Салют, Варварята! Варварята появляются на свет

Варварята появляются на свет

Канун
Не знаю, за что схватиться, поэтому хватаюсь за клавиатуру. Обстановка бодрая, как перед первым балом Наташи Ростовой. Нервное оживление с предвкушением чудес. Всем, кому требовалось, позвонила. Велели расслабиться и ждать, но не их, а процесса. А чего расслабляться-то, я и не напрягаюсь. Мне, черт его подери, весело почему-то! Что за ерунда?
Собака гулять хочет. Явно зовет меня на улицу. Я боюсь на улицу! Вдруг она там родит? С ниткой, что ли, бежать? С ножницами? Может, мы пока как-нибудь без улицы?
Температура 37,4. На улицу сходили, там какие-то уроды косить траву вздумали и гудят своей адской машинкой. Я на них заорала, как пожарная сирена: «У меня собака рожает, лыжню!» Уроды испугались.
Заводчица ОЛЯ приехала! Счастье!
Видите ли, девочки-мальчики,… быстро сказка сказывается… Схватки…, сперва дремала…, потом дрожала. Опять легла пыхтеть… Так и сидим, втроем в загоне, гладим. Короче, тишина пока. Нет, вот опять дышит…
Блин, с полудня пыхтим, время уже 5 вечера. Это уже ни в какие ворота…
Слушайте, а роды в прямом эфире — это вы хорошо придумали, и я, как космонавт на орбите, единственная ниточка, пуповина… — это выход в форум. Спасибо всем, кто с нами!
Если схватками называются э-э… судороги, которые по ее телу прокатывали, то были. Еще какие! У меня впечатление, что я скоро от этих пыхтений двинусь, не в смысле «надоело», а просто такое дыхание задает ритм… Поймала себя на том, что сама так дышу. Собака ходит ходуном, трясется, пыхтит, но… не рожает.
Спать мы, конечно, не стали: только я подошла к кровати — началось страшное волнение, скулеж, страдальческие глаза и дрожь с элементами тайфуна и цунами. Потом мы побежали на улицу и рысцой назад. Но все-таки я отдохнула и даже прочитала десять страниц книжки про любовь и убийство. В данный момент раздумываю над тем, как все-таки обустроить загон? Чтобы все надолго и в то же время практично и непромокаемо.
Может, спать завалиться? Типа — акушерский блок закрыт, приходите завтра, в рабочее время и строго по записи! Уже скоро 10 часов, как пыхтим… Интересно, ей самой не надоело?
Мы все пыхтим, развлечение последнего часа: бегаем на улицу, дольше одеваюсь и двери закрываю. Присела — и стрелой домой. Во второй раз что-то, видать, попутала: даже не присела, вышла, покружила и бегом в подъезд, а теперь вон опять рвется. Я ей говорю — да ладно, давай дома… Пыхтит… Слюна капает, тело дрожит, но я к этому как-то даже привыкать начала. Загон ей сварганила супер-люкс, с клеенкой, пеленками, ковриками и прочим — все по науке!

А вот и они сами…

Мы уже почти сутки пыхтим. Шутку придумала: «Чего пыхтим, кого ждем?» А над другой присказкой — «Я тебе что, рожу?» больше не буду смеяться никогда!
Все трое опять сидим в загоне. Пузо мячом, морда кирпичом. Кто рожать-то будет? Пушкин? Адмирал Иван Федорович Крузенштерн?
Не везет нам в родах — повезет в любви. Как пить дать — повезет. Температура 37. У меня!
Собака у меня замечательная. Спать легла. Тело трясется, как в ознобе, а сама храпит. Интересно, на роды проснется?
Взяла свой блокнот для наблюдений — журнал «Для тех, кто вяжет». 65-ый день. Но вдруг, словно что-то почувствовав, быстро пишу: «8 июля 2004 г. — день первый!» и, уже включив видео-наблюдение, уверенно продолжаю:
«Воды отошли».
Оля сидит в загоне, гладит Варишне живот, уговаривает.
Собака тужиться не хочет. Я уже от слов «Варюююша, давай, мой хороший», готова сигануть с балкона. Гладим роженицу, гладим, уговариваем, поим и все по-новой.
Потужилась пару раз и все, то ли не хочет, то ли не может, устала, надоело все. Ольга говорит, что эта беда «наших городских собак — тужиться за них тоже должны хозяева».
Ольга уже дергается, потому что я все время спрашиваю, как дела. Поэтому я притихла, сижу тут, в уголочке у компьютера, и пока они тужатся, по клавишам стучу. «Давай, сладкий…, давай, мой хороший…, еще чуть-чуть…, первого родим, там легче будет…, давай, Варюша, тужься, тужься…, лапочкой упирайся — во-оот так, молодец».
Ольга опасается, что от столь долгого ожидания, щенки могут «перекрутиться» и тогда «мало никому не покажется». Первый щенок, говорит, близко уже. На подходе, но мамаша не хочет тужиться.
О Господи…, там что-то идет! Ольга стимулирует в перчатке…, щенка нащупала… Говорит, что малыш лежит с запрокинутой головой, сам не проходит. «Вот он, в пузыречке…» Мать моя!.. Голосом Фимки из фильма «Формула любви»: «ЕДУУУУУУУУУУУУТЬ! ЕДУТЬ!» Мне кажется, что Ольга сейчас сама родит.
Ольга его выправила…, кажется… По локоть в петле… Вот он, уже почти виден! Господи,… я вколола Варе остатки окситоцина…, Хлюпание… Оля переводит дух… Давайте, дорогие!
12:27. Родилась девочка… темная… мокрая… с розовыми лапами и миллиметровыми коготками. Ольга говорит, рыжая… Послед какой страшный, Бог ты мой! Варька его съела… УФФФФФФФ! Облизывает дочку, та сосет…, присосалась к соску…, так жадно…, как будто не ела сроду! Это я пытаюсь шутить.
Маленькая настоящая собака! Ольга чуть не заплакала, когда увидела, что щенок живой — большой очень и лежал неудачно. У меня все руки в крови…, ножницы ни фига не резали!
Девица весит 700 граммов, настоящий мастиф — со складочками, глазки закрыты, а на лапах, Боже мой, такие смешные розовые подушечки с царапками ногтей…, пасть во всю морду…, сосет…, покряхтывает, как младенец! настоящий! Я ее взяла взвешивать, она от соска с таким звуком отлепилась — ЧПОК! Столько сосков и она одна! Красота! Какой хочешь, тот и хватай — все твое! Могучая девка… Только что хвост ей вытирала, булькнула недовольно — потревожили.
… Слизь из глотки так ужасно вытряхивали, кошмар. Оля встала в полный рост и, взяв девочку-крошку в ковшик ладоней, встряхивала… Я думала малышка не выживет. На таких качелях…
А послед я до конца жизни не забуду: черный… кровавый… в жилках…, брррррр… Похоже на печень… К тому же он разорвался там, внутри… Мне доверили пуповину резать… Спасибо всем, что подготовили к зрелищу. Варишна щенка облизала, приласкала и сейчас отдыхает, молодец, собака.
Я от стресса еще бойчей щелкаю по клавишам. Как удачно пошутили на форуме, — «Репортаж в петле по шею».
Теперь второго ждем. Варька тужится, а Оля ей: «Вооооооот, молодец, ттттттгггттужься, девочка». В общем, здравствуй, геморрой…, а у нас тут пир горой. Во рту вкус шоколада (роженице давали малюсенький кусочек и себе, любимой, большой)… ВТОРОЙ ЩЕНОК!
13:15. Вторая девочка, вес 620 граммов, тоже темная. А первая песни поет…, из таза, где грелка, уползла, опять к титьке приложили… Все руки истоптала, смешная…, поет…, Алла Пугачева! Второй послед разорвался внутри. И не вышел.
Кровищи сколько… Воды… Повезло, что на форуме надоумили застелить пол в загоне клеенкой. Мы бы уже плавали. И. полотенца бумажные Дима вовремя привез — уже вторая упаковка в дело пошла. А первая партия пеленок в ванне полощется. Я говорила, что отключили горючую воду? Прямо под роды подгадали.
У нас две ДЕВОЧКИ, лапочки, певуньи. Поют или ноют? Ольга мне говорит: «Дааааа, Галка, ты, когда сама родишь, так над дитем не сюсюкай…» Но это она так, на нервной почве. Первая — «Алла Пугачева» — скандалит: видимо, наелась, а в тазу лежать не хочет. Пойду, успокою ребенка, а то испищался весь. Щенки — они такие…, такие! Страшненькие, но симпатичные!
Наше почтение… Ничего, что мы тут не полностью одеты? Варя лижет детям попки, на улице солнце и дождик… одновременно. Пахнет летней свежей травой… Благодать!
Ольга не хочет ни фотографировать малышню, ни хвалить их — из суеверия. Но мне разрешила. А сама пошла пеленки полоскать. Всем шлет привет, утирая пот со лба. «Переволновалась я, — говорит. — Боялась, что первая… не выживет. Десять лет жизни потеряла, пока головку ей там переворачивала».
Мастифки с черной маской — как их не хвалить — на мокрых хомяков похожи. С закрытыми глазками. Ухи настоящие, ребрышки, лапки, хвосты — все как у больших. Варя слушает, как я печатаю, такое впечатление, что по звуку старается определить содержание. Чтобы, значит, не написала я какой галиматьи. Всем пожелала спокойной ночи и захрапела. Крепкие у нее нервы.
Девчонки сосут. Алла Пугачева, она же Оля, в честь крестной, все не может наесться… Лопнет скоро, а чуть тронешь ее — ворчит… сурово так. Вторая — не назвать ли ее Варя? («Такая же, как мама, — телится, телится»), сосок все время теряет. Вроде подсунешь ей, пока держишь — сосет, руку убрала — тут же потеряла, тычется, ищет. Мне хочется ее назвать ее Сафи. Она такая славная, вторая, интеллигентная, милая, робкая, симпатичная, уступчивая, но твердая. Еще мне надо двух девчонок (Аллегру и Сумерки), а лучше трех (Татьяна, в вашу честь!) и парня (Димыча). Димыч, выходи! «Мужики не танцуют, они работают!»
Ольга (от нервов, наверное) зачем-то рассказывает мне сюжеты из передачи «В мире животных» — о том, что материнство — это нечто особенное! И для иллюстрации берет Аллу-Олю в руки («Какой у нас животик, давай, девочка, надо от какашек избавляться, покажи нам, какая ты умница…»), Варик тут же вскидывается и тревожно смотрит: КУУУДА моего щенка забрали? Щенка подкладывают обратно, и дите тут же принимается чмокать молоко.
Щенки крупные, если у Вари внутри такие же, то там от силы еще два. Но у нас, похоже, перерыв-перекур. Н-да… Но одна бы я не справилась…, хотя — черт его знает.
14.23. Парень! Дима! В белых носочках! Варя на балкон вышла покемарить, пригрелась… и родила. Я в последний момент узрела, что она тужится. Там роды и произошли. На коврике на балконе, под солнышком. Варя сразу принялась вылизывать новое дитя, а Димыч (достоинство та-аакое…, не спутаешь!) сразу к титьке — присосался. Девицы в тазу кантуются, бузят, поют. Оля Стоцкая (бывшая А. Пугачева) и Сафи.
Ну вот, вылезли из таза. Теперь все трое сосут. Димыч, как джентльмен, девиц вперед пропустил, но и сам тоже не робкий. Сразу лапами начал шарашить, каратист-сурдопереводчик! В самый-то момент сказал мне, принимающей роды: «МЯУ!» и быстро вышел, я даже испугаться не успела. Правда! Он сказал: «МЯУ!»
Цвет у них всех одинаковый: темный. Когда они обсохнут, будет видно, тигровый окрас или нет, а так — кто знает… Ольга думает, что щенки будут, скорей всего, ярко-рыжими. Пахнут они водой… и здоровой собакой.
Димыч весит 800 граммов! Оля говорит: «Ляжки, как у коня…» А по мне — так сурки мокрые, все друг на друга похожие. Хотя вторая — Сафи — сама нежность. Такая маленькая на фоне двух коней — первой, Стоцкой, и Димыча — беззащитная. Девицы перемещаются из таза к соскам и обратно, а Димыч ест не переставая, всех оттолкнул и ест. Молодец! Уважаю.
Пока затишье. Я полощу пеленки с каплей отбеливателя, Оля дует кофе, Варик дремлет, Димыч сосет, девчонки пищат… Лежат в тазу на пеленке и грелке и, как бы это сказать, мычат, ворчат, пищат, но на слух приятно. Шубки у них — натуральная цигейка, мягонькая, стриженая, бархатная на ощупь, серо-темная. Может, будут тигровыми (дедушка тигровый), может, рыжими. Да какая разница!
Вот какое оно — счастье: чай с молоком, который хлебает собака, джин на дне прозрачного широкого стакана, жаркое солнце на балконе, три мягких колбаски у сосков большой собаки… Спасибо тебе, Господи!
Мы к четвертому готовимся… чш-ш… Все приготовились… Варик спит, хотя там точно — один хотя бы есть! Оля Варю уговаривает… Пеленки выполосканы и сушатся на солнышке. Как люди зимой рожают? Сижу в обнимку с тазом…, там мелкие… пищат…, тычутся мне под мышку…, легли друг на друга и утихли… Ой! Палец мой сосут! Хоть и беззубые челюсти, но сильные.
Варик устала…, я переключилась с джина на кофе. Оля уговаривает Варю: «Ну подыши хоть для приличия». Варя на роды положила с большим ошейником.
Ребенки, знаете, на кого похожи? Есть такие автомобильные собачки-бульдожки, едешь, а они башкой кивают — тынц, тынц. Одно лицо! Вернее уже три лица. И размерчик тот же: на одной ладони моей не помещаются, но в «ковшике» двух ладоней — вполне. С характерами. Забыла сказать, что Димыч с последом родился, Варя послед съела, пуповину сама перегрызла, умничка… В итоге имеем один не вышедший послед и не желающую больше рожать мамашу. Ольга отправляет меня в аптеку за одноразовыми перчатками. Будет стимулировать. Звонил наш «свекор». Счастлив безмерно!
Мы с Варей прогулялись, потом пешком поднялись по лестнице, еще походили по квартире… Ходит — вроде пыхтит, ложится, тужится, но пока безрезультатно.
Перерыв у нас, получается большой… Третьего родили в половину третьего, а сейчас — шесть. Пять с половиной часов уже рожаем. Детишки сосут, смешные такие… Варвара устала, но тужится исправно, следующий щенок «продвигается к выходу», но так медленно, что, боюсь, мы раньше состаримся, чем дождемся!
А может, это послед? Тот мешочек, в котором щенятки были?
Ольга — рука в перчатке — в петле опять почти по локоть… Варя тужится. «Ммммммммммолодеееец, Вааааааречка, дддддддддддавай, ай хххххххорошоооооооооооо, умммммммница, ттт1тгттттужься, сооооолнышко…» И обе дышим…, и напрягаем животы (непроизвольно). Варя дышит и тужится тоже. И когда уже «вот-вот», вдруг ослабевает… Задышала сильнее!
Уже родившаяся мелочь наелась и дрыхнет на грелке…
Оп-ля! Пацан. Рожали 50 минут!
Весу 850 граммов, без последа. Живой. Конечно, живой!
В отличие от нас… Мы с Ольгой просто отвалились, когда приложили щенка к титьке. Руки трясутся, ноги трясутся, все в крови, да ерунда! Уффффффффф… Спасибо всем, кто с нами. Теперь я знаю, что такое ТУЖЬСЯ, СУКА!
И нет такого смайла, который можно было бы поставить. Прядь со лба, потную футболку в шерсти — в корзину, дыхание сбивчивое…
Выдохнула-вдохнула, устала я, ребята, за последние роды.
Потерпевшая спит с олимпийским спокойствием (между нами говоря, с ним она и провела почти все роды). Детишки спят в тазу, у грелки, обернутой в пеленку.
Букву пока не знаю, а дома буду звать, как хочу. Я же не зову Варишну — «Овенсис», хотя это ее имя. Именно «Овенсис», ошибки нет. Это Тойота Авенсис пишется с «а», а у Варвары кличка на «о».
… О чем я? Заговариваюсь уже. Оля уехала домой, а мы (я) тупо сидим и ждем последы. И на всякий случай бдим. Я. Одна, остальные спят. Хотя очень хочется залезть в горячую ванну, однако горячей воды все равно нет. Дети проснулись и кушаютЪ.
Что же они пищат-то? И сытые, и в тепле… Наверное, не знают команды «ИДИ СПАТЬ»? А вот Варя знает.
Мы с Варишной спать пошли. Я на койку, а она с дитями у грудей. Укрыла их, пузы погладила, веревочки поправила…, ну, с Богом. Ребята, спасибо еще раз огромное тем, кто был с нами. В «прямом эфире» на форуме с нами рожали и в Финляндии, и в Канаде, и в Австрии, и в Германии, и в Израиле, и в Болгарии, и в Москве, Питере и еще в восемнадцати городах! Форум-сила, спасибо, Интернет!


Щенки — они такие…, такие!
Страшненькие, но симпатичные!

… Только зачем же ждать до утра? 02.35. Мальчик. Вес 700 граммов.
Угу. Пятый.
Отдыхать.
 
 
 

Вас заинтересуют так же следующие новости

Добавить свой комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  • Яндекс.Метрика