Следовая полоса. А. Смолин

Следовая полоса. А. Смолин

Следовая полоса. А. Смолин (продолжение)

Слагаемые успеха
Великий русский полководец А. В. Суворов говорил: «Воюют не числом, а умением». К пограничникам это высказывание Суворова имеет самое прямое отношение. Какими бы блестящими чертами характера ни обладал человек, но если он не имеет необходимых навыков в службе, не владеет определенной суммой знаний, вряд ли он добьется успехов в боевой и политической подготовке, вряд ли сумеет задержать врага.
Для тех, кто собирается идти служить в пограничные войска, дам несколько практических советов. Думаю, что они будут полезны.
В начале я уже сказал, что без умения читать следы, разгадывать различные ухищрения воин не сможет своевременно обнаружить признаки нарушения границы. Так же хорошо пограничник должен знать необходимые сведения о маскировке действий наряда.
Умелая маскировка в дневное и в ночное время создает у нарушителя иллюзорное представление о том, что ему никто не угрожает на чужой для него территории, а значит, в какой-то степени обезоруживает его.
Маскируются пограничники, не только надевая специальную одежду — маскхалаты, — они умело используют для этого рельеф местности.
Однажды солдаты несли службу на одном из флангов заставы, стараясь двигаться по дозорной тропе как можно скрытнее, и вышли к широкому полю. На опушке остановились.
Прежде чем продолжить движение, они тщательно прослушали местность и… уловили подозрительные шорохи. Еще прислушались. «Пробирается человек», — решили они и сообщили о своих предположениях на заставу.
Вскоре нарушитель границы был задержан.
Если бы воины шли вдоль границы, не соблюдая маскировки, враг первым обнаружил бы их, и боевая задача не была бы выполнена.
Уметь наблюдать, уметь слушать, безошибочно определять источники звука и света — целая наука, которой должен овладеть пограничник. Дело это тонкое. Взять хотя бы прослушивание местности.
Думается, что для этого необходимо правильно выбрать место расположения. Лучше всего у просек и троп, в низинах или на пологом берегу реки. Это обеспечивает ряд удобств для наряда. Улучшается слышимость звуков, легче осматривается местность, кроме того, маскируется передвижение пограничного наряда, повышается его маневренность.
Пограничнику надо уметь хорошо различать звуки: треск сломанной ветки от стука упавшей еловой шишки, крик птицы от подражания ей голосом; всплеск скатившегося в воду камня от всплеска весла; шорохи, издаваемые камышом в ветреную погоду, от шорохов листвы, кустов и деревьев.
На нашем участке Государственной границы много рек, камышей. Камыши слабо проводят звуки: когда идешь сквозь камыши, всплески на реке еле слышны.
Пограничники знают, что в таком случае лучше идти попеременно: во время движения младшего наряда старший, оставаясь на месте, внимательно вслушивается в ночные звуки, затем они меняются ролями.
Прослушивание у камышей — дело непростое.
При ветре камыш издает почти однотонный звук, а если сквозь него пробирается лодка, то слышится неравномерный глухой шорох. Стоит попасть в камыши человеку, то в этот шорох явственно вплетается слабый треск ломающихся стеблей.

Слушают тишину
По берегам рек часто растут кустарники. Если заметили в них подозрительные движения, то примените простой способ проверки — бросьте камень. Реакция животного, зверя, птицы в таких случаях моментальная.
При наблюдении ночью за зеркалом реки надо запомнить хорошее правило: наблюдать за плывущими по течению предметами до тех пор, пока точно не убедишься в правильности своего заключения.
Молодому пограничнику следует уделить особое внимание работе со следовым фонарем, который лучше всего включать в оврагах, при обследовании кустов и, разумеется, при изучении обнаруженного следа. Причем фонарь надо держать не перед собой, а у бедра, под углом в сорок пять градусов. Такое положение следового фонаря не ослепляет пограничника и дает возможность эффективнее работать на местности. Ночью лучше всего проверять дозорку и берег реки не против луны, а так, чтобы она смотрела в спину пограничника.
Граница не делает скидок на молодость, на неопытность, поэтому воинам следует постоянно повышать свое боевое и служебное мастерство. В этом — основа прочности порученного нам под охрану государственного рубежа.
Конечно, в одной небольшой книжке нельзя рассказать обо всем, что нужно знать пограничнику, да это и не входит в мою задачу, я хотел только познакомить читателя с азами пограничной службы, ее особенностями, приоткрыть некоторые секреты следопытства.

