Наша восточноевропейская

Количество людей, выросших с мечтой о собственной собаке, причем обязательно овчарке, не поддается исчислению. Целые поколения талантливых советских, а позже российских кинологов состоялись благодаря восточноевропейской овчарке – этому эталону, по которому проверялись профессионализм и опытность собаковода. тем более обидно, что сегодня этот эталон до сих пор находится в группе «непризнанных пород».  

История

Наша восточноевропейская

История происхождения восточноевропейской овчарки (вео) корнями уходит вглубь прошлого столетия. Точкой отсчета являются немецкие овчарки, привезенные в россию в 1904 году. Особенности климатических условий нашей страны повлияли на формирование типа восточноевропейской овчарки, качества которого стойко передавались по наследству. А вот мнение о том, использовались ли в разведении другие породы, существует на уровне споров. Широкое использование в народном хозяйстве сделало «восточника» универсальной породой. Само название родилось в 1948 году, но юридически порода еще не была зарегистрирована. Современный Стандарт был принят лишь в 1976 году. Благополучие и процветание породы продолжалось вплоть до 90-х годов. В выставочных рингах тех лет насчитывалось до 50–70 собак. Самые многочисленные в группах на учебно-дрессировочных площадках и самые активные на соревнованиях по дрессировке. В то время никто даже не предполагал, что «восточники» когда-нибудь попадут в немилость. На состоявшемся в феврале 1989 года пленуме Совета Федерации служебного собаководства решалась судьба породы. Было предложено убрать название, сохранившееся со времен борьбы со всем иностранным, и называться отныне немецкой овчаркой с двумя внутрипородными типами – восточным и западным. Предлагали принять и международный Стандарт, но в этом случае клубы Москвы, Ленинграда и ряда других крупных центров разведения могли остаться и вовсе без собак, так как были бы вынуждены выбраковывать почти все свое поголовье. Но звучали и смелые решения – разделить восточноевропейскую и немецкую овчарку и судить породы по разным Стандартам. Все на свои места расставило время.  

Четвероногие модели

Новая коллекция известного итальянского бренда Trussardi представлена публике необычными моделями. В их качестве выступили грейхаунды, большие английские борзые, что, в общем, символично, ведь именно грейхаунд изображается на логотипе фирмы в течение 40 лет. СТРОЙНЫХ И ПОДТЯНУТЫХ БОРЗЫХ ОБРЯДИЛИ В ПИДЖАКИ И КУРТКИ ИЗ КОЖИ, НА ДРУГИХ ФОТО СОБАКИ ПОЗИРУЮТ, ДЕРЖА В ЛАПАХ КОЖАНЫЕ СУМКИ И ТЕМНЫЕ ОЧКИ. Фотографии выполнил Уильям Вегман, чьи работы с собаками породы веймаранер в шикарных шляпах взяты в разнообразные художественные галереи мира. Как видите, экономия налицо: снимать модель-собаку значительно бюджетнее, и внимание такая реклама, безусловно, привлекает. Описывая породу грейхаунд, трудно обойтись без слова «аристократ», а именно такая ассоциация и требуется итальянскому бренду.

Как зовут Вашу собачку?

Человек c собакой всегда привлекает внимание, а уж если собак несколько, то общения и комментариев не избежать. Как правило, вопросы разнообразием не блещут: «Какая порода?», «Как зовут?» и «Мальчик или девочка?» Вроде бы безобидные, но заданные на протяжении прогулки 150 раз, в конце уже начинают раздражать. Если учесть, что таких прогулок случается по две, а то и по три в день все 365 дней в году, то стандартные ответы на стандартные вопросы владельцу надоедают, и он начинает развлекаться.

