перепрыгивать мелкие лужицы от поливалок.
Солнце, свежий воздух, прогулка сделали свое дело — к больнице Димка подбегал в самом радужном настроении. Да и то, много ли на свете мальчишек, которым посчастливилось побыть хоть минутку в шкуре взаправдашнего щенка?
Вот и больничная ограда. Димка пролез сквозь чугунные прутья; фыркнув, быстро пробежал мимо остро пахнувшей бензином машины «скорой» , что стояла у крыльца. Подошел к стеклянной двери и замер, ожидая входящих пациентов. Димка намеревался повторить финт с дверью подъезда, но не тут то было.
Едва он сунул влажный нос в открышуюся щель, как уткнулся в белую брючину здоровенного санитара. Тот как раз выходил покурить.
— Пшел отсюда! — послышался раскат грома и Димка получил мощный пендель в район хвоста. Такой мощный, что бедный мальчишка пролетел рыжей торпедой метра три, никак не меньше.
Шмякнулся на землю пузом, не успев подставить лапы. Конечно, превратись он не в щенка а в кота, результат падения был бы иным. Но сейчас Димка пребольно ушиб все внутреннности; встал, покачиваясь. Сделал несколько шажков в тень кустарника и упал на прохладную траву. Внутри все ныло и болело. И Димка тихонько заскулил. Боль стала утихать, глаза сами собой закрылись и Димка задремал. Он время от времени встряхивался и внимательно глядел на дверь, чтобы не пропустить выходящих оттуда родителей.
Подступил голод. Яичница, съеденная наспех утром, очевидно осталась внутри его человеческого тела. Надо было добыть еду.
Стараясь не упускать из виду входную дверь «приемного покоя» , Димка стал слоняться по больничному двору, принюхиваясь к запахам. Обнаружил под деревом кусок засохшей булки и тут же сжевал его. Ничего вкусней ему еще есть не приходилось!..
Какая-то тетка вышла из больницы, подошла к обочине и вытряхнула на траву остатки курицы — наверное, кто-то из родственников не доел. Посвистела Димке и пошла дальше, по своим делам.
Димка стрелой подбежал к столь вовремя подвернувшейся трапезе.
Но как ни велика была скорость, он все же опоздал...
Невесть откуда взявшийся огромный черный пес дворянской породы преградил ему путь. Он стоял, оскалив зубы и утробно рыча. Пес низко пригнул голову, на загривке топорщилась шерсть.
— ГР-Р-Р-азоррррву!!.. — послышалось Димке в том рычании.
Димка остановился в нерешительности. Его нынешний рост не шел ни в какое сравнение с ростом нежданного врага. Давид и Голиаф, ни дать ни взять.
Но пес не учел одного — он ведь имеет дело не с обычным щенком, а с «человечьим»
Димка пошел кругом, не отводя взгляд от желтых глаз, налитых злобой. Пес поворачивал голову вслед. Димка заметил краем глаза, что пнувший его недавно санитар с интересом наблюдает за этой сценкой.
Димка громко тявкнул на пса, потом еще раз и еще. Наконец он добился своего. Враг разозлился, забыл про еду и про осторожность. Он бросился на дерзкого щенка. А тот помчался прямо под ноги санитару. От неожиданности дядька отскочил, схватил прислоненную к скамейке метлу и огрел пса по хребту. Дворняга заскулила, поджала хвост и принялась улепетывать со всех ног. Великан оказался трусом.
Димка тоже на всякий случай убежал от метлы подальше. Убедившись, что враг повержен, он с достоинством подошел к ожидавшему его завтраку и принялся хрумкать косточками.
Сзади послышался громкий смех — это санитар по достоинству оценил щенячью находчивость.
— Не такой уж он и злой, — подумал Димка.
Едва он покончил с вкуснейшей ароматной курочкой, как заветная дверь отворилась и на пороге показались его папа и мама.
Веселым прыжком Димка бросился им под ноги и заплясал от радости.
— Мам, па!.. Я здесь, наконец-то дождался!.. Пошли скорей домой!.. — Но родители слышали лишь заливистый лай. Они шли равнодушно, не обращая никакого внимания на собачонку, вьющуюся у ног. Они брели, не глядя по сторонам, и говорили о своем горе.
— Не переживай так, все будет хорошо, — пытался успокоить жену папа. — Врач же сказал, надо только время. Все что могли, они сделали...
— К пяти часам я приду, на их нянечек надежды мало. Лучше уж сама посижу, пока Димочка в коме...
— Конечно, о чем речь... Будем дежурить, я на работу позвоню, раз такое дело, пусть продлят отпуск, или как там решат... —
— Когда в себя придет... Хоть бы поскорее... Хоть бы что-то прояснилось...
Мама заплакала, а отец обнял ее за плечи. Димка шел за ними, словно оглушенный. Он мало что понял из этих отрывочных фраз, но слова «кома» , «сделали, что могли» порядком сбили настроение. Он понуро свесил голову и шагал, глядя лишь под ноги.
Так они дошли до своего подъезда. Но папа прикрыл дверь перед собственным сыном, чуть не прищемив ему голову.
Димка даже не стал рваться за ними. Он улегся на бетонный пол, чуть в стороне от двери. Ничего уже не хотелось, даже жить. Солнце уже не казалось таким ярким, как прежде, листья не такими зелеными, воздух не таким прозрачным. Тоска все спрятала под своим покрывалом.
Димка смирился со своей участью и просто отрешенно наблюдал за течением времени...

Глава третья
В полудреме Димка услыхал, как приоткрылась дверь и кто-то вышел. В полной апатии ко всему свету, Димка даже не повернул голову посмотреть. А этот «кто-то» присел рядом на корточки, погладил Димке голову, почесал за ухом, присвистнул. Сказал:
— Хороший, хороший... — и пошел дальше.
Теплая волна пробежала по всему Димкиному телу, от кончика носа до кончика хвоста. Тоска уменьшилась, съежилась до размеров блошиной подковки. И растаяла без следа.
Он ведь живой, а это самое главное! Все наладится!..
С этой простенькой мыслью Димка вскочил и с любопытством поглядел вслед таинственному незнакомцу.
Как же, «незнакомец» ... Это же Данилка, его одноклассник!
Конечно, житие в одном подъезде и совместная учеба не делают людей друзьями автоматически. Но все же они были приятелями. Димка не раз бегал к Дане на седьмой этаж за уроками, когда болел.
Данька был неплохой парнишка, но слишком стеснительный. Должно быть, из-за роста. Самый маленький в классе, его даже принимали иногда за второклассника.
Сейчас он направлялся в магазин, судя по сиреневой авоське, которой он щелкал по колену.
Димка от скуки и поддавшись первому порыву, направился вслед за ним.
Нежданно-негаданно ( а именно так почему-то чаще всего и приходят неприятности) из-за угла дома навстречу Данилке вышла разудалая компания. В школе ее прозвали «банда четырех» Эти четверо искали приключений и почти всегда их находили. Долговязый Генка, полноватый Хрып, трусоватый Мишка и наглый до невозможности Вован. Учителя давно уже сложили и умыли руки, родители надеялись на школу.
Сшибание мелочи у малышни было лишь легкой шалостью по сравнению с остальными «подвигами» компании.
Данилка сбавил шаг, но проскочить мимо даже не попытался. Знал — бесполезно. Раз уж заметили, раз уж заухмылялись приветливо — все, жди беды.
Так и случилось — его окружили, взяли в «клещи» Вован без предисловий протянул лапу:
— Займи десятку до получки, а? — За нарочито ласковым тоном скрывалась змеиная улыбка. Так удав беседовал бы с кроликом.
— Нету у меня, только на магазин дали — охрипшим голосом ответил Данька.
— Жалко, да? Я ж отдам. Вот получу первую пенсию и сразу отдам, — продолжал столь же ласково Вован.
— Не жалко. Если б лишние были, дал бы.
— Блин, Вован, че ты с ним базаришь? Давай я ему в тыкву дам, сразу вежливым станет, — влез в разговор Генка.
— Ниче ты, Гена, не понимаешь в тактике. Отнять — это скучно. А вот чтобы он сам дал, уговорить — это уметь надо. Понял? Учись, пока я живой.
— Мне идти надо, скоро закроется... — Данилка попытался ускользнуть от надвигавшейся расправы.
Но не тут-то было.
— Значит, не хочешь по-хорошему... Ну, тогда не обижайся... Мишка, дай ему по шее.
Мишка поднял руку, размахнулся...
Нельзя сказать, что Димка уж очень боялся эту компанию до сего дня. Скорее, опасался. Обходил стороной, стараясь не столкнуться. Это удавалось почти всегда. Лишь один раз, в самом начале весны, его прижали во дворе школы и все выгребли из карманов. В сторонке стояли несколько одноклассников, но никто и не подумал вмешаться. Да Димка и сам бы не полез заступаться за других, он ведь не псих...
Но сейчас, увидев Мишкину протянутую руку, Димка зарычал, оскалив пасть и взъерошив шерсть. Не задумавшись ни на секунду. Должно быть, собачья душа не исчезла, а лишь потеснилась, сохранив все инстинкты.
Пацаны наконец-то обратили внимание на щенка, сидевшего до поры в сторонке.
Мишка тут же отдернул руку.
— Это чья шавка? Твоя, что ли? — лениво спросил Генка.
— Моя... То есть, мой... И никакой он не шавка, — осмелевшим тоном заявил Данилка.
Димка благодарно взглянул на него снизу вверх.
— А ну, брысь отсюдова!.. — Вован попытался ногой дотянуться до щенка. — Ты еще порычи тут. Щас камнем получишь... Пошла вон!
Напрасно он это сказал... Даже самая мелкая собачонка имеет острые и крепкие зубы.
И Димка рванулся вперед, вцепившись в голую икру Вована — тот, по случаю жары, нацепил темно-синие шорты, хоть и не очень солидно для шестиклассника.
— А-а-а-а!!.. Бешеная, зараза! — заорал он, дрыгая ногой с прицепившимся щенком. — Отцепи его!
Димка сжал челюсти, словно бультерьер. Дружки Вована растерянно стояли рядом, даже не пытаясь помочь предводителю.
Когда Димка почувствовал на языке соленый привкус, он сжалился и раскрыл рот. Свалился рядом на все четыре лапы и коротко залаял.
Вован тут же помчался прочь, прихрамывая и зажимая ладонью рану.
Через полминуты двор был столь же пуст, как и раньше.
Данька удивленно смотрел на Димку. А тот замахал приветливо хвостом и попытался улыбнуться.
Кстати, Димка не раз еще пробовал разобраться, как же у него получается вилять этой штукой. Странное чувство, словно хвост включается сам по себе, просто от хорошего настроения...
— А ты ничего... — протянул Данька и присел. Димка тут же подошел ближе и ткнулся прохладным влажным носом в горячую ладонь. — Надеюсь, ты не бешеный, как этот придурок сказал? Здорово ты его. Вкусный он? Ну, и погрыз бы еще, чего так быстро отцепился?..
Данилка приговаривал все это и гладил щенка. Димка совсем растаял от нежданной ласки. Он совсем не привык к такому. Даже когда мама пыталась погладить его, Димка уворачивался, мотал головой, словно упрямый теленок. А теперь, вот поди ж ты... Что делает с человеком щенячья жизнь...
— Ты, может, голодный? — наконец догадался спросить Данилка о самом главном.
— А то... — ответил Димка. — Гр-гав... — в переводе на собачий.
— Ну, пошли ко мне. Да не бойся, дома никого нету, все на работе.
Заметив, что щенок нерешительно топчется у подъезда, сказал Данька. Открыл дверь, впустил Димку и вошел следом.
Страницы:
1 2

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru