Серебряный пёс. Собачий юмор

Серебряный пёс. Собачий юмор

Собачий юмор


Глава десятая

Мне кажется неправильным утверждение «Собака — друг человека» и больше нравится «Собака и человек — друзья». Правда, это относится не только к собакам, но и к любому другому животному живущему рядом с нами. Но все же, хочется написать именно о псах, которые идут с нами рядом по нашей трудной и нелегкой жизни. Загляните в глаза Вашему другу и Вы увидите необъятный мир Вселенной, сконцентрированный в пристальном взгляде на обожаемого хозяина. Удивительно, но радоваться Вашему приходу с работы, так как умеют собаки, наверное, больше не умеет никто. Во всяком случае, такой радости от супруга не дождешься. Глядя на нахмуренные брови домочадцев и влюбленный взор питомца, начинаешь понимать истинные чувства, испытываемые обеими сторонами.
Выбираем мы породу тоже не просто так. Сначала копаемся в справочниках, читаем, внимательно анализируем: рост в холке, бородатая морда или нет, стоят уши или висят, купированный хвост или смешной баранкой закручен вверх, есть ли складочки на коже, как у младенца (шарпеи) или это совершенно гладкая кожа. А выбираем подчас на Птичьем рынке у кого глаза добрее, или на улице встречаем несчастное существо, которое подошло к Вам приласкаться. И даже те, кто выбирает клубного щенка и заранее планирует взять самого бойкого, порой берет того, кто первый залез на ручки или почему-то не отходит от Вашей ноги, заглядывая Вам в лицо. Мы долго думаем, мальчик лучше или девочка, а берем противоположный вариант задуманного. Но и породу, человек выбирает, совершенно не задумываясь, что и это не просто так. Неосознанно, смешливый человек заводит веселого терьера или сообразительного пуделя, меланхоличный — сеттера готового часами держать голову на коленях и, заглядывать в глаза, потешно вздыхая, а любящий строгую дисциплину — холерик, любого представителя овчарок, радуясь, как отлично пес с одного взгляда выполняет команду и, что называется, не задает лишних вопросов.
И еще одним неоспоримым преимуществом обладают наши друзья — они умеют молчать (что их выгодно отличает от людей). Но зато как молчать! Можно молчать и пускать слюни, сидя у стола унюхав кусочек сыра, можно молчаливо провожать взглядом хозяина на работу и при этом чуть ли не пускать слезу, можно молча подкрасться к прохожему и неожиданно рявкнуть, в том же варианте и к зазевавшейся собаке на улице, это очень весело, поверьте. А еще, можно молча найти на помойке косточку, быстренько ее упрятать за щеку и под вопли обожаемого хозяина на бегу проглотить. И еще много самых разных «молчанок» есть у наших питомцев.
Разговаривать они тоже умеют, вот, тут люди не правы, когда говорят: «Собака брешет!». «Брешут» вредные люди. Наши любимцы обладают уникальным языком: при попрошайничестве кусков они почти все изображают маленьких щенков и скулят тоненьким голоском сквозь почти закрытую морду, при виде соперника раздается утробный рык, при подходе чужого к двери квартиры подается громкий отрывистый сигнал о вторжении на территорию, очень смешно наблюдать, когда найдя метку конкурента на улице мальчишки скребут лапами землю, поднимают высоко голову и сообщают всему миру о своем пренебрежении к данному «письму», есть еще любовный «крик души» от которого хочется бежать на поиски подруги вместо своей собаки, но самые забавные звуки они издают во сне, я долго думала, как можно лаять с закрытой пастью, оказывается элементарно. Лежит себе собака мягким ковриком, посапывает и вдруг, начинают дергаться поочередно лапы, и раздается «тявк», напоминающий одновременно «хрюк». Основные специалисты по этому виду гавканья, собаки обладающие короткой мордой: английские бульдоги, боксеры, французские бульдоги, мопсы и шарпеи.
Многие собаки обладают чувством юмора. Да-да. Наши питомцы частенько шутят с нами. Расскажу о Казане. Вообще, несмотря на строгий характер, Казан завоевал любовь очень и очень многих людей. Он был настолько самобытен и так нестандартно мог поступить, что люди не поверили бы, если бы, не видели своими глазами, что он умеет вытворять. Например, много ли Вы знаете собак умеющих подниматься вверх по деревянной лестнице-стремянке, а потом спускаться с неё? Казан умел это делать и спокойно мог залезть на чердак по приставной лестнице.
Учить его ходить по бревну, вовсе не надо было. Если на наших глазах на учебной площадке на бревно с боем затаскивали: овчарок, ризенов, боксеров, то Казан от нечего делать легко вскакивал на бревно сам и бегал по нему взад вперед не испытывая ни только страха, но ещё и играясь при этом. Это умение заложено в лайках от природы, ведь в лесу в поисках дичи им частенько приходится преодолевать овраги, буераки, перебегать по бревну крупные ямы. А уж если видна цель, то лайки и вообще забывают что перед ними: бревно, лужа, озеро, яма.
Теперь о шутках.
А каким набором шуток обладают наши подопечные!
Возьмём друзей Казана — ризеншнауцера Кешку и цвергшнауцера Билли Бонса. Ризен Кешка обожал собирать пластиковые бутылки и огромные палки. Всё это Иннокентий считал своим долгом отнести домой. Он ни в какую не хотел идти домой с прогулки, с пустой пастью. Успокаивался он, только получив в зубы пластиковую бутыль. Вот это было у Кешки не отнять. Ну, как же он любил собирать бутылки? С ним можно было смело открывать бутылочный бизнес — сдавать посуду. Умный ризен Кешка умел собирать, даже на ощупь: пластиковые и стеклянные бутылки и жестяные банки. А уж если попадалась большая дровина, то ее Кеша обязательно нес к подъезду.
— Все ведь в дом, все в дом…
Беда в том, что Кешка брал дрова такого размера, что по дорожке тротуара ему приходилось идти одному. Когда он поворачивал счастливую морду с дровиной в сторону, случались маленькие неприятности с гражданами. Кто-то падал, потому что получал подсечку под коленки, кто-то рвал карманы куртки, зацепившись за палку, кто-то просто получал хороший синяк или того хуже — пинок. Когда я утром гуляла перед работой с Казаном, я часто видела склад дровишек у Кешкиного подъезда и улыбалась, вспоминая Кешкину хозяйку, когда вечером у подъезда она пыталась отобрать из пасти ризена все добро — добытое непосильным трудом. Хорошо еще, что у хозяйки Кешки была подмога в морде цверга Бонса, который при непослушании Иннокентия четко брал его в нужное место за бубенцы. Обычно после Бонсовой хватки, Кешка все-таки соглашался с мнением основной стаи и тряся от раздражения бородой, шёл домой. Я уж не говорю, какая работа мысли кипела в Кешиной голове, когда он пытался тырить у собачников на площадке двухлитровые бутыли с пивом.
Казан всегда чувствовал, когда мы с ним выходили на прогулку — хорошо ли я владею поводком? И вот я, разинув рот, мечтая на ходу о несбывшемся в жизни, иду гордо со своей собакой. В этот момент, вылезает дворовый кот и отправляется на поиски приключений. Лайчонок втягивает носом воздух, слегка оглядывается на хозяйку, убеждается, что глаза у нее блуждают и совершает динамичный рывок в сторону. Полёт пошёл нормально!
Какое-то время я себя ощущаю лыжником, у меня слетает шапочка с головы, вырывается дым из-под подошв сапог, потом я падаю, выпускаю поводок из рук и при этом истошно кричу:
— Стой-й-й гад, куда же ты?
Казан уже сидит под деревом и улыбается во всю пасть. Кот висит на ближайшем тополе «грушей». Злиться в такой ситуации просто глупо, многие владельцы с хорошо отдрессированными собаками частенько просто не понимали меня, не понимали и моего хорошего настроения, после очередного полёта, считая, что Казан, не слушается, а я не владею ситуацией. Но беда в том, что мне самой присущ авантюризм, и я никогда не хотела собаку, слепо выполняющую мои команды. Прежде всего, мне нужен был друг. И я всегда ценила и не только в Казане — умение собаки проявить себя независимо от хозяина.
Или, такой случай. Идем гулять втроем: две мои подруги с боксером и ризеном, и мы с лайкой, выходим на большую гору, с которой надо спуститься вниз без ущерба для здоровья. Долго обсуждаем, как предпринять спуск, наконец, решаем пустить кого-нибудь вперед. Выбираем как всегда, наиболее безобидного члена нашей команды. Этим членом, вернее «членшей» оказывается наша подруга с ризеном. Она смело шагает вперед, поскальзывается при рывке ризена и на спине с огромной скоростью летит вниз. Поскольку вес её тела больше веса Кеши, она улетает вперед собаки. И летит она, сшибая все пеньки, которые попадаются на её пути. Полузадушенный Кеша скользит сзади с хрипом:
— Мама, куда же ты? Вот только душить меня не надо-о-о!
Долетев до самого низа горы, подруга ощупывает себя, надевает на голову потерянную по пути шапочку, проверяет наличие конечностей, подсчитывает синяки, трогает потихонечку голову. А вокруг, носится и кричит ее питомец, совершенно обескураженный безобразным поведением хозяйки. Тем временем, мы с Казаном и с хозяйкой боксера Дэна посмотрев на этот «полет журавля» решаем обойти это веселое местечко стороной. Ага. Именно в этот момент, мой лайчонок прикинув, что и его хозяйка не очень твердо стоит на «лапах», с веселым «гав» заходит за мою спину и резко в прыжке бьет меня передними лапами по спине. Следом за Кешей и его хозяйкой я отправляюсь в полёт. Единственная оставшаяся невредимой, наша напарница от хохота уже просто заходится, у нее — то боксер воспитанный.
Когда моей собаке надоедало гулять на собачьей площадке, в мою сторону вытягивалась с жалобным скулением передняя лапа. Причем пес периодически забывал, которая из передних лап болит, и каждый раз протягивал мне разные лапы.
А однажды, повстречав черного терьера Генри, с которым ему не захотелось гулять вместе, Казан и вовсе пустился на хитрости. Он стал припадать на задние лапы и делать вид, что тащит их по земле, в первый момент я искренне испугалась и тут же увела его с площадки, но как только мы покинули территорию все болезни моментально прошли.
Ну, а уж на даче фокусы были интереснее. Как — то раз, Казан заметил в кустах пять гусей и, припадая брюхом к земле, потихоньку подполз к желанной добыче. Через секунду последовал резкий прыжок за кусты, и оттуда с диким гоготом вылетели все пять птиц. Казан сразу отсек одного гуся в сторону. Гусь оказался не дурак, к тому же ему хотелось жить. С шипением, расставляя крылья, он сиганул в ближайшую канаву с водой. Пес прыгнул следом. Гусь отчаянно стал грести лапами, пес прибавил скорости тоже. Затем произошла кульминация охоты, Казан схватил птицу за шею и сломал ей позвонки. После этого он вытащил гуся на край канавы, положил и пришел к нам хвастаться добычей. Замечу, что все это время, мы бегали по краю канавы и пытались им командовать. Дилетанты! Командовать лайкой во время охоты пустой номер. С точки зрения охотника пес был прав на все 100 %, а вот, с точки зрения нашей платежеспособности далеко не прав. Гуся было уже не спасти, мы так и оставили его на краю канавы, а пса стали ругать, после этого он долго вообще не хотел воспринимать гусей, как вид и угрюмо обходил их стороной, но на кур-то это не распространялось!
Задушенные тушки для моего пса — самая красивая картина. Художник Шишкин с его медведями. Вообще про проделки собачьих рассказывать одно удовольствие, каждый отдельно взятый хозяин имеет в запасе набор шуток своего питомца и это здорово!
Казан на улице виртуозно ловил пасюков и с удовольствием их давил. Никогда не забуду одну его трудную охоту на жирного представителя крысиной братии. Вынюхав около стоянки машин крысу, пес припал на лапы, почему-то сложил уши домиком и в глазах у него появился огонек. Такой огонёк в глазах у женщин бывает, когда они атаку на мужчин ведут. Почувствовала я, глядя на любимца — дело пахнет, охотой! Отпустила с поводка собачку. Пес прыг к кусту за машиной, а оттуда жирный пасюк с писком вылетает. Пес за пасюком скачок делает. Но и крыса не растерялась, развернулась и кинулась в морду обидчика с диким писком «Банзай».
Казан слегка растерялся от такой наглости. А пасюк через морду лайки перепрыгнул и в колесо машины залез. Ну, есть такие дырочки внутри обода колеса у некоторых машин. Как же Казан расстроился. Он выл, рычал, сделал маленькое дело на колесо, крыса затихла намертво. Уже собралась небольшая толпа прохожих, которая пыталась дать собаке совет. Часть болела за крысу, другая половина за лайку. До ставок и пари, конечно не дошло, но азарт наших людей захватывает молниеносно. Не зря итальянцы, считают русских тоже итальянцами, только северными.
Сразу скажу, пасюка мы в тот раз не взяли, а все из-за того, что вышел владелец автомобиля и не понял, почему его тачка привлекает такую массу людей, и просто потребовал убрать собаку, а уж заметив на колесе следы мочевой атаки пса, завизжал дурным голосом. Толпа сразу рассеялась, оставив меня один на один с разъяренным владельцев автомобиля и затихшим пасюком в колесе. Я, было, попыталась объяснить комизм ситуации. Предложила послушать внутри колеса звуки издаваемый крысой, но автолюбителю было не до шуток. Разъяренный он сообщил мне, что сейчас поднимется в мою квартиру и тоже сделает там лужу. Это было сильно даже для меня. Пятидесятилетний дядя делал очень интересные предложения. Я подумала, что его газовую атаку мне не выдержать, взяла собаку на поводок и пошла по улице. Дядя долго не мог успокоиться. Он не поленился, сел в машину, доехал до меня и слегка приоткрыв окошечко машины (все-таки мой пес внушил ему уважение), сказал, что если еще раз мой пустобрех написает ему на колесо, он со мной разберется по-другому. Казан мой в этот момент разнервничался ужасно, пасюк конечно во время склоки ускользнул в неизвестном направлении. Но мало того, что мы не поймали добычу, еще и дядька явно нарывался на скандал. Казан загавкал отрывисто и зло. Окошечко тут же плотно закрылось, машина развернулась и поехала на стоянку.
Ах, причуды, вы мои, причуды… А их много! Можно пособие выпускать.
Мороз — градусов двадцать. Гуляем, как обычно полтора часа. Пес начинает замерзать. Да-да. Сибирская лайка, спящая десять лет у батареи, честно мерзнет. Я начинаю лекцию:
— Знаешь ли ты мой друг Казан, что лайки должны спать на снегу, есть мороженую рыбу с потрохами и не роптать на судьбу? Лайки должны радоваться морозам.
Пока я занимаюсь ликбезом в мою сторону, молча, вытягивается передняя лапа и держится на весу. Смотрю, но делаю вид, что не замечаю. Подскуливание. Смена лап. Вытягивается вторая. Ладно. Подхожу. Беру лапу в ладонь, тихонечко тру. Пес зажмуривается от удовольствия. Отхожу. Через десять минут слышу ворчание, пес шкондыбает на трех лапах. Одна из задних поджата под пушистые штаны. Инвалид. Жму заднюю конечность. Пес танцует под руками чечетку на трех лапах. Мягко журю. Отхожу. Поворачиваюсь задом к питомцу. И-и-и, получаю мощнейший пинок лапами в спину. Споткнувшись и едва удержавшись на ногах, пыхтя разворачиваюсь. Зеленые огоньки, весело поблескивают, передняя лапа вытянута в мою сторону:
— Ах, ты мерзавец, ах, ты паршивец, ах, ты сучий крендель.
Иду за поводком, который лежит на скамейке, и в момент протягивания руки к поводку чувствую щипок-укус пониже спины. Хватка за гачи для удержания зверя на месте. Делаю мгновенный разворот.
— Батеньки, инвалид-то мой, на горочке сидит, высоко-о-о. Глазки опять зелененькие, ушки торчком, на баранке своей ерзает.
Пою про себя:

Вот, кто-то с горочки спустился…
Наверно милый мой, летит…
Сейчас, сейчас я повстречаю,
Тебя на жизненном пути…

Ну, хоть портреты с него пиши. Акелла перед стаей. Беру поводок, тру пониже спины и начинаю уговаривать поганца, спуститься пониже. Веревка играет у меня в руках, аки нунчаки.
— Ага! Сейчас! Нашли идиота? Казан и не думает спускаться.
Обычно переговоры длятся минуты три-четыре. Безуспешно, естественно. Делаю вид, что выхожу с собачьей площадки, приоткрываю калитку, вперед на бешеной скорости проносится серый ком.
— СТОЯТЬ-ять-ять… Ну, нельзя из русского языка, изъять приставку «ЯТЬ».
Казан уже несется по тропинке, удаляясь на космической скорости от собачьей площадки:
— Ага! Игру «А ну-ка догони», знаешь?
За серым комом, несется рыжий ком в полушубке. Наконец, отбежав метров сто вперед, Казан останавливается. Нет, сам он ко мне не идет, я иду, как гора к Магомету. Подхожу. Огромная башка, услужливо подставляет шею под карабин.
— Н-да. Бить вроде, как нехорошо. Вроде, как игра. Да и не догнала бы я его.
Прицепляю поводок и всю дорогу вещаю, все, что думаю о лаечных играх. Казан, вроде, как слушает. И при особо выразительных словах, даже поднимает голову и заглядывает в глаза.
С самого начала Казан выбрал меня основной хозяйкой. Это и понятно. Я выкормила его со щенка и гуляла с ним больше других. Больше других мне пришлось бороться за расстановку сил в нашей семье-стае. Около четырех-пяти раз Казан пытался скинуть меня с вершины иерархической лестницы, пытаясь исподтишка искусать, но и я постепенно поднатарела в этих вопросах, умудряясь как-то нутром чувствовать, что пёс вот-вот начнёт борьбу за власть. В итоге мы с ним всё выяснили и срослись в одно целое. Казан для себя усвоил: мамка-вожак, но требует защиты. Он практически ни с кем не хотел ходить гулять. Больше того, если мы с мужем заходили по очереди в магазин, Казан никогда не ушёл бы от магазина, пока я не вышла бы из него.
Был и такой случай. У меня поднялась температура, заложило всю грудь. Попросила мужа погулять с Казанчиком. Муж нехотя натянул одежду, и позвал лайчонка на прогулку. Казан, лежа у двери, даже ухом не повел. На меня с укором и вопросом одновременно посмотрели две огромные карие сливы. Я отвела глаза. Бодро сказала:
— Казан, иди гулять с папой.
Сливы расширились:
— С кем, с кем?
Я опять:
— Казан надо идти.
Пес нехотя поднялся и поплелся к выходу. Перед мужем изобразил покорность, подставил толстый воротник под ошейник. Ушли. Вернулись минут через тридцать (обычная прогулка вечером составляет 1,5 часа). Казан забегает в квартиру. Миска с ужином стоит готовая к употреблению. Спрашиваю мужа:
— Хоть в туалет сходил?
— Не-а, только по-маленькому. Не садится гад, принципиально.
Дальше начинается домашний цирк. Раздается вздох скорби. Пес ложится толстым задом к миске и ни на кого не смотрит. Слюни текут, но пес мужественно не ест. На кличку не откликается. В глазах мировая скорбь. Встаю, подхожу, начинаются уговоры:
— Ну, поешь.
Ко мне поворачивается упитанный зад. Вздох. Начинаю гладить мохнатую башку. Раздается рычание:
— Уйди, противная!
Пытаюсь загладить вину:
— Ну, ладно, завтра вместе пойдем.
Ухо поворачивается на 180 градусов. Раздается легкое рычание и очередной вздох. Глажу дальше:
— Ну, ты уж не рычи, смотри какая пашина вкусная в миске? Мама, хорошую корову завалила.
Глаз начинает косить в мою сторону. Затем пес откидывает все четыре лапы, ложится на спину (зайчика зубастого изображает), моя ладонь начинает гладить брюхо. Опять вздох мировой скорби. Пять минут чешу брюхо. Захлебываясь слюной, Казан переворачивается обратно на четыре лапы и рвет к миске. Ритуал прощения прошел. За три секунды миска пуста.
Смеетесь над моими методами воспитания? И правильно. Сколько книжек не читала, а методы прижились свои — пряничные. Скажете с лайкой так нельзя? Правильно — нельзя. А что, если пес мои струны души правильно нащупал, еще в детстве? Подумаете — это к кому же в руки попала охотничья лайка? Правильно, к дилетанту, который сумел сделать из рабочей собаки, домашнего любимца с внешностью волка. Столько — сколько я услышала от профессиональных охотников в свой адрес, наверное, мало, кто слышал. Но жизнь, тем и хороша, что вносит разные коррективы. Главное, чтобы любовь была, да взаимопонимание, которое у нас, конечно, есть, если прочитать внимательно, что здесь написано.
А ещё Казан умел в городских условиях добывать пропитание для всей стаи.

Зарисовка

Вот и в этот вечер. Обнюхав очередную кучу желто-коричневых листьев, наметенную дворником, Казан заторопился вперед. Вытянув шею, опустив нос к самой земле (это называется нижнее чутье) он шел по следу. — По чьему следу? В тот момент, я еще об этом не знала. Почувствовала только, что пес очень сильно тянет поводок. Быть лыжницей я устала, народу вокруг никого не было, и я решила его отпустить в свободный полет. Не поверив в собственное счастье, Казан одним глазком скосил на хозяйку и унесся куда-то в сторону. Пока я выглядывала, куда он подевался, сзади послышалось тяжелое цоканье когтей по асфальту. Ко мне достаточно медленно приближалась тухлая баранья нога с копытом и в шерсти, которую, отдуваясь пер Казан. Мой нос захлестнула волна отвратительного запаха. Зато сам Казан светился от радости:
— Вот оно счастье. Добыл. Акелла не промахнулся. Ты только посмотри, какой ужин я добыл!!!!
В ответ раздался мой вопль:
— Брось, эту тухлятину!
Казан приостановился, покрепче сжав челюсти, ему и так тяжело было переть эту ногу, а тут еще и не рады добыче! Поморгав пару секунд ресницами, Казан положил ногу перед собой, до меня оставалось несколько шагов. Я скомандовала:
— Ко мне!
Казан недобро буравил меня глазами:
— Сейчас, как же. Ногу не брошу.
Я упрямилась:
— Ко мне!
Каза сел возле ноги:
— Сама иди, сказал, не брошу!
Я начала злиться:
— Ведь подойду, кому-то наваляю! За лазание по помойкам!
Казан глухо заворчал:
— Не дамси-и-и… И ногу не отдам.
Наконец, я не выдержала подошла, прицепила пса на поводок и ногой попыталась отодвинуть баранью ногу в сторону кустов. Казан взвыл и улегся на добычу собственным телом. По округе разносился омерзительный запах тухлого мяса. Затем он перевернулся и повалялся на тухлятине спиной, затем начал натирать себе щеки с обеих сторон и всё это в считанные секунды и на поводке. Я опять взвыла дурным голосом:
— Ты, что же это гад делаешь? Духами душишься? Как я тебя домой поведу, нас же выгонят к чертовой матери с таким запашком.
И выбила ногой из-под тела питомца баранью ногу. Потом привязала Казана к ограде и покатила мысом своего сапога Казанову добычу в сторону помойки. Баранья нога катилась плохо. Тогда я брезгливо взяла кончиками пальцев «ужин для семьи» и потащила его в сторону. От меня шарахнулись пару прохожих. Казан выл у забора. Настроение, у обоих было испорчено напрочь. Чертыхаясь, я отвязала лайку и отправилась дальше обычным маршрутом к собачьей площадке, давая по пути себе зароки, больше Казана с веревки не отпускать.
Раздраженный Казан нашел дырявый мяч и от злости оттрепал его как «бобик грелку». Затем он пришел на площадку, недовольно рыкнул при входе в ухо боксеру Сеньке и тихо ушел в сторонку. На этом можно было бы и закончить историю об охоте Казана, да вот не смог угомониться сам герой. Поскольку я кинулась объяснять остальным владельцам собак, откуда явилась с такими умопомрачительными духами, Казан оказался предоставлен сам себе, да еще и безо всякого дурацкого надзора. Душа его бунтовала. Адреналин надо было куда-то выпускать. Осторожно обойдя всю площадку по сетке рабицы, пес обнаружил дыру, в которую он свободно проходил безо всякого шума и пыли. Десять минут он наслаждался полной свободой, обошел все вокруг, отрыл пару сахарных косточек в соседних кучах листьев и наконец, собрался поразвлекаться с пареньком на роликах. Взял и наехал пес на паренька, как рэкет, прямо из кустов. Кусать паренька Казан, а вот эффект неожиданного испуга он очень любил. Пусть быстро покатается на роликах. — Это ведь игра! Да уж!
Казан видел краем глаза, как я турманом летела к играющим, но в руки даваться не собирался. Бросив кричащего паренька, Казан начал старую игру «А, ну-ка догони». Догнала я его не скоро, намотав кругов восемь по футбольному полю. Кричала долго и нудно. А, как я пахла! Именно сейчас с точки зрения Казана в пору, идти на охоту. Собаки ведь для чего валяются в падали, чтобы отбить собственный запах и незаметно подкрасться к жертве. С его точки зрения хозяйка вполне могла подобраться к кабану. Казан очень был доволен. Домой Казан шёл под причитания и плач «венца природы». Вечер явно удался.
— Пусть теперь подумает на досуге, может ружье все же купить? И на охоту.

Встреча с электриком

И дернул меня черт сидючи дома промыть все плафоны люстры в комнате. Никого не было. Никто не отвлекал советами. Только Казан, зная хозяйку, вопросительно посмотрел из угла комнаты:
— Ты придумала ещё какую-нибудь интересную штуку?
Ведь не зря же говорят в народе «Дурная голова, ногам покоя не дает».
Я выдвинула стол на середину комнаты, залезла на него и пошла работа. Давай откручивать плафоны по одному. Все сняла, а один застрял намертво. Я его и так, и сяк вертела — никак не отворачивается. Казан сел рядом со столом и смотрит внимательно, с каким-то «сталинским прищуром».
— Наверняка, что-то сейчас произойдет? А может, у мамы перегрев в голове какой-то случился?
Под все понимающим взглядом собственного питомца, стараясь не ударить в грязь лицом, делаю резкое движение, и… Люстра резко накренилась и повисла на одном шнуре, сразу как-то скособочившись, отсвечивая повисшими вниз лампочками.
— М-да. Давно мне супруг говорил, откуда у меня руки растут.
Стоя на столе, я с ним мысленно полностью согласилась. Побоявшись, что в довершение всего, «моющего люстроведа» может весьма конкретно стукнуть током, припомнила анекдот:
— Кого хоронят сегодня?
— Электрика.
— Молодой какой! А сколько ему стукнуло?
— 340…
слезла со стола, отрубила электричество и призадумалась. Во-первых, эта конструкция в любой момент могла сорваться и хлопнуть домочадцев по голове. Был же уже вариант с цветочным горшком, который сорвался со стенки на кухне и упал аккурат в то место, где за минуту до этого сидел мой супруг. Я еще тогда его пожалела и сказала:
— Если бы ты не ушел, у тебя было бы сотрясение мозга…
В ответ на что, услышала:
— А у тебя сотрясение, было бы чуть позже…
— М-да. Вот и верь после этого в любовь и браки, которые заключаются на небесах. Во-вторых, укреплять доводы супруга о моих руках тоже не хотелось. Руки, как руки. Как у всех. Нормальные женские руки. В — третьих, надо мной же будут издеваться весь вечер. Ну и зачем мне это, спрашивается?
Короче, оценив ситуевину, вспомнила про соседа.
— Опа! Он же электрик. Работает через двое суток на третьи. Пойду, а вдруг дома? Ура! Ура! Дома! Пьяный… Но мастерство же не пропьешь? Радостно сообщаю о своем несчастье. Сосед стоит в семейных трусах с мутным взглядом.
— Счас, приду. Еще рюмашку хлопну и зайду.
Радостная бегу в квартиру. Объясняю Казану:
— Видишь пес, все уладила. Сейчас чик-чик и готовенько.
Мне даже показалось, Казан посмотрел понимающе. Через некоторое время раздался звонок. Казан недобро заворчал. Открываю дверь. Спиртные пары заполнили прихожую, я даже сама слегка опьянела в первый момент.
Казан уже подобрался к жертве. Натренированным движением перехватываю пса, завожу в комнату, укладываю. Хорошо, что сосед-электрик не собачник, так и не понял, что пес его есть пошел. Он посмотрел мутных взглядом и провозгласил:
— О! Блин! Ты чего собаку увела? Он хотел со мной поздороваться, вон видишь, как бежал. А ты ему: сидеть, лежать. Где люстра?
— Вон качается, — залепетала я тихим голоском.
— Ёклмн, это же какой идиот ее трогал, — зарычал грозно сосед.
Из угла комнаты тоже раздался тихий рык.
Чтобы не пугать соседа я громко сказала:
— Я, м-м-м, хотела плафончики помыть, а они не откручивались.
— Мать твою! Ёклмн, ну и руки. За каким фигом понесло тебя мыть эту люстру, она же на одном шнуре болтается, как же ты крюк разогнула? Душа моя?
Кряхтя и охая, сосед-электрик полез на стол. Пьян вдребезги. Ничего сделать с люстрой не может.
А в это время Казан медленно пополз ближе к столу. Незаметно так, по-пластунски. Молча. Слегка перебирая лапами. Вот он уже почти под столом, на котором матерится сосед. Наконец, сосед скатывается со стола и орет:
— Счас, принесу инструмент.
И такую руладу мата выдает, что нервы Казана не выдерживают. Дождался мой мальчик! Казан метким прыжком вылетает в пах электрика. — А-А-х-х-х! И тут, достаточно крупный сосед, весящий под сотню килограмм, складывает ножки крестиком и закрывает огромными руками причинное место. Вот и все. Слов у мастера больше не осталось.
Безусловно, я успела перехватить Казана на долю секунды раньше. Все ж таки у меня сказывались годы тренировки и опыт содержания зверовой лайки. Отругав, я утащила его на кухню, а вернувшись в комнату, поняла, что никто мне вешать люстру на место не собирается. Соседа в квартире уже не было. Пошла извиняться. Дверь мне, конечно, открыли. Сосед на нервной почве успел еще парочку рюмочек перехватить. Поэтому довольно мирно отказал даме в прошении. Он и вообще больше не приходил, даже за солью и спичками, как это принято у всех соседей по этажу. Вернувшись уныло домой, посмотрела еще раз на творение рук своих. А скоро и домашние подоспели.
Это была отдельная лебединая песня. Сколько же всего интересного я узнала: про себя, про мою родню (маму с папой) и про женщин в целом! С точки зрения моего супруга голова женщине нужна для того, чтобы кушать, и крутить на эту голову бигуди. И что греки, были очень мудрые, поэтому и отбили руки Венере Милосской, чтобы она этими самыми руками в носу не ковыряла и ни за что взяться не могла. То есть, по сути, греки воплотили мечту мужчин всего мира. Вечер прошел плодотворно и интеллектуально. Возразить я ничего не могла. Люстру супруг вернул на место. Недовольным в тот день оказался и мой питомец. Во-первых, я сорвала захват противника на чужой территории. Добыча была мягка, податлива и боялась агрессора. А собаки, ох, как хорошо чувствуют, когда их боятся. Они в этом как акулы. Акулы в основном неуверенных граждан в воде ловят. Тех, которые трепещутся на воде. Во-вторых, пес нервничает, когда хозяйка находится в неуравновешенном состоянии. В-третьих, пес также прослушал лекцию о его, собачьем воспитании и понял, что он вылитая мама в душе. Т. е. голова у него, чтобы кусаться, но по делу. А поскольку воспитывает его мама, а что может поместиться в ее кушающей голове с бигудями, то и спрос с него не велик? Поэтому мы с Казаном собрались с духом и гордо ушли на длительную прогулку. На свежем воздухе, оно, как-то легче.
Ну и ещё одна веселая крысиная история.
Мне не нравится, что вы улыбаетесь в период всеобщей озабоченности. Подумал лайка Казан, унюхав под двумя листами картона у подвала жилого дома серого пасюка. Подкрался лайкан незаметно. Молча, зыркнул глазами в сторону хозяйки.
— Ничего не понимает, сонная тетеря. Шлепает своими сапогами, аки, грузчик. Тихо. Слониха. Под картоном дичь. Ну, и что, ты вперилась в этот картон. Показываю носом в щель, ВОТ ЗДЕСЬ КРЫСА.
Но та заартачилась:
— Что, встал? Пошли дальше.
И пошла перепалка:
— Не пойду-у-у-у. Лучше, картон отодвинь.
— Вот, козел упрямый. Мне с тобой бодаться с утра? Так, я, тебя забодаю… Где кошка?
Казан посмотрел на меня, как на идиотку:
— Кошек, нет. Пасюк сидит под картоном.
— Вот уперся-я-я-я.
Я натужно закряхтела пытаясь сдвинуть лайку с места. Пес молча упирался всеми четырьмя лапами, перебирая когтями лед. Упарившись сдвигать тушу любимца, я включилась в размышления. Раз пес застопорился, значит, что-то не так. Окинула взглядом картон. Казан молча пыхтел в щелочку между стеной и бумагой. Наконец, до меня дошло! Эврика! Под картоном, что-то есть! Шкурка копченой колбасы! Точно! Хочет, позавтракать, серая обжора.
Я бодро отодвинула первый лист. Казан ждал.
— Ничего, — констатировала факт.
Отодвинула второй лист, и… В тот же миг из-под картона с диким визгом вылетела серая крыса и заметалась между лайкой и хозяйкой. Вот тут, Казан не растерялся. Он подскочил к крысе и затопал лапами, пытаясь попасть по пасюку. Со стороны это выглядело так, будто собака пляшет, высоко, задирая лапы — танец позаимствованный у деревенской кадрили, под названием «Канкан». Грязно, но весело. Бешенство ног. Наконец Казан попал по пасюку. Он схватил его зубами за загривок и энергично затряс головой. Несколько секунд и…
— Одним пасюком в нашем районе стало меньше, — подумал Казан, — победно посмотрев на меня. Однако Казан заметил непорядок в лице родимой хозяйки, у той отвалилась нижняя челюсть, а рот никак не закрывался:
— Ш-ш-ш-ш-ш-, зашипела, словно змея несчастная. Ш-ш-то, ты делаешь? — Окончательно проснулась «сонная тетеря». — Брось эту гадость! Она, возможно, отравлена крысиным ядом.
Казан заворчал:
— Бери, подарочек на Новый год, — и бросил крысу к мои ногам, широко растянув пасть в улыбке и одновременно изображая зевок. — Пожалуй, надо пройтись по дому, может, еще пару трофеев поймаем? — и Казан заглянул в глаза хозяйки.
— Другие лайки, — затянула я свою песню, — хозяйкам белок добывают. На худой конец норок, хорьков или ласок. А, ты пес? Норовишь мне крысу или ежа подсунуть. Хорош, охотничек. Это, тебе любимая на «ежовый воротник» и «крысиную шубу». Эх-х-х-х… Командир сказал хорек и никаких сусликов. Понял?
— У-у-у-ф-ф… Выдохнул пес и потянул поводок в сторону, а двинулся он к стоящему поодаль джипу. Секунда и последовал рывок, такой силы, что моё тело на другом конце поводка, въехало с ускорением головой в бампер. Затем, моё тело упало окончательно и встретилось глазами с шипящим под бампером котом. Мы с котом не понравились друг другу. Рядом с моим лицом к коту просунулась собачья морда с поблескивающими клыками и наморщенным носом. Кот подрастерялся в раздумьях, по чьей, вперед, морде съездить лапой. Псовая мордень показалась ему краше. Сделав обманный выпад вперед, котяра для устрашения завыл. Завыла и сирена джипа. Из окна дома высунулся злобный мужик и заорал благим матом на всю улицу:
— А, ну, сейчас же отойдите от моей машины! Кому, сказано? Я поднялась на четвереньки и прохрипела:
— Там, кот под машиной!
— Ну, и что? — взревел мужик. Убирайтесь к чертовой матери от джипа.
— Да, ладно Вам не кричите, время семь утра. Перебудите всех.
— Бери своего кобла и дуй отсюда, пока не вышел. Мужик выглядел здоровым шкафчиком с крепкими антеросольками.
— Сейчас, сейчас. Я встала на положенные мне природой две ноги и начала рьяно выяснять с псом свои права:
— Брось кота! Ищи крысу!
— Счас-с-с-с-с, — взвыл лайкан. С котом разберемся и за крысой. Отпусти поводок — то, шею жмет. Смотрю на тебя и думаю, бывает так, что человек и порядочный, и скромный, — а вот не умеет этого показать… Всякое разумное дело имеет.
Тем временем, мужик в окошке начал звереть и одеваться для выхода на улицу. Перетяжка дамы с собакой принимала оборот веселой игры. Под общий шумок, кот вылетел из-под машины и тиканул к бетонному забору. Проблема с воющим джипом разрешилась в долю секунды. В очередной раз я въехала головой в забор. На бетоне висел раскоряченный кот, по миллиметру приближающийся к верхушке забора, судорожно перебирая когтями по малейшим трещинам. Тишину сонного города разрывали: вой сигнализации, оглушаюший лай собаки и уханье, наподобие филина хозяйки Казана, потирающей голову. Наконец, кошак все же перелез через забор и исчез из поля зрения. Зато в дверях подъезда, нарисовался владелец джипа:
— Послушайте, мадам, — со смехом выпалил, он. — Я, Вас прощаю. По-моему, на сегодняшнее утро с Вас достаточно. Однако около моего джипа, прошу вас больше не отираться.
Я кивала ушибленной головой, а про себя думала:
— Господи, дай мне силы, чтобы справиться с тем, что я могу сделать; дай мне мужество, чтобы смириться с тем, чего я не могу сделать; и дай мне мудрость, чтобы отличить одно от другого.
Все стихло. Все больше окошек зажигалось в доме. Люди вставали и собирались на работу. По улице резво бежала охотничья лайка, пребывающая в отличном настроении. За ней вяло переставляя ноги шла хозяйка. Шла с висящей на одном ухе шапке, мокрыми, грязными коленями и, издающая ухающие звуки. Наступил новый день. Отличный день.
Казан был веселым. Он любил жизнь и я ему благодарна за те шутки, которые он проигрывал со мной и другими людьми. И мы с ним были командой — шибутной, непонятной многим, но мы доставляли радость друг другу. Благодаря моей собаке я стала наблюдательной, я научилась чувствовать опасность, я научилась порядку и даже дипломатии.
Если бы я умела рисовать, то рисовала бы собачьи глаза, потому что они самые прекрасные и преданные во всем мире.
 
 
 

При использовании материала ссылка на сайт wolcha.ru обязательна

Приглашаем в нашу группу на Facebook
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru