Интервью с Чемпионом Мира WUSV Хельмутом Бернингером

Интервью с Чемпионом Мира WUSV Хельмутом Бернингером


А в каком возрасте ты начал его дрессировать?
ХБ: Калле у нас появился зимой. Как только позволила погода, мы тут же начали заниматься следовой работой. Ему тогда было 12-14 недель. Мы все время начинаем работать следовую рано, и непременно на корме. В каждый шаг кладется кусочек, прокладываются короткие следы, которые постепенно становятся все длиннее. Потом количество корма значительно сокращается. По такому принципу мы и работаем.

Как вы уменьшали количество корма? Постепенно или в один прекрасный день просто убрали?  
ХБ: Количество корма постоянно уменьшалось и варьировалось. В начале, например, мы прокладывали след длиной 5 м с кусочками в каждом отпечатке. Длина следа потом постепенно увеличивалась, однако корм по-прежнему клался в каждый отпечаток. Когда мы дошли до следа определенной длины, и собака поняла, что от нее требуется, стали вводить пустые отпечатки. Короче, вначале был след с кормом в каждом отпечатке, потом след, в котором 2-3 отпечатка пропускались и опять шел корм в каждом отпечатке, потом еще 2-3 шага без корма и так далее. Таким образом отпечатки без корма переносились все дальше к концу следа. Иногда мы снова прокладывали след без больших пустых промежутков, делая больше шаги.

На сегодняшний день ты все еще подкрепляешь собаку?
ХБ: Да, очень часто я кладу корм в качестве подкрепления после угла. Расстояние от угла, на котором находится корм, определяется согласно направлению ветра или высоте травы.
При этом я не всегда держу собаку на одном и том же уровне подготовки. Иногда я специально создаю ему трудности, это зависит от сроков следующего намеченного экзамена. В эти периоды я убираю со следа корм, или прокладываю сложный след по следам трактора или диких животных. Однако после этого я обязательно делаю следы с подкреплением в качестве кусочков сосиски.

А следовая у вас закреплена надежно?
ХБ: Мы придерживаемся мнения, что следовая работа должна быть закреплена принуждением. Это выглядит так, что я даю собаке возможность уйти с угла на длину корпуса. Потом я его возвращаю, укорачиваю поводок, и заставляю пройти угол правильно. Он уже знает, что совершил ошибку. Но это я делаю только тогда, когда он делает вид, что все еще идет по следу. Если он четко обозначает разрыв в траектории следа - я оставляют его работать самостоятельно. Также если он покидает траекторию следа на прямых, я его возвращаю на то место, с которого он ушел, и заставляю проработать заново.

А был ли когда-нибудь момент, когда Калле отказался прорабатывать след?
ХБ: Самое хорошее качество этой собаки - он всегда показывал высокую мотивацию и всегда пытался найти выход из положения, когда я работал с ним на принуждении. Иногда это доходило до такой степени, что я с трудом мог его сдерживать.

Как ты учил его обозначать предметы?
ХБ: С того возраста, когда он уже знал команду "лежать", мы стали класть предметы на след, и командовать ему "лежать", воздействуя одновременно поводком. Как только он ложился, он тут же получал корм.
Так мы работаем со всеми собаками. Мы пробовали и по-другому: с кормом поблизости от предмета, или под ним, но это себя не оправдало: собаки только и делали, что обнюхивали предметы. К тому же я считаю, что запах корма перебивает запах предмета. А это не есть хорошо для дальнейшей работы.

А как проходила дрессировка на послушании?
ХБ: Вообще-то довольно тяжело. Калле - собака с высокой игровой и добычной мотивацией. Например, проблемной была укладка. Он оставался лежать только до тех пор, пока не было отвлечений на поле. Как только другой проводник начинал играть со своей собакой, Калле несся к нему как ракета. Другие упражнения, например апортировка, которую я сделал ему на игровом методе, были в обучении относительно беспроблемными. Там мне не нужно было применять принуждения, только немножко закрепить. Я только совсем чуть-чуть на него воздействовал, чтобы он не жевал и не ронял апорт. Этого было достаточно. Спокойной укладки мы добились принуждением, и конечно это не всегда было приятно.

В какой форме?
ХБ: С помощью поводка: он в него врезался.
На других послушательных упражнениях он показал хорошую обучаемость, при этом он сильно теснит меня в движении рядом и нарыгивает. Но это моя вина: я упустил ошибку в самом начале. Когда это переходило границы, я шлепал слегка его рукой по голове, но жестких воздействий, например рывки строгим ошейником, я никогда не применял. Я думал, как-нибудь по другому с этим справиться. Пробовал резкую смену темпа движения - не подействовало, по меньшей мере сначала. А с электрошоковым ошейником я вообще не хотел работать, поскольку мне казалось, что это отнесет нас назад. С этой проблемой в движении рядом я борюсь и сейчас.

Подкреплением за движение рядом является добыча?
ХБ: Да.

А как ты относишься работе на корме?
ХБ: Хорошо отношусь. Однако это нужно делать очень последовательно, а я нужный момент в свое время пропустил. Я с самого начала подкреплял собаку жгутиком, поэтому он и был как сумасшедший, отсюда и теснение в движении. Я все время подкреплял справа, поэтому он так некорректно двигается, иногда просто сводя меня этим с ума! Говорили мне, что нужно вытаскивать жгут слева, или держать за собакой, но я тогда был слишком неопытен, чтобы понимать последствия своих действий.
Отдельные элементы, такие как подзыв, я делал на добыче, а "сидеть" и "стоять", спокойные упражнения - подкреплял кормом. Вербальное подкрепление я делал редко, потому что вначале он слишком возбуждался.

Бросается в глаза, что на апортировке он садится довольно далеко от тебя.
ХБ: Да.

ГХ: Как так получилось?
ХБ: Это у него нужно спросить. Я помню, что раньше он садился очень близко и имел привычку напрыгивать на меня. Конечно, мне захотелось это переделать. Наверное я это сделал слишком рано, потом это уже превратилось в привычку и он стал выдерживать большую дистанцию. Это мне тоже не понравилось, и я стал подтягивать его к себе поводком. А это только привело к тому, что собака стала садиться еще дальше от меня. Потом я начал поощрять его, плюя колбасу. Но он все еще не хочет садиться ближе. Особенно на апортировке, при подзыве еще куда ни шло. Большая дистанция от меня на апортировке еще может иметь место потому (по крайней мере так говорят наблюдатели), что он не хочет отдавать апортировку. На прогулках Калле с упоением носит палки, конечно и другие собаки это делают, но у него эта привычка особенно выражена. Я думаю, у него высокий инстинкт добычи. Эти палки он без проблем отдает мне по команде "аус", потому что знает, что получит их обратно. Я попробовал то же самое сделать и с апортировкой: плотная усадка, я забираю апортировку, и тут же поощряю ею собаку. Какое то время это хорошо работало. Потом он начал пытаться схватить апортировку, когда я прижимал ее к боку. Это я должен был прекратить, потому что это было уже чересчур. Вообще, что происходит с собакой я точно определить не могу. Знаю одно: мне нужно над этим работать.

Для многих проводников очень сложным упражнением является высыл вперед. А как ты учил собаку высылу?
ХБ: Высыл вперед для меня - книга за семью печатью, и по-моему, я как раз открываю шестую. Научил высылу я его таким образом, что он бежал к какой-то определенной точке. С короткого расстояния и в том возрасте, когда он уже знал команду "лежать". Это работало просто здорово. Точкой служила кепка, которую я клал сам. Ею же я поощрял собаку, так же, как жгутиком. Эта методика работала с другими собаками, почему не должна была работать с Калле? Может быть другие проводники иногда вообще не клали кепку. Я не знаю. Лично я клал ее всегда, только сминал, чтобы ее было не так видно. Однако собака была настолько повернута на этой вещи, что на чужих площадках неслась ко всему, что возвышалось над землей. По совету одного старого дрессировщика, я попробовал собаку переделать. Он сказал, что в той самой точке вообще ничего не должно лежать. Сначала я укладывал собаку в нужной точке, потом отходил несколько шагов и посылал туда собаку. Постепенно дистанция увеличивалась. Эта методика для Калле абсолютно не сработала.
Потом я стал ставить колышек-"виселицу" с закрепленным на нем жгутом. Это сработало просто здорово! Треннинг шел настолько хорошо, что я не боялся, что он не выполнит это упражнение на испытаниях. Я был на 99% уверен, что он понесется и проломит забор площадки, если я его не уложу вовремя командой. Ориентировал я его все время на конец поля. На ЛГА он мне показал, что ложится он тогда, когда ему этого хочется. Он понесся вперед как ракета, и где-то через 20 метров самостоятельно очень быстро лег. С тех пор я думаю, что колышек со жгутом - это тоже не панацея, и я опять, кстати, его переделал.

А как ты работал укладку, когда ты высылал его на колышек?
ХБ: Как только собака хватала жгут и снимала его с колышка, я собаку иногда клал, а иногда подзывал с игрушкой к себе. Однако после ЛГА я убедился, что и это для него не совсем то. Потом я стал просто работать упорно и последовательно. Я делаю послушание на средней линии и дохожу при этом до конца поля. После апортировки я опять выхожу на эту среднюю линию и с середины поля делаю высыл. Получается укороченное растояние. Цель - конец поля. Там я его укладываю жесткой командой. Это не всегда работает, он уже срывался пару раз и делал старые ошибки . Наверное он когда-то каким-то образом связал это с обыском укрытий. Это он мне показал на ЛГА в 2000 году в Вюрцбурге, где он обежал "шалаш" - просто здорово! Но вернемся к сегодняшнему треннингу. Итак, когда он делал укладку в конце поля, я его просто хвалил. Если он вскакивал - вновь укладывал жесткой командой "лежать", потом забираю его, иду назад и вновь делаю высыл. Если он опять срывается - все повторяется. Так мы делали примерно 3 недели, и тогда все начало получаться. Среднюю линию ему покидать не разрешается - и точка! И без того, что в конце поля что-то лежит: только через последовательность действий.

Что ж, перейдем к защите....
ХБ: Ну, здесь особенно говорить нечего. У нас прекрасные фигуранты, и в общем и целом я в защите полагаюсь на них, для моей дочери, которая выступает с "Майкой фом Вельцбахталь" и для моей жены это всегда прекрасно работало. У фигурантов есть интуиция, которая им может что-то подсказать, и в следующий момент они это сделают. У нас в группе на 99% работают на добычу. На удержании и облаивании собаку могут дополнительно мотивировать с помощью поводка или плетки. Но в общем и целом мы спокойно работаем на добычу. Свою состоятельность методика, я думаю, доказала.
Наши фигуранты с самого начала обращают внимание на чистоту исполнения упражнений. Тычки в рукав разрешаются только молодым собакам, и то до определенного предела. Зависит от собаки и ситуации.
Собака может быть просто несколько сконфужена, но фигуранты сразу же это распознают. А вот старшие, опытные собаки будут сразу же призваны к порядку при попытке куснуть рукав в фазе охраны.

Каким образом?
ХБ: Мы работаем с коротким поводком, который фигурант подбирает перед подачей команды отпуска, чтобы вовремя скорректировать собаку. Может быть и очень сильно, зависит от собаки. Если это делать последовательно и настойчиво - а у нас в группе все делается именно так - собаки в основном показывают очень чистую работу.

В защите, как известно, тоже имеются "специальные" упражнения, например задний конвой. Как вы его работаете?
ХБ: С третьим человеком и длинным поводком. Сам проводник очень часто сам того не осознавая держит поводок натянутым. А третий человек сзади может гораздо лучше видеть ситуацию и корректировать собаку.

В исполнении фазы охраны существуют две философии: "выключать" собаку, или оставлять лаять. Твоя собака лает. Над этим вы работали специально? У вас все собаки так работают?
ХБ: Нет, это всегда зависит от типа собаки. Есть такие собаки, которые при активном облаивании начинают провоцировать и толкать фигуранта. Таких собак всегда лучше "выключать". Есть и другие собаки, такие как мой пес, которые облаивают, показывая при этом чистую работу: таких лучше оставлять лаять, если они при этом остаются сидеть на месте. Если же начинаются "танцы", тогда лучше все-таки делать фазу охраны молча. Но нужно всегда смотреть, не лучше немножко подкорректировать уже существующее поведение, чем полностью переделывать собаке упражнение.

Вы пользуетесь электрошоковым ошейником (ЭШО)?
ХБ: Я бы лучше им не пользовался. У меня несколько замедленная реакция, а это значит постоянно слышать "пока ты только смотришь, я уже успею три раза на кнопку нажать" или "чего ты дожидаешься? Пока он меня сожрет?" Калле не кусает, когда не положено, но он очень охотно провоцирует. Другие дрессировщики уже бы давно нажали на кнопочку. Я конечно видел эту работу, но, к сожалению, не в развитии, да и потом уже поздно что-то менять. Я работаю с ЭШО, но достаточно редко.

А если работаешь, то на защите?
ХБ: Да.

А в других разделах - нет?
ХБ: Ну, до сих пор он мне там не был нужен. ХБ: Мы работаем с коротким поводком, который фигурант подбирает перед подачей команды отпуска, чтобы вовремя скорректировать собаку. Может быть и очень сильно, зависит от собаки. Если это делать последовательно и настойчиво - а у нас в группе все делается именно так - собаки в основном показывают очень чистую работу.

В защите, как известно, тоже имеются "специальные" упражнения, например задний конвой. Как вы его работаете?
ХБ: С третьим человеком и длинным поводком. Сам проводник очень часто сам того не осознавая держит поводок натянутым. А третий человек сзади может гораздо лучше видеть ситуацию и корректировать собаку.

В исполнении фазы охраны существуют две философии: "выключать" собаку, или оставлять лаять. Твоя собака лает. Над этим вы работали специально? У вас все собаки так работают?
ХБ: Нет, это всегда зависит от типа собаки. Есть такие собаки, которые при активном облаивании начинают провоцировать и толкать фигуранта. Таких собак всегда лучше "выключать". Есть и другие собаки, такие как мой пес, которые облаивают, показывая при этом чистую работу: таких лучше оставлять лаять, если они при этом остаются сидеть на месте. Если же начинаются "танцы", тогда лучше все-таки делать фазу охраны молча. Но нужно всегда смотреть, не лучше немножко подкорректировать уже существующее поведение, чем полностью переделывать собаке упражнение.

Вы пользуетесь электрошоковым ошейником (ЭШО)?
ХБ: Я бы лучше им не пользовался. У меня несколько замедленная реакция, а это значит постоянно слышать "пока ты только смотришь, я уже успею три раза на кнопку нажать" или "чего ты дожидаешься? Пока он меня сожрет?" Калле не кусает, когда не положено, но он очень охотно провоцирует. Другие дрессировщики уже бы давно нажали на кнопочку. Я конечно видел эту работу, но, к сожалению, не в развитии, да и потом уже поздно что-то менять. Я работаю с ЭШО, но достаточно редко.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.