Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа

Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа


Сказка

Историю нашей собаки мне рассказала старшая сестра Люська, когда я был еще совсем маленьким, а Жуля — и вовсе несмышленым щенком. Люська выпросила его у одной старушки в Родошковичах во время лыжного похода. А если точно — случилось это в прошлом году. В старый Новый год, как сейчас помню: скукота была, кампик глючил, и тут Люська вернулась, да еще с собакой! Сперва скрывала о ней всю правду, но меня не проведешь! Ни секунды не верил, что щенок — дворник. Он рычал на меня, как на кость, которую дала бабушка. «Надо же! — удивился я. — Слышит, что меня зовут Костей, и думает, что я — косточка! Вот он — собачий ум!»
С тех пор я перестал обижаться и стал ждать, когда собака вырастет в овчарку.
— Овчарка моя, ко мне! — звал я, показывая кусочек сахара, и она всегда отзывалась, поэтому не вздумайте говорить, что Жуля — простая дворняжка. Эту глупость никто уже не повторяет у нас в семье с тех пор, как все узнали, кто такая Жуля на самом деле. Правда, не поверите — от кого! От бабушкиной Музы Петровны. Я б и сам не поверил, не услышь собственными ушами, потому что в голову не придет, что от этой Музы Петровны можно что-нибудь стоящее узнать. Накрашена и разодета, как всякие мамины подружки, а поучает бабушкиных учительниц-пенсионерок, точно сама — не меньше, чем директор школы. Хоть с виду — просто баба-яга с модной прической. Люська сказала, что это шиньон. Как-то раз за столом Муза Петровна сняла его, осмотрела, потрясла над тарелкой рыжими локонами, заплетенными в мелкие косички, и опять прицепила на затылок, наверное, она и вправду директор школы, потому что все бабушкины учительницы, покраснев вежливо отвели глаза в сторону, сделав вид, будто ничего не заметили. Вот эта-то Муза Петровна пришла к нам на Новый год и, не успев поздороваться, воскликнула, застыв в дверях:
— Ах!… И у вас китайская собачка! Я знаю, это чи-хуа-хуа. У моей внучки такая же. Щенка привезли из Китая за бешеные деньги!
Я помчался к Люське спросить, что такое хуа. Та, не отворачиваясь от мольберта, пробурчала что-то о древнекитайской династии. Ей было не до меня.
Вообще-то Люська совсем на похожа на художницу. Скорей, она напоминает учительницу своим важным видом и вечно задранным кверху носом. Волосы закручены узлом на макушке, на носу — очки. А взгляд! Что вы, что вы! Ни дать ни взять — строгий профессор-всезнайка. Хотя по правде так оно и есть. Она знает всякие загадочные истории и самые интересные на свете сказки, которые больше ни от кого не услышишь. Папа называет Люську «наш барон Мюнхаузен». Но я с этим категорически не согласен. Всем известно, что знаменитый врун выдумывал свои истории, Люська же голову дает на отсечение, что в ее историях — лишь чистая правда. Правда теперь, когда у нее на носу экзамен, Люська редко что-то рассказывает, даже в Новый год, когда все нормальные люди смотрят телевизор, она рисовала свои натюрморты-вытерморды, как я называю ее картины, когда сержусь. Ей было не до великой китайской тайны, и я решил пойти на хитрость. Как только сестра вышла из комнаты перехватить что-нибудь вкусненькое за праздничным столом, я засунул ее кисть себе за пазуху.
Прожевав кусок торта, Люська сразу все раскусила:
— И ты считаешь, эта презренная кисть заставит меня раскрыть самую великую тайну в мире? — усмехнулась она с загадочной миной.
— А ты забыла, как пытают каленым железом в подземельях лукавого Карабаса? — передразнил я противным голосом ее дружка Пашки. — Дрожи, бледнолицая! Черная рука крадется в твою комнату из прихожей.
— Ну что ж, — согласилась Люська. — Только по справедливости. Ты мне — кисть, я тебе правду. А она заключается в том, что наша Жуля происходит из древнего рода инопланетных существ, прилетевших в Китай в незапамятные времена.
— А что такса хуа? — спросил я.
— Ну, — попробовала замять Люська, — была такая река в древнем Китае, которым правил император Хуанди.
— А что означает чи-хуа-хуа?
Сестра поняла, что ей не выкрутиться просто так, и вздохнула.
— Что ж, — сказала она еще раз. — Хочешь правду — отдавай кисть.
Я достал ее из-за пазухи, но крепко прижал к груди и молча смотрел на Люську. Она кивнула.
— Итак, надпись на бамбуковых дощечках, расшифрованная великим магом Крипоталамусом, гласит, что великий император Хуанди был небесным странником, прилетевшим на землю в космическом корабле. Он привез с собой трех инопланетных существ — Чи, Хуа и Хуа-вторую, которую люда похитили у Хуанди, когда он покинул страну. Китайцы вырастили детенышей Хуа-второй и стали называть их собаками. Это были разумные существа. Но никто не знал инопланетного языка, на котором Хуанди разговаривал со своими любимцами, и скоро сами собаки забыли свой язык. Тайна эта навеки покрылась мраком.
— И все? — спросил я со слезами в голосе и крепко-крепко прижал к себе кисть. — Люся! А поподробней — нельзя?
Драться со мной Люське не хотелось. Она удобно устроилась на диване и опять тяжело вздохнула:
— Ну, что ж, говорят, бог троицу любит. Начнем с того, что Хуанди был не только отважный путешественник, но и страстный любитель природы, а собачки — Чи, Хуа и Хуа-вторая очень его любили. Вот Хуанди и взял их с собой в космический корабль, когда пришла пора отправляться в путешествие. Они уже не в первый раз странствовали с хозяином.
Рано утром корабль приземлился на берегу реки. Река оказалась желтой, как одно-единственное солнце над головой. Земля была красной, а все остальное — такое же, как и во всех мирах: трава на лугу — мягкой и шелковистой, цветы — разноцветными, а воздух — прозрачным и таким чистым, что после духоты корабля не верилось, что это не сон. Воздух хотелось пить. В нем было все — пьянящий аромат цветов и жужжание пчел, шум леса, росшего на склонах гор, и запах сосен, и звон ручья, который сбегал по камням с живописных скал.
«Как здесь чудесно! — сказала маленькая Хуа. — Давайте останемся тут навсегда! Зачем возвращаться в душный железный город?
— Где же мы будем жить? — спросил Хуанди.
— Да можно просто под открытым небом! — ответили его друзья. — Ведь тут так тепло. А в дождь мы спрячемся в космическом корабле.
Самому Хуанди тоже не хотелось улетать. Но и оставаться в этом прекрасном месте не позволяла совесть. Ведь Хуанди всегда помнил: жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно стыдно… А здесь, на этой чудесной планете он поневоле провел бы оставшуюся жизнь совершенным бездельником, поскольку по складу своего характера мог бездельничать на лоне природы сколь угодно долго… Это-то и огорчало Хуанди, который со дня на день откладывал свое решение.
Однажды лентяй-Хуанди разгуливал на берегу реки, наблюдая за серыми цаплями, и тут заметил в камышах маленького голого человека. Тот сидел на песке и, сложив лодочкой маленькие ладони, пил из них речную воду. Кожа мальчика была желтая, волосы — черные, а глаза со страхом и любопытством следили за Хуанди, пока тот подходил все ближе и ближе. Хуанди дружески улыбнулся, протягивая конфетку — любимое лакомство своих собачек, но ребенок вприпрыжку умчался прочь. Догнать его удалось на крутом берегу, где было множество вырытых в песке пещер.
Ребенок юркнул в одну из них, но через минуту высунулся наружу взглянуть на Хуанди.
Так они перемигивались некоторое время, а потом подружились.
Вечером Хуанди решил обрадовать своих друзей-собачек.
— Мы остаемся на этой планете! — объявил он. — У нас тут появились друзья.
— И надолго мы остаемся? — без радости спросили собачки, начиная чуть-чуть ревновать к тем, кого Хуанди назвал друзьями.
— Наверное, это займет лет сто… — подумав, ответил он. — Здешние люди живут в пещерах,
их жизнь убога. Их надо многому научить.
— Чему ты их собираешься научить? — строго спросила маленькая Хуа.
— Я хочу, чтобы они умели строить дома, ковать железо… и делать из него машины и разные полезные вещи…
— Понятно, — прервала маленькая Хуа, — и когда-нибудь они построят город? Такой, из которого мы улетели?
— Построят, — согласился Хуанди. — И он будет ничуть не хуже.
— Но зачем? — спросила маленькая Хуа. — Ведь, если честно, их теперешний мир сейчас лучше нашего в тысячу раз!
Хуанди подумал и согласился. Этот мир и вправду был намного лучше, чем тот — душный, железный, пыльный, из которого все они с радостью умчались на космическом корабле.
Пришлось также согласиться, что кое-чему и не следовало учить людей. И все же Хуанд многое им открыл. Проще сказать, чему он их не научил. Не научил делать из железа опасные летающие машины, зато показал, как приспособить деревянное колесо к повозкам из бамбука. Не рассказал, для чего служит порох, но надоумил сделать летающие ракеты для веселого фейерверка и красочного салюта. Не сказал, что и хлопок, необходимый для фейерверка, можно использовать как взрывчатку, а научил китайцев ткать из него материю и шить одежду. Не объяснил, как делать оружие, зато приказал построить защитную стену, неприступную для врагов, которая была так велика, что видна с луны. Научил строить дома не только из камня, дерева или бамбука, но и из обычной глины, смешанной с сухим кизяком, ведь до этого люди жили в пещерах или просто в ямах. Но главной заслугой Хуанди было то, что он научил людей мастерить игрушки. И какие! Это были поющие дудочки и флейты, игравшие сами собой, заводные говорящие куклы и качающие головами болванчики, так напоминавшие роботов, которых Хуанди хотел подарить людям! Но его благоразумные товарищи Чи Хуа и Хуа — запретили ему сделать это…
Сто лет прожил так Хуанди. Образовалось целое государство, а его самого стали называть Хуан-Ди, что начало означать по-китайски: властитель земли — или попросту императором. Хлопот прибавлялось, скуки становилось все больше, а проку из этого — все меньше. И тогда ему все надоело. Он позвал слуг, которых тоже делалось все больше, и велел им готовить корабль в обратное путешествие. Снаружи поскребли ржавчину, внутри вытерли пыль и смазали кое-какие двери лучшим конопляным маслом — на большее слуги были не способны.
После этого Хуанди велел готовить собачек к долгому путешествию: поместить в маленькую холодильную комнатку и усыпить специальным газом. Вот тогда-то и начали просить китайцы, чтобы Хуанди оставил им хоть одну из его удивительных зверушек, так полюбившихся им за сто лет.
— Я бы с радостью сделал вам такой подарок, — сказал Хуанди. — Но как представлю, что с одной из них придется расстаться, сердце обливается слезами! Не знаю, что тут придумать!
Он даже заплакал, сказав это, и люди, глядя на него, тоже очень расстроились и принялись размышлять: как им оставить у себя собачку и при этом не огорчить Хуанди.
И вот уже вычищена и вымыта была маленькая комнатка в корабле, и холодно в ней стало, как в холодильнике. Вот уже готовы были три маленькие кроватки под колпаками, сделанные самым искусным плотником, а жена плотника застелила их белоснежными простынками из лучшего в мире шелка. И тут плотник и его жена, у которых не было детей, решились похитить маленькую Хуа — любимицу самого Хуанди, и им самим особенно приглянувшуюся из всех трех для этого они позвали лучшего мастера игрушек, обученного самим Хуанди, и попросили его сделать игрушечную собачку, неотличимую от настоящей.
Никому больше не сказали плотник с женой о своей хитрости, опасаясь, как бы это не дошло до Хуанди. Перед самым отлетом он покормил собачек их любимым урюковым лакомством и велел жене плотника усыплять их сладким маковым пирогом, а сам отправился в последний раз погулять по городу.
Жена плотника уложила двух спящих собачек в кроватки под колпаками, а вместо третьей, маленькой Хуа, положила точь-в-точь такую же, только сделанную мастером игрушек.
Хуанди вошел в корабль, посмотрел на спящих собачек и, не заметив подмены, навсегда улетел с Земли.
Вот так в Китае появились маленькие собачки чи-хуа-хуа.
Страницы:
1 2 3
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.