«Как зовут Вашу собачку?» – «Тайсон». – «Боксер потому что?» – «Нет, потому что уши откусывает...». «Ой, а это все ваши?» – «Наши».– «А где они все помещаются?» – «В квартире». – «А они, наверно, дерутся у вас?» – «Нет, дерусь я». – «А как вы с ними управляетесь?» – «Пинками». – «А вы их не путаете?» – «Нет, их невозможно перепутать – все суки, все рыжие, на всех красные ошейники» и т.д. Прохожие живо интересуются материальным положением владельцев. Вопрос «Сколько стоит собачка или щенок этой породы?» – один из самых частых. Если собак несколько, обязательно спрашивают, дорого ли их содержать. Подвыпивший мужик долго гнался за мной с вопросом: «Слышь, ты, а скока денег на них тратишь? Не, ну ты чё, жалко ответить, что ли?» Наверно, хотел помочь материально, а я ушла в голубую даль... «Кусается?» – этот вопрос часто задают, уже протянув руку, чтобы погладить собаку. «А вот сейчас и узнаем». – Вопрошающий моментально испаряется. Прохожие и мысли не допускают, что собаку можно завести совсем не для охраны. «Они вас охраняют?» – «Нет». – «На фига тогда нужны?» – «Я работаю у них охранником».– «Ну и дура».

Закусочная на колесах для собак

В Чехии начала свою работу первая передвижная закусочная, клиентами которой станут собаки.
ПСАМ-ГУРМАНАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ ПОПРОБОВАТЬ КУРИНОЕ МЯСО С ПРИПРАВАМИ, МЯСО ЯГНЕНКА, А ТАКЖЕ ЛОСОСЯ С КАРТОФЕЛЕМ. ДЛЯ ТЕХ СОБАК,КТО ПРИВЫК ПИТАТЬСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СОБАЧЬИМ КОРМОМ, В МЕНЮ БУДУТ ПРЕДСТАВЛЕНЫ НЕСКОЛЬКО ВАРИАНТОВ ДОРОГИХ
КОРМОВ – ПРЕМИУМ-И СУПЕРПРЕМИУМ- КЛАССА.
Передвижная закусочная, или мини-ресторанчик, будет путешествовать по разным уголкам Чехии, предлагая свое деликатесное меню в местах скопления собак вместе с хозяевами.
Чтобы облегчить непростой выбор блюд, клиентам предлагают бесплатно продегустировать все варианты. Перспективными для проведения дегустаций станут собачьи выставки или места выгула четвероногих друзей.

Ухищренный след

Бывают ли следы на границе? Конечно. Прошел зверь, например. Дикие звери не признают государственных размежеваний и нередко путешествуют в ту или другую сторону. С тех пор как расплодилось много лосей, часто сохатый жалует. Разумеется, особое подозрение вызывает человеческий след, отпечаток ботинка, туфли… Да, да, случается, что и женская туфелька с высоким каблучком ни с того ни с сего объявится! Впрочем, редко. Слишком приметно, опытный нарушитель на это не пойдет.

Все, о чем будет рассказано дальше, произошло в первые послевоенные годы.

… След был обыкновенный — человека. Но вот что странно: очень уж глубоко отпечатался. Кто-то (кто?), вдвое тяжелее обычного, шел, давил землю. И уж совсем удивительно: шел, вроде бы, от нас, за кордон, а пятки вдавлены больше, чем носок, оставили более глубокие ямки. Впрочем, на границе привыкли не удивляться, всякая неожиданность здесь лишь обостряет чувство той удивительной интуиции, сверхдогадливости, которая свойственна людям в зеленых фуражках. След нормального размера, мужской.

Опыт подсказывал пограничникам — дело не чисто. Наверняка нарушитель, перейдя границу под покровом ночи, ушел в глубь нашей территории.

След терялся у дороги.

За ночь по дороге прошли люди, машины — участок шумный, близко населенный пункт.

Неизвестные странички из героической истории Ленинграда

Рассматриваю полустертые листы, сохранившиеся у меня. Подписаны они 12 февраля 1940 года начальником клуба служебного собаководства П. А. Заводчиковым, заместителем начальника Сосновского питомника Н. Д. Войтенко и санинструктором. В них говорится о том, что от меня приняты для передачи в Красную Армию три собаки породы эрдельтерьер — две по связи и одна по санитарной службе. Все три за работу получили оценку «хорошо».

А случилось это так. Когда началась война с белофиннами, П. А. Заводчиков созвал всех собаководов-активистов, имевших хорошо дрессированных собак, и обратился с призывом сдать их в армию. Пример показала пионерка Мила Леоненко. Ее собака по кличке Бэри впоследствии стала знаменитостью. Вслед за девочкой привели своих воспитанников в Сосновский питомник и многие другие собаководы. П. А. Заводчиков предложил мне сдать моего питомца Фрэда, имевшего отличную оценку по санитарной службе. Но Фрэду было уже около девяти лет, и сдать его означало бы просто поставить галочку и погубить собаку, которая уже не могла принести пользу в фронтовых условиях. Начальник клуба согласился с моими доводами, но сказал: «Найдите ему замену. Поезжайте в питомник, там очень много собак, поступивших из других городов. Сидят они на приколе, в помещении места им не хватает. Многие из них не обучены. Выберите себе какую-нибудь и срочно подготовьте. Время не терпит. Я дам распоряжение, чтобы вам выдали собаку по акту».

Я отправилась в Сосновку на следующий день. Был конец декабря, стоял крепкий мороз. Собаки были привязаны к наспех вбитым кольям прямо на улице, так как все вольеры были заняты. Животные дрожали от холода, отказывались от еды в такой непривычной обстановке, скулили. Зрелище было нерадостное. Среди всех этих собак я обнаружила трех эрдельтерьеров — двух кобелей и одну сучку. «Возьмите всех троих, — сказал мне начальник питомника. — Их выбраковали как непригодных к работе. Они здесь только место занимают. Сами видите, без них тесно». — «Почему же их выбраковали? — спросила я. — Ведь они присланы как связисты и санитар». — «Они отказываются от работы, а заниматься с ними некому. Вы эрделистка, вот и заберите их».

Бешеная собака

Третьи сутки ярилась пурга. Она швыряла в замерзшие окна пригоршни сухого снега, подолгу выла в извилинах дымохода.

Аргусу в этом чудилось издевательство и вызов, мышцы напрягались, торчком становились острые уши, стягивало кожу спины, отчего дыбилась черная хребтовая шерсть. Он вскидывал голову, смотрел в сторону печи мрачными темными глазами, обведенными кольцами ярко-рыжей шерсти; бахромчатые губы его приподымались, обнажая влажные изогнутые клыки, в горле начинало клокотать от нарождающегося рычания.

Но в горнице все было обычно: шипела карбидная лампа, синее маленькое пламя освещало кровать — гору подушек, кружевной белый подзор, свисающий до самых половиц.

Хозяин по обыкновению лежал на кровати. Ноги в тускло блестящих сапогах — на постели, в свесившейся руке — сигарета. Рядом с рукой — табуретка. На ней пузатая темная бутылка и стакан.

Тошный запах карбида, табака, винного перегара.

Ценой жизни

Это было в начале первой военной зимы. Четвертый день шел ожесточенный бой. Гитлеровцы упорно пытались выбить наши войска с занимаемых позиций. Каждый день они бросали в атаку десятки танков. А позади танков цепи вражеских солдат.

Наши силы были на исходе. У артиллеристов кончались снаряды. Как воевать против танков?

Под утро я с группой разведчиков пришел на передовую для наблюдения за противником. Место выбрал на стыке двух наших полков. Здесь находились пулеметчики.

По сведениям разведки, фашисты в этот день намерены были предпринять решительный штурм. Они потеряли много танков, но, надо полагать, без танков наступать не собирались, бросят на штурм еще больше машин. В тревоге мы ждали, когда наступит рассвет. Чем мы будем бороться с танками? Подвезли ли ночью снаряды, бутылки с горючей смесью?

На рассвете к нам в окоп заявился пожилой солдат с двумя овчарками, которых держал на поводу. Сняв с плеча тяжелый вещевой мешок, он присел и стал сворачивать цигарку. Одна собака легла у его ног, а другая поднялась на задние лапы и стала смотреть через бруствер.
  • Яндекс.Метрика
  • AQA.ru - Портал аквариумистов. Форумы, фотогалереи, интернет-магазин