Канис и улица

Улица произвела на Каниса неизгладимое впечатление. Он и не подозревал, что вокруг так много всего интересного и страшного. Канис боялся всего: дворников, проезжающих машин, близко проходящих людей, особенно крупных мужчин и главное после встречи с церковной кошкой – котов. Первый же встреченный кот, воющий под окнами первого этажа, пытающийся прорваться в форточку домой навёл на него панический страх. Поджав уши, хвост, вытянув вперёд мордаху, он натянул поводок и побежал вперёд сломя голову. Лишь отбежав метров двести, перевёл дух и наткнулся на двух узбеков, которые сами испугались Каниса:
- Это волк? Да? – спросили меня.
- Ну-у, - поёрничала я, - почти да.
- Вы здесь будете с ним гулять?
- Да, но вы не бойтесь его, он у нас любит всех людей.
- Кушать? – оценили юмор дворники, - не-е-ет, - протянул один из них, - вы плохо знаете волков.
- Не волнуйтесь, он завтракал. Это собака! От волка осталась маленькая капелька.
Но узбеки, расширив узкие глаза до европейского размера, бочком обошли трясущегося Каниса и отправились по своим делам.
Следующей собакой, повстречавшейся на его пути, был огромный водолаз, похожий на чёрного медведя.
- А-а-а, - взвизгнул Канис попытавшись запутаться в моих ногах.
- Какой интересный малыш, - огромная голова водолаза понюхала писающегося на ходу щенка, - давай дружить и положил на Каниса лапу, плотно припечатав его к земле.
- Убиваю-ю-ю-т, - взвыл Канис пытаясь вырваться из медвежьих лап.
- Мой водолаз его не тронет, - сказала хозяйка.
- Знаю, - ответила я, - просто у него сегодня очень много впечатлений, Мы обязательно подружимся. Уж очень большой у вас питомец. Канису нужно пережить потрясение.
- Ладно, - сказала хозяйка водолаза, - до новых встреч. Как только медведя увели, мы отправились гулять дальше. Метров триста всё было хорошо, пока с крыши соседнего дома по водостоку с шумом и грохотом не упали ледышки. Канис присел, заметался, путаясь в поводке, лёг на землю.
- Вставай, - уже пролетело.
А тут как раз к нам подошёл молодой далматинец Жан-Жак. Хозяин с интересом рассматривал нового щенка появившегося в районе.
- Что за порода? Напоминает овчарку.
- Чехословацкая волчья собака, - в десятый раз за день ответила я, - соображая на тему, а не повесить ли на грудь Канису табличку с названием породы.
- Как по характеру?
- Всех любит и всех боится.
- Это хорошо, - засмеялся хозяин, - подрастёт, перестанет бояться. Думаю, он подружится с Жан-Жаком. Он у нас очень добрый, - и, правда, далматинец обнюхал щенка, подтолкнул носом под брюхо. Канис сначала оробел, писаться он больше не мог, не чем было, потом осторожно понюхал пятнистую собаку и положил передние лапы ему на грудь, приглашая поиграть. К сожалению, хозяин Жан-Жака торопился домой и на этот раз игры не получилось. Потом мы дошли до собачьей площадки.
Первая собака, с которой подружился Канис, была двухлетняя полулайка взятая из приюта с красивым именем Сури. Канис увидев Сури и её большие зубы, уменьшился в два раза. Сложился, его хвостик выскочил в районе подбородка. Сури его обнюхала, оценила состояние и пригласила побегать по собачьей площадке. Она сразу благосклонно отнеслась к малышу. Переборов страх волчонок понесся на непослушных лапах за Сури и вдруг осознал, как это здорово и весело. За десять минут убегался так, что стал проситься домой. Подошёл ко мне, поставил передние лапы и тихо заскулил. Но домой мы не пошли. На площадку зашёл не менее огромный, чем водолаз - зейненхунд Патрик и Канис опять напугался, но уже меньше. Следом за Патриком вошла девятилетняя боксёрша Матильда. Хозяйка сразу меня узнала:
- О! Вы опять завели собаку! Какая порода?
- Чехословацкая волчья собака, - выдохнула я.
- Судя по поведению, - сказала она, разглядывая лежащего перед мордой Матильды вверх брюхом Каниса, - это совсем другой пёс, не такой как раньше. Того мы часто вспоминаем. Всем дал шороху.
- Полная противоположность, - ответила я, - лайка Казан не только ничего не боялся, он везде совал свой нос. Канис же от моих ног не отходит, если я от него отхожу на метр, испытывает священный ужас. Казан уже давно попытался бы удрать с площадки или висел бы на чьём-нибудь хвосте и его, наверняка, уже дружно лупили бы.
- Да уж…помните Гарика? С которым Казан дрался, он вас ещё покусал?
- Помню, а как же! У меня и отметины на руках остались.
- Умер от сердечного приступа. Володя так и не завёл собаку.
- Жаль. Возможно, у него произойдёт так же, как у меня. Просто должно пройти время.
- Из друзей Казана почти никого не осталось.
- Понятно, пять лет прошло. Ничего. Теперь у нас совсем другой пёс. Думаю, мы безболезненно впишемся в общую компанию.
А на площадку пришёл пшеничный терьер Моррис и все собаки начали дружно играть в Каниса. Минут через семь он запросился на ручки и домой. Брать не стала, мы отправились домой. Канис осмелел, у него не осталось сил бояться. На всех парах натягивая поводок, мчался к подъезду.
Дома смёл миску с мясом и отвалился спать. Его лапы дёргались во сне. Он бежал, прыгал, бегал. Ему снились новые друзья: зейненхунд Патрик, далматинец Жан-Жак, терьер Моррис, с почти человечьим плоским личиком старушка Матильда, такс Санчес, у которого в снегу, в связи с малым ростом очень сильно мёрз. Поочерёдно поднимая лапки. Его самым первым увели домой. Вечером Канису предстояла новая прогулка.
 
 
Ольга Карагодина. Пишет рассказы.
В своём творчестве отдаёт предпочтение юмористическим рассказам и рассказам о животных.
Литератор. Член Союза писателей России, член Академии Российской литературы.
размещено с личного разрешения автора
копирование запрещено
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru