Салют, Варварята! Дети — цветы жизни. Пятеро (продолжение)

Детям 14 дней — две недели!

Димыч и Сумерки прибавляют в день по 200 граммов, уже весят больше двух с половиной кг! Сафи — два, Оленька — 2400, Влад — 2300.
Всем добрый вечер. АААААААААААААА.
ААААААААА… ААА. АА
ААААААААА… АА.
… ААА
ААААА! ААААА АААААААААА
Что, удивляет поначалу? Забавляет даже немножко, да? Надоедает к концу? Угу. Я испытываю то же самое. Сейчас, правда, реже, в связи с отсутствием большую часть дня, но за вечер, ночь и утро — хватает. Сейчас, вечером, когда перестилала загон, выгрузила детей по привычке в таз, таз — под лампу: грейтесь, ребята, отдыхайте! Ага, сейчас! Ребята открыли рты, подбавили громкости и больше рты не закрывали. Вопеж стоял, как будто журавлиный клин летал по комнате. Но журавли — те хоть курлычут, пусть и гортанно, а эти гаврики на одной жалобной ноте — АААААААААААА. Все-все, не буду больше. Сейчас, только дорасскажу про клин и таз.
Короче говоря, в тазу никто сидеть и бамбук курить под лампой не пожелал, все пожелали вылезти и нетвердыми динозавровыми шажочками обследовать близлежащее пространство. Олечка сразу потянулась к проводам. Сафи доковыляла до кресла и на радостях сделала лужу, которую тут же украсила кучкой. Влад с Димычем обследовали пачку салфеток рядом с загоном («больше в деревне никто не живет» — в смысле, вот и промокла целая пачка новеньких салфеток). Сумерки решил не рыпаться и залег рядом с тазом, удобно расположившись в чьей-то луже. Так что загон перестелен, заодно вымыт пол, начата новая пачка салфеток, убраны провода, кресло передвинуто. Да здравствует обновление! Вы не забыли? — все это под звуки АААААААААААААААААААААА. С пятью колонками усиления.
Глазки уже открылись у всех. Ну, открылись — сказано громко, так, разлипаются веки помаленьку. Почему-то у всех больше приоткрылся левый глаз. А там, внутри, словно голубое слюдяное стеклышко. Мутноватое, не понятно еще — зрячее или нет, но вид у собачат совершенно иной! На людей хоть стали похожи.
У Сафи глазки открылись больше, чем у других. Ее уже можно назвать вполне глазастой собакой. Мне интересно — видит она меня, например, или нет? Видит ли Варвару? Стенки загона? Ведет себя, как будто видит, а спрашиваю — молчит… Хотя рот у них открылся — это точно, я проверяла.
Про коготки у малышей. Ноу-хау. Решила обрезать на передних лапках и подпиливать чуток, чтобы живот мамашин поменьше царапали. А на задних пока не буду обрезать, чтобы было легче упираться и ползать-сосать. Детки растут, мужают, пытаются ориентироваться в пространстве, в себе и в себе подобных. Пеленки уже давно заменила «вафельным» полотном, чтобы не скользили и учились ходить нормально!
Дает ли гвардия мне выспаться? Дает! Это я ей иногда не даю. Я играть хочу, а они дрыхнут целыми днями! Ой, кажется, там прием пищи закончен. Пойду-ка быстренько чистую «вафлю» постелю… Не успела!
Умные люди говорят: погоди, мол, вот начнут топать по всей квартире — попомнишь эти золотые деньки! Куда ни ткнешься — а тебе в колени бархатные носы: «Давай поиграем!»
Скорей бы! Хочу настоящих больших собак!

Детям 15 дней — полмесяца!

А мы что… Мы растем…, цветем и даже пахнем, не без того… Сафи, скажу вам по секрету, выросла в прекрасную стройную длинноногую красивую дамочку тонкой кости и… наглости: а) утром меня облаяла; б) вечером пыталась выбраться из загона; в) возглавляет бригаду минета, причем делает его с душой и поразительным вдохновением. Варвара наконец-то поняла, что у нее были тяжелые роды и позволила себе свалиться от невроза. Остервенело бьет себя задней ногой по морде, лбу и уху, указанные части тела покрылись царапинами и коростой. Еще кусает себе лапу, обследование на предмет вшей, блох и прочих комаров положительных результатов не дали. Невроз лечим тавегилом, касторкой и трудотерапией.
Большую часть дня дети спят, меньшую — шарашатся в пределах загона. А также кусают друг друга, занимаются «борьбой», валяются на пеленках и строят догадки — что там, за горизонтом. За горизонтом у них маячит все та же трудотерапия, ибо мы распределились так: я зарабатываю деньги, они прибирают терем, готовят обед, поливают цветы и отвечают всем позвонившим по телефону и в дверь, что «папа ушел за хлебом». Научились пользоваться стиральной машиной, теперь свои пеленки запихивают в машину сами, а заодно и все, что найдут в доме — мои кружки с кофе, парадное платье и лыжные ботинки, больше у нас в доме ничего нет.
Соседку сегодня встретивши, полюбила со страшной силой. Она спросила — когда Варя родит? Из чего я сделала вывод, что наши песнопения и сходки она не слышит, аллилуйя архитекторам и ее врачу — ухо-горло-носу! Успокоила ее и пообещала, как «только родим — сразу телеграммку отобьем»: так, мол, и так — долетели нормально, целуем, Галя-Варя.
Варвара подглядела, как я пишу «рекламную листовку», чтобы детей в рабство за большие деньги продавать, и оскорбилась, что она всего лишь «юный чемпион России», а вовсе даже не интерчемпион, как она, кокетничая, говорила своему будущему мужу. Срочно тянет меня зарабатывать «Цацибы» и желательно в загранку. Я отговорилась, что у нас чемодан только один, поэтому я съезжу, а она пока яичную скорлупу себе потрет.
Дети говорят, что молоко им надоело, хотят корзину печенья, ведро мороженого и чтобы в зоопарк в воскресенье. А спать не в 21.00 и зубы тоже не чистить. Типа — каникулы у нас и все такое, даешь разгул и ералаш. Продолжают «а-акать».
Отстреливаясь, еле сбежала из дома, сходила в одну фирму, заказала макет дорожного знака: перечеркнутая дудка и подпись: «НЕ ТРЕНДЕТЬ!» Сейчас приду с работы, вывешу знак и завалюсь спать.
Нет, до того, как завалюсь, надо Оленьке на трусиках новые метки вышить. Она и правда — бьютифул. Самая из них красивая, хотя и самая вредная. Бархатные Сумерки уже так и зову — Бархатные Сумерки. Димыча уговариваю переименоваться в Баварию, но он пока думает. Я разве не говорила? Нашему помету дали букву для родословных. Бэ! Так что быть Димычу «Баварией-Мюнхен».
Когда их целую, то они пытаются лапой меня отодвинуть. Бормочут что-то про телячьи нежности… У них режутся зубы, чешутся десны. Кусают Варвару больно. Она от них сбегает и уже без прежней укоризны наблюдает за моей рассылкой объявлений о продаже наших живоглотов.

Детям 16 дней

Оленька Стоцкая — 2540 г (вчера 2460, прибавка 80 г), Сафи — 2120 г (вчера 2040, прибавка 80 г), Димыч — 2740 г (вчера 2580, прибавка 160 г), Влад — 2560 г (вчера 2460, прибавка 100 г), Сумерки — 2720 г (вчера 2580, прибавка 140 г).

«УТРО ГЛАВНОГО БРЕДАКТОРА»  
… Проснулась я рано, часов в 5. Над головой привычно зудел комар, дети привычно ели, кормящая мать-страдалица лежала в загоне, положив голову на бортик. Встретившись с ней глазами, я узнала о себе всю правду.
Застыдившись, я снова уснула.
Когда проснулась, поняла, что опять опаздываю на работу и снова придется брать тачку, но до этого надо успеть сделать кучу дел: В душ! Кофе! Перестелить загон! Забросить в машину ночные пеленки! Снять с балкона вчерашнюю стирку! Вывести Варвару! Вымыть Варвару из ведра в коридоре! Вымыть коридор после помывки Варвары! Накормить Варвару! Загнать Варвару в загон и проследить, чтобы Сафи достался «рассосанный сосок»! Не забыть причесаться! И зонтик в сумку! И список покупок на холодильнике! Еще дискету из компьютера, чтобы ночная писанина статей не пропала даром! Куртка! Очки! Сумка! И мусор вынести! Но сначала в душ — проснуться, прийти в себя, стать розовенькой и вменяемой. Вменяемой как минимум.
… А не было воды. А никакой. А новый прикол такой у нас. Заначек воды не было тоже. Ни в чайнике, ни в банках — нигде.
Пока я столбом стояла на кухне, почесывая репу, Варвара осторожно откашлялась: «Мам, я пить хочу…» В ее миске воды не было тоже. «Милая, — издалека начала я, — видишь ли, тут такое дело…» «МАМ! Я ПИТЬ ХОЧУ!» — настойчивее повторила она, обрывая мои объяснения. Мастифы иногда бывают так упрямы!
Обозлившись, предложила ей на выбор: пойти на улицу и напиться из лужи (благо, лил дождь) или хлебнуть из унитаза. Варвара ухмыльнулась мстительно и демонстративно подергала ручку унитаза. Воды не было. «Да, — читалось в ее взгляде, — пусть я умру от жажды, но и ты не почистишь зубы!»
… А электричества не было тоже. Видимо, чтобы никого из жильцов не убило током. Впрочем, кипятить нам было все равно нечего. И мы пошли гулять.
Спустились пять этажей в полной темноте и обнаружили внизу запертую подъездную дверь. И запертую — почему-то — на большой амбарный замок.
Нехорошие слова в темноте звучат очень убедительно и, отразившись от стен и лестниц, возвращаются многоголосым успокаивающим эхом. Через несколько минут из катакомб нас вызволила дворничиха.
Прогулка прошла под ливнем. Брюхо и лапы загрязнились. Вернувшись домой, поплевала на тряпочку, гармонично растерла грязь по Варваре, утешив ее напоследок тем, что «гигиена — враг туриста».
А время поджимало. Решив перед уходом проверить детей, обнаружила очаровательную картину: у Олечки, цветочка моего ненаглядного, «произошел понос» и все простыни… Да Бог с ними, с простынями! Все дети… Их плюшевые шубки…
Пришлось позвонить на работу и сказать, что перевожу через дорогу отряд бабушек-тихоходов, и вероятно, задержусь.
Бегом — через темные пролеты лестниц — в магазин за бутылем воды. Естественно, в ближайшем воды не было, бегом в дальний. Бегом домой. Протерла засранцев, поменяла простыни, налила страдалице воды, залпом сама выпила кружку… уф… Все!
Можно бежать на работу! Сунула в сумку зубную щетку и пасту, драгоценную дискету… Ну, о всяких приятных мелочах типа застрявшего в замке ключа, забытого кошелька и попыток вспомнить — закрутила ли я краны?! Да или нет?!.. Нет или да?!.. — не упоминаю.
До работы доехала без приключений. Да и что за приключение — подрезать трамвай и шарахнуться на пешехода. Детский лепет, а не приключение. Охрана с вахты дала денег в долг — расплатиться с водителем.
На рабочем столе, усыпанном опавшими листьями пионов, ждала записка: СРОЧНО! К КОММЕРЧЕСКОМУ ДИРЕКТОРУ! Оказалось, в одном рекламном макете, в заголовке (!) вышла ошибка. Аршинными буквами написано: ВЫИГАЙ ПРИЗ! Без буквы «р». КоРРектора пришлось расстрелять.
Отряхнувшись, как собака, от передряг утра, выпила-таки кофе и пошла, как ни в чем не бывало, чистить зубы в офисный туалет. Как будто так и надо. А что?… — нормальное утро нормального дня.

… Сейчас побегу домой, погуляю с Варварой, вымою Варвару, вымою коридор после помывки Варвары, накормлю Варвару, запихну ее в загон, подложу Сафи, перестелю загон, заброшу простыни в стирку, отвечу на сто телефонных звонков, вымою голову, взвешу вертлявых детей, напишу отчет, перестелю загон, вымою посуду, накормлю Варвару опять, запихну ее опять к детям и сразу сяду придумывать имена. На «Б». О, есть одно такое слово… Ну, я про него уже говорила.

Детям 17 дней


Оленька — 2600 г, Сафи — 2200 г, Бавария (на Б!) Димыч — 2700 г, Влад — 2600 г, Бархатные Сумерки — 2800 г.
Оказывается, за те дни, в течение которых я толком детей не видела (работала до синих крокодилов в глазах, а дети были на попечении Варвары), они здорово выросли. Не дни — дети. И стали юными псюшками. Теперь только слепой может сравнить их с кошками. В крайнем случае, соглашусь на норок. Отливающие шелковой ниткой шубки, пытливые глаза, с каждым днем становящиеся лапы — все сильнее, походки — увереннее. Пожалуй, только при кормлении они еще напоминают тех беззащитных младенцев, которых можно было держать на ладони и вертеть, как хочется.
Детки по-прежнему нуждаются в матери, в ее молоке, ее тепле, ласке, поддержке. Хотя и строят из себя вполне самостоятельных псов. Но когда садишься к ним в загон, и они, спотыкаясь, бегут к тебе, утыкаются мокрыми носами… Не знаю — бегут ли они, принимая меня за мать, или узнавая во мне «не совсем постороннего человека»… Ведь, когда их беру на руки, прижимаю к себе, качаю, целую и глажу по спинке, они затихают и как-то расслабляются. Может, и правда — это любовь?
Вот только любовь у нас чересчур быстрая, ибо тут же подходит Варвара и начинает их мыть, игнорируя мои просьбы «не мыть детей у меня на руках». «Иди в загон, — говорю ей, — там еще четверо осталось». Ничуть не бывало. Видимо, у меня на руках их мыть интереснее. А может, удобнее. Ну, а где мытье, там и кАтанье. Какание — в переводе на русский.
Дети забавные. Разбиваются на пары, «кусаются», хотя зубов пока нет, борются, кто кого опрокинет.
Влад «трогает» лапой мяч. Еще не понимает — что с этим делать, но уже то, что мяч от небольшого толчка катится, очень ребенку нравится.
Димыч научился рычать и при каждом удобном случае говорит «Ррррррр». Сам от себя балдеет.
Олечка переборола понос и опять вернула себе титул самой красивой девочки в загоне. И самой вредной. Возьмешь ее на руки, она передние лапы растопырит и крутится, пытаясь вырваться. А если Олечку в этот момент легонько пару раз встряхнуть, она, как кукла с пищалкой, издает примерно такие звуки: а-а-а-а-а-а. Взвешивать ее труднее всех. Две секунды полежать, как МНЕ надо — выше ее сил.
Сумерки еще не понял, что он теперь весовой олигарх, к лидерству не стремится, в основном спокойно отспыпается.
Сафи раскопала под простынями газеты и спит, уткнувшись в краешек носом. Как всегда, в углу, как всегда, оригинально.
Влад — самый парнишистый из всех. Замашки кобеля — вижу уже без труда. Я вчера лежала в загоне и смотрела. Все спали, кроме Влада. Я сначала думала, он хвост так подогнул… А потом смотрю — нет, хвост на месте. То был не хвост. Весомый такой аргумент между лапами.
Димыч — он немножко избалован моим вниманием: люблю крепких парней. А Влад — он другой. Он и по масти будет темнее или рыжее (Дим, скорее всего, будет палевый), и сентиментальностей не терпит в отличие от большинства собратьев. Димыч, например, больше для порядка упирается, егозит в руках, хмурит лоб, когда его тискаешь, но видно, что ему приятно, даже — необходимо чувствовать себя любимым и восхищающим мое сердце. В отместку Влад научился похрапывать во сне. Вечером меня встретили пять мордашек, выглядывающих из загона.

Научились вставать на задние лапы и «выглядывать», поросята такие… Сафи поступает еще проще: встает на лежащего «у забора» и приподнимается. Куда там Галилею с его законами! Сила тяжести Сафи не велика, зато стремление к познанию придает ей дополнительное ускорение, помноженное на квадрат времени.


Великолепная пятерка

Дети научились «отдыхать в пути», не заваливаясь лапами кверху, потеряв равновесие, а садясь на попу. Идет такой торопыжка, покачивается, пыхтит, но лапы переставляет — бумс! — сел на попу, устал… Еще смешно чешутся. До уха не достают, но ногой честно дрыгают. Степенно какают. С кряхтением, с расставленными лапами, отведенным хвостиком, подрагивающим от напряжения. Поели, походили, сели трое в рядок — кряхтят…
Еще умеют лежать в позе сфинкса. Передние лапки вытянуты параллельно, голова поднята, спинка чуть выгнута… Черная «маска» на серой морде, бархатные складочки на лбу, взгляд вдаль… Мастиф лежит! — а не какой-нибудь там свинячий хвост.

Детям 18 дней

День прошел под тремя звездами: борьбой с поносом, перманентной уборкой загона и покупкой детям игрушек. Вот.
Понос, да. Не страшный, так, стандартный младенческий. Причем у Вари все нормально, а дети выполняют повышенные обязательства по производству оранжевого пюре. Если бы у меня были одноразовые пеленки, а не обычные плюс газеты, думаю, штук 30 мы сегодня израсходовали бы. К тому же писают они столько, как будто в загоне поставили дырявую бочку. Говорила я Варе вчера — не надо им пива!
В наказание убрала у нее из рациона все молочное, включая творог и кефир. Себя в наказание отправила в ветмагазин.
Уже как-то рассказывала про их интересный метод работы. Называется Типа Сервис и Внимание к Каждому Покупателю. А у вас какая порода? А сколько лет? А чем кормите? А почему? А чем играете? А где тренируетесь? А видели новую амуницию? А витамины какие? А вот есть новый журнал. Все это радует, если не торопишься. Я торопилась.
Тетенька продавец-ветеринар долго не могла запомнить породу и возраст болезных зверей, пару раз назвала нас двухмесячными бульмастифами, и в конце концов от поноса посоветовала пить отвар ромашки. Или купить «отличное американское средство, вчера пришло». Средство стоило 800 рублей, и я остановилась на ромашке.
В человеческой аптеке про лечение поноса ромашкой слышали в первый раз, от ромашки отговорили и всучили нечто под названием «Лапчатки корневище». Пахло корневище мертвыми барсуками, но я его честно заварила и пыталась детям всунуть в рот а) шприцем, б) пипеткой. Дети лакомство восприняли без энтузиазма. Понос — тоже.
Писала я про куриные желудки? Если покупать неочищенные, то внутри обнаружится замечательная гофрированная пленка. Ее нужно вымыть, высушить и смолоть в порошок — отличное средство не только для щенков, но и для людей (и что вдохновляет — абсолютно натуральное). Как там в сказке? Курица — в ней желудок — в нем волшебная пленка — в ней игла. Переломишь иглу — смерть Поносу Бессмертному придет!
О, вот опять ребенок собирается «присесть». Иногда успеваю подложить салфетку, иногда нет. На красоту в загоне мы плюнули еще вчера, так что теперь там синтез бомжеприемника — с голой клеенкой, библиотечного хранилища — со старыми газетами, и обнищавшего сельского роддома — с застиранными пеленками.
«Для уюта» купила детям новые игрушки. Мячики, резиновое кольцо, «член» уже освоены, приняты за своих и любимы. Сегодня в их ряды влились два мутанта. Я не преувеличиваю! Вообще-то игрушки, размером с тюбик зубной пасты, изображают каких-то зверей. Первая латексная скульптурка одновременно похожа на Волка из «Ну, погоди!», на корову и на черта. К чахлой фиолетовой груди прижаты гантели разного цвета, на голове — то ли рога, то ли ресницы, то ли антенны… Еще есть очки. Почему-то синие. А глаза нарисованы на них сверху… Штаны, вероятно от натуги, спущены и гармошкой собраны ниже колен.

Может, создателя сего творения в детстве сильно покусала собака… За что же он нам мстит так страшно?! «Черта» (умные люди сказали, что это бегемот) купила, потому что он подходил по размеру, мягкости и был без пищалки. Все пищалки в игрушках, которые я сегодня посмотрела, сильно напоминали пожарную сирену. Вторая игрушка являет собой труп динозавра, у которого свернута голова, а задние конечности в позе «нога на ногу». Не успел, видимо, перед смертью принять героическую позу. Так и умер, почитывая «Спорт-Экспресс». Дети еще не поняли своего счастья, а Варя посмеялась над «ужасами нашего городка» — ДЕТСКИМИ ИГРУШКАМИ.
Зато я поняла, какое это счастье — «высокопрочные салфетки из плотного хлопка для пола» за 14 руб. 10 коп. Не надо нам ни цветочка аленького, ни бриллиантовой диадемы, салфетка для пола — наше все! Постелила в загон — впитывает изумительно. Пока не мокрая — теплая, не скользит, не скатывается. А намокнет, так перед стиркой можно ею еще раз клеенку протереть — отмывает все загрязнения, стирается при 40 градусах. Сокровище!
К вечеру мне показалось, что дети мерзнут. Балкон прикрыла, в загоне сделала теплый уголок с навесом, края которого звери тут же начали пробовать на зуб. О, пардон! На десну.
Учатся потихоньку мыться. Толку, конечно, от такого опробования языком своей лапы никакого, на сам факт!
Любят целовать маму-Варю. А мама любит целовать их. К их попам и животикам тяги у нее все меньше, а вот бархатную славную мордаху лизнуть — это, пожалуйста, с превеликим удовольствием. Любят понежиться… Распузячиваются. Фырчат от удовольствия, когда молоко сосут… Если сядешь в загон — бегут, переваливаются, тычутся — здороваются. Возьмешь на руки — бухтят что-то себе под нос, рычат потихоньку. Если долго «обед не несут» — повизгивают, тявкают… Поели — расползаются по разным углам, по привычке подтягивая свою тушку передними лапами. Потом вспомнят, что ходить умеют — поднимаются, ковыляют. Набрел такой толстопуз на спящего собрата — бух, завалился тут же, улегся поудобнее, потянулся, зевнул сла-адко, уснул… Проснутся — играют. Лижут-кусают друг друга в морды, цапают за уши, за лапы… Тянут шеи, выглядывают из загона.
Познают мир.

Глаза открылись полностью и, наверное, уже видят. И такая у каждого малыша удивленно-любопытная мордаха, когда озирается! Оглядывается вокруг с недоумением. И выражение лица: «Что у вас здесь такое творится?…»
Влад передает всем привет, он сидит у меня на коленях. Не спится парню, тявкал в загоне, Димыча за уши тянул, на Оленьку сел… «Сейчас, — думаю, — всех мне перебудит, колбаса такая». Взяла его к себе на руки. «Пойдем, — говорю, — открою тебе волшебный мир Интернета».

Детям 19 дней

Оленька Стоцкая — 2700 г (прибавка 0), Сафи — 2400 г (прибавка 160 г), Бавария Мюнхен Дим (имя разрастается!) — 3000 г (прибавка 200 г), Влад — 2800 (прибавка 40 г), Бархатные Сумерки — 2900 г (прибавка 0).
У нас смена лидера, трехкилограммовый рубеж у Димыча и, увы, очередные нулевые отметки прибавок веса у Оленьки и Сумерки (перехвалила парня).
Понос нас покинул. Не знаю, что стало тому причиной — угроза ли повторного угощения лапчаткой, «Смекта» ли, желудочки ли. Или плакат «Уважайте труд уборщиц!», написанный моей нетвердой от бесконечной уборки рукой и прибитый гвоздями вместо ковра на стену загона. Сегодня уборки было мало. Теперь я беспокоюсь — а не запор ли у детей?
К слову сказать, аннотация к траве лапчатке обеспокоила меня. Лечение поноса там рядом не стояло. «Что ж, — утешила я себя, — зато у них не будет проблем с «болями в критические дни». Весь мир кричит о профилактике как методе предотвращения всего на свете. Мы с детьми профилактируемся с раннего возраста.
Сегодня у нас было новоселье. Капитально переделала загон, стырив с лестничной площадки огромадный рулон старого линолеума, который соседи все никак не могут донести до помойки. А зачем нести? — цель оказалась ближе, чем они думали. Тяжело мне все это далось — мыть, сушить, поднимать и перетаскивать многокилограммовый, стоящий колом линолеум, но ради детей… Положила его в загоне «корытом», получилось миленько… Часть «дна» застелила газетами и пеленками. Одна стенка и кусочек пола — «теплое местечко» — там лежит ватин, с другой стороны — «место охлаждения»
(незастеленный линолеум). Дети чаще спят именно там. Из чего делаю вывод, что не мерзнут. А Сумерки, умничка, заинька, сейчас специально (!) туда пошел и там покакал, а потом вернулся обратно — в теплые края.
У детей обнаружены зачатки зубов. Острые. Скоро вылезут окончательно. Причем, не один-два, а зубной частокол. Надеюсь, тратиться еще и на брекеты мне не придется.
Малышня набирается ума-разума. Подойдешь к загону, присядешь рядом, позовешь: «Зве-е-ери», они подбегают к стенке, толкаются, брякаются на попу и монгольскими, широко расставленными глазками смотрят: что там такое?! кто к нам пришел?! Очень напоминает картину «Шефы приехали в детдом».
Во время большой уборки, выпихнула их в свободное плавание по квартире. Дети на радостях написали, где попало, а Сафи доковыляла даже до кухни и провела инспекцию пищеблока.
Сценка: сели, как в стае, на попы в кружок, один лает, все на него смотрят. Или: Сумерки кусает Влада за загривок, тот рычит. Сумерки делает попытку отскочить…, потом снова идет в атаку. Влад рычит и с лаем отбивается, наскакивая сам. Главное в этих играх — звук. Пробуют голос: рычат, гавкают, тявкают. Главные «звуковики» — Оленька и Влад.
Сегодня Оленька так замучила своим истеричным тявканьем, что я пригрозила подарить ее хору Дворца пионеров. Будет запевалой. И петь будет, что скажут, а не свое любимое «Тяв! Тяв!».
Но «Тяв!» оказалось всего лишь распевкой… Потому что потом… Зазвонил мой сотовый. Мелодия играла долго. А дети… подвывали! Совершенно по-волчьи: «Уууууууууууууууууу!» Задрав морды кверху, расставив лапехи, закрыв глаза от полноты чувств.
Разумеется, я схватила телефон, мелодию мы прослушали раз… дцать, и каждый раз повторялось это УУУУууууУуууууУууУуууууууу. Один начинает, все подхватывают. И последним аккордом — короткое «мяк!». Точка в концерте. Теперь спешно ищу мелодию «Собачьего вальса» для мобильника. Может, они еще и танцуют?

Прикорм щенков

Смешная штука — предчувствие, что-то мне подсказывает, что запихнуть кашу в детей будет сложновато. Не то, чтобы я сильно против кулинарных изысков, но мне просто не-ког-да, просто банально некогда искать, покупать, тащить домой, обрабатывать, над каждым висеть… Я в будни хорошо, если в 9-10 домой прихожу, и сразу по кругу — гулять, мыть, стирать, убирать… Ложусь в 3, встаю в 8. Устала я, ребята.
Купила человеческое «детское стерилизованное витаминизированное молоко» в брикетах по 200 мл (как детская пачка сока).
Дождалась, пока они в очередной раз поедят, разбредутся, прикорнут… Вылила молоко в чашку, чуть подогрела… Поставила им в загон… Сначала они никак не реагировали, пришлось намочить палец и поднести одному к губам. Что тут началось! Дети накинулись на молоко, как изголодавшиеся волки! Пили прямо-таки с жадностью. Разделила эти 200 мл на всех (подталкивала к миске по очереди), все лакали с удовольствием, отталкивали собратьев, слизывали с моих рук капли молока, толпились у миски. Создалось впечатление, что они еще бы столько же выпили. А может, даже больше.
Лакали причем вполне цивилизованно: никто не садился в миску, в нее не наступал. Усы и морды, правда, все вымазали, тут же друг друга вылизали, а заодно и тряпочку, на которой чашка стояла. А потом их еще вылизала Варвара, проявившая себя не очень сдержанно и норовившая тоже сунуть нос в миску. Ей достались остатки. Теперь все толстобрюхие спят, а мы с Варварой гулять собрались. После прогулки и вечернего их кормления попробую дать им «Петушка», это «консервы из мяса птицы пюреобразные для детей с шестимесячного возраста». Введение в рацион каши планирую на ближайшие дни.

Клички

Я вас умоляю, только не надо Бажова… АНГЛИЙСКИЙ МАСТИФ БАЖОВ — это же извращение. Кстати о Бажове, в «Красной Бурде» есть такая замечательная пародия на его сказы. Предлагаю вашему вниманию вместо отчета.

Малахитовая чекушка  

Много было у нас в Северском да в Дегтярке мастеров пустые бутылки-то собирать, а никто не знал это ремесло лучше, чем старик Пропоич. И вот как он совсем уже старый сделался, стало начальство от его требовать, чтобы он, значит, себе взял в ученики мальчонку, да и обучил его всем премудростям свово стеклоборного дела: как флакушку выследить, как к ей подойти, како слово сказать, чтобы зеленая тебе в руки далась.
Вот пошли Пропоич с Нефрюткой, мальчонка к ему в ученье прибился, Нефрюткой звать, пошли они, стало быть аж за Широкую Речку, там у Пропоича место заветное было посреди свалки широкореченской. Пришли, а там уж у старика и балаган излажен из кусков толи да старого линолеума, и провианту припасено, так что дня три можно робитъ, с голоду не помрешь.
Пустились наши старатели бутылку брать, кругами идут от балагана-то, как положено, Пропоич мальчонку учит маленько, где пальцем ткнет, где по загривку приладит, мол, вон горлышко торчит, алъ не видишь? Идут эдак-то, вдруг видят — в ложбинке махонькая лужица, вроде кто нитрокраской синей плеснул, а сбоку будто банка пустая синеется. И дух от той лужицы тяжелый, нестерпимый. И так тут Пропоича с Нефрюткою в сон потянуло, прямо с ног долой. Как стояли они на взгорочке, так и повалилися, только корки арбузные под голову сгрудили маленько, чтобы, стало быть, не зашибить головушки-то по сонному делу. Вот…
И то ли сон, то ли дрема, а видится им, что лужица синяя расступилась, а из той лужицы поднялась старушонка — сама синяя, зипунок у ей синенькой, по подолу маленько вроде прорыв пошел, а из прорыва вата белая клочьями висит. Платок на голове у старушонки синенькой с голубыми цветочками, а глаза большушшие, да озорные как у девчонки, а под глазами круги синие, вроде как с недосыпу али еще с перепою у нас на Урале такие случаются. Выбралась старушонка из лужицы, и айда плясать! Только брызги синие в розны стороны летят.
Пляшет старушка и кругами, и присядъю, и с покачкой пошла, авоськой голубенькой над головой только помахиват-загляденье, одно слово. Доплясала эдак-то до взгорочка, на котором наши старатели прикорнули, да и молвит: «Ладно ли я пляшу?» Пропоич с Нефрюткой молчат, только похрапывают. «А коли так, — говорит старушонка, — то примечайте: где я ногой топну — там «чебурашка», где подпрыгну — «высокое горлышко», ну а уж где упаду — там кожура банановая!» Проговорила так-то да опять плясать пошла, и плясала, доколь в луже не скрылась…
Тут очухались наши бутылошники, глаза протирают. Переглянулись только, и молчком к тому месту, где во сне видали, как старушонка топнула. Только копнули — и пошло! Тут тебе и «чебурашка», и «высоко горлышко», и «винтовая пробка», и «сухарик», и «шампанский камень»! Даже «Рижский бальзам» и «Старый Таллинн» сбоку груды самоцветной чернеется. А уж иноземных «амареттов» да «киви-персика» и сосчитать нельзя!
Намыли Пропоич с Нефрюткой посуды почитай на мильен! Негодной тож набрали полны карманы девкам на подарки, да деткам на осколки. А на самом дне нашел Нефрютко и вовсе дивну штуковину — бутылочка небольшая с малахитовой этикеткой, горлышко под пробку витую, а по краю этикетки-то, слышь-ко, вроде буковки проступают, и никакими силами ту этикетку смыть нельзя! Подивились Нефрютка с Пропоичем на эдакое чудо, да время было в скупку бутылки ташшить, они и засобирались.
А с этой, слышь-ко, малахитовой-то чекушки, сказывают, аж в самом Екатеринбурге стали ладить водку первосортную с малахитовой тож: этикеткой и горлышко под винт, но про это уже другой сказ.

Детям 21 день, то есть 3 недели


И ребятки в среднем весят по 3 кг!
На повестке дня, я так понимаю, вопросы питания. А что с питанием? Днем у кого-то был понос. Так что с «Петушком» завязала. Дала молоко. Или это от молока? Посмотрела, как они едят, и поняла, что костлявая рука голода уже взяла их за маленькие горлышки. Решила: ради детей и на рынок пойду, и мяса куплю, и маникюрными ножницами строгать его всю ночь буду, и у сердца своего ледяного охлаждать.
Прикармливать буду щенячьим кормом, вымоченным или в кефире, или в теплой кипяченой воде. Человеческие детские питания и «молоко» исключаю — там крахмал, сахар и прочая, от чего у зверей может случиться аллергия и/или понос (в оригинале звучало «реактивная диарея»), что плохо и само по себе, и для будущего роста. Глистов гонять собираюсь на 25–26 день (то есть дней через пять). Прививки — в 1,5 и 2 месяца… Актировка — в 1,5.
Текст «продажного» объявления составлен. «ЦУ» даны. Двое желающих иметь мастифов уже ждут свистка, чтобы посмотреть, и морально готовятся заплатить. Не факт, что созреют, но копытом в грудь бьют.
А мне жалко отдавать детей, с которыми налажен такой тесный контакт. Села в загон, они все толкутся около меня, пищат, прижимаются, под руку морды подставляют. Каждого покачала на ручках, исцеловала, помурлыкала им нежности, по шубке погладила. Час, наверное, с ними ворковала, играла, тискала, щекотала, жмурилась и хохотала, а они кусали меня за нос, за щеки, за уши, за локти, за ноги, за футболку. Одного держишь, остальные рядом суетятся — и меня! и меня! Такое ощущение, что они даже смеются, когда их тормошишь легонько, пальцем бочок щекочешь. Именинники. Разговариваешь с ними — смотрят голубыми глазенками, слушают… Наигрались, легли, пригрелись — кто у ног, кто у живота, кто на моих руках. Гладишь малыша, по имени его называешь, у него глаза закрываются…, закрываются…, закрываются…, засыпает маленький. Головенка в моей ладони; руку вытащить страшно — как бы спящего не потревожить, а еще четверых надо на ночь поцеловать. Доброе слово, оно ведь и собачатам приятно.
Варвара даже заревновала, сама начала башку подставлять, чтоб я и ее погладила.
Детишки делают первые попытки выбраться из загона. На задние лапы встают и пытаются «подтянуться», чтобы вылезти, но силенок пока не хватает, да и линолеум на бортиках — скользко. Зубы лезут почти у всех, острые, особенно резцы. Кусают игрушки. На Фиололетовом Нечто с гантелями — пара следов от маленьких зубов.
Пока я тут живописала — слышу журчание. Влад проснулся и стоя, как слон или лошадь, написал целую лужу. Из-за скомканной простыни торчал уголок газеты. С поплывшей краской заголовка: «… такое влажное лето…»
Из-за того, что «плюшки» пытаются вылезать из загона, сейчас на работе сижу, как на иголках. Провода спрятала, правда, не слишком тщательно, но на всякий случай все отключила от сети, если и погрызут, то хоть не долбанет…

Еще раз про имена, т. е. про клички

Бриггитта Оллестоцки. Как вам? Будвайзер Влад? А Сафи — просто Сафи. Ей имя придумать труднее, чем другим. Сафи самодостаточна. Бэниш Бижу Сафи? Энибени-раба… Эни-бени, бени-мени…
А вы хотели бы, чтобы вашу собаку звали Бенифектор? Или Билиф? Хотя Билиф вполне! Имена хотелось бы придумать солидные, подходящие для мастифов (поэтому Баунти в пролете), немного загадочные, не вызывающие прямых ассоциаций с предметом (поэтому отвод у Боржоми и Бифиттера) и на английский манер, поэтому, к сожалению, отвергаю Бонжур Сафи. Идеал: Енц Баскервилль Биллиреджент. Бавария Мюнхен — а вот просто так! — должна же быть у меня хоть одна слабость.
Вот список интересных имен на букву Б. Наслаждайтесь!
Big surprise blanket (шерстяное одеяло в переводе, если кто не знает). Blast (порыв ветра, взрыв). Bloom (расцвет). Blot (клякса). Б-52. Бабадаг. Багауд. Бамбарбия. Баобаб Данилы-мастера. Барсук из Букингэма. БасиМасин Киндерпупер. Берберский лев. Бесценный Дар. Биг Бен. Бодун. Большому кораблю — Большое плаванье (а иному кораблю — Большая торпеда). Бумса-Брямс. Быстро Бегающий Бобер. Бьютефул Конспирадос. Бэйлиф Бэрримор. Бюджет.
На форуме напридумывали больше трехсот имен на «Б»!

Детям — три с половиной недели (23 дня)

У нас все хорошо. Щенков прикармливаю, играю с ними и разговариваю. Сафи зову, спасибо форуму, не иначе как «Шоколадный пупс», откликаются все. Завтра буду глистов гнать.
Малыши все больше становятся похожи на мастифов — копируют Варварину манеру лежать, стоять, поворачивать голову. Даже позы для сна уже почти одинаковые: шея вытянута, голова лежит между лап… Отзывчивы на ласку — от удовольствия закрывают глаза, тут же засыпают, как только согреваются на моих руках.

Время идет, дети растут…, кусаются, царапаются… Прикармливаю. Вчера давала глистогонное, но глистов не видела.
Щенки становятся очень любопытными. Вылезают из загона, бегают за Варварой, а она — от них. В загон мамашу загоняю под пистолетом, если пытаюсь там ее кормить, обиженно воротит нос.
Мой «специальный медвежонок для целования Балу», она же «сладкий шоколадный пупс», она же Бонжур Сафи, она же Сафи — самая шкодливая и сообразительная. А первым из загона научился вылезать Сумерки. Понял, как действовать, чтобы оказаться «с той стороны».

Сегодня к нам приехала бабушка, то есть моя мама. Дети — банда головорезов — сразу прикинулись образцово-показательными, вечно голодными, не гулявшими ни разу в жизни и сроду не видевшими ни одной игрушки. Добрая бабушка накормила Варвару вермишелью, шарлоткой и тушенкой (в означенном порядке). «У нее были такие голодные глаза!» А Варишна,… епрст…, не отказалась, слупила все. Я узнала об этом, позвонив домой. Завтра бабушка с утра побежит на рынок, потом в магазин игрушек, а потом весь день с умилением будет смотреть, как шайка гангстеров разносит квартиру. Железная дисциплина пала.
О наши мамы, сколько в вас терпения, любви и нежности!
О бабушкины сердца! Не камень…

Моя знакомая живет в Питере, родила на днях. Встречаются ее мама с моей.
Моя: «Ваша Леночка родила, я слышала?»
— Родила. Девочку.
— Поздравляю! Как назвали?
— Варвара.
— О!.. Как у нас… нашу… э-э… знакомую…

Детям 26 дней

Операция «вход-выход». Продолжаем прикормку и гоним глистов. Даю кальцинированный творожок, молоко + мед + желток. В сто двадцать пятый раз: давать ли мясо? От сырого наверняка будет понос? А от вареного? Мне кажется, им понравится. Рыбу? Рыбу давать? Тоже вареную? Корм размачивать? Гречку с мясом? А какого размера порции? Голова кругом!

… Уже сейчас, спустя три с половиной года, когда перечитываю баталии на форуме по поводу прикорма малышей, да и просто стала «поумнее и повзрослев», могу смотреть на вещи здраво. Сколько людей — столько и мнений. А тогда советы про мясо, каши, молоко — все смешалось в моей бедной голове. К тому времени от слова «кормить» меня уже начинала бить трясучка. В магазин бегала по 2–3 раза в день. Варвара, поначалу отказывавшаяся от еды, потом «разожралась» — всем едокам на зависть! Могла съесть в день и два, и три килограмма. Руки у меня были как у гориллы — до колен… Все в дом… Сумками, пакетами, мешками! А это все сжиралось одномоментно! Но тогда я еще не знала, что в перспективе маячили походы на рынок — за свежим мясом. Да, тяжело мне было — в деревне да без нагана.

Детям 27 дней


Грущу… Устала или так, накатило?
На мобильный пришла sms-ска.

«Добро — оно должно быть с кулаками,
С наколкой синей на запястье ВАРЯ».

Написала ответ:

«Зло выбрать иль Добро?
И с кем же заодно
Жить и любить, бороться и смеяться?
Непросто это все.
Вот то-то и оно…»

Так как стихи не пишу и согласна с героиней Фрая, убивавшей стихоплетов-графоманов, цитатку про «добро», наверняка, где-то слямзила. Автор, отзовись!

Детям 28 дней


Играем, едим и без остановки придумываем имена на букву «Б». Кипит разум…
Вылезают из загона, бисовы дети, — бицепсы накачали! Пойду провода прятать… Закрыть, что ли, брезентом? или бязью? или бумазеей? Не, тут броня нужна. И чтоб без бреши.
Н-да… Баклуши бить некогда. Пора берлогу спасать от барбосов.
А потом — баиньки… Баю-баюшки-баю… Спи, Британика-Богема-Оллестоцки. Спи, Быстро Бегающий Буратиноподобный Барсук Влад… Спи, Дим, Бобер из Букингема… или… из Бэрримора?…
Вы спрашиваете, почему не пишу вес? Весы закончились на 3 кг, теперь вес определяю на глаз. Может, и правда попробовать детей в сетку — и безменом?…

Детям 29 дней


Света Хаттрик на форуме написала про своих двоих гавриков. А у меня пятеро! И все с зубами! Имена только другие подставить, а картинка такая же.

Рондо

«8.00. Здравствуй, Хеттрик, здравствуй деточка! Ты проснулся, мой маленький? Не кусайся! Мои нежненькие собААчки! Франычек, зайка, с добрым утром! Хеттрик, не кусайся! ФранУУУля мой! Не кусай Франека! Так, пошли еду готовить. Ого! Не пищи! Не пищи, ты уже большой мальчик. Сидеть. Молодец. Ешь!.. Не кусай миску! Не кусайся! Нельзя кусаться! Не кусай стенку! Нельзя! Не грызи ковролин! Нельзя! Не кусай стенку! Не мучай Франека! Не кусайся! Нельзя! Играй в мячик. Давай вместе. Не кусайся! НЕ КУСАЙСЯ! НЕ КУСАЙСЯ! НЕЛЬЗЯ! Иди спать, собака бешеная!
11.00… Ты проснулся, зайка? МойхорОООший! Не кусайся! Нельзя Свету кусать! Не лезь к Франеку в миску, в дыню схлопочешь. Не лезь! Фран, ешь быстрее, я его еле удерживаю! Не ори! Не ори, говорю! ФрАААнек, ну скорее! Беги на диван, а то он тебя мучить будет. Не кусайся! Нельзя! Где косточка? Хорошо! Не грызи стенку! Нельзя! Не грызи ковролин! Нельзя! Пойдем еду готовить. Не пищи, ты же немецкая овчарка… Ты же не канарейка! Сидеть. Молодец. Ешь!.. Не кусай миску! Не лезь в холодильник! Стой! Играй в мячик! Давай вместе! Молодец! Франек, это Хеттрика мячик, нельзя! Хеттрик, не грызи стенку! Не грызи стенку! Не кусайся! А по заду?! Не кусайся! НЕ КУСАЙСЯ! Спать, Чудовище!
15.00. Моя крОООшечка!.. Моя ласковая собачка! Не кусайся. Не кусайся! НЕ КУСАЙСЯ! НЕ КУСАЙСЯ! ААААААААААААА!
19.00… АААААААААА!

22.30. ААААААААААА! Не кусайся!
23.30… ВСЕ! Спать! Концерт окончен! И НЕ КУСАЙСЯ НИКОГДА! НЕЛЬЗЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!»
И у меня — банда обезумевших голодных саблезубых ежей! Надо срочно, скорее давать объявления — искать им новых жертв. Иначе мне не выжить! Вспомнила из раннего: «маленькие, толстенькие, хорошенькие, в складочку…». Эх! «Курочку Рябу» уже поздно читать. «Волк и семеро (пятеро) козлят», «Али-Баба и сорок разбойников» — вот это в самый раз будет!
Иногда они не кусают, а вцепляются и хотят повисеть! Я «ойкаю». Они удивляются. Не понимают, чем я недовольна. А потом ворчат: «Все фотографируемся…, фотографируемся… А баловаться когда?!»
Все бы баловаться! А у меня на работе в отпусках семь человек из десяти! Домой прихожу с единственным желанием: прикинуться старой курткой на вешалке и висеть себе расслабленно, дремать…

Щенкам уже месяц!
8 июля 2004 г

Где то золотое время, когда детки выдавали мааленькие лужицы? К месяцу лужицы сменились озерцами, а скоро и до моря разливанного дойдет. Плюс кучки, которые увеличиваются в количестве и объеме быстрее, чем успеваешь их ликвидировать. Никакими газетами не спасешься! Советовали мне сделать собачий туалет-корытце из старой дверцы холодильника! А что? Стильно смотрелось бы: загон из крыши трактора «Беларусь» и туалет из дверцы холодильника… А загонять мастифью мать к детям должен не иначе как здоровый двухметровый мужик! Только где его взять?
Так, считаем, загон 2 на 2,5… + туалет 1,5 на 1,5. А жить где? Да там и жить!
Воистину… умом собачника не понять! Лишь собачник сможет понять прелесть проживания в квартире, захламленной вольерами, загонами, тракторами «Беларусь», с толпой всепожирающих щенков, кошек, собак и прочей хвостато-пернатой живности.
Листаю книгу про мастифов. «Английский мастиф в полуторамесячном возрасте весит около 12 кг, в 3 месяца — 40–45 кг. Годовалый мальчик — 85–90 кг». Не пугайте девушек тонно-километрами! Представила: шесть мастифов дома взрослых… Вес-то больше чем полтонны! Пол возьмет и… провалится.

Имена, имена… У Варварят есть тетя: Муайтай Памелла Андерсон. Представьте мастифячью морду (в складочку, с брылями, с серьезным взглядом), походку тяжеловеса с претензией на изящество… В выставочном ринге… Брижит Бардо и Памелла Андерсон. Смехота! Хотя вот Барбара Брыльска — чем не имя? И брыли прозвучат ненавязчиво…
Месяц детям — скоро отдавать чужим людям придется. Как жалко малышей, как беспокойно. Придумала: мы не будем чужим, мы по своим раздадим!

Попробовала давать мясо. Итог, как и предполагала. Мясо им нравится!
Корм или натуралка? Натуралка или корм? (хожу как Ленин, по диагонали комнаты, рассуждаю). Однозначного ответа не даст никто. Это вечный спор, такой же, как о происхождении яйца и курицы. Существенно здесь одно: есть ли время и финансы для кормления щенков классной натуралкой, тогда надо давать высокосортное свежее мясо, домашний творог и т. д. А если нет? Ответ простой — сухой корм. Пока что я ничего не придумала. Димыч в честь дня рождения (а может, впрок) решил совместить завтрак-обед-ужин.

Месяц и один день

И праздник, и грусть…
Сегодня к нам придут смотреть щенка… Алиментного мальчугана… Ыыыыыыы… (утираю слезу)… Жалко! Как пить дать, Димыча заберут. Нет, нет, смотреть — это пока не забирать. Они просто посмотрят и все! Мал он еще, месяцок всего плюшке черноморденькой!

Пришел «свекор», выбирать алиментного щенка. Посмотрел, умилился, сказал, что будет брать парня, но какого — бо-ольшой вопрос, ибо выбрать трудно. Все хороши!

Детям 34 дня


Несколько выпала из процесса ведения дневника. У меня стихийно организовалась семейная сходка: в придачу к маме приехала тетя. Всем нам было весело в однокомнатной квартире с двухметровым загоном посредине, пятью снующими под ногами собачатами и одной большой вечно голодной собачищей, не отходящей от кухни дальше, чем на метр.
Дети умиляют, веселят и дарят море разнообразных эмоций. Лопают от пуза, писают и какают с душой, спят хорошо, играют весело, балуются красиво.
Вчера решила загон демонтировать, но подумала-подумала, перевернула, поставила на бок — получилась прикольная полка-этажерка. Провода с пола убрала, мебель закрыла, тюль подшила высоко «над землей», второй слой линолеума постелила. В квартире теперь по-новому уютно. Щенки отнеслись к переменам равнодушно, спальные места определяются просто: где упал, заснул, — там и место.

Пыталась вновь вернуть Барину подстилку-место, но дети радостно и обильно подстилку описали, за что были поначалу мной наказаны (ткнула мордой в лужу, приговаривая «Нельзя!», слегка потрясла за холку — до обиженного писка). Вздохнула, подстилку выжала и снова убрала на балкон.
Газеты — не могу понять — куда приспособить. Щенки больше их грызут и таскают, чем используют «по назначению». Словить момент я пока не успеваю, поэтому вместо газет у меня тряпки: увидела лужу — подтерла.
Очень интересно наблюдать за взаимодействием матери с детьми. Когда она ест, а малышня лезет ей в миску, Варвара сначала говорит: «Ррррррр», потом предупреждающе коротко гавкает, потом, если не понимают, может легонько цапнуть нахала. Из серии — «Я СКАЗАЛА, УЙДИ!»
Дети пугаются и очень смешно драпают из кухни. И кстати говоря, на кухне почти не пасутся. Боятся мать. Заходят, только когда ее там нет, пить из Варвариной миски, которая для них, как бассейн.
Они по-прежнему сосут Варвару, но не наедаются. Прикармливаю кашами, мясом и кормом, вымоченным в воде, с большого подноса в коридоре. Варвара бдит рядом, дожидается, пока они поедят, а потом за ними свинарник подчищает (читай: доедает с жадностью оголодавшего медведя). Но вообще дети едят достаточно чисто. Иногда даже не приходится подтирать за ними пол.
К слову о бассейне. Вчера смотрю — Сафи прибегает из кухни, вода с нее просто ручьями стекает. Шуба мокрющая, лапы отряхивает, башкой трясет. Бегу на кухню. Влад лежит прямо в миске с водой, вода, естественно, через край, а Димыч с Оленькой катаются по полу — по водной глади… Лапы скользят, встать не могут, потом Димыч зацепился зубами за ножку стола, подтянулся, встал. А Влад так и валялся в «бассейне», пока я не вытащила. Пора, видимо, детей плавать учить. Воды не боятся совершенно. После поедания творога приходится мыть им лапенции и мордахи под краном, так они еще лапами норовят брызги устроить.
Очень любят помогать по хозяйству. Веник, тряпка, ведро с водой — лучшего развлечения не придумаешь. Делать уборку, когда дети не спят, — цирк с конями и клоунами. Одного ногой от ведра отпихиваешь, чтоб не бултыхнулся в него, другого рукой придерживаешь, чтобы веник не грыз, оглядываешься — тряпку уже уперли и рвут, растягивая в разные стороны, охотятся за ногами в тапках, тянут за штанины, разбегаются и с веселым гавканьем таранят ноги…
Самые загадочные (для меня) места погрыза — линолеум и балконная дверь. Как детишки умудряются подцепить их зубами — не понимаю! Игрушки свои любят. Особенно «бегемота с гантелями» и мячик. На бегемота прыгают с разбегу, подминают под пузо и едут на нем по полу. К мячику пока относятся с удивлением: ТОЛКНЕШЬ ЕГО — ОН КАТИТСЯ!
Ласковые. Погладишь за ушком — от удовольствия малыш закрывает свои голубые глазехи и засыпает. Пузо ему беззащитное погладишь, песенку споешь — ребенок млеет. Разговариваешь с ним — башку чуть вбок наклонит…, слушает… Когда что-то непонятно или страшно — пятится, потом бух на попу! Тут же быстро разворачивается и улепетывает. Спрячется за Варварину спину и выглядывает оттуда с любопытством.
У двоих обнаружила что-то отдаленно напоминающее «пупочную грыжу», животики массирую и грыжу легким движением вправляю обратно.
Сумерки весит 5200 г; Дим — 4700 г; Влад — 4600 г; Оля — 4500 г; Сафи — 4100 г. Детей складываю в сетку и взвешиваю безменом.

А покупателей нет. Ни одного. И интереса тоже нет. Тишина просто оглушающая. Объявления даю, рекламу, знакомые все подключены. В ответ — тишина. Алиментщики чешутся как-то слабо, не особо скрывая свой интерес к тому, чтобы дети посидели у меня подольше.
Не могу не поделиться.
Все на меня давят. Вынуждена постоянно оправдываться.
Перед мамой — почему взвалила на себя такую обузу, перед Олей — почему не срабатывает реклама, перед хозяином кобеля — почему тяжело в однокомнатной квартире с пятью щенками, перед парой заинтересовавшихся покупателей — почему так дорого (хотя цена снизилась до 600 долларов), перед начальством — почему не могу запланировать отпуск на август, перед знакомыми с собачьей площадки — почему до сих пор не продала щенков, перед друзьями — в чем прикол заводчика, перед соседями — почему у нас гавканье, перед собой — почему я такая дура.

Назвать мое состояние унынием не могу. Просто не мое это — разведение, щенки, уход, продажа. Не с моим образом жизни этим заниматься. Вот, смотрите: время — час ночи, а я на работе. Мама (моя) дома со щенками, а я на работе, газету сдаю. Ну куда это годится? От слова «продажа» мне вообще нехорошо делается. Это раньше я была «совой», а теперь сплю, когда придется и сколько удастся.
Щенки — классные, да, спору нет. Малипуськи супер. Но если семья всего из одного человека, то заниматься с ними трудно. В результате усталости больше, чем радости. Не подумайте, я не жалуюсь, а скорее размышляю по ходу дела. И может, кто прочитает из неопределившихся. Так сказать, делюсь опытом. Попробовать стоило, поэтому не жалею. Да и какой смысл жалеть — дело сделано.
Одного, точнее, одну заберут уже завтра-послезавтра. И второго — на днях.
Продажа — не мой конек. Я не азартная, а стеснительная. Та еще продавщица, из разряда: «вы меня, пожалуйста, извините, что деньги за щенка прошу…»
Я наших с Варей щенков очень люблю. Это же дети, родные… Но если повезет и все-таки удастся их пристроить, — никогда, никогда больше! Never more!

Имена придуманы, тетка-»клеймолог» на связи, ждет свистка. Щенячки — в смысле «корочки» — готовы. Алиментных обещали забрать на этой неделе (ключевое слово — обещали…) Насчет перепродавцов — думаю. Я против того, чтобы моих деток мучили в перевозках, но если будет совсем невмоготу — как знать…
Так вот опять про имена, третий раз — окончательные:
Стоун Флауэ Беата Ольсен
Стоун Флауэ Бонжур Сафи
Стоун Флауэ Бавария Мюнхен Дим
Стоун Флауэ Бенджамен Брайтли Влад
Стоун Флауэ Бархатные Сумерки
Имена чуть-чуть дурацковатые, ну да ладно. Они же для родословных, а хозяева все равно звать будут, как захотят.
На самом деле, Сумерками надо было назвать Сафи — она такая черненькая! Ее как иллюстрацию к картине «Ангольские дети голодают» можно использовать — она умеет делать такое специальное лицо… Хотя ест будь здоров.
Сумерки — рыжий, как лисица на солнце. Медь с золотом. Вот кто Брайтли! Он, а не Влад. Хотя Влад тоже рыжий. И у него та-акие огромные лапы! Чуть ли не с мою ладонь.
Димыч — ну Димычу имя походит. У него три волосины на бороде вылезли… Белые. Так смешно. Похож на раввина, серьезный такой, жиденькая бороденка.
И Оленьке имя подходит. Она как «Беляночка» из сказки. Миленькая такая девочка, светленькая, ладненькая, вся такая аккуратная, нежная, голубоглазая…

Не продаются щенки «на нервах». Надо так: когда уже все однофигственно, когда ДЛЯ СЕБЯ окончательно решено — пусть остаются, тогда желающих — как из рога изобилия. В один из дней решила полечить нервы и пойти погулять с подружками. Распределили щенков, детей, мужей по бабушкам, а сами — убежали гулять «аж до десяти!» И джин пить! И сидеть на трубе теплотрассы в заброшенной зеленой аллее, покачивая голыми ногами в босоножках! И рассказывать друг другу, что жизнь — не так чтоб очень сказочная, номы, девочки-принцессы, все равно самые лучшие! На сходку я пришла с новой, свежекупленной лентяйкой-шваброй. Праздник-то рано или поздно закончится, а дети старую швабру вчера съели.

Детям 35 дней (месяц с копейками)

Квартира перешла на осадное положение. В смысле, на подвесное расположение всех нужных, полезных и необходимых вещей. Детей на свободу! Галку с компом в загон! Или на загон? Помните, что он стал полкой-этажеркой? А как я мечтала об антресолях, когда Варвара была беременная! Но тогда я победила, я молодец. Не окопалась на антресолях, нет! Переборола свой страх. И пошла вперед. Мелкими шажочками. День за днем. Шаг за шагом.

Детям 36 дней

Не скрою, настроение не самое радужное: завтра в 10 утра забирают одну из девочек. Скорее всего, Оленьку… Хотя Оленьку отдать я морально готова (почти), а вот по Сафи, если что, буду рыдать.
Алиментный щенок пойдет в большую жизнь, вернее поедет — в другой город. И мы, наверное, никогда не увидимся. «Почему? — спросите вы. — Ведь будут выставки, встречи, потом другие выставки…»
Если честно, сегодня ночью решила со всем этим выпендрежным собаководством закруглиться. Вязать? Никогда. Ни-ког-да! Только если будущие владельцы напишут мне расписку, что железно заберут щенка. И оставят аванс. А лучше — пусть сами родят и выкормят. А мы мимо будем проходить и заглянем на огонек. Вот такой расклад меня очень устроит. Выставки? А зачем? Сам процесс мне не интересен, завоевывать звания — а для чего? Вязок-то больше не будет. Престиж питомника?… Их проблемы.
Прошлой ночью Варвара как-то в одночасье решила прекратить кормление и отлучила детей от груди. Утром еще кормила, а тут сказала: все. На приближающихся малышей рычала, угрожающе гавкала и тихонько прихватывала, кого за нос, кого за лоб. А дети-то не понимают…, бегут за ней табунчиком…, пищат… А она от них — цок-цок. Легли мы, значит, с мамой спать. Она на кровати, я — на раскладном кресле. И эти, буги-вуги ушастые, тоже вроде как легли. Но каждые пять минут: рррррррр ГГГАВ! ААААЙ!.. Тяв-тяв… Шлеп-шлеп по полу… цок-цок. РРРРРРРРРРРРРР… ГГГАВ!.. Тяв-тяв… ААААЙ! Шлеп-шлеп по полу… РРРРРР…, цок-цок.
В полчетвертого утра закрыла Варвару на кухне. Она давай выть…, скрестись…, бодать дверь… «ПУСТИТЕ К ДЕТЯМ!» Выпустила… Дети толпой к ней… РРРРРРРР… ГГГАВ! ААААЙ!.. Тяв-тяв…, шлеп-шлеп по полу… РРРРРРРРРРРРРР… ГГГАВ!.. Цок-цок.
В полпятого Варвара захотела писать-какать (спасибо бабушкиному плотному рациону). Погуляли. РРРРРРРР… ГГГАВ! ААААЙ! Тяв-тяв…, шлеп-шлеп по полу… РРРРРРРРРРРРРР… ГГГАВ!.. Цок-цок.
Моя мама: «Бу-бу-бу…, сколько можно… Галина, почему ты не думала своей головой, когда заводила этих собак… Сколько это будет продолжаться? Тебе уже скоро вставать, а мы еще не ложились… Бу-бу-бу…»
Ночные комары: зззззззззззззззззззззззззззззззззззз. И опять: зззззззззззззззззззззззззззззззз.
Эти: РРы! АААй!
Цок-цок.
Утро я встретила в кухонном кресле с малютками на руках. Малютки в основном кусались и укачиваться не хотели. А хотели есть, грызть босоножки, таскать газеты и прочее. Я дала себе зарок: в здравом уме больше в такие игры не играть.

Зато, похвастаюсь, дети практически за один день научились ходить в туалет в одно место. Ходят строем какать на балкон — там все устлано газетами. В квартире — на тряпки — писают. Поели — всей звездочкой бегут на балкон. Пять кучек. Еще бы потом быстро убегали с балкона, а не охотились за моими руками, сворачивающими эти дивные, интересные, манящие, шуршащие газеты.

Увы, приходится поднимать наверх все больше вещей. Сегодня на холодильник переместились ключи, банки с кофе, кроссовки, расчески, сумки… Иначе вещь постигает участь маминой футболки: ее, обмусоленную вусмерть, пожеванную и слегка подранную, спасатели обнаружили только на третий день глубоко за креслом. Вчера проснулась — как Буратино на Поле чудес: столько богатств прямо у ног! Босоножки, футляр от очков, халат, стянутый с кресла, останки очередной поролоновой «лентяйки», прихватка с кухни, Варварин поводок и сверху — явно глумясь — сидит бегемот с гантелями.
На днях дети «пили кофе». Влад залез на низкий чайный столик и деловито лапой скидывал оттуда все чайно-кофейные принадлежности. А шайка караулила внизу и моментально банки-ложки растаскивала по углам. С тех пор кофе стоит на холодильнике. Куда буду ставить сам холодильник, если детям придет фантазия начать его грызть — не знаю. А фантазия придет, причем, видимо, ждать осталось не долго. Утром сегодня застала замечательную картину: Дим грыз балконный шпингалет. А ведь шпингалет — на минуточку — металлический. Добро пожаловать в сервис-центр металлоизделий! Арматура, балки, проволока, трубы, сетка-рабица, уголок, швеллер, метизы — все, что не нужно в вашем доме, переработаем в один присест! Фирма «Варвара и сыновья».

Но наступило утро и жду первого гонца за первым уезжающим щенком.
 
 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru