Теория дрессировки и ее предмет часть 2

Часть 2. Теория дрессировки и ее предмет

Часть I

Существующая отечественная литература по воспитанию и дрессировке собак традиционно, начиная с В.В. Языкова («Курс теории дрессировки собак». Л.; Госиздат, 1928), основывается на результатах школы физиологии высшей нервной деятельности И.П. Павлова, не претерпев с течением времени каких-либо принципиальных изменений, по сути дела, игнорируя современное состояние наук, изучающих поведение и научение животных. Но, как пишет известный английский ученый С. Роуз («Устройство памяти». М., Мир, 1995), «Может показаться странным, что знание об окружающем мире устаревает. Но это случается…»
Сложившаяся ситуация определяется несколькими причинами. Прежде всего, простотой механистического детерминизма в поведении, который обещает классический условный рефлекс. Кроме того, школа физиологии высшей нервной деятельности, являясь отечественной школой, оказалась наиболее доступной в качестве источника теоретических и методических оснований дрессировки. Но это не главные причины. Современниками И.П. Павлова были и не менее крупные отечественные ученые, имеющие несколько иные взгляды на поведение и научение, однако, оказавшиеся неизвестными авторам книг по воспитанию и дрессировке собак. Главной причиной диктата физиологии высшей нервной деятельности являются исторические условия развития нашей страны.
Благодаря художественной литературе, многие знают, что с 31 июля по 7 августа 1948 года проходила печально известная сессия ВАСХНИЛ, на которой победил Т. Лысенко и «мичуринское направление» в биологии. Это не было началом геноцида талантливых генетиков и биологов нашей страны, он начался гораздо раньше, сессия подтвердила участие правительства в этом акте. И, конечно, И.В. Мичурин никакого отношения не имел к «расстрелу» науки, как не имел отношения И.П. Павлов к «павловской сессии», которая сделала его учение единственно правильным и верным для Советского Союза. Объединенная научная сессия АН СССР и АМН СССР 1950 г была посвящена проблемам физиологического учения И.П. Павлова и поэтому получила название «павловской». На ней было констатировано отставание в развитии учения И.П. Павлова. Такие крупные ученые, как Л.А. Орбели, И.С. Бериташвили, Л.С. Штерн, П.К. Анохин, А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, А.Р. Лурия, Л.С. Выготский, Н.А. Бернштейн, были объявлены врагами «павловского» учения и преданны анафеме. В решении «павловской» сессии было записано об обязательном внесении в программы всех образовательных учреждений страны учения И.П.Павлова.
Сессия послужила призывом к борьбе с инакомыслием. Во многих медицинских институтах проходили собрания, которые обычно заканчивались суровым решением для ученого, не цитировавшего И.П. Павлова. Спасались только те, кто мог доказать свою преданность учению И.П. Павлова и своевременно покаяться. Тогда приговор мог быть смягчен («Медицинские мифы». Ю.А. Грицман, М., Знание,1993).
П.К. Анохина, например, обвинили в том, что он пытался «поправить классическое учение Павлова теоретическими измышлениями зарубежных ученых» и утверждал, «что за все 14 лет после Павлова в его школе, исключая работы по интерорецептивным рефлексам академика Быкова, никакого движения вперед и вглубь не было». В результате П.К. Анохин был снят с поста директора института, руководителя кафедры и в течение ряда лет не имел даже лаборатории. Н.А. Бернштейн был объявлен космополитом в физкультуре. Что касается И.С. Бериташвили, то после сессии в 1951 г на заседании Павловского совета было организовано публичное осуждение его концепции, на котором было сказано, что И.С. Бериташвили «ушел в болото идеализма», «его деятельность наносит вред советской науке» и так далее. После чего И.С. Бериташвили сняли с поста директора института. И вплоть до середины 60-х годов практически каждое научное сообщение — статья или доклад — в обязательном порядке должны были упоминать о «единственно верном научном направлении материалистической науки» в области физиологии — павловском учении. Этой участи не избежала и литература по дрессировке собак. Так, например, в книге «Дрессировка служебных собак» (В. Бочаров и А. Орлов. М., ДОСААФ, 1957) написано: «Только исследования Павлова, его учеников и последователей позволили дать единственно правильное материалистическое объяснение поведения собаки и других животных. Это значительно облегчило дрессировку». Таким образом, психология и её младшая сестра зоопсихология были надолго заменены физиологией высшей нервной деятельности («Основы этологии и генетики поведения» З.А. Зорина, И.И. Полетаева, Ж.И. Резникова. МГУ, 1999; «Психофизиология». Т.М. Марютина, О.Ю. Ермолаев м., ЮРАО, 1998), а это далеко не одно и тоже.

И только Перестройка, сломавшая многие канонизированные установки, позволила шире взглянуть на проблему поведения и его формирование. В 1989 году вышел первый учебник, рассматривающий в качестве организующих факторов поведения не только классический условный рефлекс (Н.Н. Данилова, А.Л. Крылова «Физиология высшей нервной деятельности», М., МГУ, 1989), а в 1991 году — второй (А.С. Батуев «Высшая нервная деятельность», М., Высшая школа, 1991). В это же время выходит и первая книга о дрессировке, предлагающая иной, не только классический условно-рефлекторный подход к дрессировке («О чем лают собаки», М., Патриот, 1991). Издаются переводы зарубежной литературы, описывающие иные формы научения в качестве дрессировки (Дж. Вулхард, М. Бартлетт «Что должны знать все хорошие собаки». М.,Око,1994; К. Прайор «Не рычите на собаку» М., Селена, 1995). Появляются нововведения и в традиционной отечественной литературе. Например, в сборнике «Всё о собаке»(под общей редакцией В.Н. Зубко М., Эра, 1992) раздел о теоретических основаниях дрессировки назван уже как «Психофизиологические основы поведения и дрессировки собак», тогда как ранее назывался «Физиологические основы поведения и дрессировки собак» («Служебное собаководство». М., ДОСААФ, 1987). Но несмотря на то, что в главе этого же сборника «Исследование поведения собак и его наследование», написанной Е.Н. Мычко утверждается, что «Собака не является простеньким механизмом, управлять которым можно, нажимая на кнопочки поощрения и наказания», содержание главы о теории дрессировки не изменилось.
Следует подчеркнуть, что классический условный рефлекс не исчерпывает всей проблемы воспитания и дрессировки. На современном этапе развития психологии («Что такое психология» в 2-х т. Ж. Годфруа. М., Мир, 1992) можно выделить три категории научения, различающиеся по степени участия в них организма как целого. Речь идет о выработке 1) реактивного поведения, 2) оперантного поведения и 3) такого поведения, которое требует участия мыслительных процессов в обработке информации (когнитивное научение).
Когда создаются новые формы реактивного поведения, организм пассивно реагирует на какие-то внешние факторы, и в нервной системе как бы незаметно и более или менее непроизвольно возникают изменения нейронных цепей и формируются новые следы памяти. К таким типам научения относятся следующие (перечислены в порядке усложнения): привыкание и сенсибилизация, импринтинг и условные рефлексы.
Оперантное поведение — это действия, для выработки которых нужно, чтобы организм активно «экспериментировал» с окружающей средой и таким образом устанавливал связи между различными ситуациями. Такие формы поведения возникают при научении путем проб и ошибок, методом формирования реакций и путем наблюдения.
К третьей группе относятся формы поведения, обусловленные когнитивным научением. Здесь речь уже идет не о просто ассоциативной связи между какими-то двумя ситуациями, а об оценке данной ситуации с учетом прошлого опыта и возможных её последствий. К такому типу научения можно отнести латентное научение, выработку психомоторных навыков, инсайт и, в особенности, научение путем рассуждений.
Таким образом, по современным понятиям классический условный рефлекс относится к элементарным формам научения. Тем более, что, по словам Э.А. Асратяна («Рефлекторная теория высшей нервной деятельности». М., Наука, 1983), одного из крупнейших представителей школы высшей нервной деятельности, классический условный рефлекс представляет собой совокупность двух безусловных рефлексов.

В своих исследованиях И.П. Павлов применил так называемый метод редукционизма — разложение сложного на его элементарные части и изучение основных закономерностей этого элементарного. И это ему удалось. И.П. Павлов рассматривал рефлекс как элементарную единицу, своеобразный атом, поведения. Проблемы начались тогда, когда последователи стали из свойств и закономерностей элементарного выводить свойства целого. А, как известно, свойства целого не сводимы к свойствам его составляющих, хотя и определяются ими. Например, головной мозг по своим свойствам — это совсем не нейрон, из множества которых, однако, он состоит. То есть, хотя классический условный рефлекс и является составляющей поведения, но поведение не исчерпывается классическим условным рефлексом.
Результаты, достигнутые к настоящему времени — психологией, зоопсихологией, этологией, бихевиоризмом, психофизиологией, нейропсихологией, генетикой поведения — науками, изучающими поведение, заставляют по новому взглянуть на процесс воспитания и дрессировки собак, начиная с определения этих понятий.

* * *
Прямым следствием «физиологических основ дрессировки» явилось её определение как «выработка у собаки стойких условных рефлексов на выполнение определенных действий по сигналам дрессировщика» (В. Бочаров и А. Орлов. «Дрессировка служебных собак». М., ДОСААФ, 1957). Но как упоминалось выше, классический условный рефлекс является лишь воспроизведением при определенных условиях какого-либо безусловного рефлекса, т. е. элементарной наследуемой реакции организма. И, несмотря на то, что при дрессировке происходит образование и классических условных рефлексов, основную часть дрессировочного процесса составляет выработка довольно сложных форм поведения.
Ф.С. Арасланов называет дрессировкой «процесс выработки у собаки комплекса условных рефлексов (навыков), необходимых для управления её поведением», конкретизируя, что «в процессе дрессировки одновременно с выработкой у собаки нужных условных рефлексов осуществляется погашение (торможение) имеющихся у неё вредных для службы привычек» (Ф.С. Арасланов. «Общая дрессировка собак (в помощь начинающим дрессировщикам)» в сборнике «Клуб служебного собаководства», вып. 1982, М., ДОСААФ, 1982; то же в сборнике «Советы собаководу», М., Патриот, 1992).
Данное определение постулирует: первое — «комплекса условных рефлексов» и навыка, и второе — дрессировка заключается в процессе выработки у собаки навыков. Но, как известно, «в классических условных рефлексах И.П. Павлова ответная реакция повторяет, воспроизводит безусловную реакцию, вызываемую безусловным подкреплением» («Психологический словарь», М., Педагогика-Пресс, 1996), и не больше, в то время как основная часть навыков, формируемых при дрессировке, представляет собой сложные по структуре и организации движения, строящиеся, кстати, не по принципу условнорефлекторной дуги. Построение произвольных движений и формируемых на их основе навыков детально разработал Н.А. Бернштейн. За свою работу, изложенную в книге «О построении движений», изданной еще в 1947 г, Н.А. Бернштейн, был удостоен государственной премии (Ю.Б. Гиппенрейтер, «Введение в общую психологию». М., ЧеРо, 1996; Н.А. Бернштейн, «Биомеханика и физиология движений», М. — Воронеж, 1997).
Но и выработка навыков во время дрессировки, образно говоря, представляет лишь вершину айсберга, основная масса которого состоит из знаний и умений, которые, сознательно или бессознательно, формируются в процессе обучения. Вводя понятие о торможении «вредных привычек», Ф.С. Арасланов уже вкладывает в дрессировку смысл коррекции поведения, хотя коррекция, как известно не ограничивается только торможением нежелательного поведения.
По определению М.М. Укроженко например, в сборниках «Основы служебного собаководства» (М., ДОСААФ, 1975) и «Служебное собаководство» (М., ДОСААФ, 1987) — «Дрессировка — это выработка у животных навыков (привычек), необходимых для управления их поведением и использование на какой-либо работе». И хотя М.М. Укроженко не использует в данном определении понятия классического условного рефлекса, однако, под навыком он подразумевает «сложный набор последовательных действий (положительных и тормозных рефлексов)». Позже (гл. «Психофизиологические основы поведения и дрессировки собак», в сборнике «Все о собаке» под общ. ред. В.Н. Зубко, М., Эра, 1992), М.М. Укроженко дает следующее определение: «Дрессировка — это методическое, последовательное, направленное воздействие на собаку для выработки и закрепления у неё определенных условных рефлексов и навыков (привычек), необходимых для управления её поведением и применения её на какой-либо работе». С одной стороны, данное определение уже разделяет понятия классического условного рефлекса и навыка, но, с другой стороны, оставляет равенство навыка и привычки. Под привычкой в психологии понимают «автоматизированное действие, выполнение которого в определенных условиях стало потребностью… С формированием привычки связано смещение мотива действия» («Психологический словарь», М., Педагогика — Пресс, 1996), в то время как причина и цель навыка лежат вне него. Двигательный навык — это «приобретенное в результате обучения и повторения умение решать задачу…» («Психологический словарь», М., Педагогика — Пресс, 1996). Во время дрессировки не исключается образование и привычек, но их доля в поведенческом репертуаре чрезвычайно невелика.

Подавляющее большинство дрессировщиков считают основным содержанием процесса дрессировки выработку навыков. Так, например, говоря о дрессировке, Н.Д. Криволапчук («О чем думают собаки…», С. — Пб., 1999) пишет так: «… Несмотря на то, что этим словом мы привыкли называть любую работу с собакой, выработка определенных навыков (это, собственно, и есть дрессировка) необходима и для повседневной жизни и для какой угодно деятельности». В некотором противоречии данного подхода уже чувствуется, как содержанию тесно в своем определении, что и пытается преодолевать В. Гусев, давая следующую трактовку: «Обучение и дрессировка собаки обеспечивают выработку у неё навыков и поведения в целом, которые обеспечат удобство её содержания в повседневной жизни и возможность успешного использования на охоте или иной службе» (В. Гусев, «Щенок в вашем доме», М., «Прометей» МГПИ им. В.И. Ленина, 1989). Несмотря на то, что в литературе, посвященной дрессировке, понятия «обучение» и «поведение» встречаются часто, В. Гусев впервые вводил их в определение, хотя и отделяет обучение от дрессировки, а навык от поведения. Что, однако, не совсем правомочно, так как во время дрессировки дрессировщик обучает животное и является инициатором обучения, а животное, в это время, кстати, научается. А навык является составленной частью поведения.
Определение понятия через обучение продолжает В.С. Лобачев, трактуя дрессировку следующим образом (В.С. Лобачев, «Словарь собаковода», М., 1996): «Дрессировка — домашнее, на площадке или в поле обучение собаки с целью наилучшего развития природных и породных её качеств, выполнения приказов и заданий хозяина для подготовки к определенному роду деятельности, достижения послушания и вежливости или злобы… Цель дрессировки — выработка определенных условных рефлексов и навыков.» Однако, несмотря на модификацию определения, содержание, как видно, не изменяется.
Все чаще дрессировку начинают определять как модификацию поведения: «Отдрессировать собаку — значит сформировать её поведение в направлении, выгодном для человека, выработать навыки, необходимые для того или иного вида работы, службы собаки» (В.А. Калинин, Т.М. Иванова, Л.В. Морозова, «Отечественные породы служебных собак азиатского происхождения», М., Патриот, 1992); «… дрессировка — это моделирование поведения животного в соответствии с определенными целями. Моделируя поведение, дрессировщик подкрепляет необходимые действия своей собаки» (В.Л. Новиков, «Боксер», М., 1997); «Дрессировка — это формирование активности животного таким образом, чтобы его поведение соответствовало требованиям дрессировщика. Дрессировщик помогает животному усвоить задачу, которая обычно включает понимание связи между целью и поведением, необходимым для её достижения. Процесс дрессировки следует понимать как партнерство, товарищество.» («Руководство по обращению с лабораторными животными и их дрессировке» в журнале «Лабораторные животные», т.3, № 3, 1993, Рига, Латвия).
Наиболее тщательно и полно понятие дрессировки, хотя и с некоторыми противоречиями, анализируется В.С. Варлаковым и И.И. Затевахиным (В.С. Варлаков, И.И. Затевахин, «Системные принципы дрессировки» в сборнике «О чем лают собаки», М., Патриот, 1991). Прежде всего, они справедливо определяют сходство и отличие обучения и дрессировки: «Обучение (дрессировка) практически ничем не отличается от процессов обучения животных в естественной среде обитания. Единственное различие заключается в том, что в процессе формирования навыков в естественной среде обитания преграды на пути достижения животным конечного приспособительного результата ставит сама природа, то есть окружающая среда. В случае же целенаправленного обучения (дрессировки) преграды на пути достижения животным конечного приспособительного результата ставит человек». Однако, не совсем понятно, почему дрессировка «целенаправленное обучение», если в естественной среде обитания поведение и научение тоже имеют цели — удовлетворение личных потребностей.
Авторы расширяют содержание дрессировки, определяя её цели и задачи следующим образом: «…глобальной» задачей дрессировки является правильное формирование места собаки в семье владельца (её социальной ниши) и, в последующем, тех ролевых функций, которые определит для неё дрессировщик. На конечном этапе дрессировки выполнение собакой тех или иных функций не должно выходить за установленные владельцем рамки… Основной задачей дрессировщика является формирование определенных желательных и устранение нежелательных форм поведения собаки, закрепление желательных форм поведения в виде навыков, создание четких границ ролевых функций собаки в семье по отношению к дрессировщику и дрессировочному процессу». То есть, по мнению авторов, содержание дрессировки представляет собой процесс формирования поведения в самом широком смысле этого слова — от установления социальных норм поведения до выработки желательных и устранения нежелательных форм поведения собаки.
Однако, если в начале этой статьи, авторы употребляли понятие «обучение» и «дрессировка» как синонимы, то в дальнейшем они разделяют эти процессы, сводя дрессировку по своему содержанию до тренировки: «…обучение — это процесс направленного формирования у собаки того или иного навыка, в процессе реализации которого, прежде чем достигнуть приспособительного результата и получить подкрепление, она совершает определенную работу… Дрессировка — закрепление навыка до такой степени, когда он воспроизводится собакой не только, когда этого требует удовлетворение той или иной потребности, но по команде и в любой обстановке, даже если это угрожает жизни».
Формально же дрессировка определяется следующим образом: «Дрессировать — приучать (животных) к выполнению каких-либо действий» (С.И. Ожегов, «Словарь русского языка», М., Русский язык, 1988); или: «Дрессировать — приучать (животных) к выполнению определенных действий» (Краткий словарь иностранных слов, М., Русский язык, 1987).

* * *
Что бы мы ни делали, мы занимаемся поведением, потому что поведение представляет собой «извне наблюдаемую двигательную активность живых существ, включающую моменты неподвижности, исполнительное звено высшего уровня взаимодействия целостного организма с окружающей средой» («Психологический словарь» под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М., Педагогика — Пресс, 1996).
Единица поведения называется поведенческим актом. Несмотря на то, что поведенческий акт элементарен по отношению к поведению, он представляет собой довольно сложное явление. По Л.В. Крушинскому поведенческий акт строится на основе трех составляющих: наследуемых (инстинктивных) элементов поведения, поведения, приобретенного в результате научения (опыта), и когнитивных (интеллектуальных) элементов поведения. В зависимости от сложности поведенческого акта долевое участие в нем его элементов бывает различным.
Функционально поведенческий акт заключается в удовлетворении потребности и разграничивается фактом возникновения и удовлетворения её. Потребность и её производная — мотивация являются причинами поведения.
Потребности заложены генетически, и, согласно, П.В.Симонову (П.В. Симонов, «Мотивированный мозг», М., Наука, 1987), их можно разделить на витальные (потребности жизнеобеспечения), зоосоциальные потребности и потребности саморазвития. К каждой потребности прилагается наследуемая генетически программа её удовлетворения — то, что мы и называем инстинктивным поведением.
Генетически наследуемые программы удовлетворения потребностей представляют тот минимум, с которым рождается животное. В процессе жизнедеятельности инстинктивное поведение изменяется — модифицируется в соответствии с конкретными условиями окружающей среды, в рамках которой происходит удовлетворение потребностей. То есть происходит накопление опыта — научение.
В накоплении опыта эффективного поведения животные активно применяют свои интеллектуальные возможности, что наиболее ярко проявляются в нестандартных (не предусмотренных генетически) ситуациях удовлетворения потребностей. Информация о решении задачи по удовлетворению потребности (условия, способы и действия) сохраняется в памяти и используется животным по мере необходимости для построения поведения в виде знаний, умений и навыков. Знания могут существовать в виде информации (например, знания, о каком-либо объекте) или в виде алгоритма какого-либо действия. Оба вида знания активно используются в структуре поведенческого акта, вероятно именно так как представлял себе это П.К. Анохин («Функциональные системы организма», под ред. К.В. Судакова, М., Медицина, 1987; «Системные аспекты психической деятельности», под ред. К.В. Судакова, М., Эдиториал, 1999). Если сформированный поведенческий акт, например, какое-либо действие, оказался эффективным, он повторяется в поведенческом репертуаре и приобретает свойства умения. А если, в силу каких-либо причин, для удовлетворения данной потребности наиболее подходящим из умений оказывается лишь одно, оно, повторяясь чаще других (т. е. тренируясь), приобретает свойства навыка.
Научение является частью поведения. На современном этапе под научением у животных понимается приобретение и накопление в течение их жизни определенного опыта, совершенствование и видоизменение врожденной (инстинктивной) основы психической деятельности в соответствии с конкретными условиями («Психологический словарь», под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова, М., Педагогика — Пресс, 1996; «Краткий психологический словарь», под общей ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского, Ростов-на-Дону, Феникс, 1998). Научение может осуществляться по-разному, в связи, с чем выделяют несколько способов приобретения опыта — форм научения.
В настоящее время различают следующие формы научения: негативное научение (привыкание), имитационное научение (подражание), латентное научение, импринтинг (запечатление), образование классических условных рефлексов, образование инструментальных условных рефлексов, научение по типу доминанты и когнитивные формы научения, основанные на интеллектуальных возможностях животных.
На самом деле, дрессировка собак не только основывается на их способности к научению, но и является научением. Потому что в результате дрессировки происходит то самое «приобретение и накопление… определенного опыта, совершенствование и видоизменение врожденной (инстинктивной) основы психической деятельности…». То есть дрессировка как научение подчиняется существующим объективно законам научения, которыми животные пользовались ещё задолго до возникновения человека разумного. И дрессировкой научение становится только в результате активного участия в нем человека. Человек как дрессировщик контролирует внешние условия процесса научения, определяет цель и задачи научения и в соответствии с этим организует процесс их осуществления, выбирая соответствующие методы и способы воздействия на животное. Причем с некоторыми из них животные бы никогда не столкнулись в естественной среде обитания. То есть дрессировка — это, прежде всего деятельность человека.
В процессе дрессировки формируются и знания, и умения, и навыки. Если говорить о навыке, то при своем формировании он обязательно проходит стадию поведенческого акта. И так или иначе, сознательно или бессознательно, Дрессировщик конструирует поведенческий акт, создавая потребность, контролируя обстановочную и пусковую афферентации, создает у собаки акцептор результата действия и обеспечивает подкрепление нужному с его точки зрения действию.
Видоизменяя инстинктивные программы поведения с целью выработки новых форм поведения или с целью удаления мешающих нам форм поведения, мы изменяем, то есть, формируем, сообразно нашим целям и задачам поведенческий репертуар собаки. И учитывая современные понятия о поведении, можно смело сказать, что дрессировка — это формирование поведения. Состав поведенческого репертуара, создаваемого в процессе дрессировки, определяется целью использования собаки: собака — компаньон, собака — поводырь, пастушья собака, охотничья собака, собака для занятия спортом, собака для выступления в цирке, собака для охраны и защиты, для поиска взрывчатых и наркотических веществ и т. п.

Принимая во внимание определяющую роль человека в дрессировочном процессе, следует подчеркнуть, что ДРЕССИРОВКА — ЭТО РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА ПО ФОРМИРОВАНИЮ У ЖИВОТНЫХ (в том числе у собак) НЕОБХОДИМОГО В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИЛИ ИНЫХ ЦЕЛЯХ ПОВЕДЕНИЯ.
Вряд ли оправдано обозначать в определении механизм формирования поведенческого репертуара, тем более что осуществляться он может по-разному.
Содержание дрессировки не исчерпывается формированием умений и навыков. Как справедливо подчеркивают В.С. Варлаков и И.И. Затевахин, во время дрессировочного процесса происходит становление и зоосоциальных норм поведения собаки: становление ролевой функции и определение иерархического статуса собаки по отношению к дрессировщику и, при необходимости, к членам его семьи. К этому следует добавить, что во время дрессировки происходит ВЗАИМНОЕ становление ролевых функций человека и собаки в осуществлении совместной деятельности, и формируются зоосоциальные нормы поведения в самом широком смысле этого слова: манера поведения в семье-стае (например, способ разрешения конфликтов), отношение к «своим» и к «другим», отношение к «своим» и к «чужим» детям и манера поведения с ними и т. п. И что очень важно — у собаки формируются нормы сотрудничества в осуществлении совместной деятельности с человеком, так как нормы кооперативного взаимодействия с представителем чужого вида вряд ли представлены исчерпывающе в генотипе собаки. И необходимо подчеркнуть, что формирование зоосоциальных или социальных (?) взаимоотношений человека и собаки являются важнейшими при дрессировке, так как именно в этой среде осуществляется сотрудничество: происходит реализация знаний, умений и навыков собаки при достижении общих целей. Кажется, что эффективность действия собаки зависит именно от уровня взаимоотношений её с человеком.
Таким образом, ВО ВРЕМЯ ДРЕССИРОВКИ ПРОИСХОДИТ СТАНОВЛЕНИЕ ЗООСОЦИАЛЬНЫХ НОРМ ПОВЕДЕНИЯ, НАКОПЛЕНИЕ ЗНАНИЙ, ФОРМИРОВАНИЕ УМЕНИЙ И НАВЫКОВ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ ЭФФЕКТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОБАКИ, что и составляет содержание дрессировки.
Как всякая деятельность человека, дрессировка имеет свои теоретические и практические основания (теория и техника дрессировки), которые должны реализоваться в методах, способах и методике дрессировки.
Учитывая вышесказанное, предметом теории дрессировки должны быть поведение и научение животных, а именно законы, причины, механизмы и условия формирования поведения, приобретения индивидуального опыта: знаний, умений и навыков. То есть теория дрессировки должна рассматривать данные целого комплекса наук, уже упомянутых выше, и разных психологических и зоопсихологических школ, не обедняя себя рамками «физиологических основ».
Практические основания дрессировки составляет техника дрессировки, то есть способы и приемы воздействия на животных с целью воспроизведения и закрепления той или иной реакции.
Дрессировка как научение происходит во времени и может характеризоваться сменой методов и способов. Организацией и регламентацией процесса дрессировки вообще и в каждом конкретном случае занимается методика дрессировки, которая определяет выбор потребности и мотивации, приемы их формирования, вид и режим подкрепления, продолжительность и периодичность занятий, этапность отработки навыка, организацию тренировочного процесса и так далее.

 

Часть III

 

 

Владимир Васильевич Гриценко
кандидат ветеринарных наук, инструктор по дрессировке, эксперт РКФ
размещено с личного разрешения автора
копирование запрещено

  • Яндекс.Метрика
  • Рейтинг@Mail.ru Цена wolcha.ru
Наименование Количество Цена / 1 шт.
Всего: 0 руб.