Воспитание питомца. Хорошие манеры

Прежде всего, надо напомнить, что привить хорошие манеры собаке невозможно, если сам хозяин ими не обладает. Как известно, собаки буквально копируют характер и повадки своих хозяев. У нервных, легковозбудимых людей и собаки будут такими же, даже если от природы наши братья меньшие более спокойны. Неуравновешенное поведение человека усиливает собачий страх, что может привести не только к угрожающему поведению, но и к укусу.


Когда люди в доме ссорятся, животное, как правило, старается прятаться где-нибудь в уголке, подальше от орущих оппонентов. Но оно всё видит и слышит, боится и переживает, даже не понимая слов! В любой ситуации надо стараться гасить свое негативное поведение ради психического здоровья собаки.
Особо нервным особам можно сразу посоветовать приобрести собаку со спокойным темпераментом: сенбернар, пиренейская горная собака или датский дог. А вот, доберман, шнауцер или охотничьи породы, такие, скажем, как немецкий короткошерстный пойнтер, способны мгновенно ощериться и укусить, поскольку они быстрее возбуждаются и реакция у них всегда более агрессивна.
Не стоит недооценивать и другие особенности пород: некоторым действительно необходимо много внимания. Скажем, уходя на работу на сутки, вы обречете такую собаку на мучительное одиночество, а соседей - на прослушивание бесконечного тоскливого воя. У животных, детство которых прошло в одиночестве, развиваются страхи и подозрительность, а после - как следствие, вы получите агрессивное и неадекватное поведение.
Случайно приобретая собаку под влиянием настоятельных просьб ребенка или из жалости, вы рискуете заиметь совсем не того друга, о котором мечтали. Милый пушистый щеночек, купленный у доброй старушки в подземном переходе, может оказаться уже неизлечимо больным. Милосердие - хорошее качество, но не у всех в наши дни может хватить времени и сил, чтобы заниматься больной собакой. И, вообще, несмотря на то, что бездомный Шарик выглядит весьма безобидным с виду, неизвестно, какой у него характер. Улица, увы, - не лучший воспитатель!
  • 100

Интервью, взятое у собаки

«Человек не может угодить только смерти…» Со слов собаки


Я учился на первом курсе факультета журналистики.
Было начало сентября. Днем, после занятий, я подался в ближайшую от университета редакцию и — прямым ходом к главному редактору.
— Я журналист, — выпалил с порога и только после этого поздоровался.
Главред смерил меня взглядом.
— Статью, что ли, принес?
— Нет.
— Тогда с чем пожаловал?
— Хотел бы сотрудничать с вашей газетой… и помаленьку продвигаться вперед.
Губы главреда тронула улыбка.
— О чем можешь написать?
— О чем угодно.
— Но ты еще молод… Умеешь ли разговорить людей, найти общий язык?…
— Я даже собачий язык знаю… — брякнул я в ответ.
— Ну, тогда ступай и возьми интервью у собаки, — подхватил главред, не без иронии оглядев меня. — Понравится — опубликую.
— Ладно! — я решил не отступать. — Через недельку приду. — И вышел было из кабинета, но главред окликнул:
— Ты что, действительно знаешь собачий язык?
— Не знал бы — не говорил.
Он помедлил, пригляделся, явно заинтересованный, и огорошил вопросом:
— Тогда скажи: как на собачьем языке называют родину?
— Объедки…
— Что-что?!
— Объедки!… — я в упор взглянул на него. — Если нет больше вопросов, позвольте откланяться.
— Имей в виду, — буду ждать!
Из редакции я прямиком потопал в наш старый квартал и стал искать бездомную дворнягу Гыллы Кёпек, то есть Лохматого Кобеля. Кинулся туда, сюда — нет псины. Приуныл, но не отчаялся. Вспомнил, что чаще всего Гыллы Кёпек дрыхнет где-нибудь на старом кладбище, двинулся туда, но и там не нашел. То ли в воду канул, то ли вознесся… Я невольно глянул на небо, а там, с севера, нависла мохнатая туча, смахивающая на нашу дворнягу. Ну, точь-в-точь — и голова, и морда, и хвост…
  • 100

Крылатый щен

Тимка родился с крыльями. Сперва, конечно, никто и не знал, потому что Жучка малышей своих из будки не выпускала и охраняла их даже от хозяев. Да и Тимка никуда особо не рвался: самый слабый и маленький, он лежал себе в уголке конуры, распластавшись, как детская варежка, и не высовывался. Но спустя какое-то время подросшие щенки выползли во двор (опять же под ревностным присмотром матери), и Тимкина несхожесть с братишками-сестрёнками стала налицо.
Дед Егор долго рассматривал странные кожистые перепонки между тельцем и передними лапками удерживаемого за шкирку кутёнка, потом прошамкал:
— Бесёнок какой-то. Лопатой его, что ли, пока маленький?…
Тимка заскулил, задёргался. Подбежали Костик и Танюшка — внуки Егора, шестилетние близнецы.
— Деда, дай! Дай щеника!
За Тимку вступилась и бабуля:
— Пущай живёт. Дался он тебе… «Лопатой»!…
Перепуганный щен перекочевал в руки обрадованных близнецов. Те уселись в тенёчке, устроили живой чёрно-белый комочек на коленях и принялись мечтать:
— Вырастет — кататься будем! Как на драконе!
— В город заберём — во все обзавидуются!
— Летающая собака!…
Ковылять на приспособленных для полёта лапах было сущей мукой. Тимка едва ползал, в то время как его братишки-сестрёнки весёлой гурьбой носились по двору. Жучка ущербного щенка особо не выделяла, для неё все её дети были одинаковыми. Тимка страдал без дополнительной поддержки: пока он спешил, плача и падая, через весь двор, его шустрые собратья успевали от пуза наесться Жучкиного молока и ничего не оставить голодному неудачнику. Выхаживали заморыша-Тимку близнецы: кормили с кукольной ложечки тёплым молоком, устраивали его на ночь в набитом сеном ящике с принесёнными Танюшкой перинками-подушечками, купали его, вычёсывали блох щёткой и всюду таскали с собой.
— Баб, почему Тимка не летает? — спрашивали обеспокоено.
  • 100

Один день из жизни собаки

Жучку разбудили блохи. Маленькие черные твари так больно кусали, что собака не выдержала, встала, встряхнулась, предупреждая блох о начале ответных действий, села и стала решительно чесать тело задними лапами.
– Пошла, скотина! – заругался бомж Кущ – хозяин собаки, и Жучка получила увесистый пинок под ребра.
К ударам хозяина собака привыкла, потому отошла в сторонку и продолжила свое занятие. Почесав все места, что могла достать, она принялась ловить блох в шерсти. Занятие это почти бесполезное, очень уж проворны твари.
Через некоторое время, посчитав, что достаточно погоняла своих захребетников, Жучка встряхнулась, потянулась, зевнула и опять прилегла около хозяина, но у того было плохое настроение, он замахнулся и нанес сильный удар, но попал в пустоту – собака ловко увернулась и получила большое количество ругательных слов, произнесенных с такой злобой, что повергли бы кого другого в шок, только не Жучку. Она и не такое видывала, поэтому присела, почесала левой задней лапой шею, опять зевнула звонко, с завыванием и уставилась в темноту подвала.
На улице светало – дальний угол подвала, где находился лаз, стал серым, да и крысы активизировались. Они возились и пищали у водопроводной трубы, с которой капала вода. Жучка почувствовала жажду и направилась в их сторону. Крысы притихли, потом расступились, недовольно пища. Собаку они не боялись, да и собака не покушалась на них.
Жучка ткнулась мордой в трубу и с жадностью слизала холодные капли. Потом нашла на полу ямку с водой и стала громко лакать.
– Жучка, гадина, принеси попить, – раздался голос хозяина.
Жучка, виляя хвостом, радостно бросилась к нему, приветствуя его пробуждение громким лаем.
– Заткнись! Молчать! Фу! – крикнул сердито хозяин и заковыристо выругался.
Жучка послушно умолкла, знала – утром хозяина нужно опасаться.
Бомж Кущ сел на своем ложе и стал, точно так, как недавно собака яростно чесаться. Потом со стоном выдохнул вонючий воздух, и зло проговорил в пространство подвала:
– Опохмелиться бы?! – пошарил рукой вокруг себя, ничего не нашел и стал трудно подниматься.
  • 100
  • Яндекс.Метрика