У ворот государства
За тридцатилетнюю службу в пограничных войсках мне довелось не только ходить по дозорным тропам, многие километры преследовать нарушителей, принимать открытый бой с врагом, но и стоять у трапа теплохода или самолета, на железнодорожном вокзале — там, где проходит Государственная граница, требующая чекистской бдительности, высокого мастерства.
Служба на заставе отличается от службы на отдельном контрольно-пропускном пункте. Условия разные, и методы, которые используются там, не похожи на те, которыми пользуется пограничник обычного подразделения. Если, скажем, на дозорной тропе или в лесу, — там, где увидишь признаки нарушения границы, то будешь искать нарушителя. На теплоходе, в вагоне или в самолете действуешь иначе.
За годы моей службы не было случая открытого неповиновения нашим требованиям, но быть готовым к любым эксцессам со стороны задержанных следует всегда.
Враги перед тем, как проникнуть в нашу страну, проходят специальную подготовку, в их учебе нет шаблона, они пытаются перехитрить нас, потому и надо держать «ухо востро». Малейшую промашку используют, в любую лазейку пролезут.
Помню случай в одном из наших южных портов.
Готовился к отплытию пассажирский теплоход.
Стояла ненастная погода. Судно тонуло в тумане. Это для нас создавало определенные трудности.
Сквозь пелену тумана видно было, как на причал, где стояла группа людей, спустили грузовую корзину. Почувствовав недоброе, я предупредил напарника, а сам быстро направился к группе. Люди плотным кольцом окружили корзину, в которую устраивалась женщина, чтобы перебраться на судно.
Нарушительницу и ее помощников пришлось задержать.
Всякие ухищрения придумывают нарушители границы: и простые, как этот вот случай с женщиной, и посложнее.
У причала сверкает белизной готовый к отплытию теплоход. Разноязыкая речь, пестрая одежда, громкая музыка — у всех приподнятое настроение. На борт непрекращающимся потоком идут люди. За ними направились и таможенники. Подошла, стало быть, и наша очередь. Внимательно осмотрели нижнюю палубу, приступили к осмотру средней… В первой каюте «люкс» шумно разговаривали два пассажира. Постучали. Вошли, вежливо представились:
— Пограничный наряд.
Нам также вежливо ответили:
— Очень рады. Милости просим к нашему столу. У нас, слава богу, и выпить, и закусить есть что, — на украинском языке пригласил нас элегантно одетый пассажир. Он был чрезмерно услужлив и суетлив — на это-то мы и обратили внимание.
— Очень рады, — продолжал он. — А мы вот из Азии домой возвращаемся, как сказал поэт: «И дым Отечества нам сладок и приятен».
Я все слушал, поглядывая по сторонам, и улыбался: все-таки надо было соблюдать этикет с этими господами-иностранцами.
А словоохотливый джентльмен рассказывал свою биографию: и кто отец, и кто мать, и кто дети… Между прочим, бежал из России после революции.
— Курите? — спросил он. — Курите! — и протянул сигареты.
Мы вежливо отказались и продолжали осматривать помещение. Туалет. Ванная. Вешалка с одеждой. Нечаянно кто-то из нас задел за рукав халата, который показался неестественно широким и плотным. Глянул — а там спрятан сверток с антисоветскими изданиями.
Вот на какие ухищрения идут порой словоохотливые, внешне добропорядочные «соотечественники» ради того, чтобы сделать свое черное дело.

Припоминается еще один случай в порту
Была в самом разгаре посадка туристов, отправлявшихся за границу. Пассажиры осаждали контролеров, проверявших документы у трапа, только один держался особняком, чего-то выжидая. Толпа обступила контролера, а мужчина, стоявший в стороне, прошмыгнув за спиной пограничника, спокойно направился по трапу.
— Ваши документы! — догнал и остановил его контролер.
— Я иду к родственнику, — ответил тот, нисколько не смутившись. — Он коком здесь плавает.
Уточнили у администрации теплохода. Оказалось, никакого родственника у мужчины на судне нет, Вызвали тревожную группу, задержали «родственника».
Граница хороший барометр. Она всегда отражала «погоду» отношений между странами.
Пограничники первыми почувствовали напряженность на западных рубежах накануне Великой Отечественной войны. Они первыми и приняли удары врага. В послевоенное время им пришлось очищать приграничные районы от националистических банд, которые финансировались и снабжались оружием из-за рубежа.
Сейчас на границе деловая атмосфера. Через контрольно-пропускные пункты потоком идут легковые и грузовые машины, автофургоны и авторефрижераторы.
Однако не все так просто на границе, как может показаться, идеологическая борьба между капитализмом и социализмом не утихает, поэтому-то мы, пограничники, начеку.
На КПП прибыл микроавтобус «Фольксваген» с двумя туристами. Как обычно, к ним подошли пограничники: «Приветствуем вас на территории Союза Советских Социалистических Республик,… Просим предъявить документы».
Пока документы внимательно изучались, сотрудники таможни осматривали машину. Пассажиры микроавтобуса, их действия, выражение лица — тоже в поле зрения пограничников. Чуть что — они приходят на помощь.
Так вот, осматривая багажник, укрепленный на крыше микроавтобуса, сотрудник таможни как-то особенно внимательно и долго рассматривал шурупы, ввинченные в верхнюю крышку. Пограничный наряд в составе капитана М. А. Беляева и сержанта О. А. Реута включился в досмотр. Да, действительно пять шурупов были беспорядочно вкручены в верхнюю крышку. Отвинтили их, и на крыше образовалась щель, через которую пограничники увидели книги. Много книг. Отогнали автомобиль в сторону, чтобы не мешать осмотру остальных машин. Когда сняли торцевые планки крышек ящика и днища, то обнаружили в днище 12, а в крышках по 6 ниш.
Подобные ниши были оборудованы и внутри автобуса. В них-то «автотуристы» и пытались провезти антисоветскую литературу, книжечки религиозно-сектантского содержания.
Служители культа зарубежных стран в последнее время пытаются незаконно провозить к нам всевозможную свою «продукцию»: открытки, альбомы, брошюры, магнитофонные записи религиозных и пошлых песенок, книги религиозного и антисоветского содержания, издающиеся в Лондоне, Оттаве, Стокгольме. «Рабочие тетради» по божественному воспитанию детей, адреса служителей культа и верующих — на Западе и в нашей стране. Везут такую литературу не только тайно, а и в открытую. Мне рассказывали, как изъяли однажды у зарубежного туриста антисоветскую пачкотню, лежавшую на столике в купе. Он считал, вероятно: «Увидят пограничники, заберут и ничего мне не будет. А найдут спрятанной — можно нажить большие неприятности».
Мы, пограничники, только удивляемся: неужели всерьез можно надеяться противопоставить весь религиозный хлам марксистскому мировоззрению советских людей? Неужели всерьез можно верить в успех всех этих предприятий?!

На контрольно-пропускных пунктах пограничникам приходится встречаться не только с ярыми антисоветчиками, но и с прожженными контрабандистами.
…Напряженный поток машин на международном шоссе спадает только к вечеру. Тогда и пограничным нарядам, несущим службу на КПП, есть возможность передохнуть. Но ненадолго.
К современному — из стекла и бетона — зданию КПП подъехал авторефрижератор. Пограничный наряд, приветствуя экипаж на территории Советского Союза, просит предъявить документы. Подходит сотрудник таможни:
— Везете что-нибудь недозволенное?…
Всю эту процедуру я хорошо знаю. Знаю и что ответит шофер этого рефрижератора, розовощекий парень с черными вьющимися волосами. Я стою в некотором отдалении от рефрижератора. Смотрю. Наблюдаю. Наше с напарником время еще не пришло. Овчарка напарника Амур тут же рядом с нами. Наконец, до нас долетело:
— Нет ничего недозволенного. Везу фрукты. Только фрукты.
Мы трогаемся с места. Медленно обходим машину. Справа по ходу движения борт выкрашен светлее, чем вся машина. Может быть, ремонт после небольшой аварии? Амур тоже заволновался. Продолжаем осмотр, но какое-то время фортуна не улыбается нам.
Еще раз обошел машину. Какое-то чутье, беспокойное поведение Амура не позволяли мне отойти от машины. Мы продолжали искать. Наконец, заметили, что передняя стенка рефрижератора отличается от боковых. Подлез, осмотрел ее снизу.
— Что там у вас? — спросил водителя.
Тот неопределенно пожал плечами.
Пришлось отвинчивать болты и открыть тайник. В нем оказались контрабандные товары.

Хорошо помню одного туриста, который только и занимался контрабандными сделками. Сам-то он был пешкой в руках бизнесменов и только выполнял их задания. Когда увидел его — он прибыл к нам на теплоходе, — лицо показалось знакомым. Пытался вспомнить где, когда мы могли видеться? И не мог, а взял его документы, и сразу все прояснилось.
За короткий промежуток времени человек этот несколько раз пересекал границу. Это обстоятельство насторожило меня, я просил сотрудников таможни осмотреть его одежду более тщательно. Из карманов брюк, специально сшитых для перевоза контрабанды, извлекли золотые монеты, цепочки из золота высшей пробы. А под стельками полуботинок оказались два письма в целлофановых конвертах. В них сообщалось, сколько выручено от продажи ковров ручной работы, какая часть из этой суммы израсходована на переезд связного и на другие цели.
Участки нашей сухопутной границы надежно закрыты, а вот на контрольно-пропускных пунктах мы открываем ворота страны для иностранных туристов.
К сожалению, под видом туристов маскируются частенько люди, стремящиеся проникнуть к нам для подрывных действий, сбора секретной информации. Для того, чтобы добывать и вывозить советскую валюту. Да мало ли еще какие задания дают таким вот «туристам» их хозяева!
Те, кто ездил за рубеж, знают, как волнуются иностранцы при приближении к КПП; это первая остановка на советской территории. Здесь их, так же как у трапа парохода или на контрольно-пропускных пунктах, расположенных на международных шоссе, встречают советские пограничники. Здесь начинается Союз Советских Социалистических Республик. Здесь проходит проверка документов, таможенный досмотр.
Всегда собранны здесь и пограничники: никогда не знаешь, какой сюрприз приготовили так называемые гости из числа тех, кто прячет истинные лица под маской скучающего туриста.
Помню, осматривали мы с напарником пассажирский поезд. Шли от последнего к головному загону. Работали споро, уверенно.
У одного купе увидели выразительно поглядывавшего на нас таможенника и задержались.
— Вот, предлагают выпить, — сказал сотрудник таможни, — по случаю дня рождения, да только я давно уже не пью, к сожалению. — И пошел в следующее купе, бросив нам:
— А вы работайте, работайте, товарищи.
Я оглядел купе. Двухместное. На полках — черные кожаные чемоданы, бутылки с заморскими винами. Стоят бутылки и на столе, и под столом. При виде нас иностранец еще больше засуетился:
— Милости просим, присаживайтесь. Отведайте…
Я сказал напарнику:
— Начинай! — и начал искать.
Диванная подушка, чехол. Так… Извлек из шерстяной ваты целлофановый мешочек с золотыми вещами. Увидев все это, иностранец ошалело посмотрел на нас:
— Я это в первый раз вижу, это не мое. Честное слово, не мое.
— Пройдемте с нами, там выясним, чье, — твердо сказал я.

Хорошо запомнилась мне одна супружеская пара, внешне производившая вполне добропорядочное впечатление. Посмотришь на этих немолодых уже людей и никогда не подумаешь, что способны на грязные дела. Во всяком случае, так казалось мне, когда я проверял их документы. На столе в купе у них лежал семейный альбом. Машинально потянулся к нему, перелистал несколько страниц и под нижней обложкой обнаружил скрытый карман. Там оказалась валюта.
И еще случай.
На перроне вокзала встречали международный поезд. Как обычно, пограничники, таможенные и железнодорожные служащие в это время очень заняты. А я приехал в короткую командировку и собрался домой. Иду по перрону, по привычке, выработанной годами, вглядываюсь в окна вагонов.
Всякие лица смотрели на меня: и пожилые, и молодые, и кокетливые, и не очень. И вдруг я чуть не споткнулся, остановился: меня из-под черного платка, словно буравчики, сверлили маленькие глазки-щелочки. Монахиня. Смотрит настороженно. Я пошел было дальше, но вернулся к тому вагону, разыскал пограничный наряд и попросил старшего обратить внимание на святое семейство.
— Вошли в купе:
— Пограничный наряд… Просим предъявить документы.
Старшая монахиня вздрогнула, побелела и тотчас схватилась за сумочку.
Так себя и выдала.
…Международный аэропорт. Через несколько минут прилетают и улетают отсюда самолеты.
Летное поле в чаще, окруженной зелеными горами. Много света, солнца. В такую бы погоду да на берег Тиссы. А мы в полной пограничной форме и ждем «своего» самолета.
Послышался шум мотора. Поднимаем голову и следим за тем, как серебристая птица плавно касается посадочной полосы. Вот уже подгоняют трап, открывается дверца самолета и первые пассажиры появляются на ступеньках трапа.
Подходим к пассажирам. Начинается рядовая ежедневная работа.
Пограничникам, несущим службу на контрольно-пропускных пунктах, нужно хорошо знать устройство автомобиля, судна или самолета, чтобы уметь профессионально осмотреть их. Конечно, и здесь нам очень помогают опыт наблюдательности и смекалки.
У нас не принято скрывать в себе секреты мастерства. Все, что я приобрел за годы службы в войсках, чему научили меня командиры, я передаю своим ученикам.

Напутствие
Рассказывая о своей службе, я старался подчеркнуть основные качества, которыми должен обладать пограничник.
Люди приходят к нам сформировавшиеся, со своими индивидуальными качествами характера. Но ко всем есть одно требование. Речь идет о том, чтобы все воины воспитывали в себе, сознательно вырабатывали такие черты, как преданность воинскому долгу, мужество, честность, отвага.
Эти качества воспитываются, шлифуются в процессе воинской учебы, службы, их прививают воину командиры.
И вообще перед тем, как решить, кем ты хочешь стать в жизни, какую профессию избрать, проверь себя по всем статьям духовных и физических качеств.
Конечно, идеально, если ты имеешь твердый характер, если ты верен избранному пути. Менять профессию — значит отстать от своих сверстников, а догонять всегда труднее. Поэтому решай сразу — на всю жизнь.
Я считаю, что в свое время правильно решил остаться на сверхсрочную службу в пограничных войсках. Эта служба помогла мне найти себя, проявить свои способности и стать тем, кем я есть.
В юности тянет к романтической профессии, к подвигу. Поиски увлекательного своего пути в жизни — все это закономерные оправданные желания. Однако суть исканий, по-моему, не только в дальних дорогах и тяжелых рюкзаках, и если взять крылатую горьковскую фразу о том, что «в жизни всегда есть место подвигу», то в повседневности победить в себе лень, малодушие, расхлябанность тоже немалый подвиг.
Главное, каким бы делом в жизни ты ни занимался — стремись быть полезным человеком для общества, Родины.
Приветствую желания тех юношей, которые хотят стать офицерами, посвятить всю свою жизнь службе в Вооруженных Силах СССР. Профессия военного очень почетна, но и ответственна. Она требует проявления самых лучших человеческих качеств и глубоких знаний.
Мне хотелось бы сказать тем, кто идет в пограничное училище или намерен служить прапорщиком, кто сменит нас на боевом посту: служите своей Родине верно и честно; овладевайте воинскими знаниями, пограничным мастерством; закаляйте себя физически. Будьте инициативными и смекалистыми, умейте принять правильное решение и оперативно действовать в поиске; не проявляйте растерянности при встрече с врагом, убедите себя в том, что вы сильнее его, потому что вы на своей земле и потому что вы стоите за правое дело — защищаете свою Родину.
За многолетнюю службу в пограничных войсках в меру своих сил я помог овладеть пограничным мастерством многим молодым воинам, вырастил своих учеников. Канафьев, Шахрай, Балужас — теперь уже известные в войсках следопыты, награжденные правительственными наградами, сами учат молодежь.
Жизнь продолжается. На смену нам приходят молодые грамотные воины. Уверен — они не подведут!

Это только начало пути

Часто приходится мне бывать в среднеобразовательных школах Киева, Львова, Москвы и других городов, выступать с рассказами о пограничниках.
Я вижу, как загораются ребячьи глаза, когда они слышат о многообразной напряженной жизни границы и о мужестве пограничников, преследующих нарушителей. Никто не остается равнодушным к таким рассказам, у многих юношей проявляется желание служить в пограничных войсках. Подходят обычно ко мне после встречи, спрашивают — всех ли берут, можно ли надеяться, что их призовут именно в пограничные войска.
Конечно, служить в наших войсках может не каждый, а только тот, кто имеет на это соответствующие данные: хорошие характеристики с места работы, из школы. С другой стороны, сама наша служба физически, идейно воспитывает юношей, закаляет их волю, формирует характер. Недаром говорят, что армия — хорошая школа.
К нам приходят обычные парни из городов и сел, но, разумеется, еще «необкатанные». Ежедневные тренировки, выходы в наряды выковывают из них настоящих бойцов.
Известен на границе ефрейтор В. Коростыченко, делегат XVII съезда ВЛКСМ. За короткое время он овладел секретами пограничной службы, стал мастером своего дела и отличился при задержании группы нарушителей. В успехах, которых добиваются воины границы, я вижу огромный труд не только командиров и политработников, но и их верных помощников — прапорщиков.
Вместе с офицерами они отдают весь жар своих сердец, все свои знания и опыт благородному делу воспитания и обучения пограничников.
Хочется вспомнить моего друга, боевого побратима — прапорщика Варлама Кублашвили, человека, о котором ходят легенды. У нас, на западной границе, его называют «грозой контрабандистов». Служит он на отдельном контрольно-пропускном пункте. Он не только знает тонкости своей профессии контролера-пограничника, он обладает редким даром психологического проникновения: глянет на человека, и как будто рентгеновским лучом просветит — знает, с честными намерениями переезжает тот границу или везет контрабанду.
Всех нас Варлам восхищает своим мастерством. На его счету десятки задержанных нарушителей границы, на сотни тысяч рублей изъятой контрабанды, многочисленные случаи разоблачения идеологических диверсантов.
Мастерство, мужество прапорщика Кублашвили отмечены многими правительственными наградами, в том числе орденом Октябрьской Революции.
В войсках нашего Краснознаменного ордена Трудового Красного Знамени БССР Западного пограничного округа хорошо знают старшину заставы имени Героя Советского Союза Федора Морина — прапорщика Петра Фомича Умнова. Это не только ревностный хозяйственник, но прежде всего умелый организатор пограничной службы, дельный командир, воспитатель. Начальник заставы считает его своей надежной опорой. Умнов — секретарь первичной партийной организации, с партийных позиций подходит к решению вопросов повышения боеготовности подразделения, укрепления воинской дисциплины. Застава в течение многих лет является отличной.
Прапорщик Умнов личным примером увлекает пограничников на ратные дела. Его самоотверженная служба высоко оценена Советским правительством. Не так давно он награжден орденом Красной Звезды.
Да разве перечислить всех, кто формирует молодого воина-пограничника, обучает его не только успешно проводить поединки с нарушителями, но и при попытке вооруженного вторжения на территорию страны надежно защищать границу в любом пункте!
Их много, этих скромных героев, ими славятся наши пограничные войска. И я счастлив, что принадлежу к этой армии.
По-моему, все пограничники гордятся своей службой, дорожат честью носить зеленую фуражку. Отслужив, уходят в запас, а граница остается в сердце каждого. Дружба, рожденная на границе, — на всю жизнь.
Сейчас известны целые отряды пограничников, вместе уехавших на всесоюзные ударные стройки.
Зеленые пограничные фуражки можно увидеть на Красноярском алюминиевом заводе, на нефтепромыслах Тюменской области, на строительстве Байкало-Амурской магистрали. Это — идейные, надежные люди. Уверен, они и здесь не подведут.

По сигналу тревоги
Привязанность к границе — чувство, переживаемое не только нами, мужчинами, служащими в войсках. Вместе с нами «служат» и наши жены, наши дети. Сколько им приходится не досыпать ночей, когда мы вовремя не возвращаемся со службы… А вот уходят офицеры на пенсию, увозят свои семьи в большие города, и нашим женам, оказывается, не хватает тех тревожных ночей, той дружной атмосферы, взаимной поддержки, которую они ощущали, живя на заставе…
Многое теперь изменилось на границе. Конечно, вы не найдете сейчас заставу, разместившуюся в землянке или в блиндаже. Светлые современные типовые здания, удобные комнаты отдыха, столовые, помещения для занятий ждут новобранцев на границе.
Для охраны границы есть и быстроходные корабли и катера, самолеты и вертолеты, вездеходы и аэросани, радиолокационные станции и прожекторные установки, современные средства связи и наблюдения и многое другое. Техника помогает пограничникам, но она не может заменить идейной закалки, воинского мастерства, умения ориентироваться в обстановке, искусства маскировки и наблюдения, физической выносливости. И, конечно, воины должны в совершенстве владеть следопытством — умением расшифровать любой след на границе, распознать малейшие признаки ее нарушения. Вот тут-то нам незаменимую помощь и оказывает четвероногий друг — служебная собака.
Могу уверенно сказать: границы наши на крепком замке. Но это не значит, что мы должны успокоиться, перестать заботиться о повышении своей военной и специальной подготовки.

Лейтенантские погоны
Военные знания приобретаются в учебном подразделении в процессе службы, а если выберешь для себя воинскую службу на всю жизнь — в военном училище.
Мне, к сожалению, не пришлось стать офицером, я не кончил военного училища: война, оперативные задания, а потом уж и возраст не дал мне возможности поступить в Московское пограничное командное Краснознаменное училище. Но сама служба на границе явилась для меня настоящим университетом.
Большинство наших военных учебных заведений, в том числе и пограничные, являются высшими. Выпускникам не только присваивают звание «лейтенант», но и вручают дипломы о высшем образовании.
Прослужив тридцать с лишним лет в войсках, знаю, что особенностью знаний военного человека является то, что он должен применять их безошибочно, быстро, находить правильные решения при неожиданно возникших ситуациях.
На границе абсолютно нетерпимы равнодушие, беспечность, безынициативность, пассивная регистрация фактов.
Бдительность и служебное мастерство — профессиональные качества пограничника. Зоркость, настороженность, постоянная готовность к стремительным грамотным действиям, когда на заставе прозвучит сигнал тревоги; умение по незначительным признакам определить, где прошел или готовится пройти нарушитель, — эти качества вошли в плоть и кровь пограничника, иначе он не обеспечил бы неприкосновенность границ Родины, не справился бы со своей задачей защитника социалистических завоеваний.
На границе всегда напряженная атмосфера, которая постоянно обязывает воина быть начеку.
Ежедневно в наряд пограничник уходит, вооруженный автоматом. С одной стороны, он один на один с границей, где не исключены случайности. С другой стороны, находясь на службе, пограничник всегда связан с заставой, с товарищами, он чувствует поддержку всей страны. И потому он ведет себя геройски. Так совсем недавно вступили в схватку с нарушителем рядовые Валерий Кузнецов и Владимир Козлитин. Их бдительность и пограничное мастерство помогли выйти победителями из схватки.
Конечно, на войне ситуации сложнее и неожиданнее, чем они складываются порой на границе. Учиться мгновенно мобилизовываться, использовать свои знания и опыт вы можете в военных училищах. Общеобразовательный курс высших военных училищ ничем не отличается от программы институтов сходных профессий.
На старших курсах, где начинается специализация, основное внимание уделяется специальным предметам, боевому применению техники и оружия.
Еще одной особенностью пребывания в училищах является то, что там обучают курсантов практическим навыкам, ведь выпускник училища порой сразу после выпуска может оказаться в таких условиях, когда ему придется решать все самостоятельно.
Поэтому все практические занятия проходят в условиях, близких к боевым.
На полевых учениях и маневрах работы много: то марш-броски, то стремительные атаки.
Трудно, конечно, это. Но иначе нельзя. Весь смысл военной службы заключается в способности быть всегда готовым к любым неожиданностям и находить решение мгновенно.
Военный человек, как правило, отлично владеет техникой и оружием, находящимися в его распоряжении, знает особенности действий солдат в создавшихся условиях. Но не только это. В бою он будет действовать с воинами других родов войск, значит, он должен знать возможности поддерживающих его средств. Иначе нельзя: можно опоздать с выполнением боевой задачи.
Сейчас в наших Вооруженных Силах — самая совершенная техника. Возросла и вооруженность пограничных войск. Теперь никто не увидит на пограничных заставах знаменитые «трехлинейки». Новейшее оружие, современные приборы, машины самого разного назначения — вот что имеет в своем распоряжении пограничник.
Техника сама по себе мертва. Она послушна только рукам умелого специалиста. Поэтому одна из важных задач будущего офицера-пограничника — мастерски овладеть оружием и боевой техникой.
Но для современного боя и этого мало. Нужна взаимозаменяемость. Скажем, вышел из строя водитель бронетранспортера или стрелок. Кто поведет машину, кто займет место у пулемета?
Взаимозаменяемость укрепляет уверенность, оттачивает бдительность, помогает находить выход из самых трудных ситуаций.
Воины должны научиться переносить все лишения и невзгоды, которые могут возникнуть в боевой обстановке. Сейчас учатся уже дети людей, родившихся после войны. Вот уже тридцать лет мы живем в условиях мира. За это и отдали свои жизни в боях с ненавистным врагом — фашизмом миллионы советских людей. Мы никому не угрожаем. Мы строим коммунизм — светлое будущее всего человечества. Быть на страже мирного труда своего народа — наш священный долг.
В письме Генерального секретаря Коммунистической партии Л. И. Брежнева прапорщику Ю. Прокофьеву, опубликованном в газетах, ясно выражена эта почетная задача.
«Коммунистическая партия, ее Центральный комитет последовательно проводят в жизнь внешнеполитический курс, осуществляют действенные меры, направленные на разрядку международной напряженности, на осуществление Программы мира, разработанной XXIV съездом КПСС. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что силы войны и реакции, силы агрессии и милитаризма не обезврежены, не сложили оружия. Вот почему так велико значение повседневного ратного труда наших воинов, их настойчивой учебы, упорного овладения первоклассной техникой, обеспечивание высокой бдительности».
Эти слова в полной мере относятся и к нам, часовым границы.
Итак, согласно предписанию, отбудете вы к месту назначения, представитесь своему командиру, побеседует он с вами, и приступите вы к исполнению своих служебных обязанностей.
Постепенно войдете в курс дела, поймете, что все ваши треволнения и выпускные экзамены, и ожидание назначения — только начало всех начал.
Главное начинается сейчас. И не перед приемной комиссией вы держите экзамен, а перед своими подчиненными, среди которых есть и ваши ровесники, и люди постарше, вроде меня, — перед всеми военачальниками, перед жизнью, перед самим собой. Здесь уж речь пойдет о ваших человеческих качествах, о больших и малых победах. Вы — на глазах, на вас смотрят подчиненные. А нет суда строже, чем их суд. Они оценят все достоинства и недостатки вашего характера, определят ваши знания, обсудят между собой ваши привычки. Так что государственный экзамен привыкайте держать всю жизнь, пока служите.
Конечно, непросто это. Могут быть и промахи, и ошибки — не бойтесь! Важно только вовремя их обнаружить и устранить.
Мне хотелось бы обратить ваше внимание на работу с сержантами, старшинами, прапорщиками — это люди, ценные для нашей армии. Постарайтесь найти правильный тон с ними, не считайте зазорным спросить у них непонятное, перенять практические навыки.
Сумеете наладить контакт — и дела у вас наверняка пойдут успешно.
По себе знаю: сержанты и старшины — первая опора офицера.
Моя беседа, думается, была бы неполной, если б я упустил и другой, не менее важный момент в жизни молодого офицера.
Вы окончили высшее пограничное командное училище. Сданы государственные экзамены. Получено назначение. В канцелярии готовят для вас все необходимые документы, начальник финчасти подписывает расчетную ведомость, а председатель Государственной экзаменационной комиссии — диплом.
И вот наступает торжественная минута. Выносят знамя училища, зачитывают приказ о присвоении офицерского звания бывшим курсантам… Клятва верности делу великого Ленина.
Представляю, с каким нетерпением вы будете ожидать, когда назовут вашу фамилию.
Обычно списки выпускников составляют по алфавиту. Но вначале называют имена отличившихся в учебе. Хорошо, если вы окажетесь в их числе.
…И вот еще одно построение, уже не очень торжественное — чтение приказа о назначении.
А затем — и это вполне естественно — будете носиться по городу в поисках нужных и ненужных вещей. А если вы уже не один, а с девушкой или молодой женой, то количество этих вещей увеличится вдвое.
Кстати, очень важно, как отнесется подруга к вашему назначению, ведь жизнь на границе, вдали от больших городов, где порой и на работу-то устроиться негде, совсем не проста. Не каждая выдерживает такие испытания, а от прочности ваших отношений будет зависеть, как пойдет у вас служба. Так что и здесь надо выбирать наверняка!

Заключение
Служить Родине. Что это значит?
Я понимаю это так: быть до конца верным присяге, в минуту опасности защитить свою землю, а если потребуется, и отдать жизнь за нее.
Это значит: воспринять заветы отцов, штурмовавших Зимний, победивших в гражданскую и Великую Отечественную войнах. Пронести через всю жизнь пламень их сердец, их преданность, мужество и честь.
Страна наша, Родина наша, мужает год от года.
Успешно претворяются в жизнь грандиозные планы строительства коммунизма. С каждым годом богаче и краше становится наша земля. Это воодушевляет нас, воинов, на достижение новых успехов в боевой и политической подготовке, на борьбу за дальнейшее укрепление наших Вооруженных Сил.
И еще хочу подчеркнуть особую важность воинской бдительности.
Пограничник и бдительность — понятия, стоящие всегда рядом, они нерасторжимы.
Действия нарушителей год от года становятся изощреннее и коварнее. Об этом пограничник всегда должен помнить. Он должен знать направленность подрывных действий противника, подмечать изменения в его тактике, наиболее типичные его ухищрения, чтобы противопоставить врагу свою смекалку, находчивость, более совершенную технику и во что бы то ни стало пресечь его коварные замыслы.
Бдительность немыслима без чувства ответственности за неприкосновенность наших государственных рубежей. Поэтому ее у нас часто называют «чувством границы».
Надо, чтобы и у будущего пограничника никогда не притуплялось это чувство. С ним не застанет врасплох никакой враг.
Советским воинам доверено самое дорогое, что есть в жизни, — защита завоеваний социализма, своего народа, своего Отечества. Быть достойным этого высокого призвания — высокая честь. Будем всегда достойны этого призвания, и Родина отблагодарит нас.
Недавно Указом Президиума Верховного Совета СССР утверждены ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» трех степеней и медали «За отличие в воинской службе» двух степеней — это новое свидетельство заботы партии и правительства о нас, воинах, на которую мы ответим новыми успехами в службе на благо матери-Родине.

Об авторе
Имя прославленного следопыта Александра Николаевича Смолина широко известно в стране. О его мужестве, боевом мастерстве рассказывается в трилогии А. Авдеенко «Над Тиссой» и в одноименном кинофильме, где А. Н. Смолин явился прототипом главного героя Смолярчука.
169 нарушителей Государственной границы задержал отважный пограничник. Не раз ему приходилось вступать в схватки с матерыми агентами империалистических разведок. Беспредельная преданность Родине, партии, народу, самоотверженность помогли Александру Николаевичу выйти победителем из этих поединков.
Подвиги знатного следопыта отмечены 17-ю правительственными наградами. Из них — ордена Ленина, Красной Звезды и две медали «За боевые заслуги» получены в мирные дни, две медали «За отличие в охране государственной границы СССР» и другие.
Сейчас прапорщик Смолин отдает много сил воспитанию следопытов — инструкторов службы собак.
Служба на границе стала для Александра Николаевича Смолина делом всей его жизни.
В этой книге он делится с читателем мыслями о своей службе, о боевых друзьях, о схватках с коварным врагом.
При